Газета № 7565, 16.02.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «Леонид Вайсфельд: "Игроки сборной отвыкли выкладываться на сто процентов"»

Нужны ли базовые клубы и кто бы мог стать тренером сборной? Экспертиза Вайсфельда

Леонид ВАЙСФЕЛЬД. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Олег ЗНАРОК. Фото "СЭ"
Леонид ВАЙСФЕЛЬД. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

ОЛИМПИАДА-2018. Хоккей. СЛОВАКИЯ – РОССИЯ – 3:2
16 февраля. РОССИЯ - СЛОВЕНИЯ (10.40 мск)

В среду гостем редакции "СЭ" стал бывший генеральный менеджер "Салавата Юлаева" Леонид ВАЙСФЕЛЬД. Он проанализировал поражение сборной России от Словакии, рассказал о своем отношении к "базовым клубам" и назвал имена тренеров, которые могли бы возглавлять нашу команду на чемпионатах мира.

САМИ ВРУЧИЛИ СЛОВАКАМ ПОБЕДУ

– Злую шутку сыграло то, что сразу забили два гола, – начал Вайсфельд. – Я даже не ожидал. Слишком хорошо все началось, два отскока залетело – тяжело сохранять концентрацию, да еще против команды, которая заведомо слабее. Нам не нужно было рисковать при счете 2:0, это словаки должны были идти на риск. Мы с Ромой Скворцовым комментировали, обсуждали: "Интересно, что словаки будут делать при 2:0?" А потом практически своими руками наша команда дала им кислород. Не они что-то там придумали, а мы эти голы им подарили. А когда за счет зацепились, все пошло по-другому. Удаления дурацкие за выброс шайбы…

– Бросок Черешняка нужно было брать.

– Согласен. Хотя Кошечкин дважды выручил "один в ноль", иначе могло быть еще хуже. Скорее, защитники сыграли плохо. А в других голах он не виноват. Такие шайбы можно парировать только случайно. Ничего тут не сделаешь. Вася видел момент отрыва шайбы от крюка, понимал, куда она летит. А поставили клюшку – и она полетела в другую сторону…

– Главный фаворит, которому все заранее предрекали золото, проиграл первый матч. Может быть, сказалось, что на девяносто семь процентов наша сборная состоит из двух клубов – ЦСКА и СКА?

– Начнем с того, что мы проиграли всего один матч, никакой трагедии в этом нет. С точки зрения турнирной стратегии это ни на что не влияет. С другой стороны, сильные должны играть против сильных, а не против слабых. Потому что когда наоборот – слабые подтягиваются к уровню сильных, а сильные опускаются.

– Требования к себе снижают, если нет достойных соперников?

– Нет, не в этом дело. Просто им незачем прикладывать сверхусилия, убиваться на льду, чтобы побеждать. Достаточно играть на семьдесят-восемьдесят процентов. А на Олимпиаде нужно доставать из себя все сто. А это сложно, если навыка нет.

– То есть, в таком клубе, как СКА, выигрывающим матч за матчем, этот навык теряется?

– Думаю, что да. Пропадает понимание, как вести себя в ситуации, когда понадобились сверхусилия. Я далек от мысли, что Дацюк с Ковальчуком не знают, что делать в таких случаях. Знают, конечно. Но в последнее время они играют в комфортных условиях… Опять же, повторюсь, я не вижу ничего страшного в том, что проиграли Словакии. С моей точки зрения, самый главный матч – четвертьфинал.

– В 1/8 финала тоже надо побеждать.

– Понятное дело. Но там тоже не все так просто. Не думаю, что словаки всех в группе обыграют. Борьба за первое место еще не закончена. Может быть, даже и хорошо, что нас в первой игре сразу остудили. Теперь игроки и тренеры уже по-другому будут смотреть на вещи.

– Сборная Словакии в КХЛ была бы на уровне "Слована"?

– Один матч может выиграть кто угодно у кого угодно. На скоротечных турнирах и матчах на вылет высок элемент случайности.

– Если преимущество в мастерстве огромное, ты обязан его реализовывать.

