Газета
3 марта 2017

3 марта 2017 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1972 год. ЧАСТЬ ПЯТАЯ

Содержание пятой главы анонсировалось ранее: подготовка и участие сборной СССР в финальном турнире чемпионата Европы-1972.

“СТРЕЛОЧНИКИ” НАЗВАНЫ, ОРГВЫВОДЫ СДЕЛАНЫ

ЖРЕБИЙ К НАМ МИЛОСТИВ

Заявки на проведение заключительной части чемпионата Европы поступили от национальных федераций в таком порядке: Англия, Бельгия, Италия, ФРГ. Поскольку финальный турнир проходил на территории одной из попавших туда сборных, список претендентов по завершении четвертьфиналов ФРГ - Англия и Бельгия - Италия сократился вдвое. После “гибели” англичан (1:3 и 0:0) особое значение приобрела встреча Италия - Бельгия. В этой паре помимо очередного полуфиналиста определялось и место проведения турнира: федерации футбола обеих стран подали заявки раньше немцев.

Италию интересовал один вопрос: сколько мячей на своем поле обеспечат спокойную жизнь перед ответным визитом. Учитывая врожденные защитные рефлексы, сошлись на двух. В Милане неожиданно для всей Италии разошлись по нулям, а в Брюсселе победила Бельгия (2:1) и стала хозяйкой финального турнира.

Состав участников известен, место и время тоже. Томительное ожидание жеребьевки полуфиналистов заполнили высказывания тренеров. По понятным причинам немцев не хотел никто. Наши в том числе, но предпочитали отмалчиваться. Втайне желали Венгрию.

Как и в прошлый раз, жребий был к нам милостив, предоставил вариант оптимальный - мадьяров, к неудовольствию их тренера Рудольфа Илловски. Венгры уже не те, что в первой половине 50-х, когда в черном теле футбольный мир держали. Между прочим, наша сборная с теми венграми на равных играла, а новое венгерское поколение - соперник статистически благонадежный, такой же “клиент”, как югославы. Имеем солидное преимущество, особенно в матчах европейского и мирового калибра: +4 =0 -1, 9 - 4. Соберемся, напряжемся, одолеем. Будьте покойны.

Герд МЮЛЛЕР - СБОРНАЯ СССР - 4:1

Мюнхен готовился к летней Олимпиаде. К Играм построили “Олимпиаштадион”, а на открытие арены пригласили советскую сборную. Перед поездкой Гуляев делился впечатлениями от игры немцев на “Уэмбли”, где они уверенно разобрались с Англией. Сборная ФРГ - команда мобильная, игроки дорожат мячом, редкие потери случаются в единоборствах, играют на высоких скоростях, борьбу на всех участках поля ведут жесткую, но в рамках правил. Физическая готовность отменная, футболисты выполняют огромный объем работы, особенно полузащитники, среди которых выделяется Нетцер.

В обороне верховодит Беккенбауэр. Гуляев обозвал его “чистильщиком”, обидным для этого выдающегося футболиста словом: чистильщик в нашем понимании чернорабочий или дворник - подчищает, за всеми подметает, убирает… Беккенбауер - либеро, свободный художник, личность творческая, интеллектуал. С мячом на ты. Обладал великолепным тактическим чутьем, индивидуальный “компьютер” в черепной коробке позволял предвидеть ход событий, подсказывал, когда подключаться к атаке без ущерба для сохранности собственных ворот, когда возвращаться. Сам затевал наступательные акции, сам же и завершал… Признаюсь, характеризуя уважаемого мною футболиста, проявил инициативу, дополнил тренера.

О Герде Мюллере Гуляев высказался комплиментарно: он расширил диапазон действий, не стоит как часовой у чужих ворот, отходит назад, совершает рывки вправо и влево и даже участвует в организации атак.

Немецкий тренер Хельмут Шен, в высказываниях осторожный, сдержанный, скромный, после победы в Лондоне поразил журналистов брызжущим оптимизмом: “Нынешняя команда - это команда моей мечты. Мне доводилось работать со многими выдающимися игроками, но, пожалуй, никогда еще не было такого выбора равных, не было такого слаженного ансамбля”. Шен не преувеличивал. Правоту его слов мы испытаем на своей шкуре. Он создал эту команду собственными руками, выпестовал, в течение двух лет, прошедших с чемпионата мира-1970, почти полностью ее обновил: из того состава остались трое - Майер, Беккенбауэр и Мюллер.

