Газета
20 декабря 2016

20 декабря 2016 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1971 год. ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ

Вторая часть международной панорамы посвящена осенней сессии сборной СССР и участию советских клубов в еврокубках.

МЕЖДУНАРОДНАЯ ПАНОРАМА-2

ТРЕНЕР ПОЗНАКОМИЛСЯ С КОМАНДОЙ… В АЭРОПОРТУ

Перед последней домашней игрой европейского отбора с Северной Ирландией провели легонький спарринг с индусами снова под странной вывеской “Сборная клубов СССР”. Отвлекаться на проходную встречу не буду, а счет объявлю - 5:0. Соорудили его два киевлянина - Виктор Колотов (хет-трик) и Виталий Хмельницкий (дубль).

Теперь к делу. Через несколько дней в аэропорту Шереметьево встречали британских гостей. В автобус к ним по дороге в гостиницу подсел корреспондент “Советского спорта” Алексей Леонтьев и с содержанием интервью с играющим тренером Терри Ниллом ознакомил 22 сентября многомиллионную аудиторию спортивной газеты, а я в сжатом виде - вас, уважаемые читатели. Но прежде введу в курс дела и несказанно удивлю.

Футболисты североирландской сборной выступали за английские клубы. Поскольку матчи чемпионата Англии проводились по субботам, а встречи сборных - по средам, прежний тренер наших соперников Бинг-хэм, руководивший командой в четырех играх 1971 года, готовил ее на сборах в общей сложности 10 дней! Предложение возглавить греческий клуб принял без раздумий и подался в Грецию за длинной драхмой. Вакансию заполнил Нилл. Аккурат перед московским матчем.

В субботу в очередном туре в “воздушном бою” ему разбили бровь. Продемонстрировав Леонтьеву свежую рану, Нилл рассказал о тяжелой тренерской доле. На следующий день, в воскресенье, он вызвал на сбор футболистов, находившихся в обойме предшественника. Тогда с ними и познакомился. В понедельник прилетели в Москву: “Разместимся сейчас в гостинице, выпьем стакан чаю и - на тренировку, - поведал собеседнику. - Во вторник, накануне игры, ограничимся разминкой”. Вот и вся подготовка.

“Тактика проста - все в атаке, все в обороне, - удовлетворил любопытство обозревателя Нилл. - Бест не имеет задания, действует везде, там, где полезнее команде”. Мега-звезда Джордж Бест - главная тема беседы. Его участие было под большим вопросом. В матче “МЮ”, за который выступал, проштрафился, затеял спор с арбитром и отпустил в его адрес колкую реплику. В Англии за такие вольности наказывают жестко, невзирая на лица. Футбольная ассоциация дисквалифицировала Беста на длительный срок, без права участвовать в любых соревнованиях. Но нарушитель, поскольку являлся гражданином Северной Ирландии и защищал цвета национальной команды этой страны, подал апелляцию. Тяжбу выиграл и в последний момент, в день отлета в Москву, был внесен в заявку.

Итак, Бест выйдет на лужниковское поле, что придавало предстоящей встрече особую прелесть. С вашего позволения я уделю этому уникальному футболисту небольшое внимание.

“БИТЛЗ ДЖОРДЖ”

Так называли чрезвычайно одаренного футболиста болельщики. Как это ни печально, свой ренессанс 25-летний Бест пережил. Тяжелый груз славы, обрушившийся на хрупкие плечи 22-летнего парня в 1968 году (он выиграл с “Манчестер Юнайтед” Кубок европейских чемпионов, стал лучшим бомбардиром и лучшим футболистом английского чемпионата и, признанный номером один в Европе, получил “Золотой мяч”), оказался ношей непосильной. Тонкий, стройный, длинноволосый, к тому же знаменитый - вполне достаточно, чтобы потерять от него голову. От белокурых длинноногих див отбоя не было. Джордж особо и не отбивался. Футбол ревнив, измен не прощает.

Все реже стал появляться Бест на поле, зато куда чаще благодаря недремлющему фоторепортерскому оку красовался на страницах скандальной хроники. К описываемому времени Бест, по образному выражению североирландского журналиста, превратился в пульсирующую звезду: то на мгновение зажигался, то погружался на неопределенное время в галактическую мглу. Никто не знает, какой пласт талантливейшего игрока остался нераскрытым. Но и того, что успел сделать, хватило, чтобы попасть в элитарный музей восковых фигур небезызвестной мадам Тюссо.

