Газета
7 февраля 2017

7 февраля 2017 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1972 год. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ПУТЬ К ЕВРОФИНАЛУ ПРОТОРЕН

Раз уж решили в прошлый раз запустить 34-й союзный, запускаем. Без обычных в таких случаях словесных выбросов. Дел сегодня по горло.

С УСПЕШНЫМ СТАРТОМ, “ДНiПРО”!

Из программы начавшегося 4 апреля чемпионата центральной согласно прошлогоднему рейтингу признали игру в Ворошиловграде золотого медалиста, киевского “Динамо”, с местной “Зарей” - четвертой командой сезона-71. Статус матча обязывает уделить ему особое внимание. Уделю, не сомневайтесь. Но прежде пройдусь по касательной по результатам встреч, оказавшихся в фокусе внимания статистиков.

С поднятием занавеса цифролюбы, перебивая друг друга, спешат объявить автора первого турнирного гола. В этот раз ждать долго не пришлось. Уже на четвертой минуте встречи в Алма-Ате (началась раньше остальных) “Кайрата” с “Торпедо” форвард хозяев Владислав Маркин открыл счет в матче и в чемпионате. Гости отыгрались - 1:1.

Удивил бухгалтеров исход игры в Ростове, где СКА уступил “Спартаку” - 0:1. Вообще-то победе команды более мастеровитой удивляться нечего. Если бы не одно обстоятельство: ростовчане с момента появления в высшем классе ни разу не проиграли в первых турнирных матчах на своем поле. Начинали дома 11 раз. Итог - шесть побед при пяти ничьих. Разность мячей изображу в цифрах, больше впечатлит: 20 - 6 (!). А тут осечка вышла. Люди суеверные скажут (или подумают) - не к добру это, плохая примета. Проверим.

Не ожидали (во Львове уж точно) выездной победы “Зенита” над “Карпатами” с тем же счетом. Тренер ленинградцев Евгений Горянский, поиграв в середине 50-х в “Локомотиве”, перешел на тренерскую работу. Неожиданно переквалифицировался в чиновника довольно высокого ранга - чья-то “высокопоставленная” рука усадила его в кресло замначальника Управления футбола СССР. Продержался год и был понижен в должности: откомандирован в город на Неве спасать “Зенит”. Два года спасал, едва удержал на плаву. А накануне львовской встречи в беседе с корреспондентом “Вечернего Ленинграда” сделал довольно смелое заявление: “Задача на сезон - попадание в первую десятку, может, и выше”. Смелость города берет. Львов взяли. Красиво - Борис Кох подавал угловой, мяч, никого не коснувшись, затрепыхался в хозяйских сетях. Такие голы после ухода “угловых дел мастеров” Валерия Лобановского и Ильи Датунашвили стали “библиографической редкостью”.

А как там дебютант? В порядке. О предматчевом ажиотаже говорить не буду, и без того ясно - народу на первый матч “Днепра” в высшей лиге собралось видимо-невидимо, больше, нежели вмещали трибуны стадиона “Метеор”. Соперник - ЦСКА, чемпион. Правда, позапрошлогодний, в прошлом году едва в обойме удержался. Бояться нечего. Хозяева не боялись, тем более Альберта Шестернева, “главкома” обороны, в составе не было. С капитанской повязкой вывел своих партнер Шестернева по клубу и сборной Владимир Капличный.

Фотокорреспонденты запечатлели его улыбающимся, когда с капитаном “Днепра” Романом Шнейдерманом трусцой к флагштоку направлялись поднимать государственный стяг под величественные звуки гимна Российской Федерации (тысяча извинений - еще Советского Союза). С первым свистком судьи не до улыбок было - ни Владимиру, ни его товарищам. Нагнал “Днепр” страху, защита гостей и сбежавшиеся ей на помощь “однополчане” с ног сбились. Звягинцев не справлялся с Поркуяном, Истомин в робких попытках поддержать атаку не успевал возвращаться назад, не удавалось латать бреши в обороне Капличному, наделавшему немало ляпов…

Воспользовавшись бедламом в обороне, Поркуян с Лябиком до истечения получаса отгрузили Астаповскому парочку мячей. Армейцы счет размочили. Этим и ограничились. А хлопцы Лобановского продолжали давить, моментов создали немало, ни одним не воспользовались, даже одиннадцатиметровым. Но и так неплохо. С успешным дебютом, “Днiпро”!

