Евгения Уколова: "Мечтаю о медали Рио"

Евгения УКОЛОВА и Екатерина БИРЛОВА. Фото FIVB
Евгения УКОЛОВА и Екатерина БИРЛОВА. Фото FIVB

Лучший российский дуэт Евгения Уколова/Екатерина Бирлова на московском этапе Мирового тура серии "Большой шлем" пробился в плей-офф, где занял девятое место. Тем самым наши волейболистки улучшили свои шансы отобраться на Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро по мировому рейтингу. Об Олимпиаде на культовом бразильском пляже, расставании с итальянским тренером и мечте выиграть награду "СЭ" рассказала Евгения Уколова.

"ЕСЛИ ВСЕ ВРЕМЯ ДУМАТЬ О РЕЙТИНГЕ, МОЖНО СОЙТИ С УМА"

– Какова сейчас ситуация с вашим отбором на Олимпийские игры?

– В Москве мы немного улучшили свое положение в рейтинге, но напрямую на Игры пока не попадаем. Остаются два турнира – чемпионат Европы, который стартует на следующей неделе в Швейцарии, и еще один этап "Большого шлема" в Гамбурге. Там нам необходимо улучшить свои зачетные результаты, которые были показаны в прошлом году. На Европе это сделать будет крайне сложно – год назад мы были вторыми, и теперь остается только выиграть. Но в Гамбурге, при условии нашей хорошей игры, все возможно. Но даже если там не получится, любом случае, шансы еще будут. Есть континентальный турнир, есть Кубок мира в Сочи...

– Кто ваши основные конкурентки в борьбе за попадание в Рио по рейтингу?

– Аргентинская и китайская пары. Но вообще, я стараюсь сейчас не зацикливаться на ситуации с отбором. Если все время об этом думать, можно сойти с ума.

– Учитывая, что чемпионат Европы для вас решающей роли в борьбе за олимпийскую путевку не сыграет, вы всерьез рассматриваете этот турнир?

– В пляжном волейболе, как, наверное, в большом теннисе, сложно подготовиться конкретно к одному старту. Турниры у нас идут друг за другом, и чтобы целенаправленно подвестись к тому или иному соревнованию, придется что-то пропустить, куда-то не поехать... Так что мы просто каждый раз играем на максимуме, на который на данный момент готовы.

– Если вам не удастся попасть в Рио по мировому рейтингу, придется играть отборочные турниры вплоть до середины июля. С точки зрения целенаправленной подготовки к Играм, это очень плохо?

– Конечно, лучше заранее решить все вопросы, выдохнуть и дальше спокойно готовиться к Олимпиаде. Дополнительные континентальные отборы будут непростыми, тем более, в Европе, где очень много хороших команд не попали по рейтингу. Это заберет очень много сил.

– Вы уже выступали на Олимпийских играх в Лондоне и наверняка хорошо представляете, как должна строиться ваша идеальная подготовка к Играм?

– На прошлую Олимпиаду мы как раз отбирались через континентальные кубки, поэтому подготовительных сборов у нас вообще не было. За несколько дней до Игр мы с Катей выиграли турнир "Большого шлема" в Клагенфурте, приехали в Москву, переночевали и тут же отправились в Лондон. Можно сказать, полетели на Олимпиаду прямо с корабля на бал. С одной стороны, благодаря той победе, мы получили незабываемые эмоции, поверили в себя. Но чисто физически, очень много потеряли и растратили массу сил. Возможно, если бы у нас была возможность восстановиться и чуть передохнуть, на тех Играх все сложилось бы иначе.

"БОЮСЬ ПРЕДСТАВИТЬ, КАКОЕ ДАВЛЕНИЕ ИСПЫТЫВАЮТ БРАЗИЛЬЯНКИ"

– Бразилия – культовая страна для пляжного волейбола. Турнир в Рио должен стать чем-то особенным?

– Хотя наш вид спорта зародился в Калифорнии, для Бразилии он является одним из ключевых. Мы будем играть в Рио на настоящем пляже, в потрясающей атмосфере. Там всегда полные трибуны, игроков все знают и обожают. Не уверена только, как будет с покрытием – насколько я понимаю, на Олимпиадах есть специальные требования к песку, и возможно, бразильцев заставят досыпать к натуральному еще часть другого песка.

– Местные игроки для Бразилии – национальные герои?

– Я даже боюсь представить, какое давление они испытывают. Когда я играла на Универсиаде в Казани, и то было тяжело осознавать, что все ждут победы и ничего другого. А тут масштаб соревнований и сила соперников просто несравнимы. Понятно, что дома все будут требовать от бразильцев только первого места.

– Вы общаетесь с бразильянками?

– Все игроки в пляжный волейбол – как цыганский табор, который почти круглый год путешествует по миру. Не могу сказать, что мы с бразильянками близкие друзья, но немного общаемся.

– Футболисты часто жалуются на плохие поля. В пляжном волейболе есть понятие – плохой песок?

