Так чего же нам не хватило?

Министр спорта России Виталий МУТКО (слева) и глава ОКР Леонид ТЯГАЧЕВ. Фото Александра ВИЛЬФА. Фото "СЭ"
Министр спорта России Виталий МУТКО (слева) и глава ОКР Леонид ТЯГАЧЕВ. Фото Александра ВИЛЬФА. Фото "СЭ"

VANCOUVER-2010

Еще за несколько дней до конца Олимпиады вовсю начался поиск виноватых в нашем провале в Ванкувере. Но в таком фиаско не может быть виноват один человек. Не могут быть виноваты и двое. Не могут быть даже десять человек или сто.

Первые потенциальные жертвы были названы быстро - Леонид Тягачев и Виталий Мутко. Хотите верьте, хотите нет, но я не знаю ни того, ни другого даже в лицо, так как всегда уклонялся от встреч с чиновниками и еще меньше любил читать об их героических буднях и скромных праздниках. Зато очень твердо знаю, что два человека, как бы плохи они ни были, не смогли бы довести страну до такого массового провала чуть ли не во всех видах спорта, даже если бы к ним присоединился навсегда во всем виноватый Чубайс.

Все это, по сути, та же столь популярная у нас мифологическая конспирология или конспирологическая мифология, называйте как хотите, из серии "три алкаша в Беловежской пуще развалили СССР". Миллионам людей, верящим в это, даже не приходит в голову, насколько хлипкой должна была быть эта конструкция, если трем алкашам оказалось под силу ее развалить. Попробовали бы 333 тысячи алкашей, в которых у нас никогда недостатка не было, что-нибудь развалить еще за несколько лет до этого.

Все дело в том, что верить в версию о трех алкашах удобно и приятно. Вот виноватые, а мы чего? А мы ничего. От нас ничего не зависит. Не признавать же, что три человека, собравшиеся в Беловежской пуще, просто констатировали факт развала, который на тот момент уже совершился, до чего большинству населения не было никакого дела. Мы люди простые, и любим, когда все просто. Вот герои, вот предатели. Первым - пудовые золотые медали (правда, из самоварного золота) на шею, вторым - на ту же шею булыжники втрое тяжелее и в прорубь.

Ну, а потом всегда можно будет сказать, что перепутали: и наградили не тех, и утопили не тех, бурно покаяться, поплакать в три ручья пьяными слезами, довести себя тем самым до ощущения невообразимой собственной чистоты и на том успокоиться.

Однако вернемся к нашим несчастным Олимпийским играм. Сначала все пытались списать на чудовищное стечение вечно недружественных нам обстоятельств. Потом, когда дело дошло до Плющенко, - на судей. Потом, когда наши посыпались в тех видах, где судьи не могут повлиять на результат, скорбно примолкли, изредка чествуя как победителей тех, кто завоевал серебро или бронзу.

В телерепортажах с Игр так и говорили "победа" - и лишь потом добавляли, что победа была не золотой. Я согласен с тем, что серебряные и бронзовые призеры получают, как правило, гораздо меньше, чем заслуживают, но все-таки победой в спорте является первое место. Все остальное - это лукавство в стиле старого анекдота: "После переговоров был организован забег, в котором приняли участие генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев и президент США Ричард Никсон. Леонид Ильич пришел вторым, а Никсон - предпоследним".

Наконец, когда стало окончательно ясно, что общего провала не избежать, все обратили очи в сторону игры миллионов и стали говорить, что тот, кто завоюет золото в хоккее, тот и выиграет Олимпиаду. Это было и правдой, и неправдой. Правдой, потому что большинство людей именно так и считали. Неправдой, потому что одна, пусть и самая большая, победа не отменяет общего поражения. Карфагенский полководец Ганнибал одержал над римлянами при Каннах одну из самых громких побед древности, но в войнах победил все-таки Рим, а Карфаген был разрушен.