“ДОБРОЕ НАЧАЛО ПОЛДЕЛА ОТКАЧАЛО”

Вы все еще обещанного матча в Ворошиловграде дожидаетесь? Извольте. Настроение распрекрасное, шли на стадион, как на праздник, - первый после зимних каникул матч, сам чемпион собственной персоной пожаловал. Погода, как ни старалась, не в силах была остановить людские потоки. А ведь знали там, наверху (наверху все знают), когда игра начинается. Все сделали, чтобы испытать людей на прочность, тех, кто на поле и на трибунах. Поливали дождем, засыпали снегом, напустили холоду. И этого им мало, так еще и ураганного ветра добавили. Наш народ терпеливый, все выдержал.

Участники торжественного парада, едва удерживая знамена, не прошли торжественным шагом по гаревой дорожке, черт знает во что превращенной, а пробежали. После обязательного ритуала с алым знаменем и гимном футболисты вышли на разминку в костюмах. Когда подошло время, московский судья Иван Лукьянов крикнул им: “Быстрее, ребята, раздевайтесь и выбегайте, чтобы не остыть!”

Совету вняли, быстренько переоделись и в заданном арбитром темпе вступили в игру. Так и пробегали весь первый тайм. Ветер дул в киевском направлении и уже на четвертой минуте надул первый гол в ворота лучшего футболиста прошлого года Евгения Рудакова. Соавтором ветра стал полузащитник хозяев Владислав Семенов. Чемпион до перерыва не совладал ни с ветром, ни с соперником, ноги на его территорию не казал.

Со сменой ворот ожидали смену декораций, и полной уверенности в победе “Зари” быть не могло. В перерыве хозяева сумели договориться с небесными силами (не без этого): те пыл умерили, порывы ветра придержали, и “Заря” тут же счет удвоила, а в середине тайма с пенальти утроила - 3:0. Пропустив третий, гости потеряли интерес к игре, хозяева, не ожидавшие такого оборота, довольствовались достигнутым.

Любопытное совпадение: в матче открытия 1971 года “Заря” обыграла у себя прошлогоднего чемпиона, ЦСКА, - 2:0. Армейцы повторить предыдущий успех не смогли и чуть было не установили всесоюзный рекорд - чемпион едва не выпал из высшего класса. Как у Киева сложится?

Русская пословица гласит: “Доброе начало полдела откачало”. Имею в загашнике более оптимистичные: “Пошло дело в завязку, дойдет и до конца”. Или - “Каково начало, таков и конец”. Народная мудрость не прогноз - предсказание. Наметилась интрига, жуть, как любопытно проследить за финишем хорошо начавших “Зенита”, “Днепра”, “Зари”…

В СЕМИ ИГРАХ ДВА “ГОРЧИЧНИКА”!

Арбитра ворошиловградского матча я представил. Этим не ограничусь, дал он повод помянуть его добрым словом. Отработал нормально, жалоб не поступало. За одним исключением: Анатолий Пузач, недовольный назначенным в ворота его команды пенальти, абсолютно законным (явная подножка в пределах штрафной), выразил несогласие с решением судьи, за что и получил желтую карточку. Ранее такому же наказанию подвергся игрок хозяев Владимир Абрамов. Два “горчичника” в матче взбудоражили обозревателей. Кто-то посчитал, что игра, в целом интересная, живая, результативная, была “омрачена грубостью футболистов”. Реакция семидесятников объяснима - две желтые в то время эквивалентны восьми-десяти сегодняшним.

Я о другом - арбитре, решившемся на столь жесткие по тем временам меры. Быть может, он уловил намек главного начальника советского футбола Льва Зенченко, о котором я не так давно говорил? Лукьянов оказался единственным. Никто из его коллег в оставшихся шести матчах не извлек ни одной желтой карточки. О красных и речи нет. Поверить, что ребята вели себя тише воды, ниже травы, не оспаривали судейских решений, не апеллировали к зрителям, не били по ногам в борьбе за мяч и без оного, невозможно. Нарушали, грубили, на красную карточку (даже по стандартам 70-х) тянули. Пример яркий приведу, был очевидцем матча тбилисцев с “Локомотивом”.

