Уличная атлетика при поддержке Datsun

Пихлер улетел, но обещал вернуться.
Лопухов больше не хочет работать с командой


СОЧИ-2014

После золотой мужской эстафеты, последнего биатлонного старта Игр-2014, итоги Олимпиады подвели исполнительный директор Союза биатлонистов России Сергей Кущенко и старший тренер мужской сборной Николай Лопухов

Дмитрий СИМОНОВ
из Красной Поляны

Кущенко доволен исходом Олимпиады:

– Это максимальный результат. Я еще до гонки говорил главе СБР Михаилу Прохорову: после того как наши ребята проиграли в хоккей, биатлонная эстафета должна взять на себя роль завершающего аккорда – как волейбольный финал в Лондоне. Это перелом. Мы долго говорили с ребятами за сутки до гонки: что не нужно делать никаких экстремальных вещей, надо просто выполнять ту работу, которую они знают и умеют. Ребята показали характер. У нас очень ровная и, главное, настоящая команда. А команда – это круто!

Сейчас говорили по телефону с тренером мужской сборной Николаем Лопуховым и вспоминали, как нас дубасили и твердили: "Вы все делаете неправильно!" Так вот наш ответ. Ответить можно только медалями. Доказали: мы не противные, мы трудяги. Мы заслужили! А еще все отмечают высочайший уровень организации биатлонных соревнований в Сочи. Говорят, это один из самых лучших в плане организации видов спорта на Олимпиаде. Приятно! Тоже наше большое достижение.

– По информации "СЭ", вечером в субботу Вольфганг Пихлер улетел из Сочи. Он окончательно ушел из сборной России?

– Нет, доработает до конца сезона.

***

Лопухов фактически заявил, что завершает работу в своем прежнем качестве:

– Я раньше трудился как тренер-организатор, но теперь есть мысли и мечты заняться методической работой. А конкретно, повысить качество психологической подготовки к стрельбе у биатлонистов. Не говорю, что я плохо работал. Но быть чисто практиком больше не хочу. Есть желание свои знания посвятить методической работе. Комментировать, консультировать, помогать... Руководство будет анализировать и решать. Я же пока не готов работать с командой на высочайшем уровне. Мы подумаем, кто будет руководить. Может, придется еще поработать немножко. Вот так сразу команду бросать нельзя. Надо постепенно... А может, я и не нужен буду как личность. Может, в детском спорте стану работать. Или в лыжах. Энергия есть.

– После выступления россиян сложилось ощущение, что команда целенаправленно готовилась к одной-единственной гонке – эстафете.

– Нет. Просто в других гонках нам немного не везло. Давайте проанализируем. Спринт. Антон Шипулин пробежал на очень высоком уровне. Он мог стать первым. Остальные ребята, несмотря на выполнение индивидуальной программы подготовки, немножко дергались. Некоторые плохо спали. Напрягались в подводке. Я говорил Гараничеву: "Поспокойнее!" А он все равно ускорялся. В гонке преследования у Устюгова были не очень хорошо готовы лыжи. В масс-старте – хорошая физическая готовность, но неудачная стрельба. Но я счастлив, что ребята собрались и показали все, что могли, в эстафете.

Тем не менее как тренер-максималист я недоволен. Мы могли выступить лучше. Но я знаю, как дальше работать в биатлоне. Нужна гармония гонки и стрельбы. Мы недорабатываем в методическом плане в этих компонентах.

Знаете, в июле месяце я был на одном сборе и специально смотрел, как работали братья Фуркады, девчонки экстра-класса, Бьорндален... Для меня Бьорндален – кумир. Ехал с ним сегодня в автобусе. Он один. Рядом никого нет. Интервью особенно никому не дает. Погружен в себя. Как он тренируется и настраивается – это фантастика. Низко кланяюсь ему в ноги. Величайший человек.

Так вот, мы проигрываем именно в психологическом плане. Это мое мнение как дилетанта в биатлоне (раньше Лопухов много лет трудился в лыжных гонках. – Прим. "СЭ").

– То есть в сборной нужны психологи?

– Нет. Нужна более профессиональная подготовка самих спортсменов. Кто такие психологи? Это сам спортсмен, мама, папа, друзья, коллеги, тренер. Коллектив!

– Как выводили Шипулина из психологической ямы?

– Антоша – молодец. Он всегда говорил, что едет сюда за олимпийской медалью. Каждый человек занимается самобичеванием после ошибок. Но Шипулин в конечном счете справился с эмоциями.

– Наш биатлон потихоньку выздоравливает, как считаете?

– Я начинающий тренер в биатлоне и не могу знать.

– Однако со времен Ванкувера у нас не было золотых медалей на крупных турнирах. И тут...

– Мы и в прошлом году на чемпионате мира могли показать высокие результаты. И в спринте взять золото могли. Есть такое слово – удача. Там ее с нами не было. А теперь она пришла. Вообще у нас команда будущего. Нынешний состав на 80-90 процентов сохранится до Игр-2018. Есть ряд хороших молодых ребят: Логинов, Цветков.

– Как вы справлялись с многочисленными конфликтами?

– Я – глухонемой и слепой. Ничего не слышу, не вижу и не знаю, кто кому и что говорит. Только так. Работа со спортсменами – тонкая, сложная штука. Важен треугольник: руководитель – тренер – спортсмен. У России есть резерв совершенствования в этом треугольнике. Говорю искренне: определенные проблемы в этом отношении есть. Устраним их – и сразу вырастут результаты.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