09:50 6 сентября 2013 | Стрельба — Стендовая

Василий Мосин: "На Олимпиаде каждая мишень бесценна"

Василий МОСИН. Фото "СЭ"
Василий МОСИН. Фото "СЭ"

Бронзовый призер Олимпийских игр в Лондоне Василий Мосин шел вдоль леска. Оглядывался, улыбаясь.

Через минуту сообщил, будто старому знакомому:

- Вы посмотрите, какая красота вокруг!

Василий был прав. "Лисья нора" - это что-то.

Правда, за леском гремели выстрелы. Заставляя невольно сутулиться. Там стрелки сражались за медали финала Кубка России по стендовой стрельбе, по итогам выступления в котором определялся состав сборной на чемпионат мира.

* * *

- Эцио Гамба, тренер наших дзюдоистов, недавно сказал: "После Олимпиады призеры о тренировках забыли. Их показывали людям, ждали рассказов…" У вас было то же самое?

- Моя жизнь резко изменилась. Интенсивность возросла раз в пять! Причем явный дисбаланс в сторону общественной деятельности. Все забирается у семьи. Рыбалки с охотой. Обычного созерцания.

- Оно вам необходимо?

- Очень. К вам сейчас шел - и отдыхал. Посмотрите вокруг! Место дивное!

- Тогда вам сочувствую.

- Не надо, у меня нет внутреннего возмущения. Я ж понимаю - медаль мне не принадлежит. Она общественная. Моя задача как действующего спортсмена - донести ее до каждого ребенка. Дать подержаться за эту медаль.

- Самый известный человек, который держал ее в руке?

- Путин. Фотография осталась. Несколько минут беседовали, он прикоснулся к медали, которая висела у меня на шее. Путин сказал: "Ты не расстраивайся, что у стрелков лишь одна бронза".

- Это на чествовании олимпийцев в Кремле?

- Да.

- Все спортсмены явились с медалями?

- Разумеется. Администрация четко сработала.

- Чье поздравление особенно запомнилось?

- Первый сюрприз меня ожидал в Лондоне, в доме Всероссийской ассоциации летних олимпийских видов спорта. Там сразу после моей победы в бронзовом медаль-матче меня встречала моя стрелковая семья. Приятно было. Потом в Казани была теплая встреча. Получил несколько правительственных телеграмм. Среди них - поздравление от губернатора Кемеровской области Амана Тулеева. Мы сроду не встречались - но каждая строчка цепляла. Телеграмма была адресована именно мне, Василию Мосину. Не под клише.

- Наверное, и подарками засыпали?

- Это не секрет. Денежная премия от правительства России, которую выплачивали всем победителям и призерам Олимпийских игр, еще от региона, за который я выступаю, - от Республики Татарстан, и, конечно же, призовые за мою медаль от Стрелкового Союза России. Но, несмотря на сумму, испарилось все мгновенно.

- Как так?

- Ушли в стройку. Я как раз домом занимался.

- Денег стало больше - и количество этажей прибавилось?

- Я вас умоляю… Я ж нормальный мужик. Работающий на пределе. Дом запланировали хороший - не элитный, но красивый. Чтоб дети поняли, чего ради не видят папу по полгода. Долго с женой размышляли - и решили: "Делаем из дерева!"

- Под Новый год корреспонденты "СЭ" отправились в гости к волейболисту Тетюхину. Тот достраивал дом. Рассказал, как соорудил в подвале вместо винного погреба кинозал.

- Начиная стройку, мы не знали, что будет третий ребенок. Распланировали спальни - две детские, одна взрослая. У папы должен был наконец-то появиться свой кабинет. Теперь придется делить его с сыном. Зато оформим в мужском стиле. Каждый дом выражает человека.

- И какой ваш?

- Строгий. Деревянный, как я люблю. Правильные пропорции. Простая кровля. Окрас выбирала Гузель - темное дерево и белые наличники. Скандинавский стиль.

- После Лондона долго не тренировались?

- Паузы не было. Уже через две недели приехал в "Лисью нору". Стрелял хорошо, но ребята выступили феноменально. Я перестреливался с группой за выход в финал!

- Успешно?

- Нет. Дальше - Алма-Ата. За повторение рекорда мира там давали Land Rover Discovery. Моя любимая машина, сам на такой езжу.

