Газета
8 февраля 2016

8 февраля 2016 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1970 год. ЧАСТЬ ДЕВЯТАЯ

ПРИШЛОСЬ ВЫЗВАТЬ ВОЙСКА

Осталось всего ничего: определиться с турнирными полюсами - раздать медали и препроводить в класс иной “двоечников”. Борьба за выживание (велась не только на футбольном поле) разрешилась осенью, а золото с серебром разыграли с наступлением зимы. Изложу события по мере их поступления.

30 ОКТЯБРЯ. КУТАИСИ

Бесплатный обратный билет в низший класс предоставляли трем аутсайдерам. Загодя запаслись им спартаковцы Орджоникидзе. На два оставшихся “претендовала” группа из четырех-пяти команд. Среди них кутаисское “Торпедо” и “Пахтакор”. Они-то и встретились 30 октября в Кутаиси в предпоследнем туре. Ташкентцы в более выгодной ситуации - в двух оставшихся матчах им нужно было набрать всего два очка. Хозяевам кровь из носа необходимо побеждать дважды. Словно предчувствуя недоброе, игру посетил глава советского футбола Валентин Гранаткин.

С утра лил дождь, прекратившийся во втором тайме. Времени у него было достаточно, чтобы превратить посредственную поляну в непотребную. Московский арбитр Юрий Бочаров имел опыт работы в похожих и даже в худших условиях. Поэтому вопрос о переносе матча не возник. Тактику наметить несложно: дабы избежать борьбы в водной стихии, желательно перевести ее в воздушную - играть верхом, бить по мячу сильно, ближе к чужим воротам, а уж там разбираться. Гостям это удавалось лучше, до перерыва разобрались дважды. Кутаисцы один раз ответили. Шаткий счет держался долго. На 85-й минуте Берадор Абдураимов забил третий гол. Если учесть, что грузинскую команду и ничья не устраивала, то, казалось, все решено. Ошибаетесь. Все только начиналось.

Страсти накалились - на поле и на трибунах. Абдураимов, находясь в кутаисской штрафной, ждал передачу. Не дождался, потому как был грубо сбит Малхазом Шергелашвили. Может, учитывая накаленную обстановку на поле и вокруг него, не стоило назначать пенальти, но пред высоки начальственны очи Бочаров не посмел нарушить закон - свистнул. Вратарь Давид Гогия, покинув свой пост, набросился на арбитра и ударил его. Бочаров удар держал, устоял, мгновенно сориентировался и достал красную карточку. С трибун полетели камни, бутылки и другие предметы, называемые в протоколах “посторонними”. Один камень, или “предмет”, угодил в голову линейного арбитра Ивана Черникова.

Пробить и забить пенальти успели. Абдураимову не составило труда переиграть полевого игрока - Автандила Цвераву. 4:1. Победа могла стать пирровой. Возникла проблема - как живыми и невредимыми поле покинуть, если удастся - стадион и город. Местные футболисты ретировались быстро, а пахтакоровцы вместе с судейской бригадой сгрудились в центре поля на недосягаемом для метателей расстоянии. Наконец под прикрытием милиции, не очень расторопной, гостей препроводили в подтрибунное помещение, где им предстояло выдержать пятичасовую осаду не на шутку разбушевавшейся толпы.

СМИ ХРАНИЛИ МОЛЧАНИЕ

Страсти кипели и вокруг стадиона - часть перевозбужденных зрителей переворачивала и жгла машины, вступала в стычки с милицией… Пришлось вызвать войска. Жертв избежать не удалось. Не слухами питаюсь, а протоколами заседания Спортивно-технической комиссии (состоялось в Москве 22 декабря) с участием первого лица советского футбола, членов СТК, судей, представителей обеих команд и подвергшихся санкциям футболистов. С протоколами знакомился в Государственном архиве РФ (Фонд 7576, опись 31).

Из выступления Юрия Ваньята, возложившего ответственность за беспорядки на игроков “Торпедо”, спровоцировавших публику: “И вот - финал, закончившийся гибелью людей”.

