Екатерина Тудегешева:
"Никто никогда не увидит моих слез"

Сочи. Екатерина ТУДЕГЕШЕВА на трассе параллельного слалома во время Олимпиады. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Сочи. Екатерина ТУДЕГЕШЕВА на трассе параллельного слалома во время Олимпиады. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

Лидер сборной России винит в провале на Олимпиаде-2014 своего тренера и отказывается работать с ним дальше

Чемпионка мира по сноуборду Екатерина Тудегешева стала одной из главных неудачниц Олимпийских игр в составе сборной России. За прошедший олимпийский цикл лидер нашей команды по параллельным дисциплинам выиграла все мыслимые титулы, но на главном старте четырехлетия осталась без медалей. О причинах провала Екатерина рассказала в интервью "СЭ".

– После того как эмоции улеглись и вы все проанализировали, можете сказать, почему у вас не получилось в Сочи?

– Я действительно все хорошо обдумала. Уже после Олимпиады прочитала интервью своего личного тренера и главного тренера сборной России Дениса Тихомирова. Он сказал, что после поражения в "гиганте" я рыдала. На самом деле я не пролила ни слезинки, но мой тренер, к сожалению, об этом даже не знал. Мы с ним вообще не разговаривали на Играх – ни до стартов, ни во время, ни после. Почему? Не знаю. Но для меня очень важно опровержение про рыдания. Мои слезы никто никогда не видел и не увидит. Проигрывать тоже надо уметь. Я предпочитаю делать это достойно.

Так вот, по мнению Тихомирова, все мои проблемы в голове. Я так не считаю. Мне кажется, такой итог Олимпиады – наша с ним общая ошибка. Наш тандем, к сожалению, оказался неудачным. Мы еще в июле разговаривали: я просила личного тренера, который бы уделял мне достаточно времени. Денис Валерьевич заверил, что готов лично со мной работать, и я в это поверила. Начали мы за здравие – до Нового года я занимала вторые-третьи места на этапах Кубка мира, – а закончили... Контакт быстро был потерян, мы перестали понимать друг друга. И когда дела начали складываться не лучшим образом, мне пришлось самой пытаться исправить ситуацию.

– Возможно, имели место тактические ошибки?

– Да. На олимпийском склоне мы тренировались всего шесть дней. За все время у нас было два сбора по четыре дня, но два из них была плохая погода, и мы не выходили на гору. Я беседовала с Альбертом Демченко, и он сказал, что саночники на своей трассе провели несколько сотен заездов. Бобслеист Александр Зубков говорил, что тренировался в Сочи столько, что мог бы проехать по трассе едва ли не с закрытыми глазами. Разницу чувствуете? В нашем случае домашняя Олимпиада не давала никаких преимуществ. Очевидно, что в декабре и январе нужно было по максимуму тренироваться в Сочи.

Еще момент: целый год мы готовились на мягком снегу. В итоге выходим на олимпийский старт, а там… настоящий лед. Самое печальное, что постановкой трассы занимался мой личный тренер. Тихомиров отчетливо понимал, что на трассе лед, но почему-то не посчитал нужным предупредить об этом команду. Когда я вышла на старт, была просто в шоке. Почему мы у себя дома не сумели создать подходящих условий? О продумывании тактики на заезды или командном духе и речи не шло. Поэтому я считаю выступление сборной России по сноу-борду на Олимпиаде провалом. А победы Аленки Заварзиной и Вика Уайлда… Они получились вопреки системе.

В Сочи у меня была лучшая физическая и моральная готовность за последние три года. Но каток, который устроили свои же люди на своей же Олимпиаде, – это катастрофа. Да, есть медали Вика и Алены, но давайте посмотрим на остальную сборную: где Андрей Соболев, Катя Илюхина, Стас Детков? Все они надеялись на медали, но упали. А ведь мы вполне могли иметь не три, а шесть или даже восемь медалей! Исходя из этого, заявляю: мое сотрудничество с Тихомировым прекращается. Буду разговаривать с руководством федерации об индивидуальном тренере.