- А тогда выиграли?

- Малость не повезло, остановился в двух мишенях от рекорда.

- Рекордный срок - сколько не брали в руки ружье?

- Пару недель. У меня часто отпуск совмещен со стрельбой. Едешь на сборы - берешь семью. Ты готовишься, они отдыхают. После Олимпийских игр мы смогли выбирать, на какие соревнования поедем. Наша федерация позволила нам это делать для увеличения соревновательной практики. Пришлось весьма кстати, учитывая, что в этом году еще и правила поменялись.

- Как тренируется стрелок высокого класса?

- Встаю рано. Час стараюсь посвятить йоге. Упражнения на выносливость, гибкость. Ледяной душ. Еду на стрельбище. Если приступил в 10.00 - до 16.00 желательно поработать.

- Помните первую встречу с йогой?

- За два года до Лондона решил больше внимания уделять функциональной подготовке. Регулярно посещал фитнес-центр. Там есть зал йоги. Заглянул из любопытства. Все лежат в шавасане.

- Это что?

- Одна из основных реласакционных поз. Потом смотрю - люди намного старше меня, но в такие узлы заворачиваются! И записался. Я всегда мечтал о гибком, растянутом теле. Для стрельбы длинная эластичная мышца лучше, чем короткая  рельефная. Правда, в лотос до сих пор ноги не могу сложить. Йога класс - не только пыхтение и сопение, но и минуты духовного единения. Мне это нравится.

* * *

- Чего вам объективно не хватило, чтобы выиграть в Лондоне?

- Была роковая ошибка, которую больше не повторю. Провалил старт второго раунда, подарив четыре мишени англичанину. Запаковал и положил ему в карман. Когда получаешь такое преимущество - это кайф. Англичанин выдохнул: "О-о, божий дар…" Стиснул зубы и попер. Мне тоже пришлось стиснуть зубы. Тащить всю Олимпиаду головой. А стрелять головой трудно.

- Почему?

- Тратишь слишком много сил. Сознанием пытаешься контролировать бессознательное. Если вы понимаете, о чем говорю.

- Стараюсь.

- Что такое стрельба? Рефлексы. Бессознательное. Это очень тяжело контролировать! На тренировках занимаемся отработкой рефлекторного - лампочка загорелась, тело сработало. И вдруг вмешивается мысль: "Елки-палки, столько лет коту под хвост. Четыре мишени улетели…"

- Сразу поняли, как дорого стоят четыре мишени?

- Конечно! Там каждая мишень - бесценна. Как не поддаться панике? Как быть над ситуацией? Поймать эту волну - маленький спортивный подвиг. Которым горжусь. Жалею лишь о том, что промазал по последней мишени. Она объективно просела, ушла под ствол.

- Так как вам удалось погасить панику?

- Я не люблю об этом распространяться. Если коротко: ты выходишь стрелять - должен только стрелять. Все, больше ничего. Мне интересно сделать спортивный успех прогнозируемым.

- Тот кувейтец, которого обыграли на Олимпиаде, - что за тип?

- Фехаид Аль-Дихани меня ненавидит, думаю. Хотя я до такой степени его раскочегарил, что он пошел и на трапе бронзу взял. Попал 124!

- Это много?

- На Олимпиаде попасть 124 в трапе - отличный результат. Он - сильный стрелок. 46 лет. Бронзовый призер дабл-трапа сиднейской Олимпиады. Неоднократный победитель чемпионатов Азии. Не повезло ему в одном - не стоило с Васей Мосиным попадать в перестрелку. За месяц до этого я точно так же его обидел - забрал бронзу на Кубке мира. На Олимпиаде поворачиваюсь - мы с Фехаидом перестреливаемся! Вот так номер!

- В себе не сомневались?

- Ни секунды.

- Волшебное ощущение - понимать, что ничего он с вами не сделает?

- Да нет, он мог сделать. Но по технике стрельбы - пожалуй, не мог…

- ???

- Вот пример. В Гранаде на Кубке мира состоялась не так давно уникальная перестрелка - рекорд стендовой стрельбы, как мне сказали. Мы стрелялись с американцем Джеффри Хогуэном и Фехаидом, который отвалил на втором же дуплете. У него манера - держит ружье на руках и стреляет так: пах-пах…

- А как надо?