– Лично для меня самое худшее – это когда мы играем в новом месте. Но обычно этапы из года в год повторяются, и ты примерно понимаешь, чего ждать в том или ином городе. Хотя условия везде разные, и немного времени на привыкание все равно требуется. Мне не нравится жесткий песок, но и когда он совсем глубокий и из него ног не вытащишь – это тоже плохо. Лучше всего что-то среднее, мягкий неглубокий песок и чуть прохладная погода без дождя.

– В Бразилии наверняка будет очень жарко. Вы к этому готовы?

– Да, мы там играли при температуре 42 градуса. Стоишь на солнцепеке и вообще плохо понимаешь, что происходит...

– Защиту от солнца волейболистки используют?

– Конечно, обмазываемся солнцезащитными кремами с головы до пят!

– А если наоборот холодно или идет дождь – правила позволяют сменить бикини на более закрытую форму одежды?

– Шорты у нас запрещены, но можно играть в длинных обтягивающих лосинах и футболке. Главное, чтобы оба партнера были одеты одинаково. Отличия допускаются, только если у одного из игроков, например, травма и необходимо носить бандаж.

– Тема допинга для пляжного волейбола совершенно неактуальна?

– Я не большой специалист в этих вопросах, но например, милдронат по назначению врача у нас принимали очень многие. Когда мы узнали, что он попал в Запрещенный список, очень удивились. Совершенно не понимаю, почему вокруг этого препарата столько шума, и как он может чем-то помочь и оказать влияние на результат. Но раз ученые так решили, без проблем: доктор разослал нам сообщения, что нужно прекратить принимать и выкинуть все старые запасы, и мы так и сделали.

"В ЛОНДОНЕ МЫ С КАТЕЙ БЫЛИ КАК ПТЕНЧИКИ"

– До нынешней осени вы работали с итальянским специалистом Марко Солюстри, с которым затем федерация не продлила контракт. Что вам дало это сотрудничество?

– Марко тренировал нас четыре года, и дал нам за это время очень многое. Научил лучше анализировать ситуацию на площадке, передал массу технических нюансов, да и просто жизненного опыта. Мы были вместе достаточно длительное время, так что прошли как через успехи, так и через сложные времена, когда ничего не получалось. Это был колоссальный опыт.

– Вы жалеете, что он ушел?

– Это жизнь, у каждого свой путь, и я изначально понимала, что вечно работать вместе мы не сможем. Хотя если честно, его уход в тот момент стал полной неожиданностью. У нас оставалось всего два месяца до начала сезона, и не было даже времени размышлять, нужно было быстро адаптироваться и включаться в работу.

– Если сравнить вас нынешнюю и четыре года назад, перед Играми в Лондоне – в чем вы изменились?

– Стала гораздо опытнее, повзрослела, причем как в игровом, так и в жизненном плане. В 2012-м мы с Катей только начали работать с иностранным тренером, смотрели на все распахнутыми глазами, словно птенчики....

– Вообще, опыт в пляжном волейболе должен играть решающую роль – ведь все комбинации известны заранее?

– Если вы посмотрите на топовые команды, там все спортсменки очень опытные, в районе 30 лет. У нас достаточно возрастной вид спорта, результаты в нем приходят с годами.

– На протяжении карьеры вы сменили нескольких партнерш, но лучших результатов добились в паре с Екатериной Бирловой (Хомяковой). Как вообще осуществляется выбор волейболисток в команду? Почему с кем-то получается, а с кем-то – нет?

– В России все решает главный тренер, как он скажет – так пары и составляются. Заграницей договариваются между собой сами спортсменки. Критериев, на самом деле, очень много: вы должны быть игроками примерно одного уровня, сходиться в видении и понимании игры, дополнять друг друга в плане физических данных... Но порой ты смотришь на девчонок в жизни и думаешь: два совершенно разных человека, что у них может быть общего? А на корте возникает какая-то химия, и люди выигрывают. С Катей у нас, кстати, не сразу стало получаться, но постепенно мы нашли какие-то ключики.

– Должны ли партнерши на корте быть подругами в жизни, вместе ездить отдыхать, например?

– Нет, конечно. Самое главное – это взаимоуважение, а проводить вместе отпуск совершенно необязательно. Мы уже не маленькие девочки, у каждой своя семья, и в редкие приезды домой хочется проводить время с близкими людьми.

– Соревнования в пляжном волейболе напоминают карнавал: солнце, песок, танцевальная музыка. Такая обстановка не расслабляет?

– Это такой стиль, образ жизни. Я уже не представляю себя без "движухи". Мне кажется, музыка, расслабленная обстановка – это классно. Все это учит быстро переключаться между моментами максимального напряжения в игре и праздником, который творится на трибунах.

– Если вам все же удастся попасть на Игры в Рио, вы ставите там перед собой какие-то спортивные цели – или само участие в бразильском карнавале будет достижением?

– Нет, конечно. Это в Лондоне мы только начинали свой путь и понимали, что говорить о больших задачах еще очень рано. Но сейчас уже прошло четыре года, и наверно, настало время задуматься о медалях. Я мечтаю об этой награде. Тем более, было бы круто совершить что-то выдающееся в Рио – в культовом месте для нашего вида спорта.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