Многое к визиту в Москву британская “звезда” подрастеряла, но далеко не все. Реваз Дзодзуашвили, крепко прихвативший Беста в 69-м, на сей раз испытал с ним серьезные проблемы. Впереди у гостей двое - на острие маячил “столб” Дуган, а Бест “работал” свободным художником и выполнял работу искусно. В начале матча он выдал изумительный пас Никольсону, затем, обманув Дзодзуашвили и Шестернева, вторгся в штрафную и пробил в дальний угол - рядом со штангой. Несколько фрагментов из отчетов: “Зрители, жаждавшие выяснить, соответствует ли слава Беста его игре, сразу же смогли убедиться, что обмана здесь нет. Две его длинные передачи партнерам на фланги, сделанные неожиданно из трудных положений, а потом оригинальный дриблинг, закончившийся рывком и ударом по воротам, обнаружили незаурядное искусство этого миниатюрного форварда”.

“Верткий, как юла, Бест, овладев мячом, не спешит, спокойно приближается к сопернику. Затем следуют взрыв и рывок: нападающий уходит от опекуна. Создается впечатление, что в техническом арсенале Беста почти нет финтов. Но это обман зрения, в чем и убедились зрители, когда Бест, не дотронувшись до катящегося мяча, обошел двух наших защитников”. “Бест пользовался свободой, точнее говоря, завоевывал ее, ловко уходя от преследователей с помощью финтов и обводки, но в заключительных моментах не имел необходимой поддержки партнеров”. Так играл растренированный, потерявший былую силу Джордж Бест.

“РЕЗУЛЬТАТОМ ДОВОЛЕН, ИГРОЙ - НЕ ОЧЕНЬ”

Николаев настраивал на атаку. Ребята старались, но неточные передачи срывали их намерения. Занервничали, засуетились, а когда возник момент, реальный, убойный - запороли. Мунтян на 10-й минуте расчетливым пасом вывел на свидание с вратарем Колотова. Удар не получился, и Макфол мяч забрал. Были еще два полумомента - вот и все наши достижения за первые 45 минут.

Британцы действовали плотно, не позволяли хозяевам разгуляться. Сами же благодаря мастерской, эффективной игре Беста, создававшего моменты партнерам и себе самому (трижды его выстрелы пролетали в сантиметрах от цели), могли повести в счете и даже увеличить его. И после перерыва гости имели больше возможностей забить. Спасал Рудаков. Сначала парировал мощный удар Клементса, затем - оставшегося с ним с глазу на глаз Хэмилтона. Тот бил метров с десяти. Наверняка. Так казалось. Рудаков в невероятном броске завладел мячом. Мы за 40 минут ничего не создали, ограничивали себя дальними ударами. В самом конце могли и должны были забивать, когда Иштоян проник в штрафную, обыграл защитника и отдал Федотову. Владимир в касание - Еврюжихину, стоявшему против ворот. С завершающим ударом проблема возникла.

Если честно, играли на удержание. Что удерживали, спросите. Счет, что же еще. Простите, увлекшись Бестом, не описал единственный гол. На исходе первого тайма забил его Мунтян с пенальти, назначенного в ситуации, в какой отечественные судьи не свистят. Нашим в тот день было куда тяжелее, нежели с испанцами. Те только об охране собственных ворот заботились, британцы же... Об этом уже рассказал.

Терри Нилл разочарован: “Все решил случай. Если не считать гола с пенальти, у нас было больше шансов одержать победу. Но наши игроки, впрочем, как и ваши, плохо умеют забивать голы”. Валентин Николаев был краток: результатом остался доволен, игрой - не очень. Объективно оценил игру сборной СССР Лев Филатов: “Если бы этот матч подводил черту в групповом турнире, то можно было бы, облегченно вздохнув, сказать: “Выиграли и выиграли”.Но приходится считаться с тем, что нашей команде, лидеру группы, остались два наиболее сложных матча - в Белфасте и Мадриде, и турнирная ситуация далеко не ясна… Скажем прямо: победу эту не отнесешь к разряду убедительных”.

СССР - СЕВЕРНАЯ ИРЛАНДИЯ - 1:0 (1:0)

Гол: Мунтян, 43 - с пенальти.

СССР: Рудаков, Дзодзуашвили, Шестернев (к), Хурцилава, Зыков, Долматов, Мунтян, Колотов, Федотов, Шевченко (Иштоян, 74), Еврюжихин.