- Аккуратненько. Не торопясь, одну за другой. И с американцем мы потом отстреляли 28 дуплетов (парных выстрелов, которые спортсмены стреляют в упражнении "дабл-трап". - прим. "СЭ")! Какие были аплодисменты!

- Во время олимпийской перестрелки успевали о чем-то думать?

- "Как попасть в первую мишень?" Что-то там изменилось - а я это не могу схватить! Утомление! Иду к первому номеру и думаю - как же стрелять? Времени на панику и лирику нет. Мне нужно было решение. И тут внезапно в голове все совпало: делаем так. И будет нормально. Бывало, я в жизни так попадал - но чтоб на Олимпиаде?! От чашки не осталось ничего! В пыль!

Есть выстрел осознанный. А есть, как мы говорим, "в ту сторону". Выхожу на вторую мишень - на-а! Словно в замедленном повторе! Так ее накрываю снопом дроби, что не остается ни одного крупного осколочка! Ну, думаю, Мосин - нормально! Вот рассказываю - и шерсть дыбом.

- Следом выходит Аль-Дихани.

- И стреляет мимо! На его лицо лучше было не смотреть. На смертном одре краше лежат.

- Он профессиональный стрелок?

- Да, армеец. Занимается только стрельбой.

- Богатый?

- Прямо на стенде ему сообщили о премии в четыре миллиона долларов! За бронзу на трапе.

- В Кувейте такие гонорары?!

- Вообще в Персидском заливе. Следующими по размеру призовых от федерации идут российские стрелки. Но, поймите правильно, цифру раскрывать не хотелось бы.

- Патронами вас обеспечивают?

- С 2005-го - никаких проблем. Ружье Perazzi мне купили еще в 2000-м. C того же года у меня был контракт с итальянской фирмой по патронам. Мне выдавали - только стреляй!

- А сейчас?

- Контракта уже нет - еду на патроне RC4. Очень хороший. Вынужден покупать.

- Итальянский патрон лучше российского?

- На мой взгляд, он ближе к стрелку. Его пожеланиям.  Итальянские производители постоянно выясняют, чего мы хотим. Кто-то любит выстрел жестче, короче. Кто-то - скоростнее. Так, сяк, наперекосяк.

- Цена?

- Один патрон стоит 20 рублей. Из-за растаможки. За границей на 60 процентов дешевле.

- Надо думать, покупаете не за свой счет?

- Нет, конечно. Стрелковый союз, министерство спорта России и министерство по делам молодежи, спорта и туризма  республики Татарстан обеспечивают мою подготовку и участие в соревнованиях. Я родился в Казани и влюблен в этот город. Последние события его преобразили фантастически.

- В вашей жизни было хоть раз большое искушение уехать из Казани?

- Нет, это моя родина. Да и предложений не было. Наш спорт не слишком раскрученный, нет в нем большой денежной составляющей. Хоть расстреливаются миллиарды патронов. Человек не разлюбит стрелять - пока есть границы, армия, дичь. Пока в нас полностью не растворился ген охотника. Рыболова и добытчика. Пока у нас бороды растут.

* * *

- Сегодня вы стреляете лучше, чем три года назад?

- Конечно.

- До какого возраста можно прогрессировать?

- Всю жизнь!

- Так почему люди уходят из стрельбы лет в сорок?

- Обычно говорят: "Я себя здесь исчерпал". Вот и мне казалось - исчерпал. Потом с другой стороны посмотрел - нет! Не исчерпал! Так что надо сделать? Повысить интенсивность. Функционалку. Что-то я обрюзг. Ты вроде улучшаешь стрельбу - а оказывается, себя. Ты сам лучше стал. На тебя дети заглядываются - ничего себе у нас папка-то… Нравится мне все это.

- Когда впервые реально задумались об олимпийской медали?

- В 2010-м. В Пекине такого еще не было. Тогда не знал дабл-трап так глубоко, как сейчас. Мне даже в радость, что 2016 год далеко. Удовольствие нужно растягивать.

- Получи вы на Олимпиаде золото - система стимулов не подломилась бы?

- Думаете, я бы перестал ходить на стрельбище? Завязал бы с профессией? Рановато!

- Допустим. Но прежнего азарта уже не было бы.