А представитель грузинской стороны, Нестор Чхатарашвили, обвинил в возникших беспорядках предвзятую, на его взгляд, судейскую бригаду: “Со стороны милиции пострадало 12 человек. Войска разогнали толпу. Но еще долго хулиганствующие элементы проверяли багажники в автомобилях: нет ли там судей. Обращаюсь к Бочарову: “Как же вы не видели раненых, когда под трибуны были принесены носилки?”

Республиканские (грузинские и узбекские), союзные, даже спортивные издания не сочли возможным (кто бы позволил) вдаваться в околофутбольные подробности. “Футбол-Хоккей” (№ 45) в перечне результатов тура объявил только счет кутаисского матча. Не более. “Советский спорт” (от 1 ноября) в куцем отчете, где большее внимание было уделено не игре, а погоде, причину удаления вратаря смягчил: “за оскорбление арбитра”.

Только “Труд” через две недели после игры (12 ноября) в небольшой заметке (“Кутаисцы хлопают дверью”) посвятил ЧП один абзац средней упитанности: “Проигрывая на своем поле “Пахтакору”, они забыли о спортивном достоинстве и решили уйти из высшей лиги, громко хлопнув дверью. Редкий случай удаления с поля вратаря и запрещение играть еще трем футболистам”. Газета, утаив причину жестких санкций, предвосхитила события. Разбор полетов состоялся, как уже сказано, 22 декабря.

Кое о чем успел рассказать, а фрагменты из отчета помощника судьи Сергея Беляева дадут приблизительную картину обстановки на поле, трибунах и в подтрибунном помещении.

“В Управление футбола СССР

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

30 октября 1970 года я исполнял обязанности судьи на линии на матче основных составов “Торпедо”, Кутаиси - “Пахтакор”, Ташкент.

Зная важность этой встречи, судейская бригада во главе с Бочаровым Ю. несмотря на сложные психологические и климатические условия… стремилась проводить матч четко по правилам игры в футбол, чему пытались помешать некоторые игроки к-ды “Торпедо” (Векуа, Шергелашвили, Цверава), занимаясь симуляцией и апелляцией к зрителям.

Неспортивные действия игроков “Торпедо” поддержала необъективно, по-хулигански настроенная часть публики. Мне пришлось “брать” нападающих “Торпедо”, которые в тот момент, когда мяч оказывался у их партнеров (защитников и полузащитников), устремлялись к воротам “Пахтакора”, не соблюдая правила “вне игры”. Поэтому каждое поднятие флага на это положение сопровождалось запугиванием и бросанием камней с трибун. Обращение к сотрудникам милиции (несколько человек стояли на беговой дорожке) не имело никакой реакции с их стороны.

Следствием плохой подготовки проведения матча и малочисленностью сотрудников милиции, а со стороны некоторых из них и прямого попустительства, и произошли беспорядки…

Когда я оказался под трибуной, меня встретил Херхадзе и ударил в спину, а когда я пробегал мимо раздевалки торпедовцев, оттуда выскочил Цверава и нанес мне удар кулаком по голове. Он же попытался ворваться в судейскую комнату, но не был допущен сотрудниками….

Примерно минут через сорок после окончания игры в судейскую комнату полетели камни. Хулиганы стали бить, поджигать стоящий на территории стадиона транспорт: милицейские мотоциклы и легковые автомашины. Вызванная пожарная команда не оказала никакой помощи сотрудникам милиции. Несколько раз за окнами были слышны выстрелы. Только прибытие дополнительных нарядов милиции и военных позволило нам выехать со стадиона в сопровождении оперативных машин.

Судья республиканской категории С. Беляев.

4 ноября 1970 г.”.

“ЕСЛИ БЫ ДЕНЬГИ В МОСКВУ ПРИВЕЗЛИ…”

Кутаисская сторона в ходе заседания обвинила во всех тяжких судейскую бригаду, а в кулуарах в адрес арбитра прозвучал недвусмысленный намек. В документе с грифом “Вне протокола” содержится заявление Чхатарашвили: “Бочаров, по имеющимся сведениям, приехал из города Тбилиси вместе с администратором команды “Пахтакор”, чем сразу создал вокруг себя нездоровую обстановку. Я располагаю сведениями, что есть много заявлений по поводу его недобросовестного судейства”.

