Груз 2010

Пятница. Уистлер. Печальным символом выступления России на Играх-2010 стала авария боба четверки Александра ЗУБКОВА в первом же заезде. Фото REUTERS Фото "СЭ" Союз биатлонистов России во главе с Михаилом ПРОХОРОВЫМ (справа) - единственная федерация, которая принесла нам на Играх две золотые медали: одна из них у Евгения Устюгова (слева), которого поздравляет министр спорта Виталий МУТКО. Фото Александра ВИЛЬФА,  Фото "СЭ"
Пятница. Уистлер. Печальным символом выступления России на Играх-2010 стала авария боба четверки Александра ЗУБКОВА в первом же заезде. Фото REUTERS Фото "СЭ"

В воскресенье в Ванкувере завершились Олимпийские игры, на которых российская сборная заняла 11-е общекомандное место.

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ
из Уистлера

ЦУСИМА

"Полное поражение русских спортсменов не на шутку всколыхнуло и испугало наше общество. Одни предполагали, что хотя не футболисты (этот спорт у нас еще молод), а вот стрелки (ведь лучших из всей армии выбирали) должны добыть почетное место...

И в результате разгром... Полный, небывалый...

Деловитые янки успели найти время для спорта, выдвинули людей с колоссальной энергией, поразительной тренировкой и незнакомыми нам своеобразными приемами...

Наша безалаберность, авось и небось, отсутствие дисциплины, плана и умения его выполнить, дилетантство, недоделывание - все это сказалось на нашей команде..."

Это цитата из статьи в журнале "Къ спорту", комментирующего итоги Олимпиады-1912 в Стокгольме - первой, в которой приняла официальное участие команда России. Привезя в Швецию около двухсот участников, мы заняли тогда в Швеции 15-е общекомандное место, добыв аж две серебряные и три бронзовые медали, а также проиграв в футбол немцам со счетом 0:16. "Большей частью наши выступления были неожиданными, и мы являлись на старт растерянными и неподготовленными", - вспоминал один из российских участников стокгольмских Игр.

Русский писатель Александр Куприн назвал наш олимпийский дебют "спортивной Цусимой". Так же, собственно, называлась и процитированная статья. Сравнение образное, если учесть, что в Цусимском морском сражении 1905 года Россия потеряла 21 корабль и более пяти тысяч человек убитыми, в то время как Япония - 3 корабля и чуть больше ста человек.

В Ванкувере у нас был свой футбол - хоккей, и свои немцы - канадцы. Но проиграли мы им всего лишь 3:7 и в общем зачете Игр заняли никакое не 15-е, а целое 11-е место, разжившись тремя золотыми, пятью серебряными и семью бронзовыми медалями. Неужели растем?

Разве что по сравнению с 1912 годом. Потому что в Турине-2006, если говорить о зимних Играх, мы были в общем зачете четвертыми, в Солт-Лейк-Сити-2002 - пятыми, в Нагано-1998 - третьими, в Лиллехаммере-1994 - первыми... Ну а что было раньше, вспоминать грустно и не очень корректно. Если разобраться, там были вообще не мы.

Американская газета The Wall Street Journal назвала ванкуверскую сборную России "чуть ли не слабейшей за всю историю страны". Забыли, вероятно, янки про 1912 год. И сами мы, к сожалению, тоже.

"Немытая" царская Россия пережила ту стокгольмскую Цусиму довольно болезненно и за спорт взялась весьма ответственно. Уже в следующем году в Киеве прошла специально учрежденная первая Всероссийская олимпиада. И по интересу к ней, и по показанным результатам соревнования, ознаменованные "мертвой петлей" летчика Нестерова в украинском небе, удались. Вторая Всероссийская олимпиада, намеченная на 1914 год, по понятным причинам не состоялась. Но цель у страны после спортивной пощечины в Стокгольме появилась, и устремления к ней были самыми серьезными, инициированными на монархическом и правительственном уровне.

К чему после Ванкувера-2010 устремимся мы?

