Газета № 7496, 15.11.2017

"Если РУСАДА не восстановят, будем продолжать прежнюю линию"

Юрий ГАНУС. Фото Наталья ПАХАЛЕНКО, ОКР Руководитель комиссии МОК Денис ОСВАЛЬД. Фото AFP РУСАДА. Фото REUTERS
Юрий ГАНУС. Фото Наталья ПАХАЛЕНКО, ОКР
Генеральный директор РУСАДА Юрий Ганус рассказал "СЭ" о ближайшем заседании Совета учредителей Всемирного антидопингового агентства (ВАДА). От того, что произойдет в Сеуле 16 ноября, во многом зависит решение вопроса об участии сборной России в Олимпиаде-2018.

– Как вы относитесь к словам вашего коллеги из ВАДА Оливье Ниггли, который заявил, что без выполнения двух условий – признания доклада Ричарда Макларена и вскрытия проб, опечатанных Следственных комитетом РФ, – РУСАДА не получит аккредитации?

Выполнение этих условий не находится в компетенции национальной антидопинговой организации, то есть РУСАДА. Мы со своей стороны сделали все, что могли. Но есть вещи, которые выходят за рамки наших полномочий.

– Судя по комментариям представителей российской стороны складывается впечатление, что мы уже заранее готовы к худшему сценарию?

Я не пророк и не колдун, чтобы сейчас заниматься гаданиями. Главное, все зависящее от РУСАДА мы сделали. Мы отвечаем всем требованиям к независимости и транспарентности. Мы абсолютно самостоятельная организация, которая выстраивает системную работу в соответствие с требованиями ВАДА. И эту линию мы намерены продолжать.

– У вас уже есть понимание, что будет с РУСАДА, если статус соответствия не вернут?

– Будем дальше работать. У нас есть программа, мы будем заниматься организацией и планированием тестирования, образовательными программами. Нужно продолжать системно развиваться, вот и все.

Руководитель комиссии МОК Денис ОСВАЛЬД. Фото AFP
Руководитель комиссии МОК Денис ОСВАЛЬД. Фото AFP

НУЖНО РАБОТАТЬ НАД ИЗМЕНЕНИЕМ НАШЕГО ИМИДЖА

– В таком случае, что будет с двумя иностранными экспертами, которые сейчас работают в РУСАДА?

– Эксперты выполняют полезную миссию. Они помогают нам максимально эффективно достичь соответствия. И я считаю, делают это в крайне конструктивном ключе. Я бы хотел, чтобы они оставались с нами, по крайней мере, до тех пор, пока РУСАДА не получит соответствия.

– Я правильно понимаю, что даже если итоги заседания ВАДА будут неутешительными, вы не настроены хлопать дверью, ругаться и вставать в позицию обиженного?

Конечно нет, а зачем? Так получилось, что изначально в "дорожную карту" были включены два этих пункта – про доклад Макларена и вскрытие проб. Второй, например, вообще не входит в полномочия любой спортивной организации. Это вопрос исключительно к процессуальным органам. Но это не значит, что нам не надо теперь развиваться самим и стремиться к сотрудничеству с другими организациями.

– Вы недавно вернулись с заседания Ассоциации национальных антидопинговых агентств (iNADO). Эта организация не раз высказывалась резко против России и призывала не допускать нашу страну до Олимпийских игр в Пхенчхане...

Давайте, для начала попытаемся понять, почему к нам так относятся. В мире есть всего полторы тысячи человек, которые занимаются антидопинговой деятельностью. Это очень узкий круг, почти семья. Неудивительно, что провал в антидопинговой деятельности, который случился в России, был воспринят в этом обществе крайне негативно, как что-то личное. Сейчас я могу констатировать, что позиция iNADO даже не смягчилась, а изменилась. У нас выстраиваются нормальные, рабочие отношения.

– Как вы относитесь к тому, что Британское антидопинговое агентство (UKAD) – наш партнер, получающий от России большие деньги – призывает не допускать нашу страну до Олимпийских игр?

– Мне сложно сказать, чем руководствовалось то или иное национальное агентство в своих комментариях. Нет никакого смысла сейчас возвращаться в прошлое. Нужно терпеливо, без эмоций и политики работать над изменением нашего имиджа в мире. Ситуация меняется, и, например, от заседания iNADO у меня осталось положительное впечатление.

РУСАДА. Фото REUTERS
РУСАДА. Фото REUTERS

К КОНЦУ ГОДА РУСАДА ВОЗЬМЕТ 6 ТЫСЯЧ ПРОБ

– Каковы итоги аудита РУСАДА, который завершился месяц назад?

– Нам дали список из шести корректирующих действий. Это были довольно серьезные вопросы, но все необходимые действия мы уже предприняли. То есть технически требования ВАДА мы выполнили.

– Объясните, как чисто технически сейчас организовано допинг-тестирование? Российские офицеры уже берут пробы самостоятельно, или только в паре с представителями UKAD, которое нас курирует?

Наши специалисты самостоятельно берут пробы. Сейчас в РУСАДА 40 инспекторов допинг-контроля, до конца года мы наберем еще 30. К 1 апреля планируем довести численность инспекторов до ста человек. Это сделает РУСАДА одной из крупнейших тестирующих организаций в мире.

– В чем тогда заключается роль UKAD?

Они продолжают сопровождать нашу деятельность и оказывают техническую поддержку по всем направлениям. Плюс, осуществляют функцию контроля. Кстати, UKAD не единственный наш зарубежный партнер. Мы сотрудничаем по отбору проб с испанцами, заключаем договор с канадцами, с белорусами. Мы открыты для партнерских отношений со всеми заинтересованными организациями.

– Где вы берете новых допинг-офицеров в таком количестве?

По всей стране. Тут же еще важна логистика, чтобы проезд офицера до места взятия пробы не стоил дороже, чем сам анализ.

– Вы сумеете выполнить до конца года установленный ВАДА план по объему взятых проб?

– Однозначно. По плану мы должны взять 6 тысяч проб, и сейчас идем четко по графику.

– В так называемых "закрытых" городах вы тоже проводите тестирование? Это же было одним из требований ВАДА...

Конечно. Там живут не так много спортсменов, но пробы у них мы уже берем.

– В будущем объем тестирования будет увеличиваться? Все-таки в лучшие времена РУСАДА брало в год и до 20 тысяч проб...

Мы планируем расширяться. Могу сказать, что сейчас, в том числе и с помощью экспертов, нам удалось наладить полноценное функционирование агентства. И это при том, что персонал обновился на 90 процентов. Работа уже выстроена, и ее объемы мы будем увеличивать.

результаты опроса
43550 чел.
Вы верите, что Ольга Зайцева нарушила антидопинговые правила в Сочи-2014?
Нет, спортсменка чиста
51.1%
Нет, ее подставили
11.5%
Нет, МОК не разобрался в ситуации
14.8%
Да
22.6%
Газета № 7496, 15.11.2017
Материалы других СМИ