Блестящие

Вторник. Уистлер. Победительницы эстафеты отправляются на цветочную церемонию (слева направо): Светлана СЛЕПЦОВА, Анна БОГАЛИЙ-ТИТОВЕЦ, Ольга МЕДВЕДЦЕВА и Ольга ЗАЙЦЕВА. Фото AFP Фото "СЭ"
Вторник. Уистлер. Победительницы эстафеты отправляются на цветочную церемонию (слева направо): Светлана СЛЕПЦОВА, Анна БОГАЛИЙ-ТИТОВЕЦ, Ольга МЕДВЕДЦЕВА и Ольга ЗАЙЦЕВА. Фото AFP Фото "СЭ"

VANCOUVER-2010

Интервью "СЭ" дали участницы эстафетной гонки, которую российская команда выигрывает уже на второй Олимпиаде подряд.

Светлана Слепцова: "В спортивном мире трудно выбирать друзей"

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ
из Уистлера

После церемонии награждения Светлану Слепцову ждал непростой вечер. Вооружившись тремя телефонами сразу, она принялась эксплуатировать их в максимальном режиме. Да еще и перекладывать при этом из руки в руку в довольно сложной последовательности. А в промежутках - фотографироваться, танцевать и общаться с самыми разными людьми, приехавшими в биатлонный штаб российской сборной.

Причина на поверхности: золото в эстафете стало первой олимпийской наградой биатлонистки из Ханты-Мансийска. И знаете, что радует больше всего в такой ситуации? Что ей всего 23. А значит, самое интересное в карьере и в жизни у Светы еще впереди.

- Для завязки разговора начну ударно: вы можете что-нибудь сказать на языке ханты или манси?

- Нет! Ни одного слова!

- А друзья есть этих национальностей?

- И друзей нет. Их осталось очень мало - и ханты, и манси. Кстати, у меня племянница хантыйка - по отцу. Так вот она тоже языка не знает. А в целом - обычные люди.

- Вам жалко было Анну Булыгину, не попавшую в эстафетный состав?

- На этот вопрос не буду отвечать. Это спорт, и это может случиться с каждым, жалость тут - последнее дело.

- И себя могли бы представить на ее месте?

- Не только могла - представляла. Уверена, что ей очень тяжело сейчас. Но сами спортсмены в этом не виноваты. И тренеры не виноваты. Все идет от ситуации.

- На вечеринку по случаю вашей победы Аня не пришла, что объяснимо. И во время гонки, наверное, на стенку лезла.

- Вы не правы насчет причин Аниного отсутствия - она заболела, температура 38. Это могло быть от переживаний, кстати, - такое случается. А переживала она действительно сильно.

- Оглядываясь на шесть безмедальных для нас ванкуверских гонок, хочу спросить: сейчас вы знаете причины тех неудач?

- Наверное, нет. Какие-то мысли в голове есть по этому поводу, но как следует проанализировать пока сложно. Мы проделали очень большую работу, и где именно совершили ошибку, я не знаю. С другой стороны, вы сами все видели: лидеры сезона, кроме Нойнер, на Играх мало что показали. Возможно, дело в нюансах, в том числе психологических. В первую очередь надо разбираться, почему мы либо бежали, но не стреляли, либо стреляли, но не бежали.

Если смотреть по личным гонкам, я попала довольно кучно - была 13-й, 14-й и 18-й. Но ведь это тоже результат для меня, если разобраться. Все-таки первая Олимпиада.

- Евгений Устюгов начинает гонки медленно, заканчивает быстро. У вас все наоборот: стартуете - как ракета, финишируете - как уставшая ракета. Это тактика, почерк или нехватка кондиций?

- Во многом все идет от моего характера. Хочется показать что-то с первых метров. Буду над этим работать, поскольку поняла, что это неправильно. В эстафете, можно сказать, уже работала. Один хороший человек мне подсказал тактику, и я ей руководствовалась.

- Что за тактика?

- Идти спокойно, не рваться никуда и настраиваться на стрельбу. А вот на последнем круге работать из последних сил.

- А что за человек?