Выдержка из отчета, подписанного Р. Коркия: “Его (Владимира Гуцаева. - Прим. А.В.) “личный опекун” Гончаров то и дело прибегал к запрещенным приемам. В один из таких моментов судья Я.Балыкин прибегнул к такому методу: подозвал к себе капитана “Локомотива” Шелудько и указал на плохое поведение Гончарова. Но желтой карточки при этом почему-то не достал” (“Советский спорт” от 6 апреля).

А это цитата из заметки побывавшего на игре московского журналиста Валерия Винокурова: “Защитник Гончаров, не справляясь с Гуцаевым, без конца нарушал правила и заслуживал как минимум предупреждения. Излишне резко действовал порой и Клыков, но судья ограничился фиксацией нарушений и уговорами” (“Футбол-Хоккей” № 15).

Мне довелось сотрудничать с обоими журналистами, профессионалами высшей пробы. Возможно, сдерживали себя, не дали волю чувствам (может, редакторы сдержали). А я не буду. При нынешних судьях (мы часто и по делу называем их либералами) Гончаров не доиграл бы и четверти часа. Даю свидетельские показания. Защитник терроризировал Гуцаева, бил его беспощадно, проигрывая в скорости, хватал руками… Создавалось впечатление, что Балыкин предъявит карточки в двух случаях: желтую, если бы Гончаров сломал форварда, покалечил так, что увезла бы его со стадиона “Скорая”; красную - если бы убил. Бог миловал. Гуцаев, заметно прихрамывая, покинул поле самостоятельно. Потому Гончаров доиграл до конца.

Давеча я обмолвился о семи сыгранных в первом туре матчах, вместо предусмотренных восьми. Придется объясняться. Календарь дал трещину уже в первом туре. Назначенную на 4 апреля встречу “Арарата” с московским “Динамо” провели через три месяца, 2 июля! Всезнающий читатель воскликнет: 4 апреля матч в Ереване состояться не мог, поскольку динамовцы находились в Берлине, где 5-го предстояла государственной важности встреча 1/2 финала Кубка кубков. Я в курсе, дорогой товарищ. Речь веду о другом. Фиксированные сроки еврокубковых матчей опубликовали летом 71-го. К тому же перед поездкой в Берлин у “Динамо” окно двухнедельное образовалось. Почему бы чиновникам, отодвинувшим игру на три месяца вперед, не перенести ее на неделю назад - 27-28 марта? При дефиците серьезных матчей перед полуфиналом было бы весьма кстати.

Вот куда объяснения завели, лицом к лицу с международным блоком “Летописи” оказался - насыщенным, разноплановым, с большой протяженностью во времени. Придерживаясь хронологии, я обязан рассказать об участии нашего клуба в заключительной части европейского сезона-1971/72. Глупо было бы, следуя примеру функционеров, перенести весенние еврокубковые матчи “Динамо” на осень, когда начнется новый цикл. А чемпионат мы подтянем, будет он двигаться параллельным курсом. Коль скоро упомянул об 1/2 финала, нетрудно догадаться, что предыдущий барьер преодолен, и название у него есть -

“ЦРВЕНА ЗВЕЗДА”

Команда крепкого европейского уровня. Десятикратный чемпион Югославии. Во время сессии (студенты знают) главное не сложность предмета, а степень вредности принимающего экзамен. Стадия для динамовцев сложная, ответственная, плохо советскими клубами освоенная, по срокам (начало марта) неудобная. Зато повезло с экзаменатором: югославы на уровне сборных и клубов относились к советским партнерам с большим пиететом, “зачеты” ставили легко и без проблем пропускали в следующий круг любых турниров.

Москвичи вылетели в Белград 6 марта, Константин Бесков - двумя днями ранее: в феврале видел соперника в деле, теперь решил проверить первое впечатление, посмотреть в матче внутреннего первенства. И югославский коуч Милян Милянич с большой группой журналистов и кинематографистов внимательно изучал игру динамовцев во время их февральского визита в Болгарию.

Телетрансляции из Белграда не было, и советские любители “смотрели” игру глазами своих журналистов.

Чего не ожидали хозяева, так это бурного натиска бело-голубых, продолжавшегося большую часть первого тайма. Они нарушили неписаные правила еврокубков: в стартовых матчах гости, заранее согласные на ничью, защищаются, хозяева атакуют. Бесков приготовил сюрприз: его парни с первых минут захватили плацдарм в середине поля и диктовали свои условия. Нагнетали давление игроки всех звеньев.