– Да. Две шайбы словаков не должны были залетать. Я обрадовался, что наши забили такие "мусорные" голы. Рассчитывал, что будут возить, на пустые ворота. При этом они выбрали очень правильную тактику – стали набрасывать, закапывать и это сработало. Но когда повели 2:0, нужно было гибче сыграть.

ВОДА В ПЕСОК В ИНТЕРЕСАХ СБОРНОЙ

– Как еще нужно поиздеваться над календарем КХЛ, чтобы сборная начала побеждать?

– Календарь сумасшедший получился. У нас была серия из десяти выездных матчей! Я уже потерялся во времени, в городе позабыли, что у них есть команда (улыбается). Понятно, что такой календарь не нравится клубам. Я уже говорил раньше: весь вопрос в том, продаем мы или покупаем. Если хотим сделать сильное внутреннее соревнование, как НХЛ, за которым люди следят семь месяцев, во главу угла нужно ставить именно его. Мне понравилось, как сказал Фил Эспозито: "Если это бизнес, зачем нам Олимпиада?" С другой стороны, ребят обязали выиграть эту Олимпиаду. И там уже без разницы, как. Все средства хороши.

– Ну как же? Средства могут быть неправильными, обманчивыми.

– Совершенно верно. Но людям поставили такую задачу, и они для себя определили: так будет правильно. Думаю, у тренеров спросили: "Что вам нужно для подготовки к Олимпиаде?" Они говорят, к примеру: "Нам нужен месяц подготовки". Или: "Нам нужно собрать всех игроков в одну команду". Сказано – сделано. Я не говорю, что это правильный путь, – просто те, кому поручили олимпийскую сборную, на кого возложили ответственность, решили именно так, а не иначе.

– Но когда утверждали календарь на сезон, вас, генменеджеров, собирали, объясняли, что и почему?

– Нас не собирали, ничего не объясняли. Просто поставили перед фактом, что будет такой календарь – в интересах сборной – и все.

– Под этими интересами можно протолкнуть все, что угодно.

– Можно, можно… Частично я, конечно, могу это объяснить. ИИХФ дает свою шахматку – дни, которые они занимают. Дальше тренеры сборной говорят, что нам для этих соревнований нужно столько-то и столько-то. Еще убираем дни. Вот и получается, что играть фактически некогда. Самый лучший календарь был, когда я работал в Тольятти: два матча дома, два – на выезде. Межигровые циклы одинаковые, и тренеры знали, как готовить команду весь сезон. А здесь как? Смешно же! Вот эти команды, которые не попали в плей-офф…

– …очень грамотно поступил "Куньлунь": сыграл оставшийся матч до Олимпиады и после отпуска уже не выйдет.

– А остальные непонятно чем занимаются эти полтора месяца. Потом два матча проведут и пойдут отдыхать. Такая работа – как вода в песок. Но – в интересах сборной. Вот и посмотрим. Выиграют Олимпийские игры, значит, все было правильно. Нет – возникнут уже другие вопросы.

– Перед прошлой Олимпиадой тоже все было сделано в интересах сборной, и говорилось, что в случае поражения стратегию ФХР можно будет считать неправильной. Мы проиграли, и, тем не менее, гайки были закручены еще больше.

– Каждый раз одно и то же получается. Точно так же про клубы говорят: "Вот им дали много денег, но если они не выиграют, на следующий год денег вообще не будет". Те – раз, проигрывают. А им еще больше дают. Все по спирали развивается, на это даже внимания обращать не стоит.

– Результат нынешних Игр ничего не решит в плане дальнейшей стратегии?

– Нет, а как это может измениться?

– Может быть, кто-то прозреет и поймет, что интересы сборной не ограничиваются интересами только двух клубов?

– Эти вопросы надо задавать людям, которые владеют ситуацией. Я же не знаю, что об этом думают в лиге и в федерации.

– Нам тоже не озвучивают, хотя президент КХЛ Дмитрий Чернышенко говорил, что этот сезон у нас особенный, а дальше все будет по-другому.

