Виталий Смирнов: "Россия потеряла позиции не только в ВАДА, но и в ряде других организаций"

Виталий СМИРНОВ. Фото REUTERS
Виталий СМИРНОВ. Фото REUTERS

Глава комиссии ОКР по борьбе с допингом и почетный член МОК Виталий Смирнов после очередного дня сессии Международного олимпийского комитета ответил на вопросы журналистов.

Дмитрий СИМОНОВ
из Рио-де-Жанейро

Разговор начался с ситуации, которая случилась днем ранее, когда журналист ARD и автор фильмов о допинге в российском спорте Хайо Зеппельт пытался спровоцировать Смирнова и российских журналистов.

– Он такой здоровый, всех оттер – это тот тип, который фильм делал…

– Хайо Зеппельт…

– Да. Я ему говорю, что не очень хочу с вами разговаривать. Это был как раз подход наших журналистов. Он спрашивает: "Почему?" Я ему говорю, потому что вы безобразно ведете себя по отношению к нашим журналистам.

– Главный вопрос. Чем теперь обернется это противостояние МОК и ВАДА?

– Вчера сделал доклад руководитель ВАДА Крейг Риди. Сегодня мы с ним очень долго разговаривали. Историю создания ВАДА вы наверняка знаете. Раньше была медицинская комиссия, которую создали в 1967 году в связи со смертью на Олимпийских играх в Риме датского велосипедиста (Кнуд Энемарк Йенсен. – Прим. "СЭ"). Комиссия просуществовала до 80-х годов, а потом в 2000-х создали ВАДА. Изначально ВАДА существовало только на деньги Международного олимпийского комитета. Сейчас же оно содержится наполовину средствами различных стран. Есть разбивка. Мы, например, платим примерно 850 тысяч долларов в год. Поэтому с ВАДА сотрудничает правительственная организация. В нашем случае – Министерство спорта.

Мы потеряли там (в ВАДА) своего представителя. Не было замены после Фетисова, который несколько сроков там находился. И в этом отношении мы очень многое попустили. Потому что интересы спортсменов стала представлять канадка Бекки Скотт. Первый председатель ВАДА был Дик Паунд – канадец из Монреаля. Штаб-квартира в Монреале. Макларен тоже из Монреаля. Так что переход определенный есть. А сейчас руководит Крейг Риди.

И они себя почувствовали настолько самостоятельной организацией, что приняли навсегда несвойственный себе пункт. Вчера во время сессии, я бы сказал, состоялась решительная атака на ВАДА.

Много говорили, что доклад Макларена с генетической точки зрения вызывает большие сомнения. Также говорились, что ВАДА принимает на себя функции и рекомендации, которые ей не свойственны. Также высказывалось предложение – провести специальный конгресс и возможно даже чрезвычайную сессию МОК посвященную проблеме допинга. Потому что эта проблема существует не только в России, она существует во всем мире. Наша точка зрения – подход должен быть единым. Мы говорим, что мы открыты и готовы прислушиваться к любым разумным советам. Мы готовы построить такую модель, которая бы максимально исключала возможность использования допинга. Но! Эта модель должна быть интегрирована, чтобы мы не оказались белой вороной. Поэтому если будет такая система и обстановка, которая будет применима ко всем национальным олимпийским комитетам, – мы это полностью поддерживаем.

– Если все понимают, что они несправедливо ведут себя по отношению к России. И вы им говорите, а они не спорят. Они не планирует изменить отношение к нашим сборным, нашим атлетам, которых незаконно дисквалифицировали?

– Моя точка зрения такая: для меня эта Олимпиада 27-я, и я не помню ни одних Игр, чтобы у нас не было трений, проблем и так далее. И у нас всегда была такая установка: если выигрывать, то убедительно, если побеждать, то нокаутом. Потому что иногда судейство хочет притормозить сильную команду и дать возможность более слабым и неизвестным выйти на арену. Ну и, естественно, отношение к нашей стране – это чисто политическая составляющая. Вот из этого и надо исходить.

А что касается атаки, я могу сказать следующее. Что, как говорится, в сухом остатке вышло? Проголосовали все, а против оказался только спортсмен из Великобритании. На скелетоне, который ездит. Головой вперед. А остальные и Крейг (Риди), и Дик Паунд высказывали свои соображения, но в общем-то голосовали практически единогласно.

– Но нашим атлетам от этого не легче…

– Это правильно. Думаю, конечно, они в сложном положении оказались, совершенно недопустимом. Мне их искренне жалко. Позиция Международной федерации легкой атлетики, мягко говоря, совершенно непонятна. Что касается наших тяжелоатлетов, то там, думаю, есть проблема нашей федерации и нашего представителя в этой федерации. Кстати, о представителях должен быть особый разговор. Мы потеряли свои позиции не только в ВАДА, но и в ряде других организаций…

Вот на что еще нужно обратить внимание: даже если представить, что не было бы этой истории, то мы не привезли бы сюда в Рио обе футбольные команды, обе баскетбольные команды, команду ватерполистов, сборную по хоккею на траве, регби-7, бывших олимпийских чемпионов Сиднея – гандболистов. То есть уже из-за этого мы человек 250-300 не досчитались. Так что есть над чем работать и нашей стороне.

– Нужен ли наш человек в ВАДА?

– Наши люди нужны везде. Не только в ВАДА, но и в федерациях.

Результаты опроса

60981 чел.

Как вы оцениваете решение МОК по допуску России на Игры-2016?
32.0%
МОК справедлив
19.7%
МОК поступил мягко
48.2%
МОК поступил жестко
Материалы других СМИ