- Да почему?! Это как беседа с самим собой. Есть одна золотая медаль - пусть будет две. Мне до сих пор интересно! Каждый день я делаю открытия. Результаты растут.

- И сегодня было открытие?

- Да, техническое. Элементы, связанные с развитием зрения. Можно довести до идеального состояния экипировку или патроны. Потом начинаешь развиваться сам.

- Ружье у вас уникальное. Как додумались изменить приклад?

- Что такое приклад? Механизм обратной связи. Ты стреляешь и видишь - что-то не то. Начинаешь размышлять, как повысить точность выстрела. Находишь людей, которые способны выполнить эту работу. Собираешь деньги, едешь к ним. Долго ломаешь их представление о том, каким должно быть ружье. Говоришь: "Черт возьми, парни, я же заплатил! Делайте, как мне надо!"

- А они за ваши деньги пытаются еще вас переубедить?

- Ну да. Вплоть до самого последнего движения: "Точно?! Уверен?!" У них руки уже заточены под классику. Стоишь рядом, контролируешь. После Олимпиады-2008 приклад делал у итальянцев, обошелся в 750 евро.

- Откуда деньги?

- Свои. За другим прикладом осенью 2010-го отправился в Германию. Он стоил раза в четыре дороже. К счастью, туда меня командировал Татарстан. Тоже история. Приезжаю на фирму, которая производит очень удобные пистолетные рукоятки. Показываю приклад, объясняю: вот эта часть меня не устраивает, нужна ваша рукоятка. В ответ: "Не-е. Нам железо необходимо продать". Там к рукоятке приделан металлический костыль с регулировками.

- Какие варианты?

- Пришлось купить железо. Зато получил великолепное ружье. Стендовая стрельба становится высокоточной. В этом смысле мы приближаемся к пулевикам. Если высыпите на ладонь 24-граммовый патрон - он уместится в маленький кружок. Даже без горки. Там меньше 300 дробин! На точность выстрела влияют любые нюансы.

- Кто-то со временем подхватил вашу идею?

- После того как на ЧМ-2010 в Мюнхене установил рекорд мира - немцам посыпались заказы на такие приклады. В 2005-м был похожий случай. Звонит хозяин итальянской фирмы: "Василий, хочу дать тебе ружье с высокой планкой". Он знал, что не побоюсь экспериментировать с переходом на новое оружие перед финалом Кубка мира. Опробовал я ружье - все хорошо. Приезжаю на финал, раскладываю ружье. По сути, устраиваю презентацию модели. Целый день народ ходит, разглядывает. Дальше эта модель там всех побеждает. После чего итальянцам сразу поступает куча заказов на ружья с высокой планкой.

- Вам хоть "спасибо" сказали?

- И только.

* * *

- Из трех ваших Олимпиад - самые памятные мелочи?

- Первые две абсолютно не зацепили. Не было ни ауры, ни энергетики. А вот лондонская очень понравилась! Мы, олимпийцы, живем четырехлетними циклами. Уезжая из Пекина, я уже мыслями был на следующих Играх. В голове звучала песня Земфиры "Небо Лондона".

- Успели его посмотреть?

- В апреле - на предолимпийской неделе. Чудесный город. Каждый булыжник дышит историей. Знал, что будет  дождик, надел, как бывалый охотник, нормальную обувь. Когда у тебя сухие ноги - на погоду внимания не обращаешь.

- Привезли из Казани резиновые сапоги?

- Кожаные кроссовки. И протопал весь Лондон пешком. С друзьями и тренером. Отлично продышались. А вот стрельбище меня убило.

- Что не так?

- Утилитарное, никакого шарма. Сквозь сетку видно, как по парку люди ездят на велосипедах, как шагает полисмен в зеленой накидке. Ты изготавливаешься - а он идет, идет…

- Отвлекает?

- Тебе же стрелять по движущемуся объекту. Потом включается солнце - и через сетку видно вообще все. Вдобавок стенд построили так, что чашка вылетала под определенным углом. Прямо в небо. Для дуплета - смерть!

- Быстро в голове смонтировали этот полет?

- Еще в апреле стало понятно. Стрельба не шла. А вы спрашиваете - интересно ли мне. Это ж целая военная кампания! Нужно выиграть свою маленькую войну. На которую отправляешься с ружьем и патронами. Мы многое специально спланировали под Лондон. Например, двойной заезд.