Обвинение серьезное, на статью уголовную тянуло, но где факты? Член СТК Кузнецов, шокированный смелым, хоть и бездоказательным, заявлением, предложил истцу повторить компрометирующие Бочарова сведения на заседании президиума Всесоюзной коллегии судей. А председатель СТК Топорнин, застигнутый врасплох таким оборотом дела, вымолвил: “Я сожалею, что здесь вы сделали заявление, которым поставили нас в очень тяжелое положение”. Материалов заседания ВКС я не нашел, возможно, не сохранились. Судя по тому, что карьера арбитра благополучно продолжилась, криминала в его действиях не обнаружили.

В середине 90-х я имел продолжительную беседу с Бочаровым о кутаисских событиях. Он решительно отмел всякие инсинуации по этому поводу. О ЧП в Кутаиси и пикантных подробностях, предшествующих матчу, Бочаров поведал в интервью газете “Деловой мир” (№ 85 от 1 мая 1992 года). Живописный отрывок из откровений арбитра представлю вашему взору: “Матч начался в четыре часа, а в половине третьего начали меня из номера “вытаскивать”. Местные. Звонят по телефону: “Выйди, поговорить надо”. Понятно, зачем…

Пора ехать на стадион. На лестнице меня встречают местный арбитр Татадзе (правильно Тодадзе. - Прим. А.В.) и человек, представившийся зам. административного отдела горкома партии: “Товарищ Бочаров! Слегка помочь надо. Вот здесь у меня шесть тысяч”. И показывает сверток.

Мне почему-то весело стало: “Если уж продаваться, то за десять”. Горкомовец кивнул: “Будет!”

На стадионе уже другой человек - из местной милиции - подошел со свертком: “Тут десять”. Десять тысяч по тем временам - это как миллион сегодня. Да только… Что это, думаю, за идиота меня принимают? Если б имели серьезные намерения, привезли бы, скажем, деньги в Москву, как, кстати, сегодня практикуется. А может, провоцируют.

Сверток, разумеется, не взял”.

А если бы до игры в Москву привезли?

На заседании комиссии ознакомились с объяснительными записками судей, выслушали арбитров, представителей команд, провинившихся футболистов и решение приняли: а) за необеспечение порядка стадион в Кутаиси дисквалифицировали на два матча; б) Гогия отлучили от футбола на два года, Цвераву - на год. Его же лишили звания “Мастер спорта СССР”; в) Георгия Абзианидзе отстранили на пять игр первенства СССР следующего года “за допущенную на поле грубую игру”; г) Херхадзе и Шергелашвили на заседание СТК не явились, посему решение об их дисквалификации и лишении мастерского звания обещали объявить на очередном заседании комиссии.

Кутаисское “Торпедо” покинуло высший класс. Последовал за ним и “Черноморец”. Но это уже совсем другая история. О ней и собираюсь рассказать.

НЕ ЖДАЛИ

Говорить о художественных достоинствах и сюжете картины Ильи Репина не намерен - не мой профиль. Коснусь другой области, медицинской (тоже вне пределов моей компетенции), потому только, что затронула интересы участника союзного первенства.

Летом 1970 года священные рубежи социалистического отечества нарушила…холера. Такого быть не может! Она, как чума и прочие массовые убийцы, давно уже в СССР похоронены, так как не нашли питательную среду для своих злодеяний в идеологически стерильном обществе. Об этом в “некрологе” - учебниках медицинских сказано, пропагандисты в лекциях и докладах не уставали повторять. А тут на тебе - как снег на голову в жаркую летнюю пору.

Явилась холера в прекрасный черноморский город Одессу не таясь. Не встретив сопротивления оторопевших от неожиданности градоначальников, спокойно разгуливала по улицам и бульварам, прошлась по южным регионам России, в Закавказье заглянула. Людей покосила, правда, не в таком количестве, как в затхлые дореволюционные времена. И все же.