НОКТЮРН

От ноу-хау наших чиновников, не объявивших медальные планы накануне канадских стартов, во время Игр веяло полной несостоятельностью. Часа не проходило, чтобы внизу картинки местных телеканалов не появлялась бегущая строка, извещающая, какая страна лидирует в общем зачете. С этого начинались выпуски новостей и передовицы газет, потому что редакторы этих новостей и газет твердо знали: медальный зачет интересует огромное число людей, а значит, составляет престиж нации.

За лидерство в национальном рейтинге на Олимпиаде шла ожесточенная борьба. Россия в ней не участвовала. Более того - не собиралась участвовать, как теперь ясно. Чиновничья хитрость была шита белыми нитками. Российские спортивные боссы догадывались, что ждет их в Ванкувере, и шифровались перед отъездом вовсе не из скромности, как они пытались это представить. Чего-чего, а этого качества у нас всегда недоставало, как только требовалось что-то громко и помпезно объявить. Раз молчали на этот раз - значит, чуяли.

А ведь речь шла вовсе не о безобидном прогнозе для удовлетворения всеобщего любопытства - о постановке задач, которая должна быть свойственна людям, вкладывающим во что-либо большие деньги.

Уже по ходу Игр появилась другая словесная тактика: сетовать на большое количество высоких, но непризовых мест. Ну не везет, елки-палки, вы же видите - чуть-чуть не хватает! Однако не везет - это когда у страны одна, две, три "деревянные" медали. А когда четвертых мест - с десяток, как у нас, это определенно отдает системой. И куда правдоподобнее проделок судьбы выглядит иная версия: в Ванкувере мы просто сползли всей своей спортивной махиной из одного пласта в другой, из элитных слоев - в подэлитные.

О том же свидетельствует и соотношение выигранных нами золотых и бронзовых наград. У России - 3 и 7. У Германии - 10 и 7. У Канады - 13 и 5 (без учета мужского хоккея). У Швейцарии - 6 и 3. У Кореи - 6 и 2! Они - на острие тройки, мы - в ее хвосте или вовсе за пределами.

Третий забавный ноктюрн, звучавший в российском исполнении на флейте олимпийских труб: "Это спорт, господа, - явление почти не прогнозируемое. Как ты его ни пестуй, а дунет ветерок - и улетит пуля мимо, начнется ночью нервяк - и пропал настрой, обрушится снежный заряд - и встанут лыжи, сократят трассу - и не доедут сани".

И ведь все так, все объективно. Кроме одного: как именно пестовать - это очень важно. Спорт при всей его непредсказуемости четко подчиняется усредняющим законам: много отдал на входе - много получишь на выходе. При правильной работе того, что между входом и выходом расположено.

СТОЛОВКА

Представьте картину. Ресторан обильно закупает качественные продукты. Бригада поваров превращает их в некий набор блюд, который официанты затем распределяют по клиентам. А блюда получаются полусъедобными, аппетитными лишь на вид. И клиенты плюются, не понимая, зачем их пичкают всякой лабудой и почему заведение называется рестораном, являясь по сути столовой номер три с резиновыми шницелями, липкой гречкой и осами в компоте.

Так вот ресторанная обслуга - это и есть наши спортивные чиновники с федерациями. Их задача - распределять государственные финансовые "продукты" таким образом, чтобы на наших клиентских тарелках появлялось нечто вкусное и высококалорийное. (Да-да, именно на наших, поскольку государство выделяет деньги на профессиональный спорт исключительно в социальных целях.) А еще - контролировать работу "кухни", параллельно ее улучшая. Все.

Вы сомневаетесь, что "продукты" в наш спортивный "ресторан" поставляются качественные и в необходимом количестве? Что ж, давайте посмотрим.

У меня на руках - объемы финансирования зимних олимпийских видов спорта при подготовке к Олимпиаде в Ванкувере. В 2009 году государством было затрачено на эти цели 763 миллиона 725 тысяч 300 рублей. На 15 видов. Сюда вошли затраты на медицину, проведение соревнований, экипировку и оборудование, зарплаты и стипендии. Фигуристов, например, приодели на 16 миллионов 233,6 тысячи рублей, а мастеров шорт-трека - на 10 миллионов 324,2 тысячи.