И вот наступил день (точнее - ночь) матча Россия - Канада. Даю слово: впервые в жизни я не лег спать из-за хоккея и очень жалею, что не лег, потому что проспать позор куда приятнее, чем его пережить. И беда вовсе не в том, что нас обыграли, а в том, что порвали в лоскуты, потому как наши были слабее в каждом компоненте.

Уже после счета 2:0 было очевидно, что никто и ничего тут не переломит, так как переламывать было некому. И ведь отдельные моменты вроде бы показывали, что с талантом-то как раз все в порядке. Не в порядке с чем-то другим. С духом? С настроем? В какой-то момент меня даже посетила крамольная мысль: а не играют ли наши легионеры из НХЛ так плохо просто потому, что боятся разозлить местную публику, которая, в конечном счете, их и кормит?

Вообще в дни Олимпиады поразил размах даже не квасного, а какого-то ершового патриотизма. Если кто забыл или не знал, ерш - это популярный у нас на родине "коктейль" из водки и пива. В этом плане меня совершенно поразили телекомментарии к лыжному дуатлону, когда Александр Легков занял четвертое место. Насколько я помню, Легков рванул километров за шесть до финиша и повел несколько человек за собой в погоню за далеко ушедшим лидером. Незадолго до окончания дистанции наш парень в какой-то момент шел вторым, но финишером он, по собственному признанию, никогда не был и в результате закончил дистанцию лишь четвертым.

Действительно героический парень, и все мои человеческие и болельщицкие симпатии были на его стороне. Но что несли наши комментаторы, причем сразу на нескольких каналах, а за ними и выступившие чуть позже аналитики, которых в данном случае куда более уместно было бы назвать популярным в интернете словом "оналитеги"…

Лыжников, пристроившихся за Легковым, дружно облили потоками презрения как трусов и предателей, правда, не совсем понятно кого и чего, а Легкова объявили единственным мужчиной. Зачем так жалко выглядеть, называя победителей слабаками, а проигравшего - победителем? К его чести, сам Александр, несмотря на откровенные провокации, отказался принимать участие в этом бедламе. Он не только замечательный спортсмен, но действительно мужчина. Здесь оналитеги не соврали. Только я пожелал бы им самим быть хоть немногим на него похожими.

Потому что ясно как божий день: если бы наш лыжник отсиживался в группе, а за лидером рванул бы какой-нибудь норвежец или финн, те же комментаторы стали бы без устали восхвалять нашего лыжника за тактическое мастерство. Или вы думаете, что они объявили бы его "бабой" и принялись славить норвежца/финна, взявшего на себя роль лидера? Я слышу, вы уже смеетесь.

Вообще-то в "СЭ" не принято давать оценку работе коллег с телевидения, что и понятно: у газетчиков своя специфика, свои проблемы. Тем не менее считаю, что имею право на критику телевизионщиков по той простой причине, что и сам имею определенное отношение к этому цеху. Считаю, именно телекомментаторы стали зеркалом нашей слабости. Было слишком много воплей о том, что наши лучше других… Ну, не здесь было об этом кричать.

Боюсь, возрождается замечательная советская школа комментирования в духе вечно холодной войны со всем миром, но с известными изъянами. Во-первых, прежде в наше великое превосходство верили не только комментаторы, но и те, для кого они комментировали. Сейчас комментаторы в это не верят, а их поклонники среди слушателей по большей части лишь делают вид, что верят. Во-вторых, тогда успехи у нашего спорта были покруче, и даже самые трезвые разумом люди могли иногда дуриком подумать, что наши сделаны из другого, соответственно более крутого, теста. Но в дни олимпийских стартов в Ванкувере поверить в это могли только слепые. Их-то некоторые комментаторы, видимо, и считали своей целевой аудиторией.

Не я сказал, что наш патриотизм - это очень часто не любовь к своему, а ненависть к чужому. Вот еще один мой телеколлега рассказывает о том, как он взял интервью у нашей замечательной спортсменки, и подчеркивает: особенный его восторг вызвало то, что она встретила его "не истеричным "вау", а какими-то другими, вполне русскими словами. (Кстати, само интервью было хорошим, и спортсменка - к сожалению, не помню, кто это был, - произвела очень приятное впечатление.) Но почему если "вау", то истеричное? Как человек, знающий английский не намного хуже русского, могу сказать, что "вау" достаточно редко произносится истеричным тоном, как и его точный эквивалент - русское народное выражение, в цензурном переводе звучащее как: "Ох, ни ... себе!"