– Мне нечего сказать. Правда, не знаю. Это как с потолком зарплат. Насколько я слышал, все опять меняется – потолка не будет. Есть такие разговоры. Когда еще в "Салавате" работал, возникла ситуация с контрактом Линуса Умарка. Там проблема не в Умарке, не в наличии денег у клуба, а том, какой этот потолок. Какой он будет? Никто ж не знает. Ведь в идеале как это должно работать? Обычная программка в Excel, которая считает сумму контрактов. Я прихожу в лигу заявлять игрока, даю им контракт. Они циферку эту вбивают и говорят: "О, парень, у тебя превышение, до свидания!" Я говорю: "Сколько?". 10 миллионов – окей, пошел. А вот эти налоги на роскошь – это как в картах, где никогда не выиграешь.

В ШОКЕ ОТ КАНАДЦЕВ

– Как вы смотрите на институт генменджеров в сборной? Нужен он в наших условиях или все должен решать тренер?

– Нужен. Я в этом убежден. Без генменеджера просто невозможно. Вот смотрю, как Майк Кинэн хочет быть и главным тренером, и менеджером. Я когда работал генеральным, был занят двадцать четыре часа в сутки. Не то, чтобы приходилось по ночам вагоны разгружать, – но ночью могли из Америки позвонить, у нас же разница в часовых поясах. Проблемы с игроками, много рутинных текущих вопросов. Если все возложить на тренера, когда он тренировать-то будет? В моем понимании это невозможно. Теоретически можно быть и генменеджером, и тренером, и президентом, и уборщицей в раздевалке. Другое дело, насколько эффективно ты будешь выполнять все эти функции.

– Возможно, отсутствие генменеджера и повлияло на состав в Пхенчхан? Тренер вызвал тех, кого брал на Евротур, и видел только тех, кто у него играет в клубе.

– Это отчасти верно. Хоккеисты тоже не просто так играют в СКА, их туда собрали под тренера. Но мотивы, почему взяли того или этого, никто не объясняет. Расскажу вам ситуацию, она для меня стала откровением. Мы с Сергеем Гимаевым комментировали Олимпиаду в Ванкувере, нас туда за неделю до начала привезли, не знаю, зачем, и пока матчей не было, шатались там. Один раз включаю телевизор – канадцы показывают фильм о том, как они формировали сборную. Я был в шоке! Если наших тренеров спрашивали о подобных вещах, они говорили, что это секретная информация. А эти просто взяли и показали… Когда я работал скаутом, у нас часто были митинги, обсуждения драфтов, списков и так далее. Эти встречи были самыми секретными мероприятиями. Не дай бог, утечка информации! А они из такого же митинга в сборной сделали фильм на сорок минут. Я прямо уставился в экран, оторваться не мог. Они каждую деталь обсасывали. В "Вашингтоне" был атакующий защитник…

– …Майк Грин.

– Да. Он набрал в сезоне много очков, а в сборную его не взяли. Все еще удивлялись: как так? И там прямо объясняли, почему не взяли Грина. Стояли все тренеры, менеджеры, Майк Бэбкок в стороне, Стив Айзерман ведет это совещание, на доске пишут фамилии, обсуждают все очень живо. "Бэбкок, а ты что скажешь?". Он: "Продолжайте, продолжайте, я посмотрю".

– Ну менеджеров у нас, по сути, нет. Все решают тренеры.

– Вопрос – почему не взяли этого игрока? Это тренера нужно спрашивать. Зачем узнавать это у заслуженных экспертов, иногда смешно читать, когда они начинают рассуждать о вещах… Я ни в коем случае не хочу сказать, что они некомпетентные. Они просто не знают ситуацию. Они рассуждают об Омске, Уфе, но откуда они знают ситуацию в этих клубах? То же самое и со сборной. Нужно задавать тренерам сборной такие вопросы.

– Старая идея, покрытая мхами, о базовом клубе сборной имеет право на жизнь?

– Еще раз: мы продаем или покупаем? В НХЛ спят и видят, как бы уравнять силу команд. В ИИХФ самый кайф, когда каждый год меняется чемпион мира. Почему там плей-офф придумали? Потому что СССР все подряд выигрывал. Если мы хотим сделать сильную лигу, привлекательные соревнования для людей, нужно уравнивать шансы команд. Причем не за счет того, чтобы богатых раскулачивать или всех бедных обогатить – первое неправильно, второе невозможно. Но существует много других механизмов. Драфт, потолок зарплат.