- Он не из тренерского штаба.

- Чем вы спасались в первые неудачные дни от подавленного состояния? Есть у вас какой-то способ для этого?

- Есть. Это общение с людьми, которых сейчас здесь нет. Эти люди дома, и они умеют находить нужные слова в нужный момент. Сама я, к сожалению, еще не научилась отключаться от нежелательных мыслей. Может, это от молодости, а может, от характера. И над этим тоже надо работать, потому что для биатлониста зацикливаться на прежних гонках - большой минус.

- Музыка помогает?

- Музыку слушаю постоянно, но до конца она не спасает. Можно посмеяться, поплакать, но это не то. Нужно что-то более глубокое, внутреннее.

- Сейчас, когда закончились ваши выступления на Олимпиаде, не собираетесь ударить визитами по местным дискотекам?

- Наверное, времени не будет. В среду едем на хоккей, потом фотосессия, затем нужно потренироваться, потому что сезон еще не закончен. Есть общий зачет Кубка мира, есть командный зачет: нужно готовиться и выступать. Так что в Уистлере на дискотеку я вряд ли попаду. А вот в Ханты-Мансийске - сто процентов.

- Не жалеете, что не можете разговаривать на английском с иностранными спортсменами?

- Конечно, жалею: в школе учила немецкий.

- На этапах Кубка мира есть возможность общаться с биатлонистами из других сборных?

- Бывают биатлонные тусовки, хотя и нечасто. Спортсмены в принципе могут сами их организовать. А официальная - только раз в год, в конце сезона. Причем в Ханты-Мансийске.

- Кто, кроме вас самой, внес наибольший вклад в вашу золотую олимпийскую медаль?

- Мама. Она сделала даже больше меня, особенно в детстве. Хотя надо отметить и отца тоже. Эту медаль я посвящаю ему и очень жалею, что он не может увидеть ее и пощупать: папа умер четыре года назад. А кроме мамы меня как человека сформировали еще и первые тренеры - Андрей Корчак, Михаил Новиков и Валерий Захаров. Они учили меня всему и готовили для сборной.

- В начале сезона вы сказали, что имидж до Олимпиады менять не будете. Какие теперь планы в этом направлении?

- Я сказала, что не буду, но поменяла. У меня были волосы подлинней и другого цвета. Хотя... У лучшей подружки, которую знаю с рождения, 5 марта в Ханты-Мансийске свадьба, и я буду свидетельницей. Может, к этому событию что-нибудь и обновлю.

- Спасибо, что подписали свою карточку человеку из белорусской тюрьмы, но скажите: часто дают о себе знать столь необычные поклонники?

- В общем, да. Из тюрем мне и звонили пару раз, и эсэмэски присылали. Есть в этом неприятные моменты, но это жизнь: в тюрьме сидят мои друзья. Пусть это звучит дико, но мне приятно, что даже там за меня болеют. Судьбу они сами себе выбрали, и осуждать я их не собираюсь.

- А встречаются люди, от которых самой хотелось бы подальше держаться?

- Конечно. Они по жизни странные, к сожалению.

- Не хочу спрашивать про вашу нашумевшую фразу: "Мы никому ничего не должны", потому что вас и без меня сто раз уже про это спрашивали, наверное. Скажите только, ощутили ли вы волну, которую подняли ваши слова?

- Ощутила очень хорошо. Подошли ко мне нормальные честные люди и сказали в глаза: "Раз произнесла такое - объясняй, сглаживай". В принципе фраза была вырвана из контекста. Многие поняли, что я хотела этим сказать. Не быть никому обязанным - моя жизненная позиция, за которую оправдываться не собираюсь. А были и другие люди. Они говорили: "Что ты такое ляпнула, надо следить за своими словами!" И тренеры тоже упрекнули, но - мягко. В интернете, знаю, другая картина, там сформировался целый протест.

Если честно, я не читала комментарии пользователей. Просто посмотрела, сколько их было, и все поняла: облили полностью. Что ж, от этого я не стала ни хуже, ни лучше. И отношения к тем, кто за меня болеет, не изменила. Знаю, что у меня есть искренние болельщики. А есть и неискренние. Когда подряд шли поражения, со мной были очень близкие люди. Из чего я сделала вывод: друзей надо выбирать тщательнее. Хоть и трудно это делать в спортивном мире.