Возможностей уйма, реализовали до перерыва одну, когда Маховиков совершил дерзкий рейд на чужую половину поля, обыграл двоих защитников и прострелил. Забивать должен был Еврюжихин, попади он по мячу. То же мог сделать и Байдачный. Сыграл грамотно, по ситуации - заметив стоявшего в более удобной позиции Кожемякина, пропустил мяч. Анатолию не составило труда поставить точку - 1:0.

Во втором тайме обозначился перевес хозяев, вынужденных изменить характер игры и счет на табло. Наши защищались организованно, в центральной зоне уверенно вел свою партию дуэт Долматов - Сабо. Примитивную отбойную игру из арсенала исключили, снимали напряжение нацеленными передачами партнерам. В быстрых контратаках имели шанс (и не один) счет удвоить. Только Якубик, дважды оставаясь с глазу на глаз с Дуйковичем, прощал вратаря. Игра обороны достойна была полноценной “пятерки”, если бы не минутная потеря концентрации. Воспользовавшись легкой паникой у ворот Пильгуя, Филипович счет сравнял.

Гости не стали цепляться за ничью, в принципе устраивающую. На удар ответили ударом: скоростная комбинация Гершкович - Якубик - Гершкович завершилась ударом Михаила метров с 25 в верхний угол - 2:1. Милянич и местные обозреватели, не ожидая такой прыти от динамовцев, признали их победу заслуженной и закономерной. А тренер сборной Александр Пономарев, посетивший Белград, был удивлен не меньше югославов - не столько результатом, сколько игрой. “Динамо” напомнило ему лучшие образцы выступлений этого клуба 40-х годов. Если Александр Семенович хотел польстить ребятам, это ему удалось в полной мере, с избытком.

Казалось, и Бесков не ожидал от своих такой прыти. Чувствовалось, игрой доволен, но из педагогических соображений не больно хвалил. У югославов отметил отличную игру вратаря. Словно намекнул - не будь Дуйковича, разгрома не избежать.

ТАШКЕНТ - ГОРОД СНЕЖНЫЙ

Гол в запасе перед домашней встречей - недурно. Москва в марте еще холодная, принимали гостей в Ташкенте. Матч назначен на среду, 22 марта. Москвичи в течение трех дней пережили в узбекской столице три времени года: в субботу - весна, солнце, 20 градусов тепла; в воскресенье - осень, небо заволокло дырявыми тучами, дождь лил не переставая. В воскресенье грянула зима - мороз, снежный буран, город и футбольное поле покрыты белыми хлопьями.

Югославы, прибыв на место встречи в понедельник, глазам своим не поверили. Оправившись от шока, ответили на вопросы журналистов. Милянич не уставал повторять: “Шансов у нас нет”. Не скажу, что лукавил или бдительность усыплял. За минувшие две недели потеряли на внутренних фронтах Янковича и Филиповича, Джаич все еще хворал. Добавил проблем и сам тренер. Проявив принципиальность, отстранил Сушича “за неправильное поведение”.

И наши постращали своих поклонников, сообщив через СМИ: Басалаев, Байдачный и Еврюжихин получили травмы и сыграть не смогут. Вышли, однако, все трое и отработали от звонка до звонка. А Сабо, хоть находился в полном здравии, на поле не появился. Причина - застарелая хроническая “болезнь”: чрезмерно резкая, жесткая игра (старался выразиться деликатно, вроде получилось), не всегда нашими судьями наказуемая. Их зарубежные коллеги, оценивая действия футболистов по другой шкале, “лечили” Йожефа двумя “горчичниками”. Итог - автоматическая одноматчевая дисквалификация.

Памятуя о первом матче, гости играли плотно, старались ограничить свободу передвижения динамовцев. Это у них неплохо получалось. И забить могли. Когда Караси переиграл Пильгуя, неоценимую услугу оказала ему штанга. Наши в отличие от белградского матча играли без вдохновения. Видимо, сказывалась активная “работа подкорки”: боясь упустить достигнутое, осторожничали. За что и поплатились. На 53-й минуте защитник Кривокуча подкрался к динамовской штрафной, получил своевременный пас и, не дав мячу опуститься, с лета вогнал его в дальний угол.

Пропущенный гол сбросил оковы - переключили скорости, добавили агрессии. Ответ готовили долго - 22 минуты. Отличились те же лица, что и в Белграде: Маховиков пробил, вратарь парировал, Кожемякин добил - 1:1. На том разошлись. Опять дома сыграли хуже. Не будем придираться - задачу выполнили, в полуфинал прошли. Своих поздравим, гостям посочувствуем.