В стране не все одобряли согласие на товарищеский матч с ФРГ. Считали его преждевременным, потому как раскрывать карты перед возможной встречей в финале не следовало. Пользу все же мы извлекли. Игра оказала несомненную услугу, высветила, как в рентгеновском аппарате, слабости и недостатки. В матче с классным соперником проявились они четко, рельефно.

В первом тайме держались, во втором голы в ворота Рудакова посыпались, как созревшие осенние яблоки. “Тряс дерево”, ускоряя падение спелых плодов, Герд Мюллер. Он терроризировал нашу оборону, с ним ничего не могли поделать ни личные “охранники”, Хурцилава с Абрамовым, ни приходящие на помощь товарищи. За 16 минут герр Герд играючи, вроде бы из ничего, соорудил четыре гола. К 65-й минуте горим - 0:4. Когда хозяева притормозили, удалось счет размочить. Самый активный у гостей, Банишевский, на скорости обошел защитника, набросил мяч на дальнюю штангу, а Колотов передачу замкнул - 1:4. Уступили мы по всем статьям и вид имели бледный.

ФРГ - СССР - 4:1 (0:0)

Голы: Мюллер, 49 (1:0). Мюллер, 51 (2:0). Мюллер, 63 (3:0). Мюллер, 65 (4:0). Колотов, 73 (4:1).

ФРГ: Майер (Клефф, 79), Хеттгес (Бонхофф, 46), Брайтнер, Шварценбекк, Беккенбауэр (к), Виммер, Нетцер, Хейнкес, Хенесс, Мюллер, Кремерс.

СССР: Рудаков, Дзодзуашвили, Хурцилава (к), Абрамов, Истомин (Матвиенко, 67), Колотов, Трошкин, Коньков (Мунтян, 59), Банишевский, Копейкин, Козинкевич.

Судьи: Маркес (Бразилия). Венгермайер, Биверси (оба - ФРГ).

26 мая. Мюнхен. “Олимпиаштадион”. 80 000 зрителей.

НУЖНЫ ЛИ ТАКИЕ МАТЧИ?

Вернувшись из Мюнхена не в лучшем расположении духа, сборная провела последний спарринг перед отъездом в Бельгию. Пригласили болгар, а они привезли второй состав, из первого - только защитник Пенев и полузащитник Бонев. Он был лучшим в составе обеих команд. Умный, технарь, работоспособный, пропахал лужниковское поле основательно. Если и исходила угроза нашим воротам, то только от него.

Хозяева на фоне болгар смотрелись чуть лучше, публику, и на половину трибуны не заполнившую, разочаровали. Передвигались медленно, редкие вспышки активности остроту создавали, и, будь в заключительной фазе настырнее, прилежнее, точнее, счет мог стать и крупным. А так довольствовались одним голом - с пенальти. Советской командой руководил вернувшийся после тяжелой операции Пономарев.

СССР - БОЛГАРИЯ - 1:0 (0:0)

Гол: Мунтян, 65, с пенальти.

СССР: Рудаков, Дзодзуашвили (Истомин, 46), Хурцилава (к), Капличный, Матвиенко, Колотов, Трошкин, Мунтян, Байдачный (Онищенко, 46), Банишевский, Козинкевич.

Болгария: Горанов, Далев, Пенев, Ионов, Ивков, Сулейманов, Маринов, Бонев (к), Петков, Михайлов (Симов, 46), Павлов (Цветков, 86).

Судьи: Геппель. Камбер, Лайх (все - Швейцария).

7 июня. Москва. Стадион им. В.И.Ленина. 40 000 зрителей.

Комментируя матч, Валентин Иванов щадил ребят. Объяснил игру, вернее, ее отсутствие рядом факторов, неизбежных перед крупными турнирами. Мол, мыслями они уже там, в Бельгии, оттого не надрываются, сознательно или невольно берегут силы, ноги, нервную энергию… Тогда возникает вопрос: а нужны ли такие матчи и какая от них польза?

ПОЗОРИЩЕ!

