Уличная атлетика при поддержке Datsun
14:10 20 ноября 2014 | СНОУБОРД

Екатерина Тудегешева: "Варианты со сменой гражданства я не рассматриваю"

Екатерина ТУДЕГЕШЕВА в гостях у "СЭ". Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Екатерина ТУДЕГЕШЕВА в гостях у "СЭ". Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

Весной этого года одна из самых титулованных российских сноубордисток из-за разногласий с главным тренером сборной России Денисом Тихомировым отказалась тренироваться с основным составом национальной команды и не поддержала идею отделения сноуборда от Федерации горнолыжного спорта РФ. Казалось, что после этого 27-летняя спортсменка завершит свою карьеру, однако с помощью Минспорта был найден компромисс, который позволит двукратной чемпионке мира продолжить выступления за сборную России.

КАРДИНАЛЬНО ПОМЕНЯЛА СВОЮ ЖИЗНЬ

– Как проходит ваша подготовка к новому сезону?

– На сборах я работаю с командой "B" под руководством тренера Евгения Пронашко. Всё на данный момент идет по плану. Я посещаю все сборы и выполняю тренировочные объемы. В этом сезоне намерена выступать на всех этапах Кубка мира и чемпионате мира.

– Отличается ли чем-то подготовка в команде "B" от той, что была в первой команде?

– Естественно, разница существует. Команда "B" – это юниоры в возрасте от 16 до 21 года. Они более позитивные и раскрепощенные, ведь на них не оказывается такого давления, как на основной состав. Мне с ними комфортно. Приятно, что они смотрят на меня как на действующую чемпионку мира. И мне нужно быть примером для них. К сожалению, по финансовым причинам не получилось пригласить иностранного тренера. Поэтому сейчас приходится делать много самостоятельной работы. В принципе, так же было у меня и в первой команде, но сейчас такой работы чуть больше. Но главное – атмосфера и условия работы хорошие, а все остальное зависит уже от меня.

– Насколько отличаются места, в которых проходят сборы у команд "A" и "B"?

– Они совершенно другие. Для меня это хорошо, потому что за много лет работы в сборной мне немного приелись одни и те же тренировочные базы. Мы даже ледники поменяли – сейчас проводили сбор в австрийском Штубае. Сменив команду, я кардинально поменяла все – подготовку, места и тренера. Считаю, что перемены должны дать хороший результат. Очень хочу, чтобы все запланированное получилось.

– Разве вам не нужны сильные спарринг-партнеры во время тренировок?

– Дело в том, что тренировочный процесс на склоне проходит практически всегда на одной трассе: все катаются по очереди, засекая время. Две параллельные трассы на тренировках делаются очень редко. Все спарринги происходят на соревнованиях.

– Вы сказали, что найти личного тренера-иностранца не получилось. А вы рассматривали варианты с российскими специалистами?

– В России в дисциплинах жесткого сноуборда работает очень ограниченное количество людей. Если мы наберем 100 профессионально катающихся спортсменов, которые выступают на соревнованиях, то это уже очень хороший показатель. Составы сборных России очень маленькие, а тренеров еще меньше. В стране есть лишь 3-4 специалиста, которые реально могут работать с командами "A" и "B". Евгений Пронашко, на мой взгляд, лучший тренер команды "B", так что для меня это оптимальный вариант.

ТЕМА С ФЕДЕРАЦИЕЙ ЗАКРЫТА

– У новой федерации сноуборда есть финансовые проблемы. На вас это как-то сказывается?

– Я не вникаю в то, что там происходит, а тем более в финансовые показатели. Знаю, что у федерации имеются финансовые сложности, но этим моя информация и ограничивается. Вся моя подготовка оплачивается Минспорта, у меня нет никаких договоров, которые связывали бы меня с новой федерацией. Не вижу смысла контактировать с ее руководством – взаимодействия с ним не было и нет.

– Такая позиция как-то связана с вашими персональными отношениями с президентом федерации Денисом Тихомировым?

– Нет. Эмоциональная сторона вопроса уже исчерпана. С тех пор прошло много времени. Нужно смотреть на текущую ситуацию, оставлять только рабочие моменты. Сегодня можно говорить о недостатке у федерации финансов, отсутствии базы, руководителя, который способен вывести сборную и сноуборд в стране на новый уровень. В марте и апреле, после Олимпиады, была эйфория. А сейчас мы видим итоги. Думаю, ошибка в том, что не был сделан анализ на будущее. С эмоциональной стороны кажется счастьем, что у сноубордистов появилась отдельная федерация. Но с практической точки зрения – это ошибка. Тогда сыграл эмоциональный фактор, а в итоге финансовая и материально-техническая стороны пострадали.