В народе паника, страна в шоке. Представьте состояние людей, встретивших вдруг средь бела дня вставшего из гроба, давно похороненного, глубоко в землю зарытого. Верные ленинцы, непробиваемые материалисты, не верившие ни в бога, ни в дьявола, при виде (извините за каламбур) живого покойничка перекрестились, небось. Незваного гостя не ждали, не были готовы, вакциной не запаслись. Как помощь людям оказать? Может, лозунг в массы народные бросить, как в гражданскую: “Все на борьбу с…”? Не то время. Прибегли к универсальному, не в пример заразе, живучему, по сей день актуальному: “Спасение утопающих - дело рук самих утопающих”. Или совет дельный дать? Самый раз, страна Советов как-никак. Посыпались советы не только на граждан “оккупированных” городов, в профилактических целях - на все народонаселение великой державы.

“МОЙТЕ РУКИ ПЕРЕД ЕДОЙ!”

Образец покажу. Из одесской газеты “Знамя коммунизма” (от 11 августа). В рубрике “Вырежь и сохрани” опубликованы советы врача. Пункт первый процитирую полностью: “При малейшем подозрении на кишечные заболевания (появление поноса, болей в животе, рвоты, повышение температуры, головной боли) немедленно обращайтесь к врачу”. Слово “холера” из обращения изъяли, заменили псевдонимом - “острое кишечно-инфекционное заболевание”. Минует зараза, если соизволите “мыть руки с мылом перед приготовлением пищи и каждой едой, по возвращении с работы, улицы, рынка, после посещения городского туалета ( неплохо бы и домашнего. - Прим. А. В.), т.е. после любого загрязнения”.

Аналогичные процедуры рекомендовали распространить на овощи и фрукты - тщательно перед едой промыть и обдать кипяченой водой. Воду и молоко пить только после кипячения. В длинном перечне ЦУ было и такое: “Оберегайте от мух пищевые продукты. Не допускайте залета их в помещение. Уничтожайте мух всеми доступными способами”. Способы не указаны: советчики не сомневались в сообразительности, изобретательности и богатом личном опыте граждан в этом деле.

Наши недруги (сейчас их именуют партнерами) потешались. Вражеские голоса (“Немецкая волна”, “Свободная Европа”, “Голос Америки”) издевательски комментировали борьбу населения с холерой. Сводилась она, как утверждали злопыхатели, к тому, что, цитирую: “Советские люди перед едой стали мыть руки”.

От советов перешли к угрозам. На следующий день в небольшой заметке (“Строго соблюдать санитарный режим”), опубликованной в той же газете, сообщалось о грубом нарушении санитарного режима работниками торговли и общепита. Вопрос обсуждался в Одесском горисполкоме. “Принято решение, - писала газета, - виновных снять с работы и дело передать в прокуратуру для привлечения к уголовной ответственности”. Так вот. Все верно, город жил по законам военного времени. Тут же последовало распоряжение о запрете торговли с уличных лотков.

Объявили карантин, Одессу превратили в осажденный город. Велено было никого не впускать и никого не выпускать. Среди пленников - футбольный клуб “Черноморец”. Без малого месяц (27 дней) стоял он “на якоре”. Когда стало невмоготу (возникла опасность снятия с турнира), три домашних матча перенесли в Киев. Тщательно “обработав” футболистов, выпустили их из заключения. Начиная с 30 августа пронеслись одесситы по турнирной трассе в спринтерском темпе: 11 матчей в течение 42 дней. Выбраться на берег моряки не смогли. Одного очка не хватило. Итог - 15-е место и “штрафбат”.

В ЦК КПСС

Одесситы не смирились с постигшей их участью и продолжили борьбу за право остаться в сильнейшей группе уже после завершения сезона. На сей раз футболистов сменили лучшие коммунисты города.