Больше всех суммарно перепало хоккею - 104 миллиона 447 тысяч. Меньше всех лыжному двоеборью - 11 миллионов 717 тысяч 100 рублей. От хоккеистов жалоб на недофинансирование никто не слышал. С главным тренером двоеборцев Сергеем Жуковым я три месяца назад летел одним самолетом из Швеции. Разговорились. Он тоже подтвердил безоговорочно: с деньгами проблем нет.

Результаты у подопечных Жукова и у Вячеслава Быкова в Ванкувере получились одинаковыми - по нолям.

В позапрошлом году на те же 15 команд государство выделило 675 миллионов 580 тысяч 900 рублей. В 2007-м - 468 миллионов 256 тысяч 800 рублей. Всего за три последних года олимпийцев профинансировали на сумму 1 миллиард 907 миллионов 563 тысячи рублей, то есть примерно на 63,5 миллиона долларов, если считать по нынешнему курсу, который курсу 2007 года не ровня. Кроме того, сейчас мы не учитываем деньги спонсоров и регионов.

С одной стороны, 63 миллиона - не заоблачная сумма. Футбольный "Зенит" за те же три года израсходовал куда больше. С другой стороны, накинуть сверх этого денег никто и не просил, всем хватало.

А нам предложенного в ответ олимпийцами - хватает?

27 - 31

Ага, вот среди финансовых талмудов обнаружился еще один листочек. На нем - табличка, а в табличке - графа: "План-прогноз на зимние Олимпийские игры 2010 года согласно Комплексной целевой программе". Приведу полностью эту цифирь.

"Биатлон - 3 золотые, 2 серебряные, 3 бронзовые медали.

Бобслей - 2 - 3-е место двойки, 1 - 3-е место четверки (мужчины), 3 - 6-е место двойки (женщины).

Горнолыжный спорт - "-".

Керлинг - "-" (мужчины), 1 бронза (женщины).

Конькобежный спорт - 1 - 2 золота, 1 серебро, 1 бронза.

Лыжное двоеборье - 2 - 3-е место личное, 3 - 6-е командное (мужчины).

Лыжные гонки - 2 - 3 золота, 2 серебра, 2 бронзы.

Прыжки на лыжах с трамплина - 1 - 6-е место личное, 1 - 6-е место командное.

Санный спорт - 1 серебро (мужчины), 6 - 10-е место (женщины).

Скелетон - 4 - 6-е место (мужчины), 6 - 8-е место (женщины).

Сноуборд - 1 бронза.

Фигурное катание - 1 - 2 золота, 1 серебро, 1 бронза.

Фристайл - 1 серебро.

Хоккей - 1 - 3-е место (мужчины), 4 - 6-е место (женщины).

Шорт-трек - 2 бронзы.

Итого: 7 - 11 золотых, 8 серебряных, 12 бронзовых медалей. Всего - 27 - 31 медаль".

В "шапке" таблицы указано: "Информация по состоянию на 12.01.2010 г."

После прочтения оного требуется перевести дух. И констатировать: медальные планы у наших спортивных центурионов все-таки были.

Не вижу смысла упрекать их за то, что не предали сей документ широкой огласке. Равно как и за попытки списать ванкуверские неудачи на невезение или непредсказуемость спорта. Многие из этих людей заняли свои посты не так давно. В наследство им досталась полуразваленная советская система и очень сложное поколение спортсменов, формировавшееся тогда, когда все вокруг дымилось и тлело. Восстанавливать, а уж тем более перестраивать все это нам придется еще долго, за год-два тут не управишься.

Кроме того, каждый российский чиновник весьма дорожит своим креслом. И если принять за истину, что мерилом его работы является результат (хотя в нашей жизни так бывает далеко не всегда), все, что можно сглаживать, чиновнику лучше сгладить. А те планы, которые можно не оглашать, лучше не оглашать. Особенно если есть сомнения в их реализуемости.