СевернаяИрландия: Макфол, Нилл, Крейг (Хэмилтон, 70), Нельсон, Николсон, Хантер, О’Кейн, Хеган, Клементс, Дуган (к), Бест.

Судьи: Дальберг. Юнссон, Аксельссон (все - Швеция).

22 сентября. Москва. Стадион им. В.И.Ленина. 65 527 зрителей.

Опасения маститого журналиста оказались не напрасными. Хоть и реализовала сборная первую часть программы - “победа дома, ничья в гостях”, качество игры вселяло серьезные сомнения относительно выполнения второй.

СТОПРОЦЕНТНАЯ РЕАЛИЗАЦИЯ

Ответная встреча проходила в крайне напряженной политической обстановке. Ближе к вечеру в Белфасте учащались перестрелки, взрывались бомбы. Были отменены многие соревнования, в том числе широко разрекламированная встреча боксеров Северной Ирландии с СССР. Футбольный матч, предприняв дополнительные меры безопасности, провели. Транспорт в вечерние часы не работал, в связи с чем игру по распоряжению правительства перенесли с половины седьмого вечера на три часа дня. Время рабочее - трибуны зияли проплешинами.

На поле ситуация для нашей команды сложилась не менее тревожная. Уже на 13-й минуте прогремел взрыв, совершенный “террористом” Николсоном, - 0:1. Хозяева на протяжении всего матча владели территорией, следовательно, и инициативой, но в отсутствие Беста действовали прямолинейно, если не сказать примитивно. Беста, сославшись на травму форварда в последнем туре английского чемпионата, не отпустили хозяева “МЮ”.

Забитый британцами гол опишу подробнее, потому как состоялся при непосредственном участии тренера. Напомню - играющего. Терри Нилл, по амплуа - правый защитник, как и в Москве, в матче участвовал. Узнав, что Бест не приедет, вышел на поле в майке под № 11 (под этим номером выступала “звезда”) и расположился на левом фланге атаки. Неожиданный ход себя оправдал. Очередной проход Нилла к советским воротам был грубо прерван. Штрафной. Клементс откатил мяч Николсону, и тот вколотил его в угол ворот Рудакова. Назад тренер не вернулся, там нечего было делать - гости практически не угрожали, держали оборону. И все же в редкой контратаке счет сравняли: Бышовец пробил сильно и точно. Единственный в первом тайме залп по хозяйским воротам оказался результативным. Один удар - один гол. Стопроцентная реализация!

После перерыва ничего не изменилось, ни характер встречи, ни счет на табло: хозяева по-прежнему атаковали, гости защищались, постоянно держали в обороне восемь человек. Закрыв подступы к своей штрафной, лишь изредка переходили центральную линию. На последних минутах игры нудной, одно-образной, бесплодной, когда одни не хотели ничего менять, другие - не могли, спонтанно возникли два превосходных момента. Сначала Кассиди, невесть каким образом оказавшись метрах в шести от владений Рудакова, растерялся, пробил коряво, вратарь успел среагировать. В том же состоянии, видимо, пребывал и Иштоян, когда увидел вдруг перед собой одиноко стоявшего Дженнингса. Исход тот же.

По забитым мячам в первом тайме и по неиспользованным шансам во втором, ничья - 1:1. Бог миловал.

СЕВЕРНАЯ ИРЛАНДИЯ - СССР - 1:1 (1:1)

Голы: Николсон, 13 (1:0). Бышовец, 32 (1:1).

СевернаяИрландия: Дженнингс, Райс, Нельсон, Николсон, Хантер, Кейн, Хэмилтон (О’Нилл, 65), Клементс, Дуган (к, Кассиди, 46), Макморди, Нилл.

СССР: Рудаков, Дзодзуашвили, Шестернев (к), Хурцилава, Ловчев, Коньков, Киселев, Долматов, Колотов, Бышовец, Шевченко (Иштоян, 60).

Судьи: Нюхус. Ларсен, Хауген (все - Норвегия).

13 октября. Белфаст. Стадион “Виндзор Парк”. 16 573 зрителя.

Предупрежден Ловчев.

