Уличная атлетика при поддержке Datsun

Татьяна Данченко. Тренер под парусом

Татьяна ДАНЧЕНКО. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Татьяна ДАНЧЕНКО. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Наставница Натальи Ищенко и Светланы Ромашиной – о главных соперницах на Играх-2016 в Рио, проблемах с олимпийским бассейном и адаптации спортсменок к стрессу.

Татьяна ДАНЧЕНКО, родилась 6 ноября 1971 года.
Мастер спорта международного класса по синхронному плаванию, чемпионка СССР, чемпионка Европы среди юниоров.
Заслуженный тренер России, старший тренер сборной страны. Работает с дуэтами и солистками. Под ее началом выступали Мария Киселева, Анастасия Давыдова и Анастасия Ермакова. Сейчас тренирует Наталью Ищенко и Светлану Ромашину.

Уже четвертое олимпийское четырехлетие ее спортсменки выигрывают все соревнования подряд, без права на какой-либо иной результат, кроме золотого. Тренерская усталость прорывается разве что в коротеньких фразах – например, о том, что межсезонного отпуска уже не хватает на то, чтобы отдохнуть, и что, возможно, очередные Игры станут последними в карьере. После того как будут выиграны, разумеется.

Усталость – это было первое, что непроизвольно прорезалось в голосе собеседницы, когда мы начали беседу.

Я ВСЕГДА ВНУТРЕННЕ ПАНИКУЮ ДО ПОСЛЕДНЕГО

– Действительно, я сейчас не очень "живая", – сказала Татьяна. – Все-таки сезон близится к концу.

– После того как ваши спортсменки Наталья Ищенко и Светлана Ромашина выиграли все виды программы на недавнем чемпионате Европы в Лондоне, завоевав уже 22 высших титула на двоих, во всех ваших комментариях звучало такое чувство облегчения...

– Это было связано, прежде всего, с тем, что нам удалась наша новая идея. Идея олимпийской произвольной программы.

– А что, с вашим опытом уже трех подряд победных Олимпиад были какие-то сомнения на этот счет?

– У меня такие сомнения есть всегда. Просто раньше я так сильно их не демонстрировала. Все-таки тяжелая степень перфекционизма продолжает делать свое дело: я всегда внутренне паникую до последнего.

– С чем в большей степени были связаны ваши сомнения на этот раз?

– С тем, удалось ли нам передать выбранный образ, понравится ли постановка мировому сообществу. Понятно, что уровень конкуренции на чемпионате Европы – это далеко не то же самое, что происходит на чемпионатах мира, но и на европейских соревнованиях всегда присутствует много специалистов, мнению которых я доверяю.

– Не открою Америки, если скажу, что чемпионы всегда задают направление развитию своего вида спорта. Какое направление представляется вам сейчас наиболее прогрессивным и выигрышным как тренеру?

– То, в котором мы работаем. Это композиции с образом – то, чего сейчас, на мой взгляд, сильно не хватает многим артистическим видам спорта. Плюс в нашем виде спорта этот образ должен сочетаться с необходимостью держать уровень техники и достаточно высокий темп. Это сложно, поскольку слишком сильное увлечение темповой работой может негативно сказаться на образе программы. А нам же всегда нужно, чтобы было – "Ах!". Чтобы у зрителей дух захватывало.

– Вы готовите Наталью Ищенко и Светлану Ромашину в дуэте уже ко второй Олимпиаде. Что изменилось в их подготовке по сравнению с прошлыми Играми? Стало легче или сложнее?

– Перед теми Играми, если помните, у всех нас были определенные большие сомнения – стоит ли оставлять для показа на Олимпиаде "прошлогоднюю" произвольную программу. Пока не пришли к окончательному решению, это нервировало нас очень сильно. Плюс – ожидания окружающих. Все-таки девочки выступали на Играх впервые, и всем было понятно, что проиграть мы не можем. Все это, конечно же, сильно давило.