После игры Милянич зашел в динамовскую раздевалку, расцеловался с Яшиным, поздравил ребят с победой, пожелал успеха в полуфинале и с грустью сказал: “Результат, которого мы добились, - это максимум, чего можно было ожидать, учитывая, что нам пришлось сильно перекроить состав”.

ПОЛУФИНАЛ - С ОДНОКЛУБНИКАМИ

Жребий продолжал опекать динамовцев. Из трех оставшихся вариантов - “Глазго Рейнджерс” (Шотландия), “Бавария” (ФРГ), “Динамо” (ГДР) предложил берлинских одноклубников. В своем чемпионате в последние два года - на вторых ролях: шестые и девятые при 14 участниках. В пестром, разношерстном Кубке кубков, самом из трех разыгрываемых “демократичном”, оказывались представители разных “слоев общества”, порой из низов. Берлинцы даже Кубок у себя не выиграли, допустили их как финалистов.

Так что заботливая рука жребия потчевала наших ребят травоядными и тщательно оберегала от встреч на узкой обрывистой еврокубковой тропе со злыми и страшными хищниками. Главное достоинство восточногерманской команды, как и многих из ГДР, - атлетизм, жесткость, неуступчивость. Эти качества продемонстрировали в обеих встречах. Первая состоялась в Берлине. В мастерстве немцы нам уступали, но за счет только что названных достоинств играли на равных. Моментами гости, включая высокие скорости, их переигрывали, но пользу извлечь не удавалось вплоть до 54-й минуты.

Комбинацию разыграли образцово-показательную. Активный Байдачный, преследуемый группой немецких товарищей, нашел возможность отпасовать Якубику и рванул по правой бровке. Якубик, уловив его намерение, с аптекарской точностью выложил мяч на ход. Байдачный без промедления отпасовал в штрафную, где веером рассыпались партнеры. Посылку принял Еврюжихин и доставил ее по адресу - 1:0. Тут же у гостей сработал инстинкт самосохранения. Повинуясь ему, отошли назад, в районе центрального круга маячил один Кожемякин. Оставшись без работы, заскучал и вскоре присоединился к “защитникам отечества”. Лучше бы этого не делал, они и без него легко справлялись с примитивным навалом.

За семь минут до конца, после очередной воздушной схватки Жуков оказался на траве. Кожемякин, будучи уверенным в нарушении немцами правил, вразвалочку подошел к мячу, взял его двумя руками, ласково прижал к груди и направился на место предполагаемого нарушения пробивать штрафной. Французский арбитр Роже Машен на падение Жукова не среагировал, а когда увидел мяч в руках Кожемякина, свистнул - пенальти. Счет сравнялся. Ничья в гостях вроде неплохо. Но на трех предыдущих стадиях динамовцы проходили дальше благодаря победам на выезде. Стало тревожно.

ИНТУИЦИЯ БЕСКОВА НЕ ОБМАНУЛА

Накануне ответной встречи второй тренер “Динамо” Адамас Голодец на вопрос “Как настроение?” - ответил: “Таблицу чемпионата видели? Что же спрашивать”. Вид в таблице динамовцы имели жалкий - покоились на самом дне без единого очка и забитого мяча. Однако предматчевое настроение не соответствовало занимаемому в таблице месту. Главная цель на данном этапе - финал Кубка кубков. Команда готовилась серьезно, сосредоточенно, мысли заняты предстоящей встречей, перенесенной во Львов.

В день игры футболистам дают отдохнуть. Не пришлось - накануне интуиция что-то тренеру нашептала. Бесков прислушался и наутро, в день полуфинала, собрал ребят на поле стадиона “Дружба”, провел легкую зарядку и предложил постучать по воротам с белой точки: в случае повторения берлинского счета было нелишне.

С первым свистком шведского арбитра Эйнара Бострема динамовцы овладели мячом, территорией и повели методическую осаду ворот. Внешне их преимущество было несомненным. Отдельные выпады гостей и мощные удары издали общего впечатления не портили. Настораживал низкий КПД. Реальный момент выдался один - на 43-й минуте: Долматов пустил мяч в сантиметрах от цели. Между прочим, немцы к тому времени нашей крепостью овладели.