Запланированные тренировки провели, контрольные матчи сыграли. Пора паковать чемоданы. С напутственным словом в редакторской колонке выступил “Футбол-Хоккей” (№ 24). Цитирую выдержки: “Есть матчи, не требующие определения, потому что других, выше, чем они, не существует. Именно такие два матча ожидают нашу сборную в Бельгии…

В текущем сезоне наша сборная выступала неровно, и, провожая ее в дорогу, мы не можем сказать, что вполне отчетливо представляем ее игру и ее характер… Наблюдая последние встречи с командами Югославии, ФРГ и Болгарии, нетрудно было заметить перебои в тактике, неиспользованные моменты, досадные оплошности, а порой и небрежность…

Пусть чувство высокой ответственности вдохновит наших футболистов! Пусть же взыграет их спортивное самолюбие!”

Редакция “Советского спорта” командировала в Бельгию корреспондента Олега Кучеренко. Однако разрешения на поездку “господа” из отдела ЦК КПСС, ведавшего зарубежными командировками, “крепостному” журналисту не дали. Обеспокоенные крупным проигрышем от немцев и блеклой игрой с болгарами, причину отказа объяснили: в Бельгии журналистам делать нечего, шансов у сборной СССР нет никаких. Крупнейшая в стране спортивная газета осталась на крупнейшем в Европе футбольном турнире без своего корреспондента! Отчет о матче СССР - Венгрия, тщедушный, хлипкий, не соответствующий масштабу и значимости встречи, соорудили из материалов иностранной прессы. Позорище!

ЗАДАЧА - ПОБЕДИТЬ

Мне довелось ознакомиться в Государственном архиве РФ (Фонд 7576, опись 31, дело 1427) с тренерской установкой на оба матча сборной. На игру с Венгрией состояла из шести частей. В первой ставилась задача победить. В трех вспомогательных пунктах - способы достижения цели:

а) максимальная мобилизация моральных и волевых качеств, полная самоотдача;

б) подчинение индивидуального мастерства, инициативы, творчества - поставленной задаче;

в) тренер вооружил подопечных девизом мушкетеров: “Один за всех - все за одного!”

Во второй части - определенный на игру состав. Я его изложу в “компоте”.

Содержание третьей части (“Принципиальная установка”) передаю в прямой тренерской речи: “Действовать широко, по всему фронту и в глубину. Все - в движении: предлагают себя, чтобы был выбор, кому передать. Овладеть инициативой с первых минут, менять направление атак. В обороне - комбинированный метод, Хурцилава играет позиционно”. Далее - индивидуальные задания игрокам стартового состава.

Часть четвертая - дисциплина. Надо полагать, игровая. Делаю вывод по лаконичным фразам: “Взаимовыручка, не жалеть сил. Должна быть выкладка сполна”. Два последних слова подчеркнуты и сопровождены двумя восклицательными знаками: “Отступать некуда!!”

В части пятой - два варианта розыгрыша штрафных (не детализированы). Угловые: справа подает Байдачный, слева - Онищенко. Порядок пробития послематчевых пенальти, если до них дойдет дело, определен заранее: Банишевский, Онищенко, Коньков, Байдачный, Колотов. На разминке (за 22 минуты до начала матча) - бег с ускорениями, отработка ударов и передачи на разные расстояния.

ЗАДАЧА ВЫПОЛНЕНА

На бумаге план смотрелся неплохо, на поле - не очень. Венгры провели игру активно и вынудили советскую команду трудиться в поте лица. Наши отвечали короткими сериями. Во время одной, вскоре после начала второго тайма, Байдачный подал угловой, Панчич отбил мяч недалеко и неточно, на ногу Конькову, и Анатолий смачно к нему приложился - 1:0. После чего наступил кошмар, отдаленно напомнивший севильский, с той лишь разницей, что в Брюсселе наши сподобились на несколько контратак с реальными шансами забить, чего в Севилье и в помине не было.

Кульминация наступила на 84-й минуте, когда Рудольф Глехнер, арбитр из ГДР, наказал нас 11-метровым. Хурцилава нарушения не оспаривал, но был уверен - произошло до линии штрафной площади. Своим мнением, демонстрируя кавказский темперамент и красноречивую жестикуляциию, Муртаз поделился с немецким “другом” и тут же напоролся на желтую карточку. Мяч на белую точку установил Замбо.

С пеналями в Венгрии беда. По сведениям венгерских журналистов, в сезоне-1971/72 в среднем забивали один пенальти из четырех. К этой катастрофической арифметике причастен и Замбо. По его признанию, из девяти или десяти попыток реализовал одну! История неправдоподобная, но не вижу оснований не верить ее творцу. Перед поездкой в Бельгию Замбо в твердой решимости избавиться от недуга доводил на тренировках себя и вратарей до изнеможения. Добившись значительного прогресса, предупредил перед игрой: “Если что, пенальти мой”.