Сейчас стало проще. С обеими спортсменками мне очень приятно работать, я уже прекрасно знаю их состояние, понимаю, когда нужно поднапрячься, когда дать отдохнуть, к тому же все мы, к счастью, лишены того, что принято называть "звездной болезнью". Но напряжение тем не менее есть. Прежде всего, как я уже сказала, оно связано с новой постановкой: все-таки прошлогодние программы Ищенко и Ромашиной, с которыми они выиграли чемпионат мира в Казани, всем очень нравились, и был велик риск, что в сравнении новая произвольная программа может не "заиграть". Ну и никто не снимал и не снимает с нас ответственности за результат.

КИТАЯНКИ – НАШИ ГЛАВНЫЕ СОПЕРНИЦЫ

– Наверное, за столько лет работы в постановке чемпионских программ нарабатываются какие-то шаблоны?

– Естественно, есть определенная схема работы, которая продиктована рядом правил. Это касается продолжительности связок, каких-то других элементов. От этой схемы мы никогда не отказываемся, потому что она работает. При этом образ и движения для реализации этого образа мы каждый раз ищем новые.

– Уже сложилась традиция, что российские синхронистки выступают лишь в главном старте сезона, игнорируя все прочие турниры.

– Это действительно так. Хотя, конечно же, хотелось бы видеть соперников почаще. Вот только как бы сделать, чтобы самим соревноваться пореже?

– Что изменилось в вашем виде спорта за то время, что прошло со времени чемпионата мира в Казани? Другими словами, что бросилось в глаза лично вам после почти годичного перерыва?

– Мне бы, конечно, было бы интереснее всего увидеть сейчас китаянок, выступающих в группе и в дуэте. Все-таки они – наши главные соперницы. Мы не так давно получили окольными путями видеозапись технической программы китайского дуэта, все, как обычно, очень достойно. Насколько знаю, там до сих пор тренеры не пришли к решению: оставить ли дуэт в том составе, в котором он выступал на чемпионате мира в Казани, или все-таки одну спортсменку поменять (в Казани Сючен Хуан и Веньянь Сунь заняли второе место в технической и произвольной программах. – Прим. Е.В.). Так что невозможно даже прогнозировать, в каком составе китайский дуэт приедет в Рио.

Испанки, полагаю, очень не хотели до Олимпийских игр встречаться с украинскими синхронистками, ну так они и не приехали в Лондон, что было вполне предсказуемо. А вот в исполнении Украины стало меньше задора, который всегда был присущ этой команде. Правда, добавилось чистоты. Возможно, это связано с тем, что команду уже второй год консультирует Анна Таррес, которая в свое время фактически создала испанское синхронное плавание. Еще мне очень понравился австрийский дуэт – и постановкой программ, и их исполнением. Мне вообще нравится, когда каждое движение не просто ложится в музыку, но и дополнительно обыгрывается по максимуму. Знаю, что в прошлом году с этими спортсменками много работала моя бывшая ученица Настя Ермакова, и именно она ставила австрийским спортсменкам несколько программ.

В СБОРНОЙ РАБОТАЮТ НА ПОЛСТАВКИ

– В художественной гимнастике вот уже немало лет наблюдается тенденция привлекать к работе со сборной командой всех тех, кто в свое время добивался выдающихся результатов и склонен к тренерской работе. Это, как мне кажется, сильно способствует тому, что все лучшее, что составляет российскую школу гимнастики, продолжает оставаться и развиваться внутри страны, а не работает на результат других команд. Почему, на ваш взгляд, такого не происходит в синхронном плавании?

– Сама по себе эта идея очень хороша. К сожалению, все упирается прежде всего в деньги. Все-таки людям нужно платить достойную зарплату, как-то их стимулировать. До тех пор, пока мы не можем этого себе позволить, мы просто не имеем права препятствовать девочкам в том, чтобы они выбирали ту работу, которая во всех отношениях для них интереснее. В том числе и за границей.

– То есть победа на Олимпийских играх, о чем в свое время говорила трехкратная олимпийская чемпионка Ольга Брусникина, по прежнему остается для российских синхронисток чуть ли не единственной возможностью заработать?