А наставник сборной должен быть освобожденным. Тренер сборной и тренер клуба – две большие разницы. Достаточно вспомнить Бенгта-Оке Густафссона.

Знарок напирал на возможный недостаток практики.

– При этом освобожденный специалист свободен от предвзятости. Я не о том, что Знарок кого-то берет по блату. Когда это твои игроки, ты их знаешь. Выбирая между Трямкиным и Яковлевым, я без вопросов оставил бы первого. Они же выбрали Яковлева, потому что проверенный игрок. Знарок знает, чего от него ждать, в отличие от Никиты.

– А ТкачевКаблуков?

– Все-таки Ткачев не так ориентирован на оборону, как Каблуков. Он не будет так "копать". Со словаками Илью не поставили, потому что там это не требовалось.

– Если бы вы стали генеральным менеджером сборной, сколько клубов в ней было бы представлено?

– Не принципиально. Один или восемь, какая разница? В сборной должны играть сильнейшие.

– Кого заменили бы в нынешней сборной помимо Яковлева?

– Я не люблю обсуждать эту тему, поскольку мы не знаем, по какой именно причине не брали тех или иных людей. Критерии неясны. И когда говорят о Каблукове, то надо понимать, что его взяли не на место Дацюка. Даже если детально обсуждать нынешний состав, то в нем нет откровенных пассажиров.

– Что происходит с Шипачевым?

– Он играет не лучше, чем год назад. А какие-то проблемы связываю с историей его пребывания в "Вегасе". Там была большая нервотрепка. Но я по-прежнему считаю, что в плане созидания Шипачев остается лучшим центральным нападающим страны на сегодняшний день.

ВОСПИТАТЬ НОВОГО БУРЕ НЕВОЗМОЖНО

– Канада и США каждый год назначают нового тренера на чемпионат мира.

– Мне эта философия нравится. Канадцы показали, что отсутствие длительной подготовки не говорит о слабости команды. Они могут познакомиться в аэропорту – и выиграть медали.

Илья Брызгалов сомневается, что мы найдем тренеров, чтобы чередовать.

– Пятерых достаточно. Когда я работал в Тольятти, финансист утверждал, что вместо семи гномов к Белоснежке можно поставить и двух. Так и здесь: зачем их много? Большой выбор не нужен. Можно и молодого специалиста попробовать.

– Назовите пятерых.

Воробьев, Никитин, Разин, иностранцев куча.

– Иностранец во главе сборной России?

– Иностранец во главе словацкой команды нас обыграл. Да и у нас сейчас – с иностранным гражданством (улыбается).

– Может, пора звать канадских специалистов в детский хоккей и сборную?

– В детском хоккее они точно не нужны. Можно приглашать их на семинары и обмениваться опытом. Что касается сборной, вопрос не в национальности тренера, а в том, что хочешь от него получить. Главное – профессиональные качества.

– Почему все только и говорят о золоте Олимпиады, но не хотят поставить на ноги детский спорт и воспитать новых Буре?

– Это популистская позиция. Откуда брать нового Буре? Его невозможно воспитать. То же самое можно сказать и про Овечкина, и про Малкина, и про Ковальчука. Главное для тренера – не испортить мальчика с такими данными. Воспитать среднего хоккеиста всегда можно. Звезду – нет. И когда говорят, что у нас в детском хоккее все плохо, то это не так.

– Плохо с переходом из молодежного хоккея во взрослый?

– Я, наверное, не выдам военной тайны, если скажу, что с этим везде плохо. Талантливый юниор, звезда для своего возраста, попадая в команду мастеров, выглядит на их фоне средним игроком. Соответственно, места в ведущих звеньях и бригадах большинства ему сразу не находится. Бывают исключения типа Капризова, которому талант позволяет сразу играть важную роль во взрослой команде. Остальным – нет. В этом и заключается главная проблема перехода из юношеского хоккея во взрослый.