- Анонсируйте под конец, когда вы в следующий раз наденете свой знаменитый комбинезон с надписью Sexy на том самом месте, которое этой надписи вполне соответствует?

- На чемпионате России в Увате. Я обязана быть в нем по условиям спонсорского соглашения с фирмой-экипировщиком.

- Надпись до этого времени не отстирается?

- Ну что вы - она прочная.

Анна Богалий-Титовец: "Очень сильно переживаю за Булыгину"

Сергей БУТОВ
из Уистлера

- Вы не первый год в сборной, ее настроение чувствуете хорошо. Когда наступил момент, после которого команда окончательно пришла в себя от стартовых неудач?

- Совершенно точно - после масс-стартов. Серебро Ольги Зайцевой и тем более победа Жени Устюгова придали нам такие силы! Прямо от души отлегло. 21 февраля было для команды самым счастливым днем, когда мы почувствовали настоящее единение.

- Вечеринка, устроенная руководством в тот же вечер, пошла на пользу?

- Думаю, да. Главное, что все вместе собрались. Мы ведь с ребятами видимся не так уже часто. Тренируемся обычно в разных местах. Так что пообщаться в неформальной обстановке всегда приятно.

- Вам не кажется, что команда слишком серьезно подошла к этой Олимпиаде?

- Кажется. Даже более чем серьезно. Руководство нас успокаивало: считайте, что вы на этапе Кубка мира, ничего себе не выдумывайте и не придумывайте. Но нервная атмосфера Олимпиады все-таки сказалась. Я однажды услышала мнение, которого сама стала придерживаться: олимпийское везение либо есть, либо его нет. Вспомните великую Магдалену Форсберг, которая шесть лет подряд выигрывала Кубок мира, а на Олимпиаде победить так ни разу не смогла. Уверена, что похожие примеры можно отыскать и в других видах спорта.

- Как сейчас себя чувствует Анна Булыгина, которую отцепили от эстафеты в пользу вас?

- Не знаю. Мне очень тяжело об этом говорить. Я очень сильно за нее переживаю, как бы натужно это ни звучало. Разговаривала вчера вечером с родными и даже им призналась, что чувствую себя из-за этой ситуации не очень комфортно. И ведь ничего не могу сказать Ане в поддержку, чтобы не быть превратно понятой.

- Как вообще в такой ситуации сохранить нормальные человеческие отношения?

- Ох, не спрашивайте. Мне бы очень хотелось, чтобы Аня на меня не обижалась. Это был выбор тренеров. Видимо, они посчитали, что…

- Восемь промахов в одной гонке - это чересчур?

- Ну да. В олимпийской эстафете лишний запасной патрон дорогого стоит. Эта такая гонка, где соперникам вообще нельзя ни одного шанса давать. Помню, в Турине у нас за всю эстафету было всего два промаха на четверых - у меня и Светки Ишмуратовой.

- По всему, на вас должен был лечь дополнительный моральный груз после включения в эстафетную четверку взамен Булыгиной.

- Не сказала бы. Руки после неудачной индивидуальной гонки не опустились, чувствовала, что у меня хорошее физическое состояние. Кущенко с Барнашовым спросили только: "Готова?" Не стала в ответ ничего рассусоливать, просто ответила, что готова.

- Олимпийский опыт Турина пришелся кстати накануне этой эстафеты?

- Очень кстати. Вообще никакого волнения не испытывала. Чувствовала себя очень спокойно и раскованно. Видимо, я свое отволновалась еще до Игр, когда решила вернуться в олимпийскую сборную всего через год после родов.

- Как вам бежалось на втором этапе?

- Мне выбирать не приходилось. Выступила бы на любом этапе, где сказали тренеры. Но со вторым, считаю, мне откровенно повезло. Именно на нем стартовала масса сильных соперников, шла контактная борьба. Это то, что мне было нужно. Даже рада, что Света Слепцова не привезла никакого отрыва, потому что тем самым не дала мне расслабиться.