Не зря пролил реки пота: пробил точно, низом. К его несчастью, в воротах стоял могильщик испанцев Рудаков. Он же похоронил и последнюю надежду мадьяров: вытянувшись во весь свой прекрасный рост, пересекся с мячом. Первым на добивание поспел Секе и колыхнул сетку… сбоку. Когда вратаря спросили, как ему удалось отразить сложнейший мяч, признался: “Сам не пойму, интуитивно бросился в левый от себя угол”. Победный счет сборная сохранила и гарантировала себе серебро.

СССР - ВЕНГРИЯ - 1:0 (0:0)

Гол: Коньков, 53.

Нереализованный пенальти: Замбо, 84 (вратарь).

СССР: Рудаков, Дзодзуашвили, Хурцилава (к), Капличный, Истомин, Колотов, Трошкин, Коньков, Байдачный, Банишевский (Нодия, 65), Онищенко.

Венгрия: Геци, Фабиан, Панчич, Балинт, П.Юхас, И.Юхас, Кочиш (Альберт, 60), Кю, Секе, Бене (к, Дунаи, 60), Замбо.

Судьи: Глехнер. Кунце, Ридель (все - ГДР).

Наказания: предупреждены Хурцилава и Балинт.

14 июня. Брюссель. Стадион “Эмиль Версе”. 1659 зрителей.

ТРЕНЕР НАСТРАИВАЛ НА АТАКУ

Утром после победы, 15 июня, - звонок из ЦК КПСС в редакцию “Советского спорта”. Удовлетворенные результатом верные ленинцы милостиво разрешили спецкору газеты выехать на финальную игру. Низкий вам поклон, благодетели. Прибыв в Брюссель, Кучеренко встретился с Пономаревым и задал ему несколько вопросов, прежде всего о предстоящем финале с ФРГ. В составе изменений не обещал, разве что одно: если не перестанет болеть нога у Конькова, выйдет на поле Мунтян. О перспективах матча, в котором безусловными фаворитами считалась немецкая команда, сказал: “У нас есть запас неиспользованных сил и возможностей… Все наши игроки исключительно собраны и с полной серьезностью готовятся к игре” (“Советский спорт” от 18 июня). А немецких журналистов Пономарев заверил: “Наша команда будет больше думать об атаке, чем об обороне”. Как он собирался выполнять обещание, видно из установки на игру. Ее содержание в разумных пределах изложу из того же источника.

Задача прежняя - “завоевать победу”. Решается при выполнении двух условий:

а) полной мобилизации морально-волевых качеств и боевого настроя;

б) сочетания индивидуального мастерства с коллективными действиями, проявления творчества и взаимовыручки. Завершая часть первую, напомнил: “Сегодня игра сезона - принципиальная!”

В части второй назван стартовый состав.

Часть третью обильно процитирую: “Принципиальная установка. Игру вести широко, в комбинационном плане, с маневром по фронту и в глубину, в быстром темпе… Играть точно, дорожить мячом, инициативой, бороться за каждый мяч на любом участке поля… Менять направление атак, стремиться бить, идти на добивание. С мячом действовать быстро, точно, но спокойно, уверенно…

В обороне применять комбинированный метод и действовать так, как должны защитники в любом месте: внимательно, собранно, смело, решительно, расчетливо, быстро, но просто, жестко, но в рамках правил. На подступах к штрафной организовать плотный заслон, смело идти на перехват, быстро выходить из обороны в атаку…” Далее последовала фраза (подчеркнута двумя жирными линиями), несколько меня смутившая и, видимо, обращенная ко всем футболистам: “Драться!!” Судя по поведению игроков на поле, воспринята была не буквально.

Часть четвертая состояла из индивидуальных задач футболистам.

В части пятой - отдельные замечания: при штрафных к своим воротам отходит вся команда, кроме Банишевского. В “стенке” - Коньков, Капличный, Трошкин, Колотов, Онищенко, Байдачный. На подстраховке - Дзодзуашвили, Хурцилава, Истомин. Угловые подают Байдачный (справа) и Онищенко (слева). В послематчевые пенальти Пономарев не верил, если в игре случатся, бьет Банишевский, дублер - Онищенко. В заключение Александр Семенович напомнил - на прием (банкет) явиться в гражданских костюмах и при галстуках.