В первой декаде ноября Одесский обком партии обратился в ЦК КПСС с просьбой оставить “Черноморец” в высшей группе и через несколько дней получил категорический отказ. 25 ноября секретарь обкома Н. Неизвестный предпринял новую атаку, наступление вел на двух направлениях: бомбардировал председателя Комитета физкультуры Сергея Павлова и Отдел пропаганды ЦК КПСС. Краткое содержание: “Эпидемия холеры, которая, к несчастью, постигла город Одессу, вынудила команду “Черноморец” на целый месяц выбыть из соревнований. Более того, она не могла тренироваться, т.к. все стадионы и спортивные базы были заняты под обсерваторы…

В этих условиях естественной была просьба обкома ЦК Украины и спортивных организаций Одессы дать команде необходимый для восстановления формы отрезок времени и перенести ряд календарных матчей на более поздние сроки. Однако… Федерация футбола СССР в лице т. Гранаткина В.А. в ультимативной форме под угрозой снятия команды с розыгрыша первенства СССР потребовала выезда команды на игры в Киев…

А если учесть растренированность команды, ее подавленное состояние, тревогу за судьбу близких, оставшихся в карантинном городе, то станет очевидным нарушение спортивного принципа проведения соревнований”.

В заключение проситель выразил надежду на “оставление футбольной команды “Черноморец” в высшей лиге”. На сей раз в ЦК КПСС задумались на месяц, но первоначального решения не изменили. Использованные здесь документы под грифом “Секретно” покоятся в одном из бывших архивов ЦК КПСС, ныне - РГАНИ (Фонд 5. Опись 62, дело 48).

И одесская пресса, в частности “Комсомольська iскра” (от 19 ноября), в сдержанной, деликатной, интеллигентной форме упрекнула союзную федерацию, посчитала перевод “Черноморца” в низший класс несправедливым, ибо был нарушен спортивный принцип, единый для всех. Федерация должна была учесть неблагоприятные обстоятельства, в каких команда оказалась. “Как показали дальнейшие события, федерация не может ни на что влиять, - писала газета. - Может, мы ошибаемся? Может, мы не информированы о конкретных шагах федерации и наши претензии несправедливы? Хотелось бы, чтобы так оно и было, тогда мы смогли бы принести свои извинения”.

Положение о чемпионате нарушалось неоднократно и безосновательно, однако одесситам, оказавшимся не по своей вине в сложной ситуации, исключения не сделали. Виновна ли федерация? Вряд ли. Вопрос решался, как следует из документов, на ином уровне.

“У “СПАРТАКА” НЕТ СЛАБЫХ МЕСТ”

На описание драматической схватки за золото места сегодня не хватит. Оставшуюся площадь посвящу быстротечному участию наших клубов в еврокубках, выдержу заодно и хронологическую последовательность событий.

В первой декаде июля в женевском отеле “Интерконтиненталь” провели жеребьевку еврокубков. Нам грех жаловаться. “Спартаку” в Кубке чемпионов достался среднеевропейского уровня швейцарский “Базель”. Да, играл там Карл Одерматт, человек в стране заметный - в клубе и в сборной. Еще два-три человека привлекались в сборную или обивали ее пороги. Ну и что. В “Спартаке” таковых чуть не полкоманды - Кавазашвили, Логофет, Ловчев, Киселев участвовали в чемпионате мира, Папаев не смог поехать в Мексику из-за травмы. Да и не было среди рядовых игроков “Базеля” футболистов уровня Калинова, Осянина, Хусаинова… И вообще класс советского футбола намного выше швейцарского. Не только “Спартак” в нашем первенстве превосходил чемпиона Швейцарии. В общем, “Базель” пройдем, не вопрос, что дальше? Время покажет.

Перед первой игрой тренеры съездили в гости друг к другу, познакомились с соперниками, увидели их в деле. Швейцарец, Хельмут Бентхаус, побывал на календарной встрече “Спартака” с “Зенитом”, легко выигранной чемпионом - 3:0. Московский гость огорчен - не видел перспектив в предстоящей битве. На комплименты не скупился: “Говорили, что русские играют без фантазии. Ничего подобного. “Спартак” - команда отлично сбалансированная, с хорошей техникой и физической подготовкой, настолько ровная по составу, что я не могу никого выделить. У нее нет слабых мест”. Пересластил тренер, но слушать его все равно приятно.

Наши чемпион и держатель кубка перед началом европейских турниров нуждались во встречах с сильными командами. Обвиняя Федерацию футбола СССР в невнимании к ним, не всегда были правы. Вопрос о контактах советских клубов с иностранными в товарищеских матчах, тем более за рубежом, решался в другом месте. Будет возможность документально это подтвердить.