- Был кто-то, про кого можно было сказать накануне эстафеты, что он волнуется?

- Нет, никто не трясся. Наоборот, как и перед туринской эстафетой, мы смогли объединиться в единый коллектив, настроиться на общее дело. Даже собрания не пришлось проводить, и так все было ясно без слов.

- Где смотрели окончание эстафеты?

- Со стадиона я ушла - не могла на это смотреть. Вернулась лишь тогда, когда Зайцева уже бежала к финишу с хорошим запасом. Кто-то из соперниц должен был рано или поздно дрогнуть.

- За золотую медаль не волновались, узнав, что Зайцева идет с преимуществом?

- Умеренно волновалась, скажем так. В принципе была полностью уверена в Ольге.

- Можно ли сказать, что сегодня кто-то из россиянок "сделал эстафету"?

- Нет. Это заслуга всей команды. Каждый прошел свой этап по максимуму. Да и вообще "эстафеты одного гонщика" не бывает. А если и бывает, то сегодня был не тот случай.

- Сейчас, когда уже все позади, можете объяснить, как вам всего лишь за год удалось вернуться на уровень олимпийской сборной?

- Мне и самой до конца это непонятно. Тренировалась я с такой жаждой, что приходилось меня одергивать. В день накатывала более 60 километров на лыжероллерах. Причем нагружать себя стала уже через полтора месяца после родов, за что меня ругала бабушка. Напоминала, что два месяца - это минимум.

Сейчас понимаю: как важно, что в меня поверил Валерий Николаевич Польховский. Он почувствовал этот момент и сказал простые, но важные слова о том, что мы еще можем успеть. Большего мне говорить и не надо было.

Польховский предупредил, что готовиться мы будем спокойно, планомерно. Без форсирования. С июля он подключил меня к резервной команде, где созданы замечательные условия. Да и атмосфера соответствующая. Меня там все окружили заботой, я забыла о том, что существуют какие-либо проблемы.

Вообще я, если это возможно, хотела бы передать Польховскому через вашу газету слова огромной благодарности. Выразить огромную признательность всей моей семье, родителям, близким, друзьям. Меня жизнь побросала по стране - "география" большая: Новосибирск, Вологда, Мурманск. Везде осталась масса друзей, которые, знаю, искренне переживали за меня, не спали по ночам, сидя у телевизоров. Огромное спасибо также моим личным тренерам, наставникам и руководству главной сборной, всей сервис-бригаде.

- А к Олимпиаде в Сочи будете готовиться? Или снова уйдете в декрет?

- Обязательно уйду, но только после Игр-2014. Следующие четыре года перерыва делать не планирую. Хочу полностью окунуться в атмосферу большого спорта, которой мне очень не хватало все то время, что я провела вне главной сборной страны.

Ольга Зайцева: "Я не пижонила на стрельбище"

Сергей БУТОВ
из Уистлера

С финишером золотой российской эстафеты специальный корреспондент "СЭ" беседовал сразу после церемонии награждения, которая состоялась тем же вечером в центре Уистлера.

Двукратную олимпийскую чемпионку Ольгу Зайцеву на пресс-конференции пытали, почему она не взяла флаг на финише эстафеты. Двукратная чемпионка вяло отбивалась. Говорила, что ждала, пока ей протянут флаг, но так и не протянули. Поэтому пришлось ограничиться раздачей воздушных поцелуев в строго дозированных объемах.

Встреча с журналистами прошла в непринужденной атмосфере. Виной тому - четверка россиянок, сначала тихо хихикавшая в кулачки, а потом взявшая инициативу в свои руки. Матери-героини Богалий-Титовец, Зайцева и Медведцева, у которых на троих четверо детей, отвечая на чей-то вопрос, призвали сидевших рядом француженок и немок в будущем олимпийском цикле рожать, рожать и еще рожать. А потом возвращаться на лыжню с новыми жизненными ориентирами. Пока Сандрин Бэйи и Андреа Хенкель поддакивали, Зайцева, пододвинувшись к микрофону, тут же проиллюстрировала призыв. "Я считаю, что моя самая главная золотая медаль - это мой сын, - сказала Ольга. - С ним я стала спокойней, уверенней в себе. Считаю, что это основной долг женщины. Мы с девочками вообще все долги уже отдали. Детей родили? Родили. Олимпиаду выиграли? Выиграли. Придется искать новые стимулы..."