- Вы о чем?

- Стрелки приехали на Олимпиаду - и почти тут же уехали.

- ???

- Все вокруг были в шоке. Явились к открытию Олимпийской деревни, а значит, и заколдованного пока стрельбища, три дня работали там с Фокеевым. Благо, наша федерация смогла нам все это организовать. Пристреливались, тренировались. Потом сумочки оставили, ружья забрали и полетели на неделю домой. На своем стенде я настроил все, как в Лондоне. Устроил себе недельный сбор. И поехал обратно - за медалью. Видели бы вытянувшиеся физиономии англичан, когда они обнаружили, что мы уезжаем!

- Тренироваться неделю в Лондоне не могли?

- А кто бы позволил? Скажу больше. Когда принесли мои патроны, совершенно не удивился, в каком они состоянии. Был на сто процентов уверен - так оно и будет.

- Что стряслось?

- В сыром контейнере, который стоит на земле, мои патроны лежали в самом низу. Картон весь мокрый. Вместо выстрела - неприличный звук. Спасибо, говорю. Пришлось у них же покупать за фунты другие. Они свою войну начали.

- Сделали специально?

- Разумеется. Коробки-то подписаны: "Для Мосина". Ах, для Мосина? Вниз! В лужу!

- Со следующей Олимпиады тоже собираетесь рвануть через три дня?

- Вряд ли. Это же будет в Бразилии. Да и не существует уникальной формулы.

* * *

- Экстрасенсы к вам напрашивались?

- Нет. Я раз столкнулся с этим близко. Одна знакомая четко дала понять, что у меня будет еще сын. И вот узнаем, что он родится в феврале 2012-го. Но я стараюсь к потусторонним моментам не прибегать. Неинтересно жить, когда предвосхищаешь будущее. Да и опасные это вещи. Запустив такого "крота" к себе в башку, можешь столько всего там накопать! Зачем?

- Больших кротов вам запускали?

- Да. Я почти всех передавил. Крот неуверенности в себе, в завтрашнем дне, крот того, что ты "недооценен". И давишь, давишь, давишь… Вот скажите: "Я - Коля".

- Я - Коля.

- Человек, когда представляется, куда показывает? Не на голову - на грудь!

- Верно.

- А почему? Что здесь расположено?

- Сердце.

- Нет, сердце слева. А тут - желудок. Под желудком вот такая бляха - еще один мозг. Вегетативный. Он действительно тобой управляет. Ты, не задумываясь, указываешь на нее как на вместилище твоей души. Так что голова не самое главное. Это лишь генератор мыслей. И пользоваться им нужно умело.

- Удивительный вы человек, Василий.

- Вы мне вопросы задаете интересные, я отвечаю. А часто сидит человек с пустыми глазами. Где он находится? Копается то ли в прошлом, то ли в будущем. А здесь - его нет! Он не чувствует, чем пахнет "сегодня". Но ведь этот день никогда не повторится!

- Вы философ.

- Без этого в нашем спорте никак. Ты научился стрелять - а дальше сражаются только личности. И философии. Патроны и экипировка у всех хорошие.

* * *

- Ваш дедушка по линии отца - выдающийся ветеринар. За что он госпремию получил?

- За разработку метода надплевральной новокаиновой блокады чревных нервов. Василий Васильевич Мосин оперировал вместе с академиком Вишневским. В 1939-м ушел на фронт добровольцем. Рассказывал мне, как воевал с белофиннами: "Жуткий холод - а мы в шинельках ночами лежим на льду среди торосов, пытаясь прорвать линию Маннергейма. Там укрепрайон - снайперы, пулеметчики…" А в Великую Отечественную он командовал инженерно-саперной ротой. В апреле 1945-го, когда освобождали Кенигсберг, мина разорвалась у ног. Спасли его часы.

- Как?

- Они были в нагрудном кармане гимнастерки. Здоровая "луковица" часового завода имени Кирова. В госпитале очнулся, первым делом сунул руку под подушку. Нащупал окровавленный партбилет и часы. Вытащил, увидел конкретную вмятину на станине. В нее прилетел осколок мины. Иначе вошел бы прямо в сердце. Часы - семейная реликвия. Хранятся у меня дома. До сих пор ходят!

- Невероятно.