– Вы сейчас контактируете со спортсменами из первой сборной?

– С некоторыми. Они меня поздравляли с днем рождения. Но с большинством, если честно, не общаюсь. Они поддержали новую федерацию, а я выступила против. Так что на данный момент нас ничего не объединяет. В послеолимпийский период наши взгляды разошлись. Но скоро мы увидимся на соревнованиях в Абзакове. Я со всеми поздороваюсь, поговорю… Эмоции уже ушли, остались рабочие отношения.

– Вас не пригласили на учредительную конференцию новой федерации или вы сами отказались туда приходить?

– Я заранее отказалась. Алена Заварзина, входившая в число учредителей федерации, считаю, высказалась в интервью "СЭ" некорректно, сказав, что я была обижена и потому не пришла. Когда вся эта история с созданием новой федерации еще не просочилась в прессу, я отказалась подписать письмо в Минспорта с просьбой об отделении от Федерации горнолыжного спорта и сноуборда России. Все остальные члены сборной его подписали. На этом тема была закрыта.

"В СБОРНЫХ ШВЕЙЦАРИИ ИЛИ АВСТРИИ МНЕ БЫЛИ БЫ РАДЫ"

– С моральной точки зрения как лучше готовиться к сезону: когда вы чувствуете себя частью большой структуры или же, как сейчас, находитесь несколько в оппозиции?

– Нет никакой оппозиции. С моей стороны был компромисс. Я должна была выбрать: либо продолжаю заниматься спортом, либо ухожу из него. И я согласилась выступать на всех международных соревнованиях под эгидой FIS с аккредитацией Федерации сноуборда России. Сейчас весь организационный круг между мной, Министерством спорта и федерацией работает "на автомате".

– У вас не было мыслей искать варианты со сменой гражданства?

– Нет. Это абсолютно исключено. Хотя я прекрасно понимаю, что, например, сборные Австрии или Швейцарии были бы мне безумно рады. Вопрос стоял так: либо я заканчиваю карьеру, либо иду на компромисс. И я выбрала второе.

– Вы уже знаете, как будет строиться ваша работа на этапах Кубка мира, где будет выступать основная команда России?

– Это в процессе обсуждения. Меня будет полностью обеспечивать команда "B", в том числе на Кубках мира, а с первой сборной я закончила работу по всем направлениям. Думаю, команда "B" со мной справится, а я буду ей всячески помогать. Я такой же член команды, как и все. Никаких повышенных запросов у меня нет, никто только вокруг меня не бегает – внимание уделяется всем, и я стараюсь его у молодежи не отнимать.

– Представители Федерации сноуборда России пытались как-то урегулировать с вами конфликт?

– С руководством у меня контактов не было. Была только встреча с исполнительным директором Алексеем Курашовым, который проявил личную инициативу. А итогом стал наш общий разговор с заместителем министра спорта Юрием Нагорных. Благодаря этим людям я осталась в спорте. Мы определились, что работа с командой "B" будет лучшим вариантом, потому что создавать личную команду – это очень сложно.

– А вы уже думаете, как будете готовиться к следующему сезону?

– Так далеко я не заглядываю. Мы определились со всеми вопросами пока только на ближайший сезон. Пока ничего не могу сказать ни по поводу своей дальнейшей карьеры, ни по поводу команды. Сейчас мне очень хочется отстоять свой титул чемпионки мира. А там посмотрим, как у меня будет с мотивацией, настроением и интересом.

"НИКОМУ НИЧЕГО ДОКАЗЫВАТЬ НЕ СОБИРАЮСЬ"

– Какие цели у вас на этот сезон?

– Очень жду чемпионата мира. Хочется взять медальку хотя бы в одном из двух видов – параллельном или параллельном гигантском слаломе, и тогда я уже буду довольна сезоном – с учетом того, как он начинался. Нужно понимать, что моя подготовка, как физическая, так и на снегу, была очень серьезно сдвинута по срокам.

– Насколько вы себя сейчас чувствуете готовой в сравнении с тем же периодом прошлого сезона?