Спустя несколько часов пришел черед церемонии награждения, и все заметили, что настроение двукратной олимпийской чемпионки Зайцевой кардинально изменилось.

- Ольга, что с вами? Настроение у вас даже не грустное, а задумчивое.

- Все эмоции остались на трассе. Последние из нас высосали журналисты, а потом еще эта церемония... Ну вот представьте, сколько времени прошло после гонки? Шесть часов минимум. А мы еще ни разу не присели отдохнуть. Каких эмоций вы от меня ждете?

- Когда в Москву?

- Скорее всего, 1 марта. Останемся поболеть за ребят, потренироваться. У нас ведь сезон еще не закончен. Но ближайшие несколько дней постараемся провести в свое удовольствие.

- Вы себе именно так и представляли финиш эстафеты, на лихом коне в гордом одиночестве?

- Нет, немного не так. Много вариантов в голове прокручивала. В принципе я довольна тем, как финишировала. А вот стрельбой своей недовольна. Хотелось намного красивее все это сделать. Но я немножко люблю нервы попортить.

- Вы не пижонили на последнем рубеже, когда израсходовали два дополнительных патрона?

- Пижонила? Нет, конечно. Я нервничала. Девчонки сделали такую работу, не хотелось смазать общее впечатление. Боялась стрелять, как ни странно это прозвучит. Отсюда и промахи.

- Известно, что вы не любите бежать четвертый этап…

- Кому известно? Мне нравится бежать последней. Очень ответственный этап - такое дело тебе доверяют. Хорошо, что сегодня девочки преподнесли мне такой большой-большой подарок в виде приличного отрыва. Не припоминаю таких отрывов в олимпийских эстафетах.

- В какой момент команда почувствовала, что пришла в себя после первых, я бы сказал, растерянных дней?

- Ничего такого знакового не было. Просто мы перестали давить сами себя. Перед Олимпиадой ведь все знали, что могут, могут! И все здесь очень хотели это продемонстрировать. Наши результаты в спринте и преследовании были в общем-то неплохие. Но чего-то не хватало. Потом стало ясно чего именно - нужно было просто перестать об этом думать.

Ольга Медведцева: "Есть радость в глубине души - и есть пустота"

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ
из Уистлера

ЭМОЦИИ ОСТАЛИСЬ НА СТАДИОНЕ

Третий этап золотой олимпийской женской эстафеты видела вся страна. Вряд какие-то комментарии и разъяснения к тому, что сделала на нем Ольга Медведцева, способны сказать больше, чем сказала своим выступлением она сама. Именно поэтому я не стал начинать беседу с двукратной олимпийской чемпионкой с узкоспортивных тем. А когда сел расшифровывать запись и вовсе понял: весь наш разговор получился достаточно далеким от метров, очков и секунд. Что, наверное, не так уж страшно и не так уж плохо.

- Видел вас вечером после четвертого места в индивидуальной гонке - и вижу сейчас, после завоевания олимпийской медали. Боюсь ошибиться, но в предыдущий раз настроение у вас было лучше.

- Так и есть.

- Почему?

- Уже здесь, в Ванкувере, задавала себе вопрос: что буду чувствовать, если выиграю медаль Олимпиады? И сама себе отвечала: не знаю. Ничего, наверное. Есть радость в глубине души - и есть пустота.

- Это связано с вашим личным олимпийским прощанием?

- Просто были соревнования, работа, ожидание, а потом - раз, и все закончилось, стремиться не к чему. Эмоции остались на стадионе, на награждении, в той суматохе. С собой ничего не взяла.

- Когда у вас случился двухлетний перерыв, многие считали: вам надо обязательно вернуться и всем все доказать.