Но какова сама табличка, черт побери!

ПРОГРАММА

Не думаю, что по состоянию на 12 января нынешнего года хоть одна чиновничья душа верила в медали у двоеборцев, зная, что в России нет ни единого нормального трамплина, или у мастеров шорт-трека, рейтинг которых далек от первых номеров. Но именно таких результатов требовала Комплексная целевая программа, и именно под такие результаты государством выделялись деньги. Какова же тогда сбываемость наших планов и эффективность наших вложений?

Президент России Дмитрий Медведев, согласно почти официальной информации, собирался приехать в Ванкувер на мужскую биатлонную эстафету, хоккейный мужской финал и церемонию закрытия Игр, на которой олимпийский флаг был передан столице следующих зимних Игр - российскому Сочи. Федеральная служба охраны провела в этой связи необходимые мероприятия, в Уистлере была выбрана и одобрена резиденция. Но президент не приехал, что тоже следует считать показателем реальности наших планов, программ и ожиданий.

Потому что своим отсутствием президент дал оценку выступлению сборной России в Ванкувере.

И это выступление будет висеть на нас грузом в 2010 условных тонн как минимум четыре года.

Однако вернемся к программе, которая была составлена и профинансирована. Вместо 27 - 31 медали мы завоевали лишь 15. Недостающие не ветром сдуло, словно биатлонные пули, - мы просто недотянулись до них из-за слабой подготовки. Кто и с кого спросит за это? Как возместить материальные и моральные убытки от неэффективных вложений?

Похожие вопросы стояли перед нами и после Пекина-2008, и после Турина-2006. И так остро стояли, что, решая их, мы не удосужились проложить у себя в стране за четыре послетуринских года ни одной серьезной горнолыжной трассы, выгоняя 19-летнюю девочку Лену Простеву и ее возможных последователей прямиком за границу, на европейские склоны. До сих пор не запустили полностью с помпой сданную в эксплуатацию санно-бобслейную трассу в Парамонове. Не наладили производство собственных саней и бобов, отдавая сотни тысяч евро умельцам Зингерам да Вальнерам, у чьих снарядов в олимпийских попытках отрываются рулевые ручки.

А за счет чего в таком случае мы собирались выполнять, извиняюсь, Комплексную целевую (!) программу? И зачем мы ее составляли в таком виде, вписывая туда ненаучно-фантастические цифры? Единственное, что приходит в голову: затем, чтобы полнее и плотнее освоить государственные деньги. Ничего более логичного в силу собственной испорченности реалиями нашей жизни предположить не могу.

КАЛЕКА

Добавляет ситуации пикантности сама система, на которой все зиждется. Сразу хотел бы вынести за скобки вопрос правомерности государственных вложений в профессиональный спорт. На Западе действительно существует немало стран, где госучастие в подготовке спортсменов высокого уровня сведено к минимуму. Вместо этого там предпочитают развивать массовый спорт и создавать благоприятные условия для спорта профессионального, который, в свою очередь, прогрессирует самостоятельно.

В России, традиционно кормящей свою олимпийскую гордость денежной грудью, такое невозможно. Отними господдержку - наш спорт рухнет. Мне искренне жаль при этом, что мы и не пытаемся строить западную систему, все больше врастая в бюджетное финансирование, требуя его, как подводник кислорода, но факт остается фактом: до других путей развития нам пока как до Луны. Лишить сейчас наш спорт дотаций - все равно что отправить калеку зарабатывать себе на жизнь шпалоукладчиком, выгнав его из больницы. Кстати, калека в той больнице со временем может и взбодриться на хороших лекарствах. Но вот шпалы, увы, класть так никогда и не научится...