Выход во втором тайме Гершковича вместо инертного Кожемякина игру оживил, придал комбинациям стройности, осмысленности, остроты. Одна такая, проникающая, рассчитанная на скорость Еврюжихина, была доведена до ума. Убежав от защитников, наш спринтер перебросил мяч через выбежавшего из ворот голкипера - 1:1. Счет, будь соперники в завершающей стадии хладнокровнее, должен был измениться в ту и другую стороны. Интуиция Константина Ивановича не обманула - дело дошло до 11-метровой нервотрепки.

После короткого совещания Бесков передал список экзекуторов арбитру, расположив их в таком порядке: Долматов, Байдачный, Еврюжихин, Маховиков, Пильгуй. Да, именно голкиперу доверили завершить серию. В утренних упражнениях он не только в воротах себя проявил, но и лупил без промаха. До Пильгуя дело не дошло. Первая наша тройка пробила без промаха, немцы ответили одним точным попаданием. Когда Маховиков довел счет до 4:1, продолжать не имело смысла, и Бострем процесс остановил. Мы в финале! Впервые.

“ГОТОВИЛИСЬ ВСЛЕПУЮ, НА ОЩУПЬ”

Заключительный матч. Рассчитывать на помощь жребия в выборе соперника уже не приходилось, определился он в ходе естественного отбора - шотландский “Рейнджерс” из Глазго. Путь к финалу не был устлан розами - последовательно убрал с дороги французский “Ренн”, португальский “Спортинг”, итальянский “Торино” и мюнхенскую “Баварию” (1:1 и 2:0) с Майером, Брайтнером, Беккенбауэром, Шварценбекком, Хенессом, Гердом Мюллером. Спустя два неполных месяца эти звездные парни с блеском выиграют чемпионат Европы.

Как только стало известно имя соперника, связались с Уильямом Уодделлом, главным тренером. Оказалось, с “Динамо” и его наставником, Константином Бесковым, в 45-м, во время визита москвичей в Великобританию, встречался на поле: играл на правом краю атаки. Через три недели после телефонного знакомства мистер Уильямс прибыл в Москву с разведывательными целями - посмотреть оппонента в календарном матче с “Кайратом”. Выглядел оппонент неважно, не впечатлил. Гость этого не скрывал. Его собственные проблемы тревожили: опасался, что после недавно завершившегося трудного сезона футболисты не смогут восстановиться физически. Зная об атакующем стиле “Динамо”, предрек: “Значит, будет футбол открытый, без того оборонительного мусора, который скрипит в последние годы у всех на зубах” (“Советский спорт” от 19 мая).

А Бескову не довелось воочию наблюдать за игрой шотландцев. Раздражение Константин Иванович выплеснул на следующий день на страницы той же газеты: “Не могу умолчать о тех трудностях, которые одолеть до конца не смогли. Трудности эти организационного плана. Мне, например, так и не представилась возможность посмотреть игру нашего соперника… Готовиться против него пришлось вслепую, на ощупь”.

Без комментариев.

РЕБЯТА УПРЕКА НЕ ЗАСЛУЖИЛИ

“Рейнджеры” на протяжении первого тайма чувствовали себя на нейтральном поле барселонского стадиона хозяевами. Стин и Джонстон до перерыва забили два гола. На 52-й минуте тот же Джонстон сделал счет крупным и, как тогда казалось, для нас безнадежным. Что случилось?

Обозреватель еженедельника, не пожелавший обнародовать свое имя, справедливо отмечал: динамовцы отказались от наступательных действий и предпочли сыграть в пассивный футбол. В стартовый состав тренер включил, не считая вратаря, шесть номинальных защитников. Двое нападающих не получали должной поддержки, командная игра расстроилась.

Только после третьего пропущенного гола произошла перестройка: в игру вступили еще два форварда: Эштреков на 57-й минуте заменил хава Якубика, а на 68-й (почему так поздно?) Гершкович - защитника Долбоносова. Они (особенно Гершкович) внесли перелом, игрой полностью овладела наша команда. Шотландцы либо заранее уверовали в легкую победу, либо физически, чего опасался тренер, подсели.

