11:00 29 декабря 2014 | СНОУБОРД

Алена Заварзина и Вик Уайлд.
Снег, сноуборд и любовь

Алена Заварзина и Вик Уайлд. 
Снег, сноуборд и любовь Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ" 19 февраля. Сочи. Алена ЗАВАРЗИНА завоевывает олимпийскую бронзу, а спустя несколько минут Вик УАЙЛД - золото. Фото REUTERS
Алена Заварзина и Вик Уайлд. Снег, сноуборд и любовь Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
1

Главная "сладкая парочка" Олимпиады в Сочи – бронзовый призер в сноуборде Алена Заварзина и ее муж, двукратный чемпион Вик Уайлд, – о том, каким был 2014 год и как он изменил их жизнь

Алена Заварзина: – Прошлый Новый год мы встречали дома вдвоем. За несколько часов до праздника зашли в ресторан на Цветном бульваре, купили китайской еды на вынос, пришли домой, поели, сделали несколько фотографий и… Легли спать.

Вик Уайлд: – Это был отличный Новый год, да.

А.З.: – На самом деле, я тогда просто очень устала. Как раз в тот день прилетела из Новосибирска, и сил на Новый год не осталось. Да мы никогда и не были привязаны к датам в календаре. Если хотим устроить праздник, то не обязательно дожидаться конкретного числа.

В.У.: – Наша идеальная вечеринка выглядит так: близкие друзья, хорошая атмосфера и какое-нибудь интересное занятие. Но самое главное – это именно окружение. Я не люблю ходить на вечеринки, где куча людей, которых я не знаю.

А.З.: – Именно по этой причине я неловко себя чувствую на показе мод. Меня на них периодически приглашают, я прихожу и понимаю, что совершенно не знаю, кто все эти люди вокруг. Так что, наверное, лучшие вечеринки, на которых мы бывали, – во время этапов Кубка мира по сноуборду. Пусть вокруг тебя и не лучшие друзья, но все – твои знакомые и приятели. Близкий тебе по духу мир.

В.У.: – Кстати, несмотря на то, что мы толком не отметили приход Нового года, свои желания все-таки загадали. Вот попробуйте угадать, что мы ждали от этого года…

А.З.: – Да, все просто: мы оба загадали выиграть олимпийские медали в Сочи. Для меня это вообще стандартное желание. Я выбираю самое значимое событие следующего года и вне зависимости от праздника загадываю – выиграть медаль на этом соревновании. Все остальное у нас, кажется, уже есть.

В.У.: – Это был хороший год. Самый счастливый момент – это первый соревновательный день на Олимпиаде. Алена уже выиграла бронзу, а мне предстояло выступать в “большом” финале. Это значило, что у меня гарантировано будет олимпийская медаль.

А.З.: – Да, именно этот момент стал настоящим счастьем. Когда Вик победил, я побежала к нему. О чем думала, пока бежала? Честно? Думала о том, что должна прибежать к нему первой! Вик только что финишировал и, конечно, не заметил меня, стоящую неподалеку. Когда он соревнуется, то не обращает внимание на то, что происходит вокруг. Видите, он кивает, так что можно написать, что Вик согласился со мной!

В.У.: – Я финишировал там, где стоял мой брат. Его переполняли эмоции, и он долго не выпускал меня из объятий. Мы так стояли, наверное, почти минуту. В конце концов я ему сказал: “Ну все, давай, отпусти меня!” И тогда уже прибежала Алена. Это был хороший забег!

А.З.: – Да, особенно в повторе в режиме слоу-моушен – как его показали в программе у Урганта.

В.У.: – Вообще-то до того как нас пригласили на шоу, я вообще не знал, кто такой Иван Ургант. И, если честно, немного нервничал. Но получилось отлично. Люди, которые делают передачу, – настоящие профессионалы.

А.З.: – Это был самый забавный для нас поход на телевидение. Кажется, всю передачу они сняли за 40 минут, в один заход. И вышла в эфир она в тот же день.

***

А.З.: – На самом деле для меня этот год был далеко не самым веселым. Самое начало было прескверное, я не надеялась на свет в конце тоннеля. В январе я не была уверена в том, что вообще поеду в Сочи. Неважные результаты, боль в спине... А за пару недель до старта сломала руку.

Все эти события загнали меня в психологическую яму, из которой было довольно сложно выбраться. Я расстраивалась из-за всяких мелочей и не могла в полной мере поддерживать своего мужа, который также готовился к Олимпиаде. Готова была расплакаться из-за всякой ерунды. И самое главное – не знала, как вернуть себе прежний уровень катания, который был у меня до травмы, как снова начать побеждать. Плюс сильная простуда, новые ботинки. И все это время я не находила поддержки у своего тренера. Было много недопониманий, “трудностей перевода” – с русского на русский…

В.У.: – Мне было больно на все это смотреть, очень хотелось помочь Алене, поддержать ее… Но однажды, еще до того, как Алена сломала руку, я увидел ее на тренировке. В ней было столько спортивной злости, что я тогда подумал: “У нее все получится”.

Даже когда Алена сломала руку, я все равно верил в то, что она может хорошо выступить в Сочи. Когда приехал к ней в госпиталь и спросил, скоро ли она начнет тренироваться, сказал это скорее как тренер, а не как муж.