“В ЧИСЛЕННОМ МЕНЬШИНСТВЕ”

Впереди - Севилья. Тогда мы не знали, что это резиденция дьявола. Наши футболисты получили полное представление о том, что такое ад. И все же следить за матчем было намного тяжелее, чем играть. Создавалось впечатление, что мяч не покидал пределов советской территории. Удары сыпались с разных дистанций. Мяч застревал в ногах, бился о штанги, устраивал невообразимые дикие пляски в непосредственной близости от демаркационной линии или, будто издеваясь над беспощадно его пинавшими, пролетал в сантиметрах от цели. А когда пытался проникнуть в святая святых, неизбежно натыкался на различные части тела огромного Евгения Рудакова. Сколько он обезвредил снарядов, никто не знает. В многочисленных отчетах, советских и зарубежных, выдавались различные сведения: от “более двадцати” до “около сорока”. Скорее всего, имели в виду общее число ударов в “рамку” и в сторону ворот.

Сам не считал. Не до того было. Как и миллионы простых советских граждан, страдал у телеэкрана. Казалось, этот кошмар никогда не кончится, а утверждения философов о бесконечности времени не лишены оснований. Долгожданный свисток английского арбитра Нормана Бартеншоу прекратил страдания, вернул к действительности и подтвердил бренность философской категории, по крайней мере в пределах отдельно взятого футбольного матча. После тяжелых оборонительных боев героические советские парни отстояли очко и получили право представлять страну в четвертьфинале европейского первенства.

Оставим эмоциональные воспоминания о севильском кошмаре. Несколько слов о том, что предшествовало игре, и о ней самой.

Предматчевый расклад предельно прост: ничья - и мы недосягаемы. Проигрыш небольшой шанс конкурентам оставлял: у испанцев две игры в запасе (не наши ли “диспетчеры” колдовали над календарем этой группы?): у себя с Кипром с гарантированной победой и с потерявшими мотивацию британцами на выезде. Однако поведение немотивированных команд в нашем отечестве и за его пределами - две большие разницы. Северные ирландцы ни при каких турнирных раскладах просто так очки не раздадут, их надо выгрызать зубами.

Добрались до места не без приключений. Попали в глубокую воздушную яму, трясло основательно. Пронесло. Приземлились ошарашенные, зато целые и невредимые. Все познается в сравнении. Ощущения, испытанные в воздухе, не сопоставимы с теми, что предстояли на земле, точнее, на зеленом газоне стадиона “Рамон Санчес Писхуан” - счастливом талисмане испанской сборной. Здесь она не проигрывала. В десяти предыдущих матчах - девять побед и одна ничья. В отличие от пресыщенной футболом мадридской публики, севильская имела репутацию (и каждый раз ее подтверждала) яростно за своих болеющей, ни на секунду не умолкающей, заглушающей всякие посторонние звуки, включая судейские трели. Кто-то использовал, быть может, некорректное, но близкое к реальности сравнение - “оголтелая”.

Севильские болельщики - двенадцатый игрок сборной Испании. Это не фигура речи - неоспоримый факт. В витрине крупнейшего торгового центра был выставлен манекен, изображающий болельщика в форме национальной команды с государственным флагом Испании и номером “12” на груди. У включенных в заявку и в протокол матча футболистов двенадцатый номер не значился, он на веки вечные был отдан севильским фанам. Не будет преувеличением утверждать, что наши футболисты провели все 90 минут в меньшинстве. Такое складывалось впечатление: большую часть матча запертые в своей “зоне” беспорядочно отбивались, как хоккеисты против численно превосходящих сил соперника.

Николаев расставил игроков по прижившейся после ЧМ-66 схеме 1-4-4-2, не имевшей репутации оборонительной. Причем средняя линия, исключая Долматова, состояла из нацеленных на атаку футболистов - Мунтяна, Колотова, Федотова. Другое дело, что ни созидать, ни атаковать им не довелось. Как взяли испанцы наших парней за горло, так и не отпускали до последнего выдоха судейской трели. Постоянно нагнетаемое давление вынудило Долматова по ходу переквалифицироваться в “чистого” защитника, остальные без устали оказывали помощь тылу.

Нападающие Бышовец, Иштоян и заменивший его Шевченко, лишенные поддержки товарищей, оказались предоставленными самим себе. Наша команда за полтора часа не создала ни одного полумомента, и вины ее в том нет: хозяева были неистовее, агрессивнее, да что тут деликатничать, заметно сильнее. Известное изречение “Каждый играет так, как позволяет ему соперник” - яркая иллюстрация к севильскому матчу. Испанцы играть нам не позволили.

