Газета № 7565, 16.02.2018

Пусть немцы сначала победят в Братске. Колонка Лобанова

Игорь ЛОБАНОВ - специально для "СЭ".
Игорь ЛОБАНОВ - специально для "СЭ".

ОЛИМПИАДА-2018

Игорь ЛОБАНОВ

Игорь ЛОБАНОВ –
музыкант, лидер группы "Слот", бронзовый призер чемпионата мира по санному спорту 1990 года, участник Олимпийских игр-1992.

Смотрю трансляции из Пхенчхана – и перед глазами Альбервилль-1992. Единственная Олимпиада, в которой довелось поучаствовать. Там у нас тоже не было ни гимна, ни флага, выступали под олимпийскими кольцами. Разве что называлась команда иначе – не OAR, как сейчас, а Equipe Unifiee. Кто бы мог подумать, что годы спустя история повторится?

Усиливает сходство с Альбервиллем неудача российских саночников, оставшихся за чертой призеров. Правда, в 1992-м от нас и не ждали медалей. Тогда в двойках не было равных немцам и итальянцам, которые выставляли по два экипажа.

Помимо того, что все они большие мастера, у них еще и сани были отличные. Нам такие даже не снились. Классический пример. Этап Кубка мира в Сигулде. Родная трасса, вылизанная вдоль и поперек. Едем с Геной Беляковым, показываем хорошее время. Следом Штефан Краузе и Ян Берендт идут юзом, собирают борты на прямой. Потери серьезные – но все равно привозят нам полсекунды!

Так что в те годы на место выше пятого мы объективно претендовать не могли. Вот и в Альбервилле чуда не случилось. Мы с Беляковым замкнули десятку, а Альберт Демченко с Алексеем Зеленским финишировали восьмыми.

В Пхенчхане для российских саночников попадание на пьедестал не выглядело утопией. Однако Семен Павличенко – чемпион мира! – первую же попытку завалил, и все было кончено. Причем я сразу обратил внимание, что сани у него едут намного хуже, чем у Романа Репилова. Тот постоянно допускал маленькие ошибки, но до поры шансы на медаль сохранял. Фатальным для парня оказался третий заезд.

А потом полыхнуло. Трудно комментировать конфликт ПавличенкоДемченко, не зная ситуацию изнутри. Ясно одно: когда нет результата, а люди начинают публично выяснять отношения, больше виноват тренер, нежели спортсмен. Значит, нужно было работать с ним по-другому. В итоге-то в проигрыше все. Обидно.

Но особенно удручило выступление двоек, где нас обходили даже корейцы! Ничего сверхъестественного те не показали – просто сани у них ехали быстрее. Что-то наши руководители явно не учли. Потому и перед вчерашней эстафетой иллюзий я не питал. Понимал – призовое место России не светит ни при каких обстоятельствах. Не могут же все фавориты посыпаться.

Соревнования саночниц запомнились не только победой немки Натали Гайзенбергер, которая на фоне остальных смотрелась несокрушимым терминатором, но и жутким падением американки Эмили Суини. Едва не повторилась трагедия Ванкувера, где в 2010-м разбился Нодар Кумариташвили.

Когда на повороте американка потеряла управление, надо было сразу отпускать сани. Не лежать на них, а спасать свою жизнь, хоть как-то сгруппироваться. Она же не сориентировалась. Это отсутствие опыта езды по трассам вроде Братска, Чусового, Свердловска. То, что отделалась царапинами и легким испугом – фантастическое везение. Девчонка родилась в рубашке.

Между прочим, в 80-е в Братске была самая жесткая трасса в мире. Ее создавали по особому проекту, плюс естественный лед накладывал отпечаток. Сейчас-то всё перестроили, упростили. А раньше – настоящая мясорубка! Давление на виражах сумасшедшее! Запустить бы туда немцев, итальянцев, канадцев – до финиша добрались бы не все.

А я после Альбервилля с санями закончил. Мне было 23, из сборной никто не гнал. Но почувствовал – перспектив нет. О чем говорить, если в середине 90-х Демченко, чтоб прокормить семью, торговал мясом на рынке, клал плитку, разгружал вагоны. Совмещая это с тренировками. В конце концов судьба вознаградила его за терпение. Тремя олимпийскими медалями и потрясающе длинной спортивной карьерой.

Но и я ни о чем не жалею. Хотя рассмеюсь в лицо тому, кто скажет, что погнался за деньгами. Зарабатывать музыкой начал не сразу. На первых порах об этом вообще речи не было. Я просто взял гитару и ушел играть рок в подвалы. Какие уж тут деньги… Сейчас со смехом вспоминаю, как с непривычки постоянно путался в терминах. Говорил не тур, а сборы. Не гримерка, а раздевалка. Народ поглядывал со смятением.

А в сани вернуться хотелось только во сне. Еще долго мучил один и тот же кошмар: выступаю на прикидках – и не могу отобраться в сборную. Просыпался в холодном поту. Впрочем, таких снов нет уже давно…

Газета № 7565, 16.02.2018
Материалы других СМИ
Загрузка...