19:30 10 ноября 2017 | Лыжные гонки
Газета № 7493, 11.11.2017

Елена Вяльбе: "Никто никогда не говорил, что в Сочи нам нужна победа любой ценой"

Елена ВЯЛЬБЕ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Юрий БОРОДАВКО. Фото И.Исаев/skisport.ru Илья ЧЕРНОУСОВ (в центре). Фото Татьяна ДОРОГУНИНА Максим ВЫЛЕГЖАНИН, Александр ЛЕГКОВ и Илья ЧЕРНОУСОВ на пьедестале в Сочи. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Елена ВЯЛЬБЕ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Президент Федерации лыжных гонок России (ФЛГР) – о последствиях решения комиссии Международного олимпийского комитета (МОК) отстранить шесть российских лыжников.

– Обвиняемые лыжники действительно собираются выступать на соревнованиях под эгидой FIS (Международной лыжной федерации) в Елливаре 17-19 ноября?

– Да, все, кроме Легкова и Ивановой, сейчас на сборе. Завтра (в субботу. – Прим. "СЭ") Вылегжанин планирует пробежать на турнире в Муонио, может быть, к нему присоединится Белов.

– Где сейчас Легков?

– В Екатеринбурге. В ближайшие дни он тоже должен вылететь в Елливаре.

– И выступить там на турнире?

– Если FIS его не отстранит. Пока реакции федерации мы не слышали, но это не значит, что ее не будет.

– С Джафранко Каспером неформально общались, чтобы узнать его позицию по выступлению Легкова и компании в Кубке мира?

Нет, я ему не подружка, чтобы звонить и спрашивать.

Юрий БОРОДАВКО. Фото И.Исаев/skisport.ru
Юрий БОРОДАВКО. Фото И.Исаев/skisport.ru

БОРОДАВКО НЕ ПРОСТО ТАК ПЕРЕСТАЛ РАБОТАТЬ В СБОРНОЙ

– Во многих международных федерациях есть правило, согласно которому национальную федерацию дисквалифицируют, если за год трех спортсменов, представляющих ее, уличают в применении допинга. В FIS та же история?

– Да, если несколько человек в течение какого-то определенного времени дисквалифицируют – применяются санкции. У нас существовали такие проблемы в 2009 году. Тут еще нужно отметить, что ФЛГР для FIS не представляется никем. Они рассматривают нас как часть Ассоциации лыжных видов спорта России, куда помимо лыж входят сноуборд, фристайл, прыжки с трамплина, двоеборье и горные лыжи. И если будут применены меры, то разговор пойдет обо всей Ассоциации.

– Чем закончилась история в 2009 году?

– Штрафом. Сейчас, думаю, пока мы не обратимся в CAS, там не будут торопиться с этим решением. Хотя предсказывать что-то уже сложно. Но я не сказала бы, что FIS настроено к России чересчур враждебно и жаждет применить к нам максимально жестокие меры. В мужских лыжах противостояние норвежцев и россиян – самое интересное. Есть Колонья, Пеллегрино, Харви, а кто еще? Интересу ведь наше отстранение не поспособствует. Так что, надеюсь, FIS не будет торопиться.

– Вы убеждены, что все наши спортсмены в Сочи не употребляли допинг?

– Конечно! Я всегда жестко высказывалась в отношении допинга. Не приемлю его. И есть определенные факты. Я пришла работать в 2010 году. Сколько у нас за этот период положительные допинг-пробы за рубежом? Была история с Николаем Панкратовым, которого поймали на перевозе каких-то систем и шприцов из одной страны в другую. Так вы спросите у Коли, как я на него тогда орала! Мы даже не общались какое-то время.

С 2011 по 2014 год РУСАДА проверило огромное количество спортсменов, включая детские турниры. Было взято в районе 3700 проб. За эти четыре года у нас было девять дисквалификаций. Среди них не было никого из сборников. У нас ни одной положительной допинг-пробы за рубежом. Хотя на международном уровне было взято около 1500 проб. И это система?!

Что касается Юрия Бородавко. Он не просто так перестал работать в сборной. Я хотела показать всем остальным тренерам позицию нетерпимости к допингу. Ведь Дементьева уличили при нем. Да, Юрий Викторович обижался на меня, не понимали такого решения некоторые его коллеги, считая это несправедливым. Я же думаю по-другому. Никогда не употребляла допинг и против того, чтобы это делали другие.

Илья ЧЕРНОУСОВ (в центре). Фото Татьяна ДОРОГУНИНА
Илья ЧЕРНОУСОВ (в центре). Фото Татьяна ДОРОГУНИНА

FIS ИСКАЛА У НАС ИНФОРМАТОРОВ

– Как относитесь к словам Бородавко о том, что Черноусов – тайный информатор ВАДА и хочет получить золото Сочи?