СЧЕТ НА ТАБЛО СООТВЕТСТВОВАЛ КАЧЕСТВУ ИГРЫ

По тому, как игра проходила, могло создаться впечатление, что наш план на финал с немецкой пунктуальностью и аккуратностью выполнила на “отлично” сборная ФРГ. Что Шен говорил перед матчем своим игрокам, я не знаю, а выдержкой из бесед с журналистами с вами поделюсь. Он явно осторожничал, недавняя крупная победа в Мюнхене над советской сборной ни его самого, ни команду не расслабила: “Одно дело - товарищеский матч, другое - финал европейского первенства. Это не одно и то же. Я не обещаю эффектного зрелища, все наши усилия будут подчинены одному - победе. А какими средствами - атакующими или оборонительными, не имеет значения. В этом матче для нас важен результат, а не содержание игры”. Ой ли? Неужто собеседники Шена поверили, что игроки высочайшего класса, любящие и умеющие атаковать, унизят себя черновой оборонительной работой, отстаивая минимальное преимущество. Жизнь опровергла слова тренера.

Игра проходила под диктовку немцев. У ворот Рудакова голевые ситуации возникали, по словам Кучеренко, “как грибы после дождя”. Три завершились взятием ворот. Добившись солидного преимущества в счете, соперники чуть умерили пыл, хотя забить могли еще.

А что мы создали за полтора часа? Чтобы сосчитать моменты (некоторые с большой натяжкой подпадали под формулировку “голевые”), хватило пальцев одной руки. Не поленюсь, перечислю: три дальних удара защитников (один парировал Майер, еще один угодил в перекладину), на прострел с фланга Онищенко не успел Банишевский и неудачная попытка Байдачного забить головой. Все.

На пресс-конференции, словно извиняясь за удивившее многих предматчевое заявление, Шен, безусловно, довольный и результатом, и качеством игры, чуть смущаясь или делая вид, сказал: “Да, мы выше всего ставили результат, однако вопреки моим предположениям, команде удалось показать футбол хорошего атакующего плана. Выходя в финал, мы думали о необходимости максимально обезопасить свои ворота, но не стали жертвами защитного комплекса”. Лукавил герр Шен, у его команды образца-1972 напрочь отсутствовал защитный комплекс. Она умела надежно защищаться, но предпочитала наступать. Такой и осталась в памяти - классной, мощной, созидающей, атакующей, устремленной на чужие ворота и забивающей. Тот случай, когда счет на табло соответствовал качеству произведенного на поле продукта.

ФРГ - СССР - 3:0 (1:0)

Голы: Мюллер, 27 (1:0). Виммер, 51 (2:0). Мюллер, 58 (3:0).

ФРГ: Майер, Хеттгес, Брайтнер, Беккенбауэр (к), Шварценбекк, Виммер, Хейнкес, Нетцер, Хенесс, Мюллер, Кремерс.

СССР: Рудаков, Дзодзуашвили, Хурцилава (к), Капличный, Истомин, Колотов, Трошкин, Коньков (Долматов, 46), Байдачный, Банишевский (Козинкевич, 63), Онищенко.

Судьи: Маршалл. Йегель, Линемайр (все - Австрия).

Наказания: предупреждены Хурцилава и Капличный.

18 июня. Брюссель. Стадион “Эйзель”. 43437 зрителей.

“ОНИ ИГРАЛИ, А МЫ ИМ МЕШАЛИ”

Ни в одном финале в довольно богатой биографии чемпионатов Европы ни одна команда не добивалась столь подавляющего преимущества над другой, как в 72-м. Имею в виду не столько результат, время владения мячом, территорией, удары по цели и прочие “архитектурные излишества”, сколько компоненты игры, из которых слагается понятие “класс”. В техническом мастерстве, тактическом кругозоре, скорости бега, мысли и действий, физической готовности, уверенности, раскрепощенности, взаимопонимании и многом другом немцы советскую команду превосходили. Игроки чувствовали партнеров затылком, взаимодействовали на телепатическом уровне.

