Медвежьи брови и коварные сковородки

Горнолыжная трасса в центре экстремального спорта "Роза Хутор". Фото AFP
Горнолыжная трасса в центре экстремального спорта "Роза Хутор". Фото AFP
2

Корреспондент "СЭ" побывал в горнолыжном центре "Роза Хутор" и пообщался с мастерами скоростного спуска.

Слава МАЛАМУД
из Красной Поляны

БОРЕМСЯ С НЕДОПОНИМАНИЯМИ

– Зыс из фиш, – неуверенно проговорила буфетчица, демонстрируя мне ассортимент в кафе для прессы горнолыжного центра "Роза Хутор".

О том, что это рыба, я догадался и сам, а о том, что со мной можно говорить по-простому, тут же проинформировал добрую женщину.

– Ой, извините ради бога, – разулыбалась буфетчица. – Просто вы первый человек за весь день, с которым можно по-русски поговорить!

На "Роза Хуторе" слышны в основном немецкая и английская речь. Это все потому, что горные лыжи в России непопулярны. И совершенно зря, потому что вид спорта это красивый, лихой и забубенно отчаянный, то есть идеально ложащийся в русское самосознание и мироощущение. Видимо, мы просто в нем что-то в свое время недопоняли.

Недопонимания – вообще главная тема предолимпийских дней в Сочи и окрестностях. Вот в том же буфете, прямо не отходя от кассы, бушует уставший француз: просит, чтобы ему дали бутылку сока в кредит – рубли кончились. Думает, что русские – бездушные бюрократы и не понимают чаяний человека, измученного боржомом. А на самом деле кассирша его этим соком хоть залить готова, а не понимает она всего лишь его английского.

Видимо, и иностранным журналистам многое тут пока непонятно – вот и бушуют. Где-то по делу, где-то просто так – от азарта. Но недопонимание – штука индивидуальная. Кто-то недопоймет, например, творожную запеканку с изюмом, которой меня одарила буфетчица, но запеканка от этого не утратит своего неземного великолепия.

– А вот я тут в полном порядке, – говорит американский коллега, в компании которого я ждал выхода к прессе великой и прекрасной американской горнолыжницы Джулии Манкусо. – Вообще-то, очень трудно поверить в то, что еще лет пять назад здесь абсолютно ничего не было. Это как минимум десятилетний проект!

Поди тут поверь! По существу, из-под земли город вылез. Ему, правда, еще есть куда лезть – не все пока достроено, но тут еще элитному курорту быть на долгие, хочется верить, лета. Сколько звездному? Боюсь, и не подсчитать. Думаю, ему дадут все звездочки – заслужит.

Будет время и деньги – съездите. Солнце яркое, температура выше нуля, снег под ногами хрустит по-доброму, кататься с горок – одно сплошное счастье.

КОРОНОВАННАЯ ОСОБА

Кстати, о всех звездах – великая и прекрасная Джулия Манкузо. В отсутствие Линдси Вонн именно ей теперь нести флаг красоты и гламура в женском скоростном спуске. Что тут говорить – главная принцесса горных лыж. У нее даже корона есть, если кто не верит. В этой короне бесшабашная Джулия стояла на пьедестале в Ванкувере, чем вызвала неоднозначную реакцию. Но для этой калифорнийской девки неоднозначная реакция однозначно хороша.

– Корона тут! – рапортует ее партнерша по команде Лоренн Росс. – Я ее видела.

Росс добродушно подмигнула, но чувствуется, что художества Манкузо не вызывают в ней особого восторга.

– Надеюсь, что и вы ее увидите, – говорит Джулия, явно намекая на свои медальные планы.

Как на вас повлиял неприезд Вонн? Теперь-то все давление – на вас.

– Да на мне никогда давления нет! Как ни еду с горы – всегда с одним и тем же настроем. Сосредоточенная. Толкаюсь носком ботинка и скорость набираю. То же самое могу делать и с Линдси, и без нее.

Сочи чем-то отличается от других олимпийских столиц?

– Все как всегда. Ну, разве только меры безопасности тут пожестче, но в этом нет ничего ненормального. А вот солнечная погода – это вообще великолепно. И трассы в идеальной кондиции. А то, что тут по-русски говорят и культура другая, – это я все обожаю. Очень люблю путешествовать. Даже начала русский подучивать, чтобы с волонтерами общаться.

Вы выросли практически прямо на олимпийской трассе в Скво-Вэлли. Что отличает Сочи?

– Скво-Вэлли – это из другой эры. Все-таки 1960 год. Но я тут чувствую себя как дома. Знаете, почему? Из-за олимпийских колец? Я выросла в их тени, и всякий раз, когда их вижу, как будто возвращаюсь домой.

– Как вам трасса в Красной Поляне?

– Трасса хороша тем, что не прощает ошибок. Здесь надо быть предельно точной. Средних отрезков не бывает – либо пологие, либо невероятная крутизна. Все сложные элементы надо выполнять на огромной скорости… Ой, а это что! Смешно-то как!

Внимание Джулии отвлекла группа из примерно десяти сноубордистов, со страшным треском и грохотом спускавшаяся к финишу мужской трассы для скоростного спуска. Наверное, уплотняли снег или что-то еще в этом же заумно-техническом роде. Или, может, это какой-то сугубо русский ноу-хау?

– Я думаю, они заблудились, – заливисто смеется Джулия… Опять недопонимание?

