Уличная атлетика при поддержке Datsun

Максим Михайлов: "Без подачи нам тяжело выиграть у любого"

Максим МИХАЙЛОВ (№17) пока не может помочь сборной России в Мировой лиге из-за травмы. Фото cev.lu
Максим МИХАЙЛОВ (№17) пока не может помочь сборной России в Мировой лиге из-за травмы. Фото cev.lu

МИРОВАЯ ЛИГА

Олимпийский чемпион и диагональный российской сборной Максим Михайлов – о перспективах нашей команды в Рио-2016 и втором туре Мировой лиги в польском городе Лодзь, где сборная сумела обыграть действующих чемпионов мира поляков, но всухую уступила аргентинцам и французам.

– Почему вы не принимали участия в очередном туре Мировой лиги?

– У меня была травма, и, к сожалению, до конца я еще не восстановился. Без игровой практики тоже тяжело, но в моем случае нужно сначала поправить здоровье, а потом уже двигаться дальше.

– Со сборной Аргентины нам предстоит сыграть на групповом этапе и на Олимпиаде в Рио. Возможность встретиться с ними уже сейчас – это плюс или минус?

– Конечно, плюс. Сколько бы мы ни встречались до этого, но новый сезон, новая команда – и все начинается сначала. У Аргентины не играл их лидер Конте, но даже в его отсутствие у них очень хороший сыгранный состав и отличный тренер Хулио Веласко. Таким командам нельзя давать играть, если позволить им быть вплотную, то победить очень тяжело. Нужно сразу уходить в отрыв, но, к сожалению, это не всегда получается. Мне кажется, у наших ребят наступило психологическое опустошение из-за большого выплеска эмоций после игры с Польшей. Но все это, конечно, оправдания – те же аргентинцы все три свои встречи провели ровно. И на Олимпиаде тоже будет минимум отдыха, так что стабильность – та цель, к которой нам нужно стремиться.

"В ИГРЕ С ПОЛЬШЕЙ КОМАНДА ОТДАЛА ВСЕ СИЛЫ"

– Почему для нас настолько изматывающей стала победа над Польшей?

– Я думаю, обидно проиграв Франции, ребята очень хотели реабилитироваться и отдали во встрече с Польшей все силы. Но, к сожалению, у команды на данный момент нет определенного рисунка игры. Те же Франция и Аргентина, как бы хорошо или плохо ни играли, имеют свой стиль – играют быстро, мало ошибаются. У нас пока стабильности нет, одну игру проводим хорошо, следующую плохо. С одной стороны, это плохо, потому что, видимо, мы останемся без "Финала шести" Мировой лиги. Но с другой, тут кроется огромный потенциал. На мой взгляд, сейчас необходимо минимизировать ошибки и провести большую работу над подачей – потому что без подачи нашей команде тяжело выиграть у любого соперника.

– В стартовом матче Мировой лиги в Лодзе наша команда уступила Франции – 0:3. Вас не насторожило это поражение?

– Вообще Франция всегда была для нас одним из самых неудобных соперников. Они играют в техничный волейбол, то есть держат мяч, дорожат им и допускают минимум риска. Сборной России тяжело играть с такими командами, которые мало ошибаются, потому что мы сами как раз привыкли рисковать. К тому же французы вообще очень редко играют плохо. Они стабильны и почти не допускают провалов, поэтому, чтобы их обыгрывать, нужно показывать свой максимальный уровень.

– Вы считаете французов одними из наших основных соперников в борьбе за титул олимпийских чемпионов в Рио?

– Безусловно. В последние годы эта команда очень добавила, и победы на чемпионате Европы и в Мировой лиге в прошлом сезоне это подтверждают.

– Что вы думаете о фирменном трюке с ударом спиной к сетке их лидера Эрвина Нгапета? В циклических видах финиш спиной вперед обычно считается неуважением к соперникам...

– У каждого своя специфика, и я считаю этот удар просто вариантом техники. Если игрок может себе позволить такое исполнение, то почему бы нет? В первую очередь, наверное, это делается для зрителей. Нгапет любит поиграть на публику, но это ничуть не принижает его эффективности и статуса одного из лучших волейболистов мира.