– Я точно не чувствую себя хуже. По ощущениям, даже немного лучше. Не знаю, с чем это связано. Может быть, потому что дольше отдыхала. Но главное – правильно подвести себя к соревнованиям. Конечно, послеолимпийский сезон всегда проще – нет такого напряжения и нервов. А чемпионаты мира даются мне легче, чем Игры, – не знаю, как это объяснить. Поэтому постараюсь спокойно выполнить свою задачу. Все это моя личная мотивация и личный интерес. Федерация сноуборда России в этом, как мне кажется, не заинтересована. Может быть, им все равно, буду я выступать или нет. Важно, что я этого хочу. Выступаю исключительно, чтобы порадовать своих болельщиков, да и себя тоже. Ничего никому доказывать не собираюсь – ни спортсменам, ни руководству.

– В плане экипировки у вас есть какие-то проблемы?

– Новой экипировки нет. Это тоже результат отделения федерации. Сборным обещают новые сноуборды, крепления, ботинки и остальное только к концу декабря. А первый старт на чемпионате мира в параллельных видах – 22 января. Это же абсурд. За это время невозможно привыкнуть к новой экипировке и ее обкатать. Нужно будет только "вкатыванием" и заниматься. Инвентарь приобретает Минспорта, но поскольку федерация была занята другими проблемами, то, видимо, поздно подала заявки. А они очень долго обрабатываются. На чем в этом году будет выступать основная сборная – я не в курсе.

Мне же повезло – всю экипировку и форму предоставил фонд "Наше будущее", за что я ему очень благодарна. Теперь я могу кататься и выступать на должном уровне и в приличной одежде. Этот фонд занимается поддержкой социального предпринимательства в России, а я являюсь членом его общественного совета. Фонд поддерживает меня в очень непростой период моей жизни, и я очень хочу, чтобы на протяжении всего стартующего сезона, да и впоследствии у нас развивалось плодотворное сотрудничество.

– Почему Олимпиада в Сочи сложилась для вас неудачно?

– В Сочи было жесткое покрытие, и высота, которая прилично ощущалась. Я искренне не ожидала, что там будет такой лед. В квалификациях я постоянно падала, но не одна – падали все. И чудом попала в финал. Моя техника очень рисковая, быстрая, я априори не умею ездить медленно. Из-за состояния снежного покрова я была полностью раскоординированной, ведь готовились и тренировались мы на другом снегу. А адаптироваться не смогла. Физически и эмоционально была готова, но технически заезды не получались. Плюс нервы. Вообще вспоминать об этом не хочется – мне до сих пор очень больно и обидно. И еще долго думать об этом будет неприятно.

– В следующем сезоне после Ванкувера-2010 вы выиграли общий зачет Кубка мира…

– Тогда я была такая по-спортивному злая! Как и сейчас.

– В этом сезоне будут проводиться тестовые командные соревнования в параллельном слаломе. Вам это интересно?

– Их пока еще ни разу не было. И далеко не факт, что они войдут в программу следующей Олимпиады. Хотя это было бы интересно.

– Чувствуете, что вас подпирает молодое поколение?

– Нет. Число людей, катающихся профессионально, у нас очень ограничено. К сожалению, поколения, которое будет способно заменить нынешнее, сейчас нет. И ожидать, что оно вдруг появится после "ухода" сноуборда в отдельную федерацию, пока не приходится. Я вхожу в число лидеров сборной России уже 10 лет и очень хочу, чтобы меня подперли к стенке и сказали: "Тудегешева, на выход! У нас еще 20 желающих на твое место". Но такого нет, и от этого грустно.

– В будущем видите себя в роли тренера?

– Я всегда искренне считала, что нет. Но в последнее время появилось несколько детей, которых я курирую, которым подсказываю и помогаю, периодически с ними тренируюсь. Это получилось как-то случайно, меня просто попросили с ними покататься… А теперь я к ним уже привыкла, втянулась в процесс. Но это, конечно, не тренерская работа, и говорить об этом пока очень рано.

– Не думали о том, чтобы открыть школу сноуборда своего имени?

– Конечно, думала. Но сейчас с этим все сложно. Предстоит еще много обдумать и взвесить. Надо будет сразу заканчивать со спортом, ведь все нужно контролировать. Если я что-то делаю, то должна быть ответственна за процесс, тем более если школа носит мое имя. Хочется создать ее не для массовости, а для качества, уровня, результата, чтобы у ребят была видна техника. Эту тему можно очень долго обсуждать: как я это вижу и что бы хотела сделать. Но пока это только мысли, ведь я остаюсь действующей спортсменкой.

2
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (2)

SKIS

Катя, спортивной УДАЧИ и здоровья Вам!!! (голосовал за Тудегешеву в самом первом конкурсе Спортсмен месяца на еще тогда телеканале Спорт)

20:24 20 ноября 2014

Sacrifice

Катя, ждем золото в Корее-18

16:58 20 ноября 2014