Газета
11 ноября 2016

11 ноября 2016 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1971 год. ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

ГРОССМЕЙСТЕРСКИЙ ХОД Гейдара АЛИЕВА

Вы оцените, выслушав историю уникальную даже для нашего футбола, породившего множество диковинных экспонатов, достойных петровской кунcткамеры или книги рекордов Гиннесса. История ввиду своей нетривиальности займет центральное место в сегодняшнем повествовании. Но прежде проследим за ходом и исходом борьбы в верхней части таблицы и расселим призеров на пьедестале.

НА ПЕРВЫЙ - ТРЕТИЙ РАССЧИТАЙСЬ!

Верхний, элитный этаж давно забронировали киевляне. Оставалось выполнить неизбежные бюрократические формальности - получить “ордер” на вселение. Получили за полтора месяца до завершения чемпионата, 28 сентября, после домашней победы над “Карпатами” - 1:0. Могли бы и раньше, не будь вынужденных пауз, связанных с отборочными играми сборной СССР. “Золотой” гол забил золотой парень, Виктор Колотов, ставший в преддверии чемпионата яблоком раздора между тремя клубами. В Киеве освоился он быстро, играл полезно, результативно и с 10 мячами стал лучшим бомбардиром команды.

Две другие “жилплощади” оставались незаселенными вплоть до последних туров. К началу второго круга - претендентов множество. По дороге сошли с дистанции, не выдержав напряжения и не имея опыта борьбы в бескомпромиссных мужских схватках, “Кайрат” и “Карпаты”. Взяли самоотвод бакинцы. По другой причине. По составу и потенциалу “Нефтчи” вполне мог претендовать на медали. О возникших проблемах “нефтяников” поговорим позже.

Ближе к финишу круг соискателей сузился значительно, неожиданно в него вклинились тбилисцы. Объясню, почему неожиданно. Тбилисское “Динамо” - “фирма” в стране знатная, в рекомендациях и в рекламе не нуждалась. Правда, не всегда в силу разных причин удавалось грузинам реализовать свой богатый потенциал. В 71-м команда выступала неровно, чередовала удачные игры с откровенно провальными: 0:4 от “Арарата” на своем поле, 0:6 от ЦСКА в Москве и 1:5 в Ташкенте взбудоражили республику и всех поклонников команды за ее пределами.

Грузинские СМИ негодовали. Безымянный автор отчета о московском матче (“В чем заключается плохой футбол”) писал: “Команда без боя уступает сопернику центр поля, позволяет беспрепятственно хозяйничать на ближайших подступах к штрафной площади, пытается контратаковать в одиночку, вратари допускают грубейшие ошибки. Все эти признаки в изобилии продемонстрировали вчера тбилисские динамовцы… Они действовали так, словно им безразлично происходящее на поле” (“Вечерний Тбилиси” от 3 августа).

24 августа, после проигрыша “Пахтакору”, та же газета упрекнула своих в безволии и равнодушии к результату. Проиграв еще и “Кайрату” (1:2), динамовцы вернулись в Тбилиси, где их до и после игры с “Карпатами”, завершившейся нулевой ничьей, освистали немногочисленные зрители: на трибунах собралось всего 15 тысяч человек, в три раза меньше вместимости стадиона “Локомотив”, где проходила встреча.

После этой игры тбилисцы с 50-процентным очковым багажом и отрицательной разности мячей (21-31) затерялись в середине таблицы. Потому появление их в скором времени на ближайших подступах к пьедесталу восприняли как большую неожиданность. В оставшихся восьми матчах команда преобразилась, набрала 14 очков из 16 возможных (+6 =2 -0, 12-2), обыграла непосредственных конкурентов на их поле - 1:0 “Арарат” в Ереване и 2:1 “Динамо” в Москве.

К ноябрьским праздникам грузины при удачном раскладе могли и на вторую ступеньку запрыгнуть, если бы “Арарат” уступил дома московскому “Динамо”, а тбилисцы обыграли “Спартак”. Не сложилось: со спартаковцами справились легко - 3:0, но выиграл и “Арарат” и впервые в своей не избалованной наградами судьбе получил серебро. Тбилиси остался третьим. А Москва, оккупировавшая в минувшем сезоне весь пьедестал, дружно его покинула. У его подножия расположилась “Заря” и только вслед за ней три столичных клуба - “Динамо”, “Спартак”, “Торпедо”.