- Жизнью дед обязан не только часам, но и бойцам своего батальона. Они уважали его, не бросили. А шло наступление. Небольшой мост через реку - все двигаются на запад. Госпиталь - на востоке, до него еще надо добраться. Дед истекает кровью, потерял литра полтора, вся левая половина туловища в осколках. Годы спустя вспоминал: "Два бойца меня несли, а два палили из автоматов, разгоняя встречный поток на переправах. Дотащили до госпиталя в лесу. Но кое-где оставались разрозненные отряды фашистов. Нападали, расстреливали врачей, раненых. Оружия у нас нет, мысленно готовились к худшему. Ждали немцев. Однажды услышали жуткую пальбу в окрестностях. Все, думаем, кранты. А это 9 мая! Война закончилась!"

- Сколько лет вы отработали хирургом?

- Пятнадцать. Уже на треть-ем курсе мединститута три дня в неделю дежурил по неотложной травматологии. А после лекций помогал в клинике на серьезных восстановительных операциях.

- Пациентов своих на улице встречаете?

- Нет. Вот после Лондона пригласили на радио. В прямой эфир дозвонился мужчина. Сказал, что мой давний пациент. Поздравил с медалью и поблагодарил. Я был поражен. Правда, как ни старался, вспомнить его не смог. Зато не забуду, как привезли к нам водителя "КАМАЗа". Ему бортом отсекло кисть на уровне лучезапястного сустава. Но нам удалось реплантировать ее так, что вскоре он вернулся за баранку грузовика. Повезло - мышцы оказались не задеты.

- Смешное тоже бывало?

- Еще бы! Круче, чем в "Интернах". Но лучше не рассказывать. В медицине ведь всегда смех сквозь слезы… Заступаешь на дежурство к 8 утра - а в приемном покое уже не протолкнуться! Все завалено носилками. Пробираешься с трудом между ними, стоны, крики. Кромешный ад! А все почему?

- Почему?

- Привозят пострадавшего среди ночи в районную больничку. А там начинают делать все, чтобы отфутболить. В итоге все скапливались у нас в НИИ травматологии и ортопедии. Такие дежурства - непрерывный конвейер. Иногда по восемь часов проводил в операционной. Еще под Новый год кошмарные дежурства. Из-за шалостей с пиротехникой. Искалеченные дети, с оторванными руками, пальцами, изуродованными лицами…

- Чудеса у вас на операционном столе случались?

- В микрохирургии любая операция сродни чуду. Под 12-кратным увеличением микроскопа сшиваешь сосуды  диаметром меньше миллиметра. А нитью работаешь настолько тонкой, что она почти не отражает свет. Я считаю, хирург должен получать больше президента!

- Утопия.

- В Штатах - именно так. Хирурги зарабатывают 200 - 250 тысяч долларов в год. В России, увы, об этом остается лишь мечтать.

- В какой момент медицина вам наскучила?

- До поры совмещал ее со стрельбой, но в 2003-м понял, что надо определяться. Одновременно два дела хорошо не сделаешь. Взял ручку, лист бумаги. Выписал все "за" и "против". В спорте плюсов оказалось больше. Я понимал, что здесь могу полностью реализоваться. Стрельба меня все равно притянула бы. Фамилия обязывает.

- У вас, кстати, есть винтовка Мосина?

- Да. Вы стреляли когда-нибудь из этой винтовки?

- Нет.

- Приезжайте в Казань - дам шмальнуть. Высший класс! Энергия выстрела фантастическая.

- Винтовка с историей?

- Знаю о ней мало. Выпущена в 1944 году, видно, что была в деле, но тем и ценнее.

- Патроны к ней продаются?

- Конечно. Они стандартные.

- Был опыт общения с фронтовыми снайперами?

- Да, есть знакомые спецназовцы, которые участвовали в боевых действиях. Там-то на кону не медаль - жизнь. Поэтому уровень стрельбы доведен до автоматизма. Но для них мир дробового выстрела по движущейся цели - непознанный. А вообще я люблю поговорить об оружии. Особенно если человек в теме.

- Когда беседуешь с такими людьми - нет ощущения, что они перетащили войну в мирную жизнь?

- Нет-нет, ребята адекватные. То, о чем вы говорите, во многом заложено генетикой. Есть ген войны, стяжательства, криминала… Он просыпается и тянет к другому берегу.