– Тихомиров об этом знает?

– Мы с ним после Олимпиады не общались. Денис Валерьевич не подошел ко мне после поражения в "гиганте", перед слаломом. Я приехала в Сочи за неделю до старта, но мы ограничились только приветствием. А на прошедшем после Игр чемпионате России мы даже не здоровались. Обстановка в команде сейчас сложная. Каждый сам за себя. Это ощущают все, но не каждый может высказать свое мнение. Я же его не стесняюсь, более того, готова отстаивать каждое свое слово.

– Всего год назад вы выиграли золото чемпионата мира. Тихомиров по ходу этого сезона заверял, что у вас все хорошо.

– К сожалению, он мог наблюдать только со стороны. Вы можете не верить, но слалом на чемпионате мира в прошлом году я выиграла, не общаясь ни с одним из тренеров! У нас был конфликт, но из команды мы его не выносили. А потом я победила, все стали довольными, и вроде как дело замялось. Поговорить после этого мы смогли только в июле и пришли к выводу, что продолжим совместную работу. Это было ошибкой, из-за которой, может быть, страдаю не только я, но и половина команды. Сейчас обидно читать интервью своего тренера, который пытается перекинуть всю ответственность на меня. Признаю: я проиграла, не смогла. Но ведь, когда я побеждала, медали всегда были нашими, а не моими. Почему же поражение теперь исключительно мое?

– Президент федерации Светлана Гладышева в курсе этой истории?

– Она меня как раз очень поддерживала на Олимпиаде. Это делали лишь два человека – она и наш психолог. Только они свою работу выполнили на пять баллов. Сервисер не справлялся с объемами, а главный тренер делал вид, что все нормально. Это накапливалось – и в итоге четыре года работы обернулись ничем.

– Вопрос о своем дальнейшем тренировочном будущем будете поднимать после разбора олимпийских полетов на уровне руководства?

– Да, есть много вопросов. Например, непонятна ситуация со старшим тренером Андреем Максимовым. Когда стало ясно, что его жена Алена Кулешова не попала на Олимпиаду, он просто отказался от команды и в Сочи не поехал. Его заменил Денис Салагаев. Официально – по причине болезни. Но по той же схеме все происходило и в Ванкувере. Сейчас мне интересно, вернется ли Максимов снова. Естественно, я категорически против. Поэтому пока просто жду. К тому же, может быть, нас разделят.

– Имеете в виду, что сноуборд может отделиться от федерации горнолыжного спорта?

– После Олимпиады Денис Валерьевич начал действовать в этом направлении. Лично я не понимаю, куда и зачем нам отделяться. Посмотрите в протоколы чемпионатов России последних лет. Все те же фамилии с минимумом новых молодых имен. На десяти активных членах сборной России сноуборд у нас заканчивается. А я не хочу, чтобы олимпийский вид спорта в родной стране был похоронен на моих глазах. Но моего мнения, опять же, никто не спрашивает

– С девчонками в сборной разговаривали? Все ведь видят, что происходит.

– Единственный человек в команде, кто не боится высказывать свое мнение, – Алена Заварзина. Низкий поклон ей, что справилась со всем давлением да еще и сумела восстановиться после перелома руки. У нее из-за этого тоже были конфликты. Остальные сидят на своих местах, боясь их потерять. Мне терять нечего. Я уже добилась в спорте немалого, но для светлого будущего нужны перемены. Будет личный тренер в команде – здорово. Нет – буду готовиться самостоятельно. Не впервой.

– Зная вас, могу предположить, что победами на чемпионате мира и в общем зачете Кубка мира вы вряд ли успокоитесь.

– В следующем сезоне у нас чемпионат мира, и я настроена защитить свой титул. Буду целенаправленно готовиться к этому турниру. Ну а дальше – Пхенчхан-2018. В Корею поеду обязательно! Готова посвятить этому еще четыре года жизни. Главное – не повторять своих же ошибок. Естественно, я не успокоюсь, пока не выиграю олимпийскую медаль.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...