“А СКОЛЬКО ЕЩЕ РАБОТЫ!”

Наконец прозвучал спасительный свисток арбитра, прекративший страдания наших футболистов и их поклонников. Задача выполнена - мы первые. А в раздевалке тишина - ни радостных возгласов, ни объятий… Не было сил радоваться, все без остатка оставили там, на горящей под ногами земле. Сидели опустошенные, забыв, что надо принять душ, переодеться и выйти к давно ожидавшему их автобусу.

Валентин Николаев, вконец обессиленный, но безмерно счастливый, поблагодарив за поздравления, сказал журналистам:

- Но нападающие-то наши? Так ничего и не нашли. Вот мы в четвертьфинале, в восьмерке, а сколько еще работы!

Не знал он тогда, что делать ее будут другие.

Советские СМИ, напротив, торжествовали, вышли с крупными заголовками с эскортом восклицательных знаков. Кое-кто в бочку меда подмешал-таки ложку дегтя: радость от достигнутого результата была омрачена невыразительной игрой. Ребята упрека не заслуживали, сделали все, на что в тяжело сложившихся обстоятельствах были способны: вратарь, защитники, помогавшие им хавы бились, пластались, ложились под удары и нужный результат отстояли. Но игры как таковой, комбинационной, умной, с тончайшими изысками мы не увидели. Хотелось насладиться высоким актерским искусством, а наблюдали за трудившимися в поте лица работягами, выполнявшими план на важном государственном объекте.

Тревога оставалась. Выразил ее редактор еженедельника “Футбол-Хоккей” (№ 44 за 31 октября) Лев Филатов: “К сборной у нас немало претензий. Она не может похвастаться ни особо яркой, ни результативной игрой. И мы все, в том числе и журналисты, будем и ждать, и требовать от нее поисков привлекательного атакующего стиля. Без взыскательного отношения нет ведь перспективы, нет гарантии на будущее”. Предчувствие Льва Ивановича не обмануло. Сменятся тренеры, обновится состав, получат медали, а подкрепить высокие титулы привлекательным атакующим футболом не смогут. Престижные места, занятые в 72-м на европейском и олимпийском пьедесталах, не вызовут слез умиления и восторгов. Трубили в медные трубы пропагандисты, объяснявшие успехи в спорте преимуществом самой передовой в мире социально-политической системы.

ИСПАНИЯ - СССР - 0:0

Испания: Рейна, Соль, Гальего, Антон (Марсиал, 76), Тононо, Лора, Кларамунт, Амансио (к), Кино, Кини, Чуррука.

СССР: Рудаков, Дзодзуашвили, Шестернев (к), Хурцилава, Истомин, Колотов, Мунтян, Долматов, Федотов (Киселев, 83), Иштоян (Шевченко, 62), Бышовец.

Судьи: Бартеншоу. Биффорд, Стайлз (все - Англия).

27 октября. Севилья. Стадион “Рамон Санчес Писхуан”. 40 169 зрителей.

Предупрежден Гальего.

“СЕЗОН В ОБЩЕМ-ТО УДАЧНЫЙ”

Решив главную задачу, сборная в середине ноября совершила блиц-турне - за девять дней провела четыре матча. В Западном Берлине не без усилий одолела “Теннис-Боруссию” - 1:0 (Хурцилава). С тем же счетом - “Штутгарт” (Долматов). В Гельзенкирхене в поединке с “Шальке” обошлись без голов. Напоследок отвели душу в Стамбуле, где обыграли “Фенербахче” - 4:1 (Колотов, Бышовец, Иштоян, Федотов).

Подвел итоги сезона сборной Валентин Николаев в беседе с Валерием Березовским (опубликована 30 ноября в “Советском спорте”). Объяснив цель поездки (“дать поиграть и набраться опыта молодым футболистам”), тренер оценил прошедший сезон как “в общем-то удачный”. Поскольку с сентября 70-го команда в 28 официальных и товарищеских встречах ни в одной не проиграла и главную задачу, выход в 1/4 финала чемпионата Европы, выполнила. На естественно возникший вопрос: “Почему в общем-то?” - Николаев ответил честно: “Разные были игры в этом сезоне - и хорошие, и не очень, и такие, о которых теперь вспоминать стыдно. Нас часто и справедливо критиковали”.

