Антон Шипулин:
"Теперь моя цель - личное золото Игр-2018!"

Суббота. Красная Поляна. Антон ШИПУЛИН на заключительном огневом рубеже. Фото REUTERS
Суббота. Красная Поляна. Антон ШИПУЛИН на заключительном огневом рубеже. Фото REUTERS

Интервью главного героя золотой мужской эстафеты – финишера сборной России Антона Шипулина.

Дмитрий СИМОНОВ
из Красной Поляны

– В последние дни по-настоящему ощутили, что мы – команда! Сплотились! И подтвердили это во время гонки. Каждый отработал здорово и внес свой вклад. Без любого из нас победа не состоялась бы. Спасибо команде за то, что они сделали для меня, для всех нас и для России!

Спасибо семье, что переживали за меня. Я очень люблю свою семью, своих родителей! Не уверен, правда, что сразу после гонки будет время отмечать с родственниками. Скорее всего, все перенесем на следующий день. В пятницу они были у меня в гостях, мы гуляли часа четыре. Я зарядился от них энергетикой.

А еще спасибо Германии. Настраивался бороться в финишном створе до конца. Но немцы подарили победу без борьбы.

– Поделитесь впечатлениями от гонки.

– Свой этап я начал с отставанием от лидера секунд 15-16. Но чувствовал себя прекрасно, лыжи катили безупречно, и за первый круг удалось "съесть" отрыв Шемппа и Свендсена. Ощущал, что и на втором, и на третьем кругах смогу поддерживать тот же высокий темп. Шел ва-банк. Понимал, что надо брать все здесь и сейчас.

После стойки был уверен в себе. Знал, что на финише способен выиграть у Шемппа. У немца есть качество – цепляться зубами и не отпускать. Зато у меня лучше качества финишера. Поэтому был уверен в себе. Больше всего опасался Ландертингера, если честно. Он намного более серьезный соперник на финишной прямой. На мой вкус, даже сильнее Свендсена. Я постоянно оглядывался – не приближается ли к нам Доминик. Увидев, что не догоняет ехал спокойно с мыслью – осталось чуть-чуть потерпеть и на финише сделать свое дело. Экономил силы до последнего рывка.

– В общем, вели гонку с позиции силы.

– Ага, нагловато. В другой обстановке мог и не обнаглеть. Но здесь надо было прощупать соперников, потрепать им нервы. Все, что делал – все получилось! И вот оно, доказательство – моя золотая медаль!

– Сестру Настю Кузьмину потихоньку догоняете по наградам? У нее два золота и серебро. У вас теперь – золото и бронза.

– Я не стремлюсь обогнать сестру. Просто хочется медалей. Пьедесталов или золотых олимпийских наград. У меня есть еще один шанс. С вероятностью процентов 80 постараюсь выступить в Пхенчхане. И буду бороться там за самые высокие места. Моя цель теперь – личное олимпийское золото! А вот сестра еще не решила, продолжит ли выступать. Сейчас она живет внизу, приболела немножко. Телефон я еще не включал. Поздравит позже.

– Вспоминали перед гонкой бронзовую ванкуверскую эстафету, где на своем втором этапе вы резко сдали?

– Старался не вспоминать. Зачем нужны такие мысли? По сравнению с Ванкувером я стал совсем другим спортсменом. Нервы стали крепче – и при стрельбе, и на последних кругах. Эта победа придаст мне уверенность в будущем. Я понимал, что на меня смотрит вся страна. Шла борьба прежде всего с самим собой. И все получилось!

Мне было очень тяжело стрелять на последнем рубеже. Но я постарался уйти в работу. Делать так, как меня учили тренеры. Я много общался с Валерием Николаевичем Польховским – он твердил: "Не думай о неудачах! Работай". И на этот раз, в отличие от спринта, последний выстрел принес мне успех.

– Чего не хватило, чтобы взять медали в личных дисциплинах?

– Меня подкосил первый спринт, где попадание в габарит лишило золота и нескольких секунд не хватило до бронзы. Я каждый вечер думал об этом. Уходило очень много сил. Никак не мог спокойно спать. Мысли одолевали – каждую ночь часа по два не мог уснуть. Это главная моя ошибка на Играх, помешавшая взять медаль в личных гонках. В любом случае, очень рад, что уезжаю из Сочи не с пустыми руками.

– Во время Олимпиады многое говорилось о вашем конфликте со старшим тренером Николаем Лопуховым, из-за которого вы ушли на самоподготовку.

– Он очень хороший специалист. У него нормальные методики, которые подходят многим. Но они немножко не для меня. Мне же хотелось самостоятельно готовиться.

– Небольшой спад в январе – плановый? Не было волнения, что на Играх будет то же самое?

– Нет. Знал, что форму наберу в феврале. К Олимпиаде я подошел в отличных кондициях. Первый старт – в спринте – это доказал. Там я показал лучший ход.

– Кто принял решение, чтобы вы пропустили индивидуальную гонку?

– Мы общались с личным тренером, и с Польховским, и с Владимиром Королькевичем, который много помогал и вел по сезону. И приняли совместное решение. Цель была – сохранить силы для масс-старта, ведь гонки с общего старта я очень люблю. К сожалению, свои коррективы в другие гонки внесла погода. Сбила весь план – успешно стартовать на шестой-седьмой день после пасьюта. Перепсиховал, перенервничал... Мне как спортсмену, скажем так, крупноватому по сравнению с остальными, тяжело бежится на мягкой трассе. А вот в эстафете трасса была жесткая, как камень. Чему я очень сильно обрадовался. Понял, что все должно получиться!

– Собираетесь и дальше сотрудничать с Польховским?

– Не знаю, как все сложится. Но, безусловно, продолжу советоваться или работать вместе. Валерию Николаевичу благодарен за то, что взял меня в свою команду. У него я почерпнул многое.

– В межсезонье вас консультировал Чепиков. Чему он научил?

– С Сергеем Владимировичем общаемся не так часто. Не скажу, что он влияет на ход моих тренировок. Но всегда приятно общаться с великим человеком. У него прекрасная энергетика.

– Какие планы на ближайшее будущее?

– Съезжу домой, в Екатеринбург. Побуду там дней пять-шесть. И дальше – на Кубок мира. Решающие три этапа!

Материалы других СМИ