- Я тоже так считала.

- Но теперь, когда вы действительно доказали, сама идея, по-моему, отошла на второй план.

- Пожалуй, так и есть. Перегорела, пережила. Возвращалась-то во многом из чувства противоречия. Занятие вне спорта можно было себе найти.

- Бывает такое, что думаете про кого-нибудь: "Вот родите двоих, займите четвертое место на Олимпиаде, и тогда я на вас посмотрю".

- Это я сама себе говорю иногда, чтоб легче стало: "Зато у меня двое детей!" На самом деле вернуться в моем возрасте и в моей ситуации было очень непросто. Два года ничего не делала, форму растеряла.

- Мне кажется, между спортсменками в команде не может быть близкой дружбы. Или ошибаюсь?

- У нас в сборной хорошие отношения. С Аней Богалий-Титовец и Олей Зайцевой постоянно о детях говорим. Со Светкой Слепцовой отлично общаемся, несмотря на разницу в возрасте. Дружба ли это? Ну, не знаю. У нас нет особой нужды сидеть и изливать друг другу душу.

- А как избежать конфликтов, если вы все время вместе и есть конкуренция?

- Их просто не возникает - так и избегаем. Плюс руководство в этом сезоне обеспечивает нам проживание в отдельных комнатах. Здесь, на Олимпиаде, например, живем вроде все вместе, но возможность уединиться всегда есть. Встречаемся за ужином, на чаепитиях, с праздниками друг друга поздравляем. Получается, меня никто не достает и я никого - очень удобно. А конкуренция в индивидуальных видах спорта всегда была и будет, это все понимают.

ОБЫЧНЫЙ ДОМ

- Людям свойственно гордиться своими домами. Расскажите про свой.

- Похвастаться, что ли?

- Совершенно верно.

- Мне кажется, многие думают, что у нас там унитазы золотые. Хотя мы не строили музей и не покупали мебель в стиле барокко. Обычный кирпичный дом в Красноярске, просторный, все сделано с любовью. Интерьер еще до конца не оформлен, жду, когда идеи посетят. Кухня только нормально отделана.

- Прислугу держите?

- Нет, с дочкой Дашей сами управляемся. Не потому, что дорого, просто не хочу, чтобы посторонний человек хозяйничал в моем жилище. Да и дочка растет, ей скоро четырнадцать, в жизни домовитость пригодится. Мы не помешаны на стерильности. Маленький ребенок в доме, а это значит, что где-то на стене пятерня, где-то мусор на полу. Ничего, взяли веник, швабру, быстро убрали, и все дела. Один день в неделю выделяем для генеральной уборки. Дочка без разговоров помогает, даже не упирается.

- Участок большой?

- 30 соток.

- Ландшафтный дизайн сделали?

- Продвигаемся постепенно - недешевое это удовольствие. Прошлым летом, например, у нас прудик появился с искусственным ручейком. А деревья Валера сам высаживает.

- Помидорчики, картошечка?

- И огород есть, а как же.

- Кто в семье главный аграрий?

- Валера. А когда уезжаем - родители следят. Правда, год назад я огородный надел подсократила. Урожай очень большой, мы столько не съедаем. Раздаем, выкидываем, а какой смысл? Да и я не огородница. Чтоб идти туда работать, силу воли в кулак зажимать приходится. Зато все овощи свои. Помидоры для засолки - один сорт, для стола - другой. А Валерка их вообще любит есть с куста. Еще как-то огурцы пошли - как раз мама на юг уехала. Вот это была вахта. Первый раз в жизни солила.

- Не взрывались потом?

- С чего бы? Маленькие, аккуратные.

- Вы себя считаете хорошей хозяйкой?

- Если все время в разъездах, выходит, не очень. А если серьезно, мы все время дома едим. В ресторан не тянет, да и не пойдешь туда с маленьким ребенком.

- А романтика?

- В ресторане? Да какая там романтика. В обед можем перехватить бизнес-ланч, если в городе застряли. А ужин - только дома. Тем более из своих экологически чистых продуктов.