- Его не загасить?

- Нужна огромная сила воли. Вообще в России колоссальная генетическая дыра. Война, репрессии выкосили несколько поколений! Причем погибали лучшие - самые смелые, отважные, честные, порядочные. Последствия сказываются по сей день.

- На охоте белке в глаз попадаете?

- А вы знаете, откуда это выражение? И как охотятся на белку?

- Ну так, ориентировочно.

- Значит, рассказываю. Высовывает она чуть-чуть мордочку - и в это направление следует выстрел. Исключительно дробью! Двух-трех дробинок в глаз белке достаточно. И шкурка цела.

- Экстремальные ситуации на охоте были?

- Воспоминание из юности. Мне лет 16. Засушливый август. С отцом и шестью его товарищами неделю жили в палатках. Охотились, рыбачили. Собрались домой. Едва отчалили на двух лодках, поворачиваемся - начинается пожар. Не от нашей стоянки. По-соседству был лагерь у ребят, они плохо костер залили. Рядом заповедник. Переглянулись мы - и назад.

- Долго тушили?

- Несколько часов. Тактику сразу разработали правильную. Выстроились цепью. Но людей не хватало, вода далеко. А пламя - стеной, плюс ветер. У меня от страха сердце выпрыгивало из груди. Еле-еле остановили эту огненную гриву. До заповедника она не дошла. Вымотались ужасно, но победили!

* * *

- Сколько лет вашим детям?

- Софье скоро 16. Камилле - 8. Русланчику - полтора года.

- Ухажеров от старшей дочери отгоняете?

- Детям надо доверять. У Софьи есть друг. Славный парень. Когда есть чувства, на этом можно построить хоть атомную электростанцию и пронести через всю жизнь. Когда нет - лучше друг друга не мучить. Некоторые ломают голову - мол, для чего мы в этот мир пришли? Ради чего живем? Кто-то просто кайфует и ни о чем не думает. А ведь главное для человека - семья, дети. Без них нет будущего!

Понимаете, когда перед глазами нормальные примеры, то и сам вырастаешь нормальным. У меня вот были потрясающие деды! Про одного я рассказывал. Дедушка по линии матери Харис Гарифович Гарифов - тоже глыба. Ходил на протезе - мальчишкой переболел остеомиелитом, ногу ампутировали выше бедра. Из-за этого на фронт не попал. В годы войны был начальником электроснабжения Казани. Представляете, ответственность? Если хоть на пять минут отключение электричества - сразу к стенке, без суда и следствия. Позже для энергетиков строил дома, детские сады. До сих пор в "Тат-энерго" его портрет висит.

- Вы "Интерны" упомянули. Любите фильмы про врачей?

- Не особо. "Интерны" поначалу не понравились. Но когда стал смотреть на это не глазами медика и фокусироваться на других моментах, проснулся интерес. Хохмят, юмор есть. Медицины там мало - больше человеческих отношений. Все хвалят "Доктора Хауса", а я никак не соберусь посмотреть. Дома давно лежит куча дисков.

- Хорошо, что не видеокассет. Значит, шанс есть, что увидите.

- На днях покупали домой телевизор. Всей семьей выбираем модель, обсуждаем детали, есть ли вай-фай. Я тоже вникаю - и при этом ловлю себя на мысли, что к телевизору почти не подхожу. У меня дети растут. Лучше с ними провести свободное время, погулять, поговорить. А "ящик" будет в углу пылиться. Включу лишь на Новый год - чтобы послушать куранты. Вот книжки я люблю.

- Какие?

- Мне нравятся те, которые когда-то читал. Годы спустя смотрю на них под новым углом. Я даже не читаю - слушаю аудиокниги. К примеру, недавно открыл для себя заново Пришвина. "Кладовая солн-ца" - как здорово! А в школе по ней сочинения писали, тогда это казалось скукой.

- Аудиокниги - это вы глаза бережете?

- И глаза тоже. Удобно.

- Хоть раз заснули под Пришвина?

- Вы до сих пор не поняли мое кредо? Надо погружаться! Если слушаешь - слушай. Если начинает клонить в сон, говорю себе: "Все, выключаем и спим".

Николай ВОЛКОВ

Материалы других СМИ
Загрузка...