“ВОЗИЛИ” ЗНАМЕНИТЫЙ “РЕАЛ” ВДОЛЬ И ПОПЕРЕК

А “Спартаку” перед встречей с “Базелем” разрешили во второй половине августа сыграть в коммерческом блицтурнире в Испании. Испанцы не первый год приглашали на “короткометражные сеансы” (устраивали одновременно в разных городах) сильные европейские клубы. Не без пользы: к первенству своему готовились, заодно денежки зарабатывали. Регламент жесткий: два полуфинала, на следующий день - матч за третье место и финал.

“Спартак” послали на юг страны, в Уэльву, откуда Христофор Колумб на каравелле “Санта-Мария” отправился открывать (не подозревая, что откроет) Америку. Приз в Уэльве - тематический: метровый макет корабля Колумба с серебряными парусами, закрепленными золотыми канатами. За второе место - такой же макет, только вдвое меньше - размером и стоимостью. “Спартак” на оба матча выходил во вторую смену: в 23 часа по местному времени - в час ночи по Москве.

В полуфинале обыграл “Севилью” легко, изящно, красиво (3:1) и сорвал горячие аплодисменты знающей толк в футболе публики. На следующий день “полуночники” встретились в финале с самим “Реалом”, нашпигованным игроками сборной - Амансио, Пирри, Сокко, Гроссо… Наш чемпион был великолепен, весь матч “возил” знаменитостей по всей территории поля. Если бы еще и забивал, цены бы ему не было. Испанцы - в глухой обороне, до восьми человек в окопах отсиживалось. Но две образцово-показательные контратаки с участием невысокого, верткого 37-летнего Франсиско Хенто (мастерство не пропьешь) - и золотая в серебре каравелла осталась на родине (2:1).

На послематчевой пресс-конференции Никиту Симоняна и его команду искупали в комплиментах. А маленький гигант большого футбола Хенто, когда его спросили об игре “Спартака”, захлебываясь от восторга, едва выдавил: “Уфф!” Убогость средств выражения компенсировал двумя поднятыми вверх большими пальцами. Моральные победители турнира привезли в Москву миниатюрную копию миниатюрной каравеллы.

ПРЕЖДЕВРЕМЕННОЕ БЛАГОДУШИЕ

Испанцев свели с ума, их грандов переиграли (спортивный итог финала - недоразумение). Что нам теперь какой-то “Базель”. Не утверждаю, что с таким настроением спартаковцы вышли на игру со швейцарским чемпионом, но подкорка небось не дремала. А когда стало 3:0, тут уж и у подкорки крышу снесло, и у обоих полушарий. Обо всем по порядку.

85 тысяч зрителей собрались 16 сентября в “Лужниках”, предвкушая голевое пиршество. В какой-то степени остались довольны - количеством забитых мячей, но не содержанием игры. Не захватил матч, не взял за душу. Хозяева, как и положено по негласным еврокубковым (и не только) законам, нападали, гости защищались. Пробиться сквозь частокол ног сложно, ежели рвения не проявляешь, изобретательности. Проще бить издали. Что и делали. Дважды удачно: до перерыва Осянин зарядил метров с 16 в нижний угол, во втором тайме Папаев - в верхний. В промежутке еще один забил Осянин, на этот раз головой.

Вполне комфортный счет (3:0) держался до 79-й минуты. Учитывая уровень соперника, вполне достаточно для победы в отдельном матче и по сумме двух. Это было ясно всем, кто за игрой наблюдал. Но футболистам на табло смотреть не стоило, играть надо бы до конца, пока судейский свисток не испустит последний вздох. Спартаковцы об этом забыли, и преждевременное благодушие обернулось двумя голами. Пропущенными. На 79-й минуте Одерматт пробил головой мимо Кавазашвили. На 85-й Бентхаус искусно вонзил мяч в угол, как бильярдный шар в лузу, - 3:2. 34-летний Бентхаус, играющий тренер “Базеля”, задолго до начала сезона объявил о завершении карьеры футболиста. Но трудности с составом в связи с болезнью нескольких ведущих игроков вынудили выйти на поле. Неплохо получилось.

