Адвокат Клишиной: "Дарья - стопроцентная жертва ситуации"

Дарья КЛИШИНА ждет решения CAS. Фото AFP
Дарья КЛИШИНА ждет решения CAS. Фото AFP

РИО-2016

Американский адвокат россиянки Дарьи Клишиной Пол Грин перед самым началом слушаний в Спортивном арбитражном суде (CAS) объяснил, на каком основании международная федерация (ИААФ) отстранила россиянку от выступления на Олимпийских играх в Рио. Скорее всего, решение CAS будет объявлено уже сегодня бразильским вечером.

Наталья МАРЬЯНЧИК
из Рио-де-Жанейро

– Какие именно аргументы в защиту Клишиной вы собираетесь привести в суде?

– В решении ИААФ от 9 июля утверждается, что система допинг-тестирования в России не является достоверной. Но Дарья 87 процентов своих тестов сдала за пределами России, и все они были отрицательными. И что она сделала не так?! Нам даже не показали никаких доказательств, в чем нас обвиняют. Это все какие-то предположения, а на наш взгляд, законы суда и справедливости требуют, чтобы эти доказательства были продемонстрированы, и у нас была возможность ответить на них. На данный момент, ничего из этого сделано не было. ИААФ принимает свои решения на основании данных, к которым у нас нет никакого доступа.

– Мама Клишиной заявила, что все дело – в царапинах на пробирке с ее пробой от 2013 года.

– Об этом я и говорю, мы ничего не видели. Нам сказали, что после детального анализа ее проб, выяснилось, что на пробирках есть царапины и, возможно, они были вскрыты. Все понимают, что в Московской лаборатории творились такие вещи. Но Дарья никогда не была под защитой этой системы, я это подчеркиваю. 9 июля ИААФ уже приняла это в расчет и сняла с Клишиной все подозрения. Я не считаю законным и справедливым, что сейчас это решение было изменено.

– Вы можете конкретно сформулировать, в чем сейчас обвиняют Клишину?

– Дарью ни в чем не обвиняют, никто не говорит, что она что-то нарушила. Она стопроцентная жертва в этой ситуации. Никто не может сказать, что Дарья, которая сдала в России только 13 процентов своих проб, была частью этой системы. Начиная с 2013 года, она живет в США и там сдает внесоревновательные пробы. В марте 2014 года она выступала на зимнем чемпионате мира в Польше, где тоже прошла контроль. Она жила не в России, проводила отпуск не в России, она ничего не боялась. Неужели спортсмен, который находится под защитой государственной системы укрывания проб, поедет тренироваться заграницу? В этом просто нет никакого смысла. Вся жизнь Дарьи показывает, что у нее нет и никогда не было стремления что-то нарушить.

– Как сейчас настроение у самой Клишиной?

– Она очень надеется на положительный исход. Хотя конечно, ей сейчас очень сложно. Она приехала в Рио утром в четверг и хотела получить на этой Олимпиаде самый лучший опыт, какой только возможно. А теперь она вынуждена прямо из деревни приехать сюда на судебные слушания... Даже если мы выиграем, ей будет очень сложно, ведь ее соревнования начинаются буквально на днях. Это совсем не тот олимпийский дебют, о котором могла мечтать молодая спортсменка.

– Когда вы сами узнали о том, что у Клишиной проблемы с допуском на Олимпиаду?

– Представители команды Клишиной впервые связались со мной 6 августа. Им надо было выяснить, есть у меня вообще возможность и время заняться этим делом, так как я много работал с CAS ранее. Мы начали готовить документы, и нам сказали, что скоро будет решение ИААФ. В итоге, оно было принято вечером в пятницу, а я прилетел в Рио утром в субботу.

– У вас большой опыт ведения дел в CAS, вы даже защищали в этом суде лошадь участника Игр. Что подсказывает ваша интуиция?

– CAS очень справедливая и прозрачная структура. Я не думаю, что судьи, которые будут рассматривать наше дело, примут в расчет что-либо еще, кроме требований закона. Поэтому я верю, что наши аргументы будут услышаны.

– Что вы думаете об отстранении от Игр в Рио всей российской сборной по легкой атлетике? Это было законно?

– Я представляю Дарью Клишину и не имею права говорить от лица других спортсменов. Сейчас меня интересует только дело Дарьи.

– В случае поражения в CAS, у вас уже есть план, что делать дальше?

– Пока я не хочу говорить об этом. Мы надеемся и верим в положительный исход.

Материалы других СМИ
Загрузка...