Пеле, сравнивая европейский футбол с южноамериканским, сказал однажды: “Для европейцев мяч - орудие тяжелого труда, а для меня перо, которым я создаю поэмы”. После финала-72 Пеле вряд ли решился бы повторить эту фразу. 18 июня на брюссельском стадионе “Эйзель” немцы держали в руках не перо, скорее резец, из-под которого родилось великолепное произведение искусства. Творили его блестящие мастера - Майер, Брайтнер, Нетцер, Хенесс, Мюллер и бесподобный Беккенбауэр, способный, как и король футбола, оседлать Пегаса.

Это была лучшая немецкая команда всех времен, превзошедшая и ту, что выиграла через два года чемпионат мира. Так случилось, что в течение трех недель сборные СССР и ФРГ сыграли дважды, оба раза мы крупно проиграли. Сильная, массированная советская оборона, выдержавшая давление северных ирландцев, испанцев, югославов и венгров, была сметена немецким тайфуном. Вины ее в этом нет - до того мы встречались с землянами, а тут столкнулись с инопланетянами.

Зря обвиняли команду в отсутствии воли, бесхарактерности и прочих грехах. Ребята старались, делали, что могли. Не вина их, что на фоне суперкомпьютера воспринималась наша сборная как деревянные бухгалтерские счеты. В тот день победить команду Шена не смог бы никто. Вообще-то молиться должны были всем футбольным богам и жребию, что не столкнула с немцами в полуфинале, могли бы и вовсе без медалей остаться.

Личные мои впечатления о еврофинале-72 вряд ли кому интересны. Посему предоставлю слово непосредственным участникам матча, специалистам и очевидцам финала. По прошествии многих лет футболисты высказывались в разных спортивных изданиях. С двумя вас ознакомлю. Рудаков: “Отмучались, - думали мы, пройдя венгров.И только во время финала поняли: те мучения в полуфинале были лишь приятной прогулкой по сравнению с тем, что предложили нам немцы”. Колотов: “Соперники играли, а мы, стыдно сказать, только мешали им это хорошо делать. Старались мешать. И старались безуспешно”.

ОТКРОВЕНИЯ ПОНОМАРЕВА

Журналисты обвиняли сборную в пассивности, неумении и даже нежелании атаковать. Борис Федосов, еще разгоряченный, писал на следующий день после финала в “Известиях”: “Наши игроки в буквальном смысле этого слова мучились в раздумьях, кому адресовать мяч. И не случайно нападающие чаще всего отыгрывали мяч своим защитникам”. И тренеру досталось за оборонительную тактику. Пономарев, тоже не остывший, ответил журналисту в его же газете статьей “Почему мы проиграли”, написанной на эмоциях. Назвал виновных: команду, не выполнившую установку на атаку, игроков, за отсутствие бойцовских качеств и трусливой тактики - лишь бы не пропустить. Прошелся по клубным тренерам за низкий уровень физической подготовки футболистов, по начальникам - за нестабильный календарь… Виноваты все и вся.

Не снимая с себя вины, Александр Семенович мимоходом, нехотя, произнес ключевую фразу: “Противник был сильнее”. Редакция “Известий” посчитала такое объяснение поверхностным, непринципиальным и сделала вывод, с которым невозможно не согласиться: финальная игра отразила уровень развития футбола на данный момент в двух странах.

Через две недели мнение “Известий” поддержал “Футбол-Хоккей” (№ 27 от 2 июля): “Принцип “как-нибудь отбиться, а при случае забить” привел к тому, что организация атаки как таковая, почти перестала существовать. Бесконечные передачи на короткие расстояния, игра без острых продолжений и ходов, большой технический брак - вот каким предстал наш футбол в финальном матче”. Помимо советских журналистов и зарубежные, в частности француз Жак Ферран, упрекали сборную СССР в слишком осторожной игре с оглядкой на свои ворота..

В защиту Пономарева могу сказать: установку на оборонительную тактику он не давал ни команде, ни отдельным футболистам. Доказательства вам предоставил в процитированном давеча документе. Правда, в целях экономии газетного места (с этой проблемой сталкиваюсь постоянно) не опубликовал содержание индивидуальных заданий. Поверьте, тренер призывал к активным действиям игроков всех звеньев. Чуть остыв, Пономарев честно рассказал корреспонденту “Советского спорта” (от 12 июля) об истинных причинах чувствительного поражения: “Почему же благие намерения остались неосуществленными?... Атаковать можно, лишь владея мячом, а чтобы подолгу им владеть, надо досконально освоить элементы техники. Все видели, насколько совершеннее пас у футболистов сборной ФРГ. Они и владели мячом значительно дольше нас, и, следовательно - атаковали.