А.З.: – После операции и до приезда Вика я успела созвониться с мамой. Она воскликнула: “Спасибо, Господи! Как же я рада, что ты не поедешь на Олимпиаду, хватит с нас этого счастья! Возвращайся домой, я точно не буду любить тебя меньше”. То же говорили и друзья: “Возвращайся, будем смотреть Олимпиаду вместе!” А потом приехал Вик и спросил, когда я вернусь к тренировкам – завтра или послезавтра.

В.У.: – Видимо, у меня просто другой менталитет. Но через два дня Алена была уже на снегу.

А.З.: – Да, слова Вика повлияли. Но это было именно мое решение. Я должна была сама понять, возвращаюсь или нет. И я не собиралась ни на кого перекладывать всю ответственность за это решение.

В.У.: – Так ведь всегда бывает – темнота перед рассветом.

А.З.: – Зато в это четырехлетие проблем с мотивацией у меня точно не будет. В 2011 году меня мотивировал ты, Вик. Я хотела доказать тебе, что чего-то стою. В прошлом году мне хотелось доказать то же самое уже всему миру. Но сейчас, кажется, все мои максималистские мысли по отношению к себе ушли. В моей карьере было все – и взлеты, и падения. И вот, наконец, не хочется никому ничего доказывать, не хочется чувствовать, что я кому-то что-то должна. В этом сезоне буду кататься в свое удовольствие!

В.У.: – Я счастлив, что Алена пришла к такому выводу после всего того, что было в прошлом сезоне. У меня тоже все в порядке с мотивацией. Правда, я хочу не просто кататься в удовольствие, а быть лидером Кубка мира, выигрывать этап за этапом. Моя внутренняя мотивация – выйти на новый уровень.

Прекрасно понимаю, что Олимпиада была самым большим достижением в моей карьере. Даже если, чисто гипотетически, еще два золота и возможны, то они будут выиграны не в России и не перед ликующей публикой, которая поддерживает именно тебя... Всегда надо смотреть вперед, а не зацикливаться на своих прошлых победах. Когда ты заканчиваешь университет, ты тоже можешь быть очень горд за результат, но твоя гордость не поможет тебе найти работу. Так что у меня все в порядке с мотивацией.

А.З.: – Вик хочет выиграть абсолютно все!

В.У.: – Ну да, у меня есть титул олимпийского чемпиона, но нет многих других! И мне действительно нравится сам процесс – тренировки, подготовка, соревнования. Я – спортсмен, а не телезвезда. Мне не так много нужно для счастья. Хорошая еда, место, где можно жить и спать, сноуборд, снег – и я готов! Все просто!

***

А.З.: – Правда, после Олимпиады все было не так просто. Сноубордисты решили отделиться от Федерации горнолыжного спорта и создать свою собственную федерацию, которая занималась бы развитием только одного вида спорта. Из-за этого возникли проблемы с поиском спонсоров и выплатой бонусов.

В.У.: Но в ноябре мы встречались с заместителем министра спорта Юрием Нагорных. И министерство нам помогло урегулировать вопрос с бонусами...

А.З.: – Зато произошедшее только подтвердило: мы правильно сделали, что решили создать свою независимую федерацию сноуборда. Если бы начали подготовку к новому четырехлетию в прежней структуре и дожидались бы выплат бонусных денег, то отделиться впоследствии было бы невероятно сложно. И, если честно, мы не ожидали, что появятся заявления вроде того, что новый президент федерации не отвечает за обещания прежнего президента.

У.В.: – Подобные заявления не очень хорошо характеризуют людей. Уверен, что предыдущий руководитель федерации Светлана Гладышева так бы не поступила.

А.З.: – Если она что-то обещала – она делала.

В.У.: – Но давай больше не будем говорить о неприятных вещах. Лучше расскажем еще об одном прекрасном отрезке этого года. Летом у нас были две недели, которые мы провели на озере Онтарио, недалеко от Торонто. Наши друзья решили отпраздновать свадьбу на острове, который там находится. Кажется, придумать более красивое место просто невозможно... После празднования мы впятером с друзьями отправились в четырехдневное путешествие на каноэ. Жили дикарями в палатках. Даже телефоны с собой не взяли. Людей встречали редко, зато было очень много бурундуков.

В общем, полное единение с природой. Такое путешествие очищает голову лучше любого психолога. Вообще каждый год, с тех пор как я встретил Алену, оказывается лучше предыдущего. И совместные выступления на Олимпиаде нас только сильнее сблизили.

А.З.: – Мы вместе достигли большой цели...

В.У.: Но впереди – еще немало целей. Новое четырехлетие. Мы по-прежнему полностью сконцентрированы на спорте. Даже о детях пока не думаем. Это очень ответственный шаг. Если я стану отцом, то хотел бы быть очень хорошим отцом. А для этого нужно много свободного времени.

Фото - Татьяна ДОРОГУТИНА, "СЭ"

1
Материалы других СМИ
КОММЕНТАРИИ (1)

egoshin-alex

Красивые и сильные люди!

00:37 30 декабря 2014