Вспоминаю историю Владимира Антипова, когда я работал скаутом "Торонто". Он сделал хорошую карьеру в России, а в Северной Америке не задержался. Мне объяснили, что Антипов в принципе может стать игроком первых двух звеньев, но для этого ему надо обойти конкурентов – Матса Сундина и Николая Борщевского. Либо перестроиться и стать чеккером в разрушающей тройке. То же самое было и с Андреем Назаровым. В России он считался перспективным нападающим с хорошими руками, но для НХЛ этого оказалось мало. Назаров мог остаться, переквалифицировавшись в тафгая. И он это сделал, задержавшись там на десять лет. Это говорит о высоком уровне интеллекта.

ВЕСТЕРЛУНД МНОГОМУ НАС НАУЧИЛ

– На что вы ориентировались, когда выбирали Вестерлунда?

– Я понимал, что нам нужен системный тренер, а Вестерлунд – один из ведущих в Европе. Я понимал, что у нас талантливые, но неорганизованные игроки, поэтому хотел получить эту системность, и понимал, что мы все – игроки, тренеры, руководители – многому у него научимся. Это как во время локаута, когда приезжали энхаэловцы, а на лавке сидели молодые игроки. В Тольятти Гриша Панин и Алексей Емелин рядом с Витей Козловым, Дайнюсом Зубрусом, Юсси Маркканеном росли, как на дрожжах. Это им сильно помогло. Думаю, Цулыгин, если год-два поработает с Вестерлундом, станет готовым главным тренером. В свое время Петр Ильич Воробьев говорил о себе: "Я – породистый тренер: девять лет работал вторым у Юрзинова". Так же и Тихонов работал помощником Чернышова.

– Ваши игроки жаловались, что Вестерлунд недостаточно жесткий? Он привык, что в Европе все сами понимают, что надо пахать.

– Жалоб было мало. Игроки устроены так: команда выигрывает – все довольны, проигрывает – недовольны. Но в целом игроки и раньше были за тренера, и сейчас. Помню, когда летом стояла дилемма, Умарк назвал Вестерлунда самым сильным тренером, с которым когда-либо работал. "А русские, – говорит, – будут в него влюблены".

– Согласны, что видео с Арзамасцевым перевернуло сезон?

– Да ну, ерунда полная. Терпеть не могу, когда снимают такие вещи. Как будто подглядывают в замочную скважину. Или как комментарии в интернете под выдуманными никами. Вызывают чувство брезгливости.

– Были в команде собрания? Вестерлунд признал, что был мягок и поменял подход?

– Возможно, но точно не из-за того, что Арзамасцев выступил в толпе болельщиков.

– С нашими ребятам нужно вести себя пожестче.

– Не то, чтобы пожестче. Наши ведь не разгильдяи, не алкоголики. Сознательные люди.

– Можете прокомментировать слух о возможном появлении Быкова и Захаркина в "Салавате"?

– Я не готов, поскольку не знаю, что будет в клубе в следующем сезоне. Единственное, что знаю точно – в "Салавате" поменяется вектор развития. Не в курсе, каким он был раньше и каким станет теперь. Говорю об этом откровенно, без иронии и сарказма. Даже иголки будете загонять под ногти – ничего не скажу. Просто не знаю.

– Вероятно, "Салават" тем самым хочет отгородиться от ЦСКА, чтобы не возникало ситуаций, как с Капризовым?

– На данном этапе это невозможно. Кто ужинает девушку, тот ее и танцует.

– Напоследок вернемся к Олимпиаде. После поражения от словаков вы поменяли точку зрения, что Россия – главный фаворит Игр?

– А кто еще? Не Словакия же! По уровню таланта игроков сборная России является сильнейшей на турнире. Никого и близко нет. На мой взгляд, для России любой турнир начинается с четвертьфинала. Остальные игры не важнее, чем контрольный матч с Кореей.

– Вы уверены, что тренерский штаб способен раскрыть все грани этого таланта?

– Дело в том, что выигрыш золотых медалей или их отсутствие нельзя записывать только на счет тренеров. Недавно прочитал в "СЭ" интервью генерального менеджера "Тампы" Стива Айзермана. Он правильно сказал: для взятия титула "должны встать все звезды".

Среда. Пхенчхан. Словакия - Россия - 3:2.

Расписание олимпийского хоккейного турнира – здесь

Газета № 7565, 16.02.2018
Материалы других СМИ