Содержанием игры остался доволен, особенно ничейным матчем в Гельзенкирхене. Стало быть, в будущее смотрим с оптимизмом. Что еще остается, коли нет оснований быть довольными настоящим. Вера в будущее часто аргументировалась и аргументируется кровным, национальным, неизбежным атрибутом во всех сферах нашего многообразного бытия - авось вынесет!

Сборная задачу выполнила, страну не посрамила. Дело за клубами.

ЦСКА И “СПАРТАК”, С ВЕЩАМИ НА ВЫХОД…

Впервые советский футбол в еврокубках представляли только московские команды. По-разному сложилось. В связи с несовпадением “сезонных поясов” (весна-осень у нас, осень-весна в большинстве европейских чемпионатов) прошлогодние наши лауреаты встречались с их нынешними, актуальными. А ЦСКА, чемпион СССР-1970, вы об этом знаете, осенью 71-го находился в бедственном положении. А то, что благополучно миновал первый круг, должен благодарить жребий. Сжалился, турецкого чемпиона предоставил - “Галатасарай”. Меньшее зло из того, что могло случиться. И третьему призеру прошлого года, “Спартаку”, подрастерявшему былую форму, грех жаловаться: получил из добрых рук жребия ВСС из чехословацкого города Кошице.

ЦСКА со “Спартаком” работали слаженно, синхронно, первое препятствие преодолели. Соперник армейцев особых надежд не питал, ну разве что на благоприятный исход первой игры в Стамбуле при поддержке не в меру экзальтированных обитателей 45-тысячного стадиона “Али Сами Йен”, известных в Европе буйством, способностью запугать приезжих, а то и, чего греха таить, судей. Обошлось без эксцессов. ЦСКА благополучно вписался в общепринятый трафарет: ничья в гостях, победа дома. В Стамбуле Копейкин в первой четверти матча забил, Пшеничников в последней четверти пропустил - 1:1. Преимущество своего поля ЦСКА использовал сполна - 3:0. Кто следующий?

Жребий не скрывал симпатий к армейцам. Мог ведь подложить все еще находившегося в полном здравии и силе “Селтик”, не говоря уже о чемпионах Испании, Франции, ФРГ, “Ливерпуле” или, что хуже, “Аяксе” с Йоханном Кройфом. Ничего подобного - будьте так любезны, примите бельгийский “Стандард” из Льежа. Вполне по зубам даже тому ЦСКА, который к моменту первой встречи вел на внутреннем фронте тяжелые кровопролитные бои, обороняя последнюю “пядь земли” в высшей лиге. Приняли “Стандард” с благодарностью и стараниями того же Копейкина победили - 1:0. Не маловато? Игра в Льеже опасения подтвердила, действительно мало. Проиграли 0:2.

А “Спартак” перед визитом в Кошице создал более комфортный запас - 2:0. Могло быть и больше, если бы после второго гола на 49-й минуте не посчитал дело сделанным и не предался, как с ним случалось в евротурнирах, самолюбованию, что едва не привело к печальным последствиям. Счет, позволявший надеяться на благоприятный итог, был сохранен благодаря незаурядной реакции и мастерству Анзора Кавазашвили. Он с блеском отразил пробитый Штрауфом пенальти и через мгновение его же повторный удар с нескольких метров.

Некоторое беспокойство перед второй встречей оставалось. Этого не скрывал Никита Симонян в интервью обозревателю братиславского “Спорта” (от 18 сентября), сразу после московской встречи. Небольшой из него фрагмент:

- Преимущество в два мяча вам достаточно для победы?

- Был бы спокойнее, если бы выиграли с разницей в три гола.

- Значит, вы не будете спокойно спать до ответного матча 29 сентября?

Симонян смеется:

- Буду до 28-го. А после нервы расшатаются.

Нервы Никиты Павловича и поклонников “Спартака” сберегли соперники на первых минутах матча. Конкретно - защитник Штофчик. Не заметив вышедшего из ворот на оздоровительную прогулку вратаря, он мягко отпасовал назад, и мяч издевательски медленно закатился в бесхозный объект. Теперь хозяевам, если они еще на что-то надеялись, надо было забивать четыре гола. При условии, что больше не пропустят ни от своих, ни от чужих. План выполнили на 50 процентов - 2:1.