Победителям досталось от обозревателей. По делу: за расслабленность, неоправданное, ничем не объяснимое расточительство. И все же в окончательный успех верили. “Проще всего сказать: “Не повезло”. Но эта “привычка” так легко расставаться с тем, что достигнуто с большим трудом, уже может быть отнесена в разряд печальных событий. “Спартак” выиграл. Он и должен был выиграть. Наш чемпион обязан удержать свой перевес в ответной игре”, - убежден Геннадий Радчук (“Футбол-Хоккей” № 38).

УПРЕКНУТЬ “КАРПАТЫ” НЕ В ЧЕМ

В тот же день состоялся дебют в евротурнире (в Кубке кубков) львовских “Карпат”. Соперник титулованный, бухарестский “Стяуа”, - восьмикратный чемпион Румынии, десятикратный обладатель кубка (рекорд страны). Состав крепкий, Людовик Сэтмэряну и Георге Тэтару - участники чемпионата мира 1970 года. По многим футбольным компонентам румынская команда превосходила “Карпаты”, но на поле это не ощущалось. Хозяева даже выиграть могли, будь они удачливее в отдельных эпизодах и во время двух кратковременных, но мощных штурмов. На худой конец - ничью добыть. В кармане, можно сказать, лежала, если бы Тэтару с ловкостью “щипача” не вытащил ее на 88-й минуте. Собранности в концовке не хватило, концентрации, опыта. И физических сил. Жесткий, плотный календарь первой группы класса “А” вынудил (поблажек львовянам не сделали) провести четыре матча кряду с трехдневным между ними интервалом. Имея шанс на выход в высший класс, играли в полную силу.

Казалось, после домашней неудачи ничего в Бухаресте не светит. А ведь шансы были. Держались ребята молодцом, даже в счете вели. Получив ответный гол, бросились добывать победу. И были близки к ней. Пропущенный в контратаке мяч окончательно лишил видов на 1/8 финала - 2:3. Забить на последних минутах два гола немыслимо. И все же продолжали атаковать - настойчиво, страстно. На счет внимания не обращали - играли в футбол, получали удовольствие. И были вознаграждены: на последних минутах Богдан Грещак сделал 3:3.

Турнир львовяне покинули, но у кого поднимется рука бросить в них камень, у кого повернется язык обвинить команду - сделала, что могла, боролась до конца. Упрекнуть “Карпаты” не в чем

В ОТЛИЧИЕ ОТ “СПАРТАКА”

Дома “Базель” преобразился. Куда девалась та осторожная, московского образца, команда, нудная, скучная, прагматичная. Да и жизнь вынудила действовать в ином ключе. Почему бы не попробовать, коли соперник позволит. Попробовали - получилось. Не сразу. Хотя и до перерыва вполне могли забить. Не раз. Правда, и “Спартак”, на себя не похожий, инертный, тоже мог, но он в основном оборонялся. Когда пресс усилился, запаниковали защитники, занервничал Кавазашвили. Ошибся раз, второй, на последней минуте - третий. Простили. Как и в эпизоде, когда два защитника, столкнувшись, потеряли из вида мяч. А тот мирно лежал в нескольких метрах от пустых ворот. К счастью, никого из хозяев рядом не оказалось.

Так долго продолжаться не могло. После возобновления игры “Базель” с интервалом в восемь минут забил два гола. Опишу оба устами очевидца: “Левый защитник Зигенталер совершил длинный рейд по флангу… Прошел почти до линии ворот и сильно прострелил вдоль них. Кавазашвили неудачно выбрал место, неудачно упал и практически сам отправил мяч в сетку…

Одерматт верхом посылает мяч через всю штрафную “Спартака”. Непонятно, как могло случиться, что ни защитники москвичей, ни вратарь не преградили путь мячу. У дальней штанги мяч попал к Логофету, но тот поскользнулся и упал. На этот раз рядом оказался Бальмер, который спокойно послал мяч в сетку” (“Футбол-Хоккей” № 40).

Слабым утешением стал забитый на 84-й минуте Хусаиновым гол. Суммируем: 3:2 в Москве, 1:2 в Базеле. Итог - 4:4. Дальше идет “Базель” