Письмо из тюрьмы № 8

Вторник. Уистлер. Светлана СЛЕПЦОВА со своей фотографией, подписанной для Рината. Рядом - Ольга ЗАЙЦЕВА. Фото Евгения ДЗИЧКОВСКОГО, "СЭ" Фото "СЭ"
Вторник. Уистлер. Светлана СЛЕПЦОВА со своей фотографией, подписанной для Рината. Рядом - Ольга ЗАЙЦЕВА. Фото Евгения ДЗИЧКОВСКОГО, "СЭ" Фото "СЭ"

VANCOUVER-2010

Во вторник россиянки Светлана Слепцова, Анна Богалий-Титовец, Ольга Медведцева и Ольга Зайцева, объединенные в эстафетную команду, выиграли гонку 4х6 км.

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ
из Уистлера

"Здравствуйте!

Через вашу газету, если есть возможность, хотел поздравить с красивой победой на ЧМ по гандболу женскую сборную России, а также лично биатлонистку национальной команды Светлану Слепцову с блистательным выступлением на этапе Кубка мира в Словении.

Благодаря Белорусскому телевидению и администрации тюрьмы (я отбываю наказание), третий год с волнением слежу за выступлениями всей нашей сборной по биатлону. Но больше всего, конечно же, за Светланой. У этой девушки огромный потенциал, и в скором будущем ей не будет равных.

В канун Нового года искренне поздравляю коллектив "СЭ" и моего кумира - С. Слепцову!

Хочется пожелать ей удачных выступлений на оставшихся этапах Кубка мира, а также ЗОЛОТЫХ финишев на Олимпиаде в Ванкувере. Здоровья ей, удачи и огромного личного счастья.

Был бы счастлив и я, если вышлите Ее фото с автографом. А то приходится довольствоваться снимками из вашей газеты.

Спасибо за внимание... Успехов вам в работе.

Ринат"

Это письмо я получил на свой редакционный адрес в самом начале января. На конверте стоял штамп: "Минская область, г. Жодино, тюрьма номер 8". На самом листе с текстом - крупная чернильная цифра "2" - штамп перлюстратора. Орфография подлинника сохранена.

Письмо я взял с собой в Ванкувер. В один из первых дней Игр передал его Слепцовой - без особой надежды, что оно будет прочитано: Олимпиада все-таки. На словах пояснил: "Света, если подпишешь человеку карточку - постараюсь переcлать. Нет - никаких проблем".

После этого наше общение свелось к минимуму. Слепцова выступала не слишком удачно, как и вся российская команда. Света нервничала. Не бегала от камер и диктофонов, но и большой уверенности в ней не чувствовалось. Плакала в микст-зоне.

Подходить к ней в такой момент с посторонней просьбой казалось кощунственным. Кроме того, была то ли надежда, то ли убежденность: спешить не нужно - лучше выждать. Чтобы поступок Светы шел от души, от радости, а не от дежурной обязаловки. Чтобы не только адресату это доставило удовольствие, но и самой спортсменке.

Позавчера фото и автограф Слепцовой для человека по имени Ринат я получил. Фото олимпийской чемпионки, только что выигравшей в Уистлере биатлонную эстафету. Ликующая, смотрящая на жизнь новыми глазами и видящая все ее краски, а не одни лишь черные и серые, как в предыдущие 10 дней, Света подписала свою карточку человеку, третий год не имеющему возможности увидеть что-либо кроме стен тюрьмы номер 8 белорусского города Жодино. Но болеющего в этих стенах за биатлон и персонально за нее, 23-летнюю девушку из Ханты-Мансийска.

Вряд ли я взялся бы за это дело, не будь отправная и конечная точки доставки послания столь чудовищно далекими географически и духовно. Теперь, после завоевания Слепцовой олимпийского золота, они стали еще дальше на первый взгляд. Но разве не такими нитями прошит сейчас весь земной шар? И разве не по этим нитям стекаются в Ванкувер флюиды и эмоции, гнев и восторг, самоотречение и сострадание множества людей? В том числе - одиноких, небогатых, лишенных свободы, не имеющих в жизни по большому счету ничего, кроме возможности видеть на экране любимых ими на расстоянии Больших Спортсменов?

Замирая от счастья на олимпийских пьедесталах, помните об этом, спортсмены. Ваши победы восхитительны. Поделитесь ими с теми, кто вас боготворит.

...А в эстафете Слепцова, издергавшаяся за время Игр до такой степени, что в ней никак не угадываются ее "штатные" 53 килограмма, выглядела настоящей королевой первого этапа. Стрелять без промахов, трясясь от нервов десять дней подряд, - это и есть острокаменная дорога к большой цели. Света прошла по ней, не споткнувшись.

* * *

Анна Богалий-Титовец еще в конце ноября кормила грудью сына. Потом приняла какие-то жуткие таблетки, перевернувшие весь ее организм, обвязалась покрепче эластичными бинтами и отправилась бегать на лыжах с винтовкой. Да не по лесу, а на этапах Кубка мира. Ворвалась в сборную, так и не избавившись толком от своих бинтов, за пол-этапа взлетела на шестнадцатую строчку в общем зачете Кубка и получила приглашение на Олимпиаду.

Про Аню говорили: форсировала подготовку специально ради Игр. В декабре выстрелила - в январе присмирела. А Богалий-Титовец добросовестно дала возможность всем, кто был в главной команде до нее, проявить себя в Ванкувере, сама показала очень приличный ход в индивидуальной гонке, при не очень удачной, правда, стрельбе, и была включена тренерами в эстафету. Которую прошла так, как и должна была пройти будущая олимпийская чемпионка.

В Новосибирске ее ждет сын. Уже не как кормилицу, а как просто маму. С красивой золотой пластинкой на синей ленте, у которой есть совершенно конкретная цена - материнское молоко, не доставшееся крошечному Максиму.

* * *

Ольга Медведцева была четвертой в индивидуальной гонке. В эстафете прошла свой этап очень качественно, сбросила с колеса немку и француженку, создав победный отрыв. Хорошая работа!

А теперь попробуйте вставить в предыдущий абзац любую другую фамилию матери двоих детей. Сойдется уравнение? Вот и я о том же. В иных видах спорта что-то подобное можно себе представить, в биатлоне и лыжах - вряд ли. Мне по крайней мере вспомнить аналоги не удалось.

После финиша Медведцева была самой спокойной и рассудительной из нашей четверки, если не сказать - самой грустной. И это был вовсе не синдром достигнутой цели, не реакция психики на стресс и не недовольство своими показателями в гонке. Золотая медаль Ванкувера освободила пружину олимпийской двери, плавно закрывшейся за Олиной спиной. Она радовалась этой медали - и одновременно прощалась с красивой сказкой. Второе чувство оказалось сильнее - это было видно по ее глазам.

* * *

Ольга Зайцева оказалась на этот раз финишером. Она искала глазами российский флаг на трибунах. Не нашла. Добежала, попала в объятия, дала вместе с остальными участницами нашей золотой четверки интервью нескольким телеканалам и радиостанциям, затем - могучей кучке пишущих российских журналистов, отсидела свое на пресс-конференции, проследовала на допинг-контроль, вернулась в расположение сборной и поехала на церемонию награждения, после которой снова общалась с журналистами...

А потом был вечер в штабе биатлонной сборной России и миллион просьб сфотографироваться - совместно и соло. Для Зайцевой все это повторилось второй раз за два дня. Ее поздравляли. Затем поздравляла она, вручая специально купленные накануне подарки потенциальным защитникам отечества и прочим мужчинам из персонала команды и руководства СБР.

Еще позже началась импровизированная дискотека с предусмотрительно приглашенным канадским диджеем. Сил у двукратной чемпионки и серебряного призера Олимпиад хватило минут на двадцать. После чего Зайцева тихо собралась и уехала.

Она жутко, невероятно устала. Олимпиада для спортсмена - одна большая гонка с бесчисленным количеством этапов. И чем лучше он выступает, тем дольше и труднее ему бежать. Хотя вообще-то принято считать, что в спортивной жизни все наоборот.

* * *

Аня Булыгина - мы не можем не упомянуть и ее. На победную вечеринку в штаб сборной Булыгина во вторник не пришла. Многие понимающе кивали головами: учитывая ее моральное состояние, в этом не было ничего удивительного. Считавшаяся твердой участницей эстафеты, Аня очень слабо пробежала индивидуальную гонку и в последний момент была из состава выведена. Вместе с правом бежать от нее ушло и олимпийское золото.

Я не видел, как плакала Булыгина накануне гонки, хотя именно так, говорят, и обстояло дело. Версия о том, что Аня затемпературила и потому пропустила party, тоже не показалась мне правдоподобной. Но случилось удивительное. Оля Зайцева, поздравляя мужчин, прочитала всем собравшимся стихи, специально сочиненные Булыгиной к 23 февраля и написанные на розовом листке бумаги аккуратным женским почерком. Вот они.

"Есть день прекрасный

в феврале,

Когда мужчин мы

поздравляем.

Нет Дня мужчины

на земле,

Но мы ошибку исправляем.

Мужчины, жизнь без вас

пуста,

Тому есть грустные

примеры.

Для вас вся наша красота,

В любовь мы не теряем

веры.

Для вас - помада на устах.

Мы волосы завивкой губим.

И на высоких каблуках

Спешим мы к тем, кого

мы любим".

Если человек в Анином моральном состоянии пишет стихи, адресуя их людям празднующим и довольным жизнью, это чего-то стоит, черт возьми.

* * *

Яна Романова - самая спокойная и благожелательно настроенная из всех шести российских участниц Олимпиады. Она приехала в Ванкувер за опытом - и она его получила. Имела небольшой шанс - но не использовала. Ничуть от этого не изменилась и не расстроилась катастрофически, оставшись такой же жизнерадостной, как была.

Но только сама Романова знает, что такое быть стопроцентной запасной там, где хотят выступать все.

Это вовсе не комфорт - испытание. Хотя мы об этом можем только догадываться, потому что никогда не были и не будем на ее месте.

* * *

Владимир Барнашов, Александр Селифонов, Николай Загурский, Леонид Гурьев, другие тренеры, врачи, сервисмены, массажисты... Эстафетное золото - и их успех.

Но я сейчас не о похвальбе, заслуженной безусловно в такой день. О тренерской выдержке. Так, как на этих Играх, биатлонному мозговому центру сборной не доставалось, пожалуй, никогда. А возможно, и еще достанется. Но как работали люди без оглядок на выкрики и окрики - так и работают. И будут работать, если сохранится такая возможность.

Хорошо это или плохо?

Наше дело - думать, перебирать версии. Им некогда - работать надо.

* * *

К сожалению, заключенный Ринат из города Жодино не указал в письме в редакцию "СЭ" свою фамилию. Свяжитесь с нами, если у вас будет такая возможность. Если нет, через месяц-полтора я отправлю карточку Светланы Слепцовой с ее автографом на почтовый адрес белорусской тюрьмы.

Материалы других СМИ
Загрузка...