Колонка Щербо об Олимпиаде.
Учимура заставляет меня кричать от восторга

1996 год. Виталий ЩЕРБО. Фото REUTERS Кохэй УЧИМУРА в олимпийском Рио. Фото REUTERS
1996 год. Виталий ЩЕРБО. Фото REUTERS

РИО-2016

Колонка советского и белорусского гимнаста, шестикратного олимпийского чемпиона, четырехкратного чемпиона мира
1996 год. Виталий ЩЕРБО. Фото REUTERS
1996 год. Виталий ЩЕРБО. Фото REUTERS

Виталий ЩЕРБО
СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "СЭ"

Мог ли я не посмотреть финал по мужскому многоборью? Конечно же нет. По телевизору Олимпиаду транслируют в Америке урывками, можно увидеть далеко не все, что хочешь, плюс – работа в зале, поэтому я скачиваю трансляции и пересматриваю их вечером уже в более спокойной обстановке.

Многоборье – это, конечно же, Кохей Учимура. Он был фаворитом, все это знали, поэтому большой сенсации его победа не принесла. Единственное, что не совпало с моими личными ожиданиями, что на третьей ступени не оказался Давид Белявский: мне казалось, что этот гимнаст обязательно должен был быть с медалью.

Некоторые болельщики наверняка скажут, что японец победил не совсем справедливо, что на его месте должен был оказаться украинец Олег Верняев. Как человек, который прожил в гимнастике жизнь и прошел все, что только можно пройти, я не люблю эмоции и сантименты. И могу объяснить, почему не склонен считать победу Учимуры нечестной.

В нашем виде спорта результат складывается из множества мелочей, которые вроде бы незначительны, но играют на самом деле огромное значение. Верняев – прекрасный гимнаст. На перекладине, в своем заключительном виде программы он несколько облегчил комбинацию, но это не было проявлением слабости. Напротив, это была правильная и продуманная стратегия, которой я много раз в годы выступлений пользовался сам, а сейчас учу этому своих гимнастов. Это вообще не так просто – за считанные минуты до подхода скорректировать комбинацию так, чтобы максимально снизить степень риска, но не потерять в зрелищности. Но это, повторяю, не трусость, а трезвый расчет. Ты же идешь за золотой медалью! Значит, должен сделать все, чтобы дойти без потерь.

Сейчас ведь гимнастика очень сильно изменилась, и дело не только в сложности программ, но и в правилах. Раньше если гимнаст упал, он терял полбалла. Сейчас ты лишаешься балла, плюс – тебе не засчитывают элемент, связку, спецтребования, другими словами, ты теряешь столько, сколько уже не наверстать.

Понятно, что Учимуру судят чуть лояльнее, чем остальных. Я и сам бывал в такой ситуации после того, как стал в Барселоне шестикратным олимпийским чемпионом. Выступал и понимал, что в некоторых ситуациях судьи меня “спасают”, прибавляют оценочки. Кто-то, возможно, скажет, что это неправильно, но пусть люди сначала попробуют достичь того, чего достигают лидеры. Такие как Учимура, да и тот же Верняев, кстати. Олег ведь много ошибался уже в первом виде – на вольных упражнениях. А ведь первый снаряд во многом определяет дальнейший результат.

На ковре я увидел у Верняева много грязи: будь он менее известным гимнастом, в каждой связке с него снимали бы за это по нескольку десятых. Что до Учимуры, да, он в квалификации упал на перекладине, чего от него, думаю, не ожидал ни один человек, в том числе я сам. Вообще не помню, если честно, чтобы Кохей так падал на серьезных соревнованиях. Но на остальных снарядах японец отработал чистейшим образом. Столь качественная работа требует от спортсмена невероятной пахоты на тренировках на протяжении многих лет. Так что, думаю, Учимура имеет право на некоторое судейское снисхождение.

Могу повторить: я не смотрю на гимнастику глазами болельщика с позиции здесь – свои, а там – чужие. Мне хочется видеть красоту гимнастики, красивое соперничество. И я вижу, как это соперничество ужесточается: если три-четыре года назад Кохей выигрывал у других гимнастов по нескольку баллов, сейчас это десятые. Тот же Верняев уже вплотную подошел к японцу по своему уровню, но даже при этом Учимура стоит особняком. Потому что он не гимнаст. Он – бог гимнастики. Услышать от меня такие слова не просто, но это так. Здесь и линии, и чистота, и сложность, и высота, и бесстрашие, и стабильность. Опорный прыжок в исполнении японца в квалификации я пересматривал много раз, как абсолютный эталон. Поясню: Учимура делал рондат на мостик, фляк с поворотом и бланш вперед с двумя с половиной винтами. Я сам когда-то осваивал этот элемент и могу сказать, что 99 процентов гимнастов во время ухода с мостика во фляк с поворотом разводят ноги. Их невозможно не развести – слишком все сложно и быстро.

Учимура же ноги не разводит. Более того, в момент отрыва от мостика его корпус идеально вытянут, нет ни малейшего изгиба, который бы нарушал линию тела. Как он это делает? Не знаю. Но знаю, что это невозможно. Поэтому я так отчаянно и болею за Кохея. За его гимнастику. Он один способен заставить меня непроизвольно кричать перед экраном: “Вау!!!”

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