– Вы что-то подобное исполнять пробовали?

– Нет, честно говоря, даже об этом не думал. Я не считаю для себя правильным копировать Нгапета.

"ФИНАЛ ШЕСТИ" БЫЛ БЫ ОЧЕНЬ ПОЛЕЗЕН

– Насколько значимым турниром вы вообще считаете Мировую лигу за полтора месяца до старта Олимпийских игр?

– По личному опыту, победы всегда важны. Они дают уверенность, и к тому же больше никаких спаррингов до самой Олимпиады не будет. Это последняя возможность понять, чего ждать от себя и от команды в той или иной ситуации. А если наигрывать связи в ущерб результату, то никто не гарантирует: у вас может все получаться сейчас, а в Рио не получиться, и наоборот.

– Учитывая наши игровые проблемы, может, и хорошо, если "Финал шести" пройдет без России, а мы вместо этого получим возможность больше времени уделить тренировкам?

– Тут двоякое ощущение. В плане проверки своих сил "Финал шести" был бы очень полезен. На тренировке невозможно имитировать ситуацию, когда у тебя, например, счет 25:25, и с другой стороны сетки – кто-то из лидеров мирового волейбола. Но с другой стороны, мы действительно получим возможность выбрать комфортный график работы, не зависеть ни от каких графиков, работать в зале хоть три часа, хоть десять – сколько нужно.

– Перед Олимпиадой в Лондоне у вас тоже была травма. Сравните свое состояние сейчас – и четыре года назад?

– Тогда я подвернул голеностоп, что в волейболе случается очень часто, и, по большому счету, отделался легким испугом. Сейчас повреждение серьезнее, заживает не так быстро, и пришлось пожертвовать игровой практикой. А когда ты выпадаешь из команды, да еще и не имеешь возможности полноценно тренироваться, становится сложно поддерживать физические кондиции.

– В чем вы вообще изменились как игрок за этот олимпийский цикл?

– Я прибавил в опыте, стал проще ко всему относиться в психологическом плане. Сыграл много финалов, вырос эмоционально, хотя тут еще не все идеально и мне бы хотелось большего.

– Ситуация в мировом мужском волейболе за это время тоже кардинально изменилась?

– Конечно, конкуренция выросла очень сильно. Наверное, волейбол сейчас один из самых прогрессирующих видов спорта. Если в Лондоне на победу претендовали максимум три-четыре команды, сейчас как минимум шесть-семь, включая, конечно, российскую, будут иметь равные шансы завоевать золотые медали. Так что олимпийский турнир будет очень интересным.

– Вы не раз выступали в Рио, насколько комфортно вам там играть?

– Большой плюс, что мы будем играть зимой по местному календарю, то есть не должно быть слишком сильной жары. Мы как-то выступали там примерно в это же время: было все равно жарко, но не до такой степени, чтобы мешать игре. Потому что когда в зале душно, чувствуешь себя очень неуютно, особенно это касается европейских команд.

– В самом Рио у вас есть любимые места?

– Когда приезжаешь на турнир, времени ни на что не хватает. Даже выходные дни проходят либо в тренажерном зале, либо на всяких собраниях. Но на знаменитый пляж Копакабана мы, конечно, сходили. Остальной город смотрели из окон автобуса, и впечатления остались неоднозначные. Есть очень красивые места, а есть и очень бедные районы, трущобы.

– Сборная Бразилии на предстоящей Олимпиаде способна победить?

– Я думаю, поддержка своих зрителей станет для них огромным плюсом. Бразильцы любят и умеют играть для публики, эмоциональность – чуть ли не главный фактор их успеха. Если даже игра не идет, они всегда стараются компенсировать это эмоциями. И энергетика домашней арены, возможно, ставит бразильцев на маленькую ступеньку выше остальных претендентов на победу.

2
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (2)

pamirets

Все правильно сказал.Без подачи никуда.

21:28 27 июня 2016

Tim82

Давай, Макс, долечивай болячку и в строй! Против аргов не хватало твоей подачи и сильного одиночного блока в двойке. При тебе Бруно бы не разгулялся так!

16:08 27 июня 2016