– Да, причем нынешняя ситуация в этом отношении даже хуже, чем была после Игр в Пекине или Лондоне: изменился курс доллара. У нас ведь все расчеты идут в рублях. Но это все равно остается для многих наших спортсменок хорошей возможностью как-то поправить свое материальное положение.

– Но ведь есть в конце концов какие-то гастроли, шоу.

– У нас это единственное шоу, которое каждый год проходит в Москве в конце декабря: Шоу олимпийских чемпионов. Выезжать куда-то на гастроли без ущерба для тренировок просто не получается. Синхронное плавание – не тот вид спорта, который позволяет делать длительные перерывы в работе. Хотя уверена, что многие страны с большим удовольствием приняли бы у себя наших спортсменок.

Возможно, проблема просто в том, что в федерации нет человека, который мог бы заниматься такой работой – рассматривать предложения, готовить контракты, организовывать выступления. Я так точно не могу это делать, поскольку помимо работы в сборной и так занимаюсь кучей других обязанностей. Надо же где-то деньги зарабатывать?

– В смысле?

– В том смысле, что основным местом моей работы является не национальная сборная, а спортивный клуб, где я работаю с детьми. В Министерстве спорта, в чьем ведомстве находится сборная команда, я работаю на полставки. Таковы требования российского законодательства.

В РИО ГОТОВЫ ПОДВОЗИТЬ ЛЕД К БОРТИКУ БАССЕЙНА

– Ваша ежедневная жизнь уже полностью протекает на "Круглом" в жесточайших дисциплинарных рамках?

– Пока нет. Пока к нам даже приезжает пресса и телевидение. Где-то за месяц мы планируем полностью изолировать спортсменок от СМИ. Сделаем это сразу после заключительного показа программ. Тем более что две недели до начала Олимпийских игр мы планируем провести в Бразилии.

– Чтобы успеть акклиматизироваться?

– Не только. Нужно, чтобы спортсменки привыкли выступать под открытым небом. А это совсем не то, что под крышей.

– Даже не припомню, пожалуй, когда столь крупный турнир проводился в открытом бассейне.

– Могу напомнить. На чемпионате Европы-2010 в Будапеште. Когда нет потолка, становится очень сложно ориентироваться, понимать, плывешь ли ты параллельно бортику или по диагонали. Открытый воздух облегчает дыхание, но температура воды начинает сильно зависеть от температуры воздуха. Если в той же Бразилии вода окажется слишком теплой, а скорее всего так и будет, то как делать прогоны программ, чтобы это не сказалось на работе сердца? В общем, пока сплошные проблемы, хотя бразильцы заверили нас в том, что готовы подвозить машинами лед прямо к бортику бассейна. Ну и, кроме всего прочего, яркое солнце сильно "бьет" по глазам не только на поверхности бассейна, но и под водой. Там ведь тоже все бликует, а выступают девочки без очков. Вот ко всему этому мы и должны за время сбора адаптироваться.

– Показ олимпийских программ в Москве предполагается сделать открытым?

– Об этом я, честно говоря, даже не думала. Если кто-то, кроме наших специалистов, захочет на нас посмотреть, мы можем пригласить. Главная наша собственная задача в том, чтобы немножко адаптироваться к стрессу. К тому, что на нас смотрят со стороны. Мы ввели такие показы в обиход несколько лет назад и стараемся придерживаться такой схемы каждый сезон.

– На протяжении нескольких последних лет вы, помимо работы в бассейне, регулярно принимаете участие во всевозможных парусных регатах. Как удается сочетать увлечение яхтами и работу в синхронном плавании без ущерба для результата ваших подопечных?

– Эх, если бы это было и на самом деле так, как вы говорите... К сожалению, с яхтами я соприкасаюсь в гораздо меньшей степени, чем мне хотелось бы. Большей частью смотрю на фотографии друзей в фейсбуке и завидую, завидую, завидую. В этом году приходится особенно тяжело, поскольку нет весенних каникул: последняя регата, в которой я участвовала, была в октябре, и с того самого времени я лишь мечтаю о том, что когда-нибудь у меня снова появится время на то, чтобы проводить его под парусом.

1
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (1)

staerswimmer23

великая!

19:33 2 июня 2016