Через три минуты после выхода на поле забил Эштреков. “Динамо”-машину не остановить. С появлением Гершковича артобстрел усилился. Не попадает в цель Эштреков, Маховиков обвел вратаря и упустил мяч. Завязав комбинацию, Гершкович сам ее и завершил - мяч пролетел в сантиметрах от верхнего угла. Еще два выстрела Михаила в невероятных бросках парировал Маклой. Еврюжихин пробил мимо вратаря, защитник выбил мяч с ленточки. Бьют Сабо, Басалаев. Гершкович зрячим, умным пасом вывел в штрафную Еврюжихина, тот упустил момент. Наконец, Гершкович (безусловно, лучший игрок встречи, хотя сыграл полтайма) снабдил точным пасом Маховикова. Мощный удар под перекладину - 2:3. Шла 86-я минута.

Шотландцы задергались, занервничали, нарушили правила. Испанский арбитр Ортиз де Мендибил остановил игру и назначил штрафной. Решив, что свисток дан на окончание матча, около двух тысяч в изрядном подпитии фанатов высыпали на поле и полонили футболистов. Необузданная, агрессивная братва бесчинствовала - тискала своих, пинала и сдирала майки с чужих… Игра через некоторое время продолжилась, но атакующий порыв динамовцев иссяк. Мы проиграли. Ребята не заслужили упрека - в безнадежной, казалось, ситуации продолжали бороться и едва не спасли игру. Искать виновного, обсуждать состав и тактическую установку я не вправе. Это компетенция тренера, авторитетного, заслуженного, не раз доказавшего свою профессиональную состоятельность.

СОГЛАСНО БУКВЕ, ВОПРЕКИ ДУХУ

Динамовцы матч опротестовали и были поддержаны Федерацией футбола СССР, отправившей телеграмму в Берн, в штаб-квартиру УЕФА, с требованием встречу переиграть.

Президент этой организации Густав Видеркер, признав, что матч проходил в ненормальных условиях, сделал заявление для прессы: “Мы должны спасти доброе имя футбола и изыскать такие пути, чтобы исключить возможность появления подобных людей на стадионах”. При рассмотрении протеста Видеркер вызвался выступить в роли свидетеля. Разбирательство назначили на 31 мая. Затем сроки отодвинули на середину июня. Каковы шансы на положительное для нас решение? Практически нулевые. В выступлениях Видеркера, генсека УЕФА Ханса Бангертера и других официальных лиц возможность переиграть матч исключалась, поскольку в регламенте отсутствовал соответствующий пункт правил.

Переигровка допускалась в случае некоторых форс-мажорных обстоятельств, например срыва матча. Вот если бы испанский судья в момент массового нашествия вандалов прекратил встречу (что обязан был сделать) и ее бы не доиграли - дело другое. Испанец смалодушничал. Укрывшись в безопасном месте, Ортис де Мендибиль с любопытством наблюдал за творившейся на поле вакханалией. Когда же полиция оттеснила хулиганов, арбитр игру продолжил и довел до конца. Поскольку матч продолжался положенные 90 минут, шансов на повторную встречу у нас не было.

Советские функционеры об этом знали, но, подогревая СМИ, продолжали на переигровке настаивать.

Шум журналисты подняли неимоверный. Понять их можно, наступательный порыв динамовцев был остановлен, какой-никакой шанс спасти игру оставался. Эмоции зашкаливали, порой чрезмерно, в ущерб объективности. “Комсомолка” в номере от 26 мая безапелляционно заявила: “Встреча по существу была сорвана шотландскими болельщиками в тот момент, КОГДА МОСКВИЧИ БЫЛИ БЛИЗКИ К ПОБЕДЕ” (выделено мной. - А.В.). Проигрывая за четыре минуты до конца в счете? Автор придумал и два гола из трех, забитых в наши ворота якобы из офсайда. Чего в помине не было.

Протест рассмотрели 15 июня в Брюсселе. Европейские чиновники, принимая решение, следовали не духу, а букве закона, апелляцию динамовцев отклонили. Формально не имели права выносить иной вердикт. Как уже было сказано, матч из-за халатности, нерешительности (или по другой причине) испанского арбитра не был прерван и считался сыгранным. А “Рейнджерс” наказали жестко, но справедливо: за безобразное поведение фанов команду исключили на два года из всех соревнований под эгидой УЕФА.

45 лет назад, не имея представления о содержании Положения, не говоря уже о тонкостях, я вместе с народом возмущался, как тогда казалось, несправедливым вердиктом. Сегодня, будучи в курсе, считаю своим долгом представить объективную картину канувших в Лету событий.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...