Следующего соперника в наших СМИ представили “командой из маленького городка”. Это о португальской “Витории” из Сетубала. Малый золотник в единоборстве оказался намного дороже популярного клуба из большого многомиллионного города. В Москве гости задачу не проиграть решили - 0:0. Не сказал бы, что спартаковцы, пожалуй, за исключением последних минут, имели большое преимущество. Моментами играли на равных, и у “Витории” было не меньше шансов забить, нежели пропустить. А в маленьком Сетубале “Спартак” рухнул - 0:4. Комментировать матч не вижу смысла, да и тяжело.

…А “ДИНАМО” ПОПРОСИМ ЗАДЕРЖАТЬСЯ

И его жребий не напрягал. Предложил греческий “Олимпиакос”. Благодарствуем. Греков пройдем. Прошли не без осложнений, самими же созданных.

В Пирее зрители с первых минут обрушили на наших ребят, многие из которых впервые нюхали порох в серьезных европейских переделках, мощную психологическую атаку. Куда опаснее давление их земляков на поле. Подстегиваемые не умолкающими ни на секунду трибунами, хозяева бешено атаковали, держали в черном теле защиту и вратаря. Пильгуй приводил греков, тех, что на трибунах и на поле, в отчаяние, а своих - в восторг. Потрясенный его игрой Еврюжихин рассказывал по возвращении в Москву журналисту: “Три момента забить гол (только в первом тайме. - Прим. А.В.) имели греки. И не позволил им это сделать блестяще игравший Пильгуй. Был эпизод, когда мяч с правого фланга перекинули через вратарскую площадку, и левый крайний Караватис бил с шести метров в незащищенный угол. Как Пильгуй достал мяч, просто чудо!” (“Советский спорт” от 21 сентября). Вратарь выручал команду, команда - вратаря: сначала Аничкин, затем Гребнев, выбивали мяч с линии ворот.

И у динамовцев были возможности забить, не много и не столь явных. Когда игра катилась к закату и забрезжила возможность уйти на второй раунд с равными шансами, возмутил спокойствие вышедший на замену Владимир Козлов. В течение четырех минут, с 83-й по 87- ю, он исполнил соло - 2:0. Не было ни гроша, да вдруг алтын. Победа в кармане? Так, наверное, думали динамовцы.

Спокойная, самоуверенная, на грани беспечности, игра поставила под сомнение исход поединка. Когда быстро пропущенный гол хозяева столь же быстро отыграли (Сабо), это окончательно убедило их в собственной непогрешимости. Самомнение наказуемо: в конце тайма получили еще один болезненный по самолюбию удар - 1:2. Впереди целых 45 минут. Один пропущенный гол - и греки в 1/8 финала.

Судьба динамовцев хранила, все же прошли “Олимпиакос” по сумме двух матчей - 3:2. Жребий, явно нашим благоволивший, в растерянности. Коли с греками еле справились, может, что-то полегче предложить, турок, например, не самых именитых - “Эскишехирспор” (еле выговорил). Подойдет? Пожалуй. Упирался, однако. Сломил их опять-таки Козлов. В гостях и дома забил по голу - победные. После московской встречи тренер гостей Абдулла Матай, разочарованный, раздосадованный, в беседе с корреспондентом еженедельника Валерием Винокуровым не мог (похоже, и не старался) скрыть раздражение, вел себя бестактно, заявив: “У “Динамо” нет никаких шансов продвинуться в турнире дальше”. В ответ услышал: “Посмотрим”. И мы с вами посмотрим. Сначала на результат жеребьевки. Игры 1/4 финала состоятся весной будущего года, а жребий бросили сразу по завершении матчей второго круга.

Кубок кубков - турнир разношерстный, соседствовали там представители “разных слоев” европейского общества: аристократы, средний класс, малоимущие. Кого только не было. Из семи потенциальных соперников нам бы разминуться с итальянским “Торино”, шотландским “Рейнджерсом”, английским “Ливерпулем” и мюнхенской “Баварией”. Судьба и на этот раз с пониманием к нам отнеслась и устроила рандеву с белградской “Црвеной звездой”. Вообще-то не подарок. Дело в другом. Югославы - наши клиенты. С середины 50-х мы били их сборную нещадно. В еврокубках тоже. “Динамо” обязано традицию продолжить. Итак, динамовская еврокубковая партия, говоря языком шахмат, отложена. Будем ждать доигрывания. Уже в 72-м. А мне предстоит заключительный годовой отчет об уходящем сезоне подготовить и втиснуть туда оставшийся на обочине небольшой раздел затянувшейся международной эпопеи.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...