Однако что есть, то есть. Министерство спорта выделяет деньги федерациям. Те выдают на-гора встречные планы и геройски пытаются их выполнить. За всем этим с высоты своего положения и несколько сбоку наблюдает Олимпийский комитет России, в обязанности которого согласно Олимпийской хартии вовсе не входит всякая финансово-строительная возня. Средства текут, их прохождение и отчетность контролируются специально созданной структурой с бухгалтерскими функциями - ФГУ ЦСП (Федеральное государственное управление центра спортивной подготовки).

Но как контролируется КПД вложений? А никак - только по результатам сборных России на крупнейших соревнованиях. Можно ли что-то сделать, если результаты не устраивают дающих деньги, то есть государство? По закону - только одно: не давать. Любая федерация - это общественная организация, вмешиваться в деятельность которой государству запрещено. Содержать - пожалуйста, командовать - ни-ни. ОКР - тоже общественная организация, глава которой может - по ситуации - либо назваться главным вдохновителем и организатором всех наших побед, либо скромно уйти в олимпийскую тень.

И вот что мы в результате имеем: общественные организации рулят вполне серьезными профессиональными отраслями, легальных рычагов воздействия на них у Минспорта нет, схема членства в этих организациях, если взять за образец футбол, такова, что сам черт ногу сломит, а внутри их самих все и всем нравится. Раньше соответствующий всесильный департамент в ЦК КПСС рулил этим большим базаром жестко и бесцеремонно. Теперь так нельзя, а попытки создать что-то похожее на тех же идеологических принципах выглядят скорее нелепыми, чем конструктивными.

Государство, в свою очередь, имеет деньги, но не имеет спортивных мозгов - в хорошем смысле слова - для самостоятельной рулежки профессиональными спортсменами. Именно поэтому Виталий Мутко недавно завел разговор о возможном создании института государственных тренеров - наместников денежного бога в федерациях. Что из этого выйдет, сказать сложно, но предчувствия, честно говоря, неважные. Потому что каждый новый человек, приближающийся к берегам финансовых рек в России, неминуемо чувствует мучительную жажду. Спорт в этом смысле - четкий слепок нашего общества. И если в каких-то других отраслях мы пока далеко не копенгаген, почему от спорта ждем прорывов и чудес?

ПОДЪЕМ!

А теперь я эгоистично расскажу вам о том, что я хотел бы взять с собой из Ванкувера в Сочи и чего не хотел бы. Речь, понятно, пойдет не о вязаных носках, а об уроках этой Олимпиады и о предвкушениях той, еще далекой, но уже своей.

Я хотел бы взять с собой в Сочи канадское медальное счастье. Организаторы Игр установили рекорд по количеству завоеванного золота для хозяев Олимпиад - 13. А в случае ночной победы над американцами в хоккейном финале канадский рекорд может стать и вовсе абсолютным для зимних Игр.

Не стоит думать, однако, что благо свалилось на канадцев само, как снежная размазня на мужской биатлонный спринт. Тому, граждане, предшествовала гигантская работа. Которую и нам не худо было бы начать позавчера. Но, судя по всему, придется завтра. Ни в коем случае не строя ничего при этом на глиняных ногах!

Нет такого закона, чтобы стране необходимо было выпрыгнуть из последних штанов, но домашнюю Олимпиаду выиграть. Не выиграем - не умрем. Хотя стремиться к победе надо. Но только через капитальность, а не через эрзац-чемпионов, через строительство баз и сооружений, а не через вваливание денег в зарубежные центры подготовки, через создание системы, а не через штурмовщину и бессистемность, купленную на нефтяные бриллианты.

Точно такую же, как и канадцы, работу вел перед 2008 годом Китай. Сейчас - в преддверии Лондона-2012 - ведет Англия. Мы, судя по проваленным ванкуверским Играм, не только эту работу не начинали, но еще и заснули во время большого перекура с бычком во рту. Подъем, едрена мать!

Мне очень хотелось бы взять с собой в Сочи допинговую безмятежность Ванкувера. Все еще может вскрыться, конечно, но то, что нас никто не валял здесь в грязи и не косился, как на обдолбанных метадоном качков с мозгами ящерицы, глубоко удовлетворило. Только очень важно помнить и знать при этом: по верхам мы бить худо-бедно научились, похоже. Но ковырять-то надо снизу, с двух-трех возрастных пластов под нынешними олимпийцами!