СЛАВА ПЕРЕДАЛ ЭСТАФЕТУ В НАДЕЖНЫЕ РУКИ

Позвольте, прежде чем продолжить намеченную сюжетную линию, сделать небольшое отступление. За два последних года ушли из большого футбола яркие советские “звезды”, калибра мировых: в 69-м - Михаил Месхи и Валерий Воронин, в 70-м - Эдуард Стрельцов и Лев Яшин. 23 августа 1971 года провел последний матч еще один блестящий представитель этой плеяды - Слава Метревели.

Проводы состоялись позже - 12 ноября в Тбилиси, сразу после игры со “Спартаком”. Свою майку с девятым номером он передал 18-летнему Владимиру Гуцаеву, юноше чрезвычайно талантливому, многого в футболе достигшему: медали разного достоинства, включая золотую, выиграл, дважды шампанского из чаши хрустальной хлебнул, в 81-м, забив в победном финале, Кубок кубков с командой получил и в сборной поиграл…

Пишу о нем с удовольствием, знаю Володю с младых его ногтей - жили в одном доме, в одном подъезде. Увидев как-то, что 10-летний мальчуган вытворял под моими окнами с мячом, был потрясен. Подозвав матушку, сказал: запомни, Вова в сборной играть будет.

Дебют Гуцаева в чемпионате состоялся 2 сентября в матче с “Карпатами”. Нога его оказалась для динамовцев счастливой: в девяти встречах с его участием тбилисцы ни разу не проиграли, а дебютант забил три гола, два из которых решающие, победные. В надежные руки передал эстафету Слава Метревели.

ДУРАКИ, ДОРОГИ И… КАЛЕНДАРЬ

Первую семерку согласно занятым местам расположили. Судьба остальных, а это добрая половина обитателей высшего света, долгое время висела на волоске. Никогда прежде такого столпотворения у “врат ада” не наблюдалось. Никто, естественно, туда не торопился, отбор шел по числу совершенных в турнирной жизни грехов. У кого их больше, вплоть до последнего тура разобраться было невозможно. Сегодня не получится, в следующий раз разберемся пренепременно.

Хаос возник стараниями неизлечимо больного (главным образом на голову) календаря, третьей национальной беды, наряду с дураками и дорогами. Если из прошлых публикаций вы не убедились в его врожденном дефекте, поверите, дослушав, если хватит терпения, жуткую историю. Расскажу ее в компании людей известных, авторитетных.

Перед началом сезона федерация во всеуслышание заявила: командам, отдавшим лучших своих сынов в сборную, придется несколько матчей провести в ослабленных составах. Возмущение ущемленных в правах клубов вынудило чиновников пойти на уступки. Зато они так перелопатили календарь, что живого места на нем не осталось.

Вновь мы вынуждены коснуться еще одной вечнозеленой, неувядающей темы - календаря. Многие СМИ, центральные и республиканские, уделяли ей место, чаще всего - спортивные. “На календарь жалуются всегда, - писал Валерий Березовский. - Иногда правильно, а бывает и зря, чтобы уйти от ответственности за неудачи. Но такого положения, как в этом сезоне, что-то не припомню, когда бы одни команды уже подбирались к финишу, проведя по 23-24 игры, а другие едва начинали второй круг… Это ведь влечет за собой большие трудности в планировании учебно-тренировочного процесса” (“Футбол-Хоккей” № 35).

КАРТИНА МАСЛОМ

Из-за свистопляски с календарем на протяжении большей части дистанции невозможно было установить истинное положение команд в таблице. Пример яркий, красноречивый: к 18 сентября на 5-й и 6-й ступеньке соседствовали “Заря” и ЦСКА с 25 очками. Небольшая деталь - армейцы собирали эти очки по крупицам на протяжении 28 матчей, а “Заря” сыграла только 22. Чтобы легче ориентироваться, логичнее и практичнее было считать очки не набранные, а потерянные. Потери ворошиловградцев составили 19 очков (третий результат, позволявший рассчитывать на медали), а ЦСКА - аж 31, худший на то время показатель среди всех участников. Картина маслом - сюрреалистичная: соседи (в случае равенства игр у всех 16 команд) оказались бы на разных полюсах таблицы! Обычный оптический обман. Разрядился - полегчало. Позволю и другим.