Что же прикажете делать команде, которую атакуют? Защищаться! Мы настраивались на атаку, но нас заставили обороняться в силу целого комплекса преимуществ, которым владел соперник”. Предельно откровенно. Одно дело - хотеть, другое - мочь. Мы хотели, но не могли, соперник хотел и смог. Потому как был искуснее, сильнее. Таков ответ многочисленным оппонентам - своим и забугровым.

Подытожил выступление команды в статье “Боль за сборную” (“Огонек” № 48) Лев Филатов. Подвергнув сомнению бытующую практику комплектования сборной, Лев Иванович предался ностальгическим воспоминаниям: “Сборная начала потихоньку терять свою репутацию, завоеванную несколькими поколениями футболистов. Оттого и больно за сборную”. Имел он в виду очень сильную советскую команду 50-х - начала 60-х годов. Ту, что выиграла Олимпиаду-56 и Кубок Европы-60, что дважды (в 55-м и 56-м) дома и в гостях обыграла сборную ФРГ, щеголявшую, между прочим, в “маршальском” мундире чемпиона мира.

ВИНОВНИКИ НАЙДЕНЫ - КОНЬКОВ И Ко

В высоких спортивных кабинетах серебряных медалистов встретили косыми взглядами и желчным старческим брюзжанием. В приказе физкульткомитета, в частности, говорилось: “Второе место в первенстве Европы можно было бы оценить как несомненный успех, если бы не ряд серьезных недостатков в игре сборной команды, особенно остро и неприглядно проявившихся в финальной встрече с командой ФРГ. Часть игроков безответственно отнеслась к финальной игре, выступила ниже своих возможностей, обнаружив значительные изъяны в технической подготовке и полную беспомощность в морально-волевом плане”.

Привыкшие искать причины всех бед вдали от персональных кабинетов, указали на “стрелочника” - Конькова. Смекнув, что диверсант даже такого масштаба, как Коньков, не в состоянии в одиночку развалить сборную, зачислили ему в сообщники Байдачного, Банишевского и Козинкевича.

Напомню, Банишевский внес весомый вклад в победу над югославами в Москве, благодаря которой сборная вышла в финальную четверку, а Коньков обеспечил ей серебро. К тому же, об этом поведал журналистам Пономарев, в матче с венграми Анатолий повредил колено. Финал травмированный полузащитник провел, превозмогая боль, и в перерыве был заменен. Какой урон нанес престижу советского футбола и страны Козинкевич, появившийся на поле за 27 минут до конца игры при счете - 0:3, осталось загадкой.

Вслед за главным физкультурным органом веское слово произнес президиум спортобществ профсоюзов. Осудив тех же футболистов, обрушился и на Абрамова, не проведшего на бельгийских полях ни одной минуты. В спецпостановлении посвящены ему такие строки: “В связи с неоднократными нарушениями дисциплины и спортивного режима считать нецелесообразным включение Н.Абрамова (“Спартак”, Москва) в составы сборных команд страны”. На этом президиум не остановился и потребовал “изгнать из команд мастеров игроков, нарушающих дисциплину и режим, проявляющих рваческие настроения, не желающих совершенствовать свое мастерство”. Грозные постановления, рожденные чиновниками в творческом экстазе, в жизнь, как правило, не претворялись. И это не стало исключением.

Ознакомил вас с реакцией “широкой футбольной общественности” и чиновников на завоеванное сборной СССР второе место в чемпионате Европы. Как на этом мрачном фоне был воспринят дележ третьего места с турками российской сборной на ЧЕ-2008, дважды проигравшей в ходе этого турнира тоже чемпионам (испанцам) и с тем же счетом (1:4 и 0:3), мы с вами прекрасно помним. Отчего так резко изменилась оценка выступлений нашей национальной команды в крупных международных турнирах? Тема для размышлений, на которые места не осталось. Оставшееся сей же час заполню.

Со сборной-72 не прощаемся. Она о себе напомнит осенью, когда вступит в новый цикл, уже мировой. Тогда и расскажем о первых ее шагах на отборочной тропе. Весенне-летние международные события на страницах “Летописи” опередили внутреннюю футбольную жизнь. Будем нагонять.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...