В Ванкувере мне шепнули: пошла по России гулять новая "наркота". Неловленая. Жди сначала подвигов, потом залетов. В детских и юношеских секциях, в молодежных возрастах, куда не добирается ни WADA, ни РУСАДА, это извращает само понятие селекции, принципы естественного отбора. Наверх пробиваются ненастоящие спортсмены и ненастоящие тренеры. А одновременно со всплытием этого шлака из-под ног уползает здоровая спортивная платформа нации.

Едва ли не главный залог успешной борьбы с фармакологическим злом - создание нетерпимой к допингу атмосферы в обществе. Будем жалеть - ничего не добьемся. Допинг должно быть стыдно и страшно принимать, а не попадаться на нем. На укоренение этой простейшей идеи у нас есть как минимум четыре года. Всего четыре. Как и на то, кстати, чтобы каким-то способом урезонить наконец норвежских астматиков, превратившихся в особую касту людей с инопланетными возможностями.

МИКРОПОГОДА

Я хотел бы взять с собой в Сочи организацию безопасности на канадских Играх. Иногда нам приходилось плеваться и зудеть, снова и снова выкладывая из карманов телефоны с зажигалками и выстаивая в очередях к магнитным рамкам. Но с жалостью, халатностью или попустительством к процедурам досмотра я не столкнулся здесь ни разу.

Шел утром на автобус-шаттл. Посмотрел на часы - до отправления оставалось 5 минут. Решил заскочить в пресс-центр, выпить бесплатного для журналистов горячего шоколада или кофе со сливками, наряду с сигаретой три недели заменявших нам завтраки. Отсканировав мою аккредитацию, волонтерша на входе показала на рентгеноскоп для вещей и магнитную рамку: "Вам сюда, сэр". Черт!

Система безопасности в Ванкувере выбирала объекты для проверки в случайном порядке. Пять раз подряд могли пропустить просто так - три раза с потрошением внутренностей. Или наоборот. "Ладно, - сказал я себе, - обойдусь без кофе. Автобус важнее". И развернулся в обратном направлении. Меня тут же взяли в кольцо три охранника: "Вы пройдете проверку, сэр". Мой отказ они истолковали как подозрительное поведение, а попытки возмутиться были ими вежливо проигнорированы.

Прощупали, кажется, даже стельки в ботинках. Отпустили. Я понесся на автобус. Опоздал. Следующего, который уходил через полчаса, ждал без кофе и в дикой ярости. Но с чувством досадливого уважения к этим вымуштрованным зомби у входов на любой олимпийский объект.

Я хотел бы забрать с собой из Ванкувера безмятежность местных жителей. Олимпиада их, кажется, не затронула вообще - разве что движение частников на дорогах ограничили. Есть соревнования, нет - крошечный Уистлер полон людей с лыжами и сноубордами. Подъемники работают, полиция улыбается, всяк отдыхает в меру собственных возможностей и вкусов. Понимая: эти Игры - и для него тоже.

Минувшим летом в Сочи, во время моего отпуска, никакими Играми не пахло и в помине. Но Курортный проспект - единственную прямую и широкую улицу города - на светлое время суток всякий раз перекрывали. Причина - одновременно со мной к морю приехал президент России.

В результате на пляж я ехал на машине три километра. С пляжа - восемнадцать, горами и ухабами. Транспортную артерию держали свободной просто так, на всякий случай. Вдруг пригодится - а вот она, просторная, с пылу с жару. При этом на маршруте объезда за естественными укрытиями обязательно дежурили две-три милицейские машины. Там было где срезать, и это обстоятельство сочинских "дэпээсников" весь президентский отпуск неплохо кормило.

Ну а про то, что теща-сочинка, пятьдесят лет живущая в аварийном доме, собирается через четыре года зазвать к себе корреспондентов ВВС и CNN, чтоб показать им свои хоромы, я, кажется уже писал...