КОВАРНЫЕ СКОВОРОДКИ

Трасса в Красной Поляне действительно крутая и быстрая, без поблажек. Но в эти технические дебри мы с вами удаляться не будем, потому что быстро заблудимся. Как румынский горнолыжник, который на утренней тренировке улетел на отрезке с намекающим названием "Олений прыжок".

Названия у отрезков трассы здесь вообще веселые. Есть, например, целых две "Сковородки" – "Малая" и "Большая". Надо полагать, что на одной из них разбиваешься в яичницу, а на другой – в лепешку.

А что подразумевает собой "Медвежья бровь", мне не смог объяснить даже судья Евгений Бедарев, который каждый сантиметр этих трасс своими руками заливал, уплотнял, окучивал, или что еще они там делают. Именно что своими руками. И пожарным рукавом. Тяжкая работа.

Уж Евгений Витальевич про медвежьи брови должен знать все, поскольку он из Петропавловска-Камчатского – самого большого из тех городов России, по улицам которых действительно бродят медведи.

– Этого добра у нас навалом, – вздыхает Бедарев. – Ходят и мусор жрут. По идее отстреливать их нельзя, но все равно приходится.

Свой край Бедарев любит и страшно по нему скучает, даже в олимпийском Сочи. Но никуда отсюда не денется, потому что он не только судья, но еще и папа российской мастерицы скоростного спуска Марии Бедаревой, которая выступает тут с землячкой Еленой Яковишиной.

ПРИЕЗЖАЙТЕ К НАМ НА КАМЧАТКУ!

Ей-богу, Россия, тебе стоит полюбить горнолыжный спорт хотя бы из-за Маши и Лены! Не жди от них триумфов – медали в Сочи им вряд ли светят (хотя Бедарева, например, недавно была пятой на этапе Кубка мира), но более располагающих к себе спортсменов вы тут не найдете. Хороших девочек растит Камчатка и ее горнолыжная школа "Эдельвейс".

На самом деле Машу и Лену я застал расстроенными, потому что своими заездами на тренировке они были жутко недовольны. Но в их случае недовольство все равно было задорным и улыбистым.

– Совсем плохо сегодня ехала, – сокрушается Яковишина. – Столько ошибок допустила! Несколько раз чуть ворота не пропустила – пришлось нанести ущерб скорости. Не мой день, наверное. Лучше пусть он сейчас будет, чем когда начнется все.

– И я собой недовольна, – так же звонко подхватывает Бедарева. – Трассу-то хорошо знаю, но ошибалась сегодня много. Буду исправлять!

Как вам олимпийская атмосфера?

– Ой, здесь по сравнению с прошлыми годами все так изменилось, – ответила Яковишина. – Организаторы учли те ошибки, которые были раньше допущены, и стало намного лучше. В России быть просто здорово. Тут такая поддержка! Так-то Олимпиада ничем не отличается от Кубка мира или Кубка Европы – соревнуешься так же. Тут журналистов больше и болельщиков. Вот и будем получать как можно больше удовольствия от этого.

Как вам Олимпийская деревня?

– Было бы время гулять! У нас то тренировка, то массаж, то физио, то опять тренировка. В нашем корпусе очень хорошо все сделали – очень много докторов и массажистов. Обслуживание полное. Это так круто! Мы не привыкли к такому вниманию. Раньше-то как-то без всего этого жили, а тут глаза разбегаются.

– Расскажите о Камчатке. Откуда там такая любовь к горным лыжам?

– Ну, это, конечно, не Австрия, где даже в горных городишках все идеально чисто, – ответила Яковишина. – Но у нас зато дикая природа – знаете какая? Медведи…

Да-да, наслышан.

– И волки, и белки, и лисы с росомахами. А рыбалка какая! То равнины, то вулканы… Если есть желание, можете приехать и посмотреть – не пожалеете. Очень красиво. Зима у нас долгая – в мае можно на горных лыжах кататься на настоящем снегу. Иногда даже шутят. Чего, мол, такой бледный? Так, мол, на работе был, когда солнце светило.

– Все думают, что на Камчатке круглый год мерзнут, – подхватила Бедарева. – А у нас обычная погода. Ну, снега может два метра вывалит, но ниже минус 20 термометр редко опускается. Если только с океана ветер подует. А летом плюс 30 бывает.

А вы сами-то рыбачите?

– Да, в детстве все время по лесам и речкам ходила! – ответила Яковишина. – Мы недавно француза встретили, олимпийского чемпиона Нагано. Он грозился к нам съездить и на медведя пойти.

А как медведя убить? Особенно если ты француз.

– Осторожно. В сердце надо метить, но если только ранишь – плохо будет. Он рассвирепеет – и двустволку перезарядить не успеешь… Да что там рассказывать про Камчатку! Ее видеть надо. Хотите, мы вам календарь подарим? Приезжайте потом!

Ну как же отказаться-то? Думаю, вернусь в "Роза Хутор" специально ради него. Александр Овечкин с Сидни Кросби потерпят.

2
Материалы других СМИ
КОММЕНТАРИИ (2)
Войти, чтобы оставить комментарий

горнолыжник из Горно-Алтайска

А что подразумевает собой "Медвежья бровь", мне не смог объяснить даже судья Евгений Бедарев, который каждый сантиметр этих трасс своими руками заливал, уплотнял, окучивал, или что еще они там делают. Именно что своими руками. И пожарным рукавом. Тяжкая работа. привет из Горно-Алтайска. Сильно не напрягайся с пожарными руковами))))))

20:29 3 марта 2014

djavdet

"Американская девка" - явно лишний эпитет.

23:45 7 февраля 2014

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Загрузка...