- Фирменное блюдо есть у вас?

- Нет, хотя умею готовить многое. Главное - побыстрее. Если рыба - в фольгу ее, посолить-поперчить и в духовку. Мы не особые гурманы.

- Есть подозрение, что Валера сам неплохо готовит.

- Не угадали, это у него не в почете. Правда, когда на соревнования уезжала, кашки-супчики сыну варить навострился.

- Живность не держите? Куры-гуси...

- Нет, этого нам не надо. Собачки достаточно.

- Извините за осведомленность, но я и про квартиру вашу хвалебные отзывы слышал.

- Опять скажу - нормальная квартира. Дом, в котором живем, был первым элитным в городе. Школьницей, помню, ходила мимо и думала: "Никогда мне здесь не жить". А после Олимпиады-2002 предложили квартиру именно в этом доме. Зашла, посмотрела, все меня полностью устроило. Архитектор, который дом строил, сделал нам проект перепланировки квартиры. Получилось очень удобно и красиво.

- Вы смогли бы поехать на отдых в Италию?

- Почему нет?

- То есть вас от названия этой страны не коробит?

- В первый год после Турина коробило. А когда сидели в Новый год на итальянских сборах, к нам пришли брать допинг-тесты. Не поверите - напряглась. Хотя знаю, что абсолютно чиста, но вот это отсутствие права на малейшую ошибку само по себе очень неприятно. Стала в памяти перебирать, что принимала - вплоть до капель в нос. Прямо страх панический появился.

НЕ НАДО НАС КРИТИКОВАТЬ

- С Михаилом Прохоровым общались когда-нибудь?

- Не доводилось. В Поклюке он с девочками общался, которые в призы попали. А когда я была в призах, президент СБР не приезжал.

- Ваш роман с красноярским телевидением закончился?

- Думаю. да.

- По чьей инициативе?

- Я же не в штате была. Поработала, потом попрощалась и снова пошла на лыжах бегать. А теперь там и концепция, и руководители, наверное, поменялись. Вообще этому делу надо учиться. Были у меня ошибки, которые прощались, думаю, из-за того, что я Пылева-Медведцева. Несолидно снова их повторять.

- Вы себе в Канаде пончо купили. Любите такую одежду?

- Поношу, тогда скажу - в первый раз купила. Зашли в магазин в Уистлере, там русская хозяйка. Как начала выносить вещь за вещью, я два часа не могла уйти.

- После масс-старта видел вас с бокалом красного вина. Это как-то помогло золоту в эстафете?

- Я еще после "индивидуалки" стресс чуть-чуть сняла. Вино полезно в нормальных количествах. Да и надо тогда было что-то делать.

- Сработала мера?

- Думаю, да. У команды не получалось ничего, в мозгах крутилось, что все от нас чего-то ждут... Сами себя перегрузили. Кроме того, я понимала, что это последняя Олимпиада в моей спортивной жизни. А медаль хотелось.

- Да тут еще накат на вас пошел...

- Какой накат?

- Отдельные читатели стали требовать расправы над биатлонистами, жесткой критики.

- Я вот что хочу сказать, читатели. Не надо нас критиковать. Лучше любите и цените за то, что мы оставляем свои семьи, детей. Здоровья нам от спорта отнюдь не прибавляется, мы только тратим его. И очень хотим побеждать. Но не получается маленько иногда. А иногда и не везет.

- В одном из интервью вы обронили то ли в шутку, то ли всерьез: "Хочу после Ванкувера третьего родить". Было?

- Было. Очень хочу третьего ребенка.

- А Валера как?

- А что, надо разрешения спрашивать? Я когда второго родила, сразу после роддома сказала, что хочу еще одного. Валера очень любит детей. И дочка тоже. И даже трехлетний сын Арсенька с десятимесячным малышом Ани Богалий охотно нянчился.

- Вы обидчивый человек?

- Скорее открытый. И ранимый. Иногда сболтну лишнего, потом всплывает какая-нибудь выуженная из контекста фраза и бьет по мне самой. Вот и думаю, что лучше: страдать или меньше общаться с прессой?

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...