Я хотел бы взять с собой в Сочи канадских метеорологов. Хотя через четыре года, возможно, они натаскают и наших. Познакомился в автобусе с двумя такими - российские синоптики приехали перенимать опыт. Выяснилось, что канадцы задолго до начала Игр созвали к себе апологетов шести или семи мировых школ метеонауки. И каждый недавний олимпийский прогноз был выведен на основе суммарных данных всех этих школ.

В последние три года на местах будущих стартов действовали штатные посты наблюдателей. Они контролировали не макро-, а микропогоду, потому что в горах на соседних трассах по одному и тому же виду спорта в один и тот же момент времени могут быть совсем разные погодные условия. Ставили зонды не на верхушках гор, а на склонах, отслеживая тенденции в ущельях, где будут люди... Да много чего передового предприняли канадцы в этом вопросе. И тот самый буран, едва не угробивший биатлонистов в спринте, синоптики Игр предсказали с точностью до минуты и до миллиметра осадков. Только вот отменить гонку они не могли - это была прерогатива спортивных организаторов.

СМЕРЧ

Я ни за что не взял бы из Канады в Сочи то ощущение временности и минимально необходимой, слишком разумной "удобности" Олимпиады, весьма характерное для Ванкувера. Пластиковые шатры на все случаи жизни, разборные железные конструкции, функционал без излишеств, праздник без цветов и фейерверков...

Канадцам так было дешевле, я понимаю. И сами соревнования от этого почти не страдали. Но потерялся стиль. Точнее - стильность. И гости это почувствовали. Практичность - была. Желание потрафить, потакать, исполнить пусть даже какие-то капризы приехавших со всего света людей отсутствовало.

Я не хотел бы вновь столкнуться в Сочи с вентиляционной системой в тех самых шатрах-пресс-центрах и с ценами на фаст-фуд на олимпийских объектах. Речь больше об Уистлере, ибо от кейтеринга в Ванкувере я был довольно далек. Дорого и невкусно - вот и все, что могу сказать про ту кормежку. Возможно, организаторы рассчитывали, что утомленные дальней дорогой гости и ошалевшие от работы журналисты будут сметать их оборонного вида булки с сосисками за любые деньги. Не на тех нарвались: к плошкам супа, похожего на "вискас" в томатном соусе, мы с коллегой Бутовым так ни разу и не прикоснулись. Не вызывал он слюноотделения - и все тут.

Что же касается вентиляции, то пусть она веет в опочивальне придумавшего ее человека всю его оставшуюся жизнь. Канадцы проложили под потолками шатров мягкие пластиковые трубы, проделали в них дырки и пустили комнатной температуры воздух под давлением. Дырки смотрели строго на журналистские столы. Сдувало, кажется, даже ноутбуки, поэтому пресс-центр обычно напоминал поле с рощицами сплотившихся для защиты от смерча людей.

А еще на наши электрические розетки с крыши иногда что-то капало. Но и об этом я, кажется, уже писал.

Была задумка матюгнуть напоследок еще и транспортную систему Игр с ее ломающимися автобусами, снулыми водителями и большими расстояниями. Но под конец Олимпиады все как-то наладилось в этом смысле. Хотя расстояния, конечно, никуда не делись. Вот им, стало быть, мы и не дадим приглашения в Сочи.

А еще я ни за что не забрал бы с берегов Тихого океана к берегам Черного моря серебряный демарш Евгения Плющенко. Он хороший фигурист. Но побеждая везде и всегда, даже под звуки песни Believe, мой тезка слегка поотвык проигрывать. Ему бы выкроить минутку, сесть спокойно у компьютера, найти в "ю-тьюбе" запись афинского выступления Алексея Немова, - того самого, где наш гимнаст остался четвертым.

Такие вещи здорово успокаивают - их всем нам не мешало бы просматривать периодически. Вне зависимости от того, платиновая у нас в этот момент медаль на шее, деревянная или шоколадная.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...