К чести великого и могучего русского языка, наше выражение более многозначно и охватывает куда более широкую палитру чувств. Но зачем "вау" пинать, что оно тебе сделало? "А ничего. Просто не наше. А все не наше я терпеть ненавижу", - наверное, так ответил бы мне ненавистник "вау".

И вот здесь мы подходим, как мне кажется, к главной причине наших поражений: к отсутствию не квасного, не показного, а истинного патриотизма и, если хотите, к отсутствию национальной идеи, так как ненависть к "пиндосам", как и любая другая ненависть, на национальную идею не тянет.

Здесь я не могу не процитировать человека под ником Thoras, который в моем блоге написал об игре наших с канадцами следующее (привожу его блестящий пост почти целиком):

"Поделюсь своей версией происшествия: обычно говорят, что дома и стены помогают. Также случается, что домашнее давление мешает. Но бывает еще третий вариант: когда хозяева ЗВЕРЕЮТ. Я впервые обратил на это внимание на финале футбольного ЧМ-98, когда "Стад де Франс" пел "Марсельезу", - увидел остекленевшие глаза французской сборной (зрачки где-то под бровями) и понял, что они выиграют. Это уже даже не "Победа или смерть", это "Мы их порвем, я не знаю как, но мы порвем!" - тот же Зидан в этом финале забил два гола головой, чего за ним ни до, ни после финала я не припоминаю… Думаю, именно под такой бульдозер этой ночью попала сборная России. И это необоримо, такой своеобразный спортивный форс-мажор".

По-моему, лучше не скажешь. Жаль, что могу сообщить только ник автора, а не его имя.

Кто знает, а вдруг победить канадцев в тот день действительно было нельзя? Но нельзя было и так проигрывать. И не надо катить баллон на достойнейшего человека тренера Вячеслава Быкова - мол, не сумел настроить, не сумел подготовить и все такое. Наполеону, чтобы стать Наполеоном, нужны были и наполеоновские солдаты, а Кутузову, чтобы стать Кутузовым, - кутузовские. Если бы у Кутузова в 1812 году были такие солдаты, как наши хоккеисты в Ванкувере, Наполеона не удалось бы остановить и за Уральским хребтом.

И вот такие солдаты достались Вячеславу Быкову, который как настоящий мужик сейчас берет всю вину на себя. Не плохие, не средние, а просто хорошие солдаты, но в тот день мало было быть хорошим. Да и такими ли хорошими они были, если говорить честно? Вспомните лица канадцев, которые за свою мать-Канаду готовы были порвать весь мир, и нашего Овечкина, который свой лучший силовой прием провел уже после матча - против девушки, которая всего-то только снимала его проход по коридору на видеокамеру.

Конечно, не хоккеем единым жив человек - даже на зимней Олимпиаде. Кто бы что бы ни говорил, но проиграй наши канадцам 2:3 или 3:4 и выиграй штук шесть золотых медалей - не было бы теперь ощущения столь ужасающего провала. Но произошло то, что произошло, и пять олимпийских колец на этот раз превратились для нас в пять открытых люков, в которые провалилась большая часть российской спортивной делегации. Избежали этой участи лишь немногие: те, кто не слишком задирал нос и смотрел под ноги.

Для того чтобы охарактеризовать произошедшее в Ванкувере, не обойтись без какой-нибудь монументальной остроты Виктора Степановича Черномырдина. Но у меня нет телефона Черномырдина, чтобы спросить его, что он по этому поводу думает, поэтому воспользуюсь классикой из старого: "Отродясь такого не было, и вот опять то же самое".

И, боюсь, повторится опять.

Александр БЕЛЕНЬКИЙ

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...