Андрей Старостин: “Здесь уместно сказать о зигзагах и ухабах, которые в большем, чем когда-либо, количестве приходится преодолевать участникам на пути их длительного соревнования. Переносы игр, вызванные теми или иными причинами, сняли все разговоры о какой-либо ритмичности, единой для всех конкурентов…

Получается так, что команда с интервалом между играми в 2-3 дня вдруг встречается с командой, не выступавшей 20 дней. Неравенство условий налицо. В итоге ЦСКА осталось сыграть одну встречу, в то время как “Торпедо” и “Кайрату” еще предстоят пять матчей” (“Футбол-Хоккей” № 41).

Через неделю, 17 октября, в еженедельнике высказался его основатель и первый редактор Мартын Мержанов: “ЦСКА сыграл 29 матчей из тридцати, предписанных на весь сезон, команда остановилась, словно поджидая соперников и выравнивая “фронт календаря”. В эти дни “стоящих” армейцев обошли “Спартак”, “Карпаты”, “Кайрат”, “Торпедо” и “Зенит”. Сразу обнаружилась обманчивость шестого (а одно время четвертого) места ЦСКА. Календарь ныне не раз преждевременно утешал одних и огорчал других, и потому движение по турам не могло быть единственным определителем положения… Цифры показывают, что ЦСКА и СКА потеряли больше, чем приобрели, а потому у финишной черты дружно делят между собой два последних места”.

Такой, простите за выражение, календарь создавал благоприятные условия для имеющих перед конкурентами несколько игр в запасе. А уж извлекать из этого обстоятельства максимальную выгоду, как показала жизнь, научились превосходно. Одна из главных задач любого соревнования - равные условия для всех участников - была провалена, и это не могло не исказить его итогов. Воспользовались благоприятно сложившейся ситуацией отдельные лица и целые коллективы. Подробности - в следующей главе. Сегодня нам есть еще о чем поговорить.

СИТУАЦИЮ СПАС ЭКС-ВРАТАРЬ

К середине 60-х в Баку сложилась команда интересная, перспективная, вполне на “внутреннем рынке” конкурентоспособная. Крамаренко, Брухтий, Семиглазов, Кулиев, Мирзоян, Гаджиев, Туаев, Маркаров, Банишевский, Смольников привлекались в различные сборные страны. Бакинцы, как и все закавказские команды, выделялись необычайной эмоциональностью и темпераментом. Порой излишним. Это отражалось на спортивных результатах и создавало конфликтные ситуации с футбольными властями. А в сезоне-71 едва не привело к катастрофе.

“Нефтчи” на протяжении большей части первого круга не без оснований претендовал на медали. Но вдруг резко притормозил и дал задний ход. Проведя без единой победы девять матчей кряду (почти треть дистанции), скатился с третьей позиции (с двухочковым отставанием от лидера) на 11-ю и оказался уже в двух очках от зоны вылета. К матчу в Ташкенте, учитывая плотность результатов в подвальной части, ситуация оставалась тревожной. Результат этой игры мог иметь, прежде всего для хозяев, фатальные последствия. Это и объясняло излишнюю нервозность и эмоциональность игроков обеих команд.

Минут двадцать соперники играли корректно, осторожничали, не рисковали. На 21-й минуте прогремел взрыв. Фрагмент из опубликованного 17 сентября в “Физкультурнике Узбекистана” отчета: “Выдвинутый вперед Абдураимов мирно беседовал с опекавшим его капитаном “Нефтчи” Брухтием. Они стояли на одной линии. За Брухтием, метра на два ближе к своим воротам, стоял правый защитник гостей Кулиев. Неожиданный пас из глубины, последовавший на Абдураимова, застал врасплох капитана бакинцев, он и глазом не успел моргнуть, как ташкентец сильно и точно пробил под планку”.

После забитого гола матч был приостановлен. Брухтий на правах капитана бросился к боковому арбитру О.Кекшину, пытаясь доказать, что они с Абдураимовым находились на одной линии (такая позиция трактовалась тогда в пользу обороняющихся). Кекшин объяснил капитану и подоспевшему кишиневскому арбитру Юрию Пономареву, что во время получения паса перед Абдураимовым были два игрока - защитник Кулиев и вратарь Крамаренко.

Выслушав коллегу, главный показал на центр - гол засчитан. Брухтий остался при своем мнении. Его поддержали товарищи и выбежавшие на поле тренер Мамедов с начальником команды Ахундовым. Убедившись в непреклонности судьи, Ахундов принудил своих футболистов покинуть поле. Лишь вмешательство представителя Управления футбола Бориса Набокова (в прошлом голкипер, 3-й призер чемпионата СССР-38 в составе московского “Металлурга”) вынудило бакинцев продолжить игру. Продолжив, стараниями Гаджиева счет сравняли.

ОШИБКА АРБИТРА ЛИШИЛА “НЕФТЧИ” ДВУХ ОЧКОВ

Встреча вышла из-под контроля судьи - одни били, другие отвечали… Беспрерывные трели, не всегда по делу, нервировали игроков. Цифры на световом табло между тем менялись. Хозяева вновь вышли вперед, гости минут через десять отыгрались с пенальти, по мнению местных журналистов, не очевидного. Вот как оценила работу Пономарева 16 сентября “Правда Востока”: “Судью словно подменили: то ли он растерялся, то ли на него подействовал нажим руководителя “Нефтчи”, но в действиях его уже не было той твердости. Матч в значительной степени стал неуправляемым… Кто знает, как бы сложился дальнейший ход борьбы, если бы Ю.Пономарев не продолжил свою тактику “выравнивания”. На 72-й минуте он назначил весьма спорный пенальти, который реализовал Гаджиев”. Спорный вовсе не значит надуманный.

Через четыре минуты форвард гостей Смольников забил третий, победный для бакинцев гол. “Пахтакор” игру опротестовал. Не из-за пенальти - по такому поводу апелляции не рассматривались, по весьма существенному, прописанному в Положении - времени, переигранному или сокращенному. Вконец расстроенный арбитр не остановил секундомер во время бурных и длительных дебатов, сократив продолжительность первого тайма по показаниям контрольного секундомера наблюдателей на девять минут и сорок три секунды! СТК Федерации футбола СССР протест удовлетворила.

Ташкентским журналистам, учитывая критическую ситуацию, в какой оказался “Пахтакор”, наверное, трудно было сохранить объективность. Негоже, однако, опускаться до уровня болельщиков, следивших за играми сквозь клубные очки. Я это к тому, что ни в одном отчете об этой игре в союзной прессе не подвергался сомнению назначенный в пользу “Нефтчи” пенальти. Пономарева справедливо обвинили в значительном сокращении времени матча, а гостей - в попытке сорвать матч.

Но такие случаи в 71-м были нередки. В прошлой публикации я докладывал вам о демарше футболистов “Шахтера” в Баку, и тбилисцев - в Киеве. Что же касается поведения игроков: наэлектризованные возникшим на поле инцидентом и сложной турнирной ситуацией, дали волю эмоциям, вели себя агрессивно, грубили. Не только гости, как старались убедить в этом ташкентские обозреватели. “Футбол-Хоккей” (№ 40) опубликовал строки из письма жителя Ташкента, честно признавшего: “И игроки “Пахтакора” вели себя в этой встрече не лучшим образом”.

Протест приняли, дату переигровки обещали сообщить позже. У “Нефтчи” стало меньше двумя очками “живыми”, реальными, у ташкентцев - двумя потерянными. Если бы переигровка состоялась в ближайшие дни, а хозяева выиграли, разница в очках потерянных сокращалась до минимума. Над недавним претендентом на медали сгустились свинцовые тучи. В трех следующих играх “нефтяники” дважды проиграли. И вот встреча в Ростове со СКА - с прямым конкурентом в борьбе за выживание. Турнирная температура приблизилась к точке кипения. У Баку потеряно 27 очков, у трех команд - по 29, у “Пахтакора” - 30. Ростов - на краю обрыва, проигрыш смерти подобен. Неудача “Нефтчи” приближала его к роковой черте.

ЧП НА РОСТОВСКОМ СТАДИОНЕ

Обстановка накалена на поле и на трибунах. В середине первого тайма счет мячам открывает форвард гостей Виталий Шевченко. В середине второго армейцы в течение минуты забивают два подряд. После второго произошли события, описанные спортивной газетой буднично, ничего неординарного в происходящем на поле журналист не обнаружил: “У бакинцев не выдержали нервы. Они атаковали судью, требуя отменить, по их мнению, неправильно забитый гол. Наиболее агрессивен был вратарь Крамаренко, которого судья матча и удалил с поля” (“Советский спорт” от 10 октября). Обычная, бытовая в нашем футболе история: несколько похожих экспонатов я вам не так давно показал.

И ростовский “Комсомолец” (от 12 октября) в истерику не впал. Однажды, правда, сорвался, назвав Крамаренко хулиганом, а за самоотверженную игру в меньшинстве гостей похвалил. Спецкор бакинского “Спорта” Т.Фараджев передал 10 октября из Ростова отчет, озаглавленный “Не в нервах суть…”. Вполне объективный. Поведав о не в меру агрессивном поведении ростовских футболистов после пропущенного гола, осудил и своих: “Только после этого (забитого Шевченко мяча. - Прим. А.В.) хозяева поля почувствовали угрозу поражения. Но вместо того, чтобы бить по мячу, Еськов бьет по ногам Юмакулова, Серостанов настолько рьяно охотится за Банишевским, что получает предупреждение. Афонин, не стесняясь, то и дело цепляет за майку Шевченко… Судейский свисток, однако, большей частью молчал. Молчали и наши форварды - стойко переносили удары по ногам, и подножки… Но вот их товарищам по команде выдержки не хватило”.

Досталось от спецкора Кулиеву, выбившему мяч на трибуны, Крамаренко и Мирзояну. “Их поведение, - заключил журналист, - нельзя оправдать одним лишь нервным перенапряжением. Подобная постановка вопроса - сглаживание углов”.

Объяснил он и непосредственную причину срыва футболистов: второй гол Серостанов забил из глубокого, метра в четыре, офсайда. Почему правый защитник ростовчан, едва возобновилась игра после первого их гола, оказался в непосредственной близости от ворот Крамаренко, расскажу позже.

ФЕДЕРАЦИЯ ИГРАЕТ МУСКУЛАМИ

Гром грянул неожиданно. 22 октября председатель СТК Борис Топорнин выступил на заседании футбольной федерации и рассказал о фактах, не упомянутых в “Советском спорте” ростовским корреспондентом. Небольшой фрагмент из его речи: “Крамаренко, пропустив второй гол и недовольный судейством, бросился с кулаками на судью Ю.Балыкина и нанес ему два удара по лицу. Защитник Кулиев демонстративно выбил мяч на трибуны. Защитник Мирзоян плюнул в лицо судье на линии, который во время инцидента с Крамаренко прибежал на помощь арбитру в поле. Капитан команды Банишевский призывал игроков покинуть поле”.

Обсудив события ростовского матча и осудив поведение бакинских футболистов, федерация приняла беспрецедентное решение: Крамаренко дисквалифицировала на три года, Кулиева - на год (за то, что выбил мяч на трибуну! В СССР за это “горчичника” редко удостаивали), Мирзояна - до конца первого круга 1972 года. Двоих первых лишили звания мастеров спорта. А “Нефтчи” ни за что ни про что приговорили к расстрелу: засчитав поражения в трех оставшихся матчах, обрекли на переход в первую лигу. За проступок троих игроков наказали всю команду: и непричастных к конфликту игроков, и даже тех, кто в матче не участвовал! Прокуроры из федерации уподобились нарушившим закон футболистам - руководствовались не здравым смыслом, а вышедшими из-под контроля эмоциями.

Решение абсурдное, незаконное - в Положении о чемпионате подобное наказание за совершенные проступки не предусматривалось. Потому-то против произвола федерации (бесправная, она лишь выполняла волю верхов) выступил редактор еженедельника “Футбол-Хоккей” Лев Филатов. Его поддержали члены президиума С.Савин, В.Некрасов, Л.Нерушенко и В.Осипов. Остается сожалеть, что футбольные руководители оставили без внимания слова, произнесенные во время разбирательства начальником бакинской команды Кемалом Ахундовым: “Я намерен уйти из команды. И не потому, что не в силах воспитать, скажем, Крамаренко или Кулиева, а из-за обстановки, которая царит у нас вокруг футбола” (ГАРФ. Фонд 7576, опись 31, дело 1014).

Получив команду: “Ату его!” - журналистская братия, словно в нетерпении ожидавшая сигнала стартера, набросилась на “добычу”. “Советский спорт” за четыре дня разразился двумя ругательными статьями: “У семи нянек” (22 октября) и “Вне игры” (26 октября). Под тем же заголовком вышла разоблачительная статья в “Комсомольской правде”. Авторы, не стесняя себя в выражениях, изобличали бакинскую команду в грехах нынешних и давно минувших, мало кому известных. Что же раньше молчали? Компромат на игроков и разные коллективы держали в загашнике, а в случае ЧП предавали огласке. Такая у нас была традиция.

В прессе и на заседании федерации резких, нелицеприятных слов в адрес бакинских игроков было сказано немало, но никто не назвал истинных причин, побудивших чрезмерно эмоциональное их поведение. В СМИ слова им не дали, в протоколах заседания Федерации футбола СССР объяснения “осужденных” не отражены.

СКАНДАЛ СПРОВОЦИРОВАЛ Юрий БАЛЫКИН

Примерно полтора десятка лет назад я расспрашивал Сергея Крамаренко, Рафика Кулиева и Александра Мирзояна о событиях ростовского матча. Суммирую услышанное. Обстановка до и во время игры было нервозная: в случае проигрыша армейцы покидали высшую лигу. Какие-то люди, маячившие за воротами Крамаренко, отвлекали его - оскорбляли, бросали камни… Вратарь и защитник Кулиев не раз обращали внимание днепропетровского арбитра Юрия Балыкина на эти безобразия. Никакой реакции. После забитого хозяевами гола бакинцы возобновили игру с центра, а защитник СКА Серостанов все еще оставался на половине поля гостей. Судья на очевидное нарушение правил внимания не обратил. Армейцы тут же перехватили мяч и передали его Еськову. Тот приблизился к воротам Крамаренко и сильно пробил. Голкипер мяч парировал, но поддержавший атаку Серостанов (он так и не покинул чужую территорию) добил его в сетку. Как утверждал обозреватель азербайджанского “Спорта”, из офсайда. Бакинцы попытались было объяснить арбитру его ошибку, но Балыкин был непреклонен. Вот тут-то чрезмерно натянутые струны оборвались…

Крамаренко вины своей не скрывал. Он сетовал лишь на чрезмерную жесткость приговора. И был прав. Так строго у нас за подобные нарушения не наказывали. К примеру, нападающего одесского “Черноморца” Ивана Шария, пославшего в нокдаун московского судью Кирилла Доронина, дисквалифицировали всего на десять игр.

Дальнейшие события из сферы футбольной перешли в политическую. Решения принимались за кулисами.

Сергей ПАВЛОВ “ПРОСИТ СОГЛАСИЯ”

Через четыре дня, 26 октября, информация о “расстрельном” приговоре федерации поступила в прессу. На следующий день председатель Спорткомитета СССР Сергей Павлов отправил в ЦК компартии пространную записку. Аккуратно перечислив прегрешения бакинских футболистов за последние три года и просмаковав конфликт на ростовском стадионе, сообщил: “В связи с просьбой ЦК КП Азербайджана (т.Козлов) пересмотреть решение президиума Федерации футбола СССР руководство Комитета намечает внести на рассмотрение коллегии Спорткомитета СССР 29 октября с.г. следующие предложения:

- разрешить команде “Нефтчи” (Баку) провести переигровку с командой “Пахтакор” (Ташкент), учитывая, что она была назначена до решения президиума Федерации футбола СССР о дисквалификации команды “Нефтчи” (Баку);

- в оставшихся матчах с командами “Зенит” (Ленинград) и “Динамо” (Москва) засчитать команде “Нефтчи” (Баку) поражения;

- за непристойное поведение, многократные нарушения правил, грубость на поле, пререкания с судьями и оскорбление судей дисквалифицировать игроков В.Гаджиева, С.Крамаренко, Р.Кулиева, А.Мирзояна, В.Семиглазова;

- за попытки сорвать игру, поведение, не достойное спортсмена и капитана команды, дисквалифицировать А.Банишевского сроком на год;

- обязать Спорткомитет Азербайджанской ССР переформировать команду, включить в ее состав молодых дисциплинированных футболистов, переизбрать капитана и руководство команды;

- совместно с ЦК ЛКСМ Азербайджана специально рассмотреть вопросы воспитательной работы в команде “Нефтчи” (Баку).

Спорткомитет СССР полагает, что только такие меры позволят команде “Нефтчи” и спортивным организациям республики принять действенные и эффективные меры по искоренению хулиганства, распущенности, обстановки безответственности и ненаказуемости в команде. Такая мера в значительной степени оздоровит обстановку и в других командах.

Просим согласия” (РГАНИ. Фонд 5, опись 63, дело 102).

Судя по последним строкам, нездоровая обстановка царила и в других коллективах, но карательные меры к ним не применяли. Куда проще, убив одну команду и смертельно запугав другие, навести порядок в футболе. Через несколько дней от агрессивной решимости Павлова не осталось следа.

ЧИСТАЯ ПОБЕДА

Спустя четыре дня появилась еще одна информация о команде “Нефтчи”: “Учитывая, что Азербайджанский спорткомитет строго наказал виновных и принял меры по укреплению дисциплины в команде “Нефтчи” и ее переформированию, принимая во внимание заверения спорткомитета и других организаций республики, что будут приняты и дополнительные меры для оздоровления обстановки в команде “Нефтчи”, коллегия (Спорткомитета СССР. - Прим. А.В.) признала возможным разрешить бакинским футболистам провести оставшиеся игры чемпионата. Управлению футбола поручено определить сроки и места проведения оставшихся трех матчей бакинского “Нефтчи” (“Советский спорт” от 30 октября).

Чем объяснить непоследовательные, противоречивые действия высшего спортивного ведомства страны в коротком четырехдневном промежутке? Зная специфику советской системы, догадаться нетрудно. Развернулись чиновники на 180 градусов под давлением и по указанию организации серьезной, стоящей высоко над физкультурно-спортивной. К такому выводу автор этих строк подводил читателя и в иных, аналогичных описанному случаях. К нему же подвел и сейчас, что, имея в руках козырную карту, было куда легче. Достал ее из той же “колоды” (РГАНИ. Фонд 5, опись 63, дело 102), долгие годы закрытой от простых советских людей замком надежным - грифом “Совершенно секретно”. Краткое содержание развеет ваши сомнения, если у кого-то остались.

Амнистировали “Нефтчи” после того, как завсектором Отдела пропаганды ЦК партии Б.Гончаров и его заместитель Ю.Скляров отправили докладную записку в ЦК КПСС: “…29 октября 1971 г. ЦК КП Азербайджана (т.Алиев) сообщил, что республиканский комитет принял строгие меры в отношении недисциплинированных футболистов и просил не засчитывать поражений команде “Нефтчи”. Тов.Алиев Г.А. информировал ЦК КПСС также о том, что в связи с решением Федерации футбола СССР о дисквалификации бакинской команды среди части населения республики, особенно молодежи, возникло серьезное недовольство, чреватое нежелательными последствиями. По его сообщению, некоторые рабочие Нефтяных Камней в знак протеста отказались приступать к работе.

В соответствии с рекомендацией ЦК КПСС Комитет по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР разрешил команде “Нефтчи” провести оставшиеся три игры чемпионата 1971 года и дисквалифицировал футболистов Р.Кулиева, А.Мирзояна, В.Семиглазова, С.Крамаренко, В.Гаджиева. Игрок А.Банишевский дисквалифицирован условно”.

Каков Алиев! Опытный политик, отлично зная болевые точки системы, умело на них надавил. Начавшаяся забастовка нефтяников, недовольство населения, “чреватое нежелательными последствиями”, какое лакомое блюдо для круглосуточно разоблачавших советский режим “вражеских голосов”! Старший брат (если кто не понял - ЦК КПСС), оказавшись в критической ситуации, лихорадочно забарабанил ладошкой по татами. Чистая победа Гейдара Алиева!

Мы не раз осуждали грубые вторжения партийных боссов в спортивную жизнь страны. Описанная история - исключение. Своевременное вмешательство в конфликт коммунистического правителя Азербайджана восстановило справедливость. “Нефтчи” доиграет оставшиеся матчи. Позволит ли результат отложенных игр сохранить бакинцам место в высшей лиге, узнаете в следующий раз.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...