– Лучше позвонить Юрию Викторовичу и спросить, есть ли у него такие данные или это просто домыслы. Я не имею права обвинять спортсмена или другого человека в том, что он является чьим-то информатором.

При этом скажу вам, что представитель медицинского комитета FIS звонил нам в команду и спрашивал, есть ли возможность найти какого-то информатора по Сочи. Наш тренер извинился и сказал, что не занимается такими вещами.

У нас в команде очень доверительные отношения. Да, я знаю, что меня боятся, но, с другой стороны, ко мне приходят, как к маме – и жалуются, и про детей рассказывают, и про тренеров, и про докторов. Это нормальное явление. Мы тепло общаемся – так и должно быть в хорошем и дружном коллективе. И я не думаю, что кто-то у нас затаился.

Хотя если человек решил стать информатором, вряд ли он кому-то об этом скажет.

– Человек, который звонил из медицинского комитета, что-то предлагал взамен за информацию?

– Я не хочу эту тему развивать. Но, наверное, за это платят деньги. Для меня информатор – предатель родины. Все, больше ничего обсуждать не хочу! Но в нашей команде не происходило ничего такого, о чем мог бы рассказать даже Илья Черноусов. Просто повода у него нет.

Ему никто и никогда не предлагал сдать где-то мочу. Я была на всех заседаниях штаба перед Сочи, ходила на все совещания. И никто никогда не говорил нам, что нам нужна победа любой ценой. И для этого нужно жрать что-то и давать кому-то. Никогда нам такого не говорили!

Единственное – несколько раз Владимир Владимирович (Путин. – Прим. "СЭ") сказал, что мы должны достойно провести Олимпийские игры. И я думаю, что мы сделали это. По крайней мере, я была не на одной Олимпиаде и могу сказать, что таких замечательных Игр до этого не было. И вряд ли будут после.

Максим ВЫЛЕГЖАНИН, Александр ЛЕГКОВ и Илья ЧЕРНОУСОВ на пьедестале в Сочи. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Максим ВЫЛЕГЖАНИН, Александр ЛЕГКОВ и Илья ЧЕРНОУСОВ на пьедестале в Сочи. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

В ПХЕНЧХАН ПОД НЕЙТРАЛЬНЫМ ФЛАГОМ И БЕЗ ГИМНА? ЛУЧШЕ ВООБЩЕ НЕ ЕХАТЬ

– Ваше отношение к выступлению сборной в Пхенчхане с флагом, но без гимна?

– Я вообще не очень доверяю New York Times. Для меня это уже желтая газетенка. Хотя 10 лет назад я думала по-другому. Это первое. Второе – я могу высказать свое личное мнение, но такие решения должен принимать президент ОКР, президент страны. Они должны решать, в каком статусе мы будем выступать, а в каком – нет.

В то же время пропуск Игр может стать для спортсмена безумной трагедией. Это очень сложный вопрос.

– Каково ваше личное мнение на этот счет?

– В свете всего этого политизированного спорта, если нам предлагают ехать под нейтральным флагом и без гимна, то лучше не ехать туда вообще. Понимаю, что прочитав это, 99 процентов спортсменов со мной не согласятся. Но это мое личное мнение. Сейчас честь страны, мне кажется, гораздо выше. Да, я эмоциональный человек и понимаю, что для любого спортсмена Олимпийские игры – высшая точка карьеры. Но если этот выбор отдадут на откуп спортсменам, то пусть сами решают.

– Правда, что МОК требует вернуть "лишнюю" медаль?

– Да, припаяли нам еще одну. В документах от Освальда в пункте, где говорится о возврате медалей, утверждается, что мы должны вернуть медаль за спринтерскую эстафету. К сожалению, наши девочки там были только шестыми. И этой бронзы у нас не существует, даже в руках ее никто не держал.

– И грустно, и смешно.

– У нас все время этот смех сквозь слезы. Мне кажется, вообще можно было не собираться и не проводить все эти заседания, потому что все уже было определено. Все шесть случаев у наших лыжников – разные. У одних есть эти царапины, у других – нет. У одних есть соль, у других нет. Тем не менее, решения по всем абсолютно одинаковые. При этом господин Освальд за два дня до начала наших слушаний сказал, что они будут подходить к каждому нашему спортсмену индивидуально, никаких коллективных наказаний не будет. Все получилось с точностью наоборот.

– Какие ваши дальнейшие действия?

– Нужно дождаться мотивировочной части документов от Освальда. Тут же подадим заявление в CAS. Будем идти до конца и бороться, как говорится, до последней капли крови, будем готовиться и к гражданскому суду и, если понадобится, к суду по правам человека.

Газета № 7493, 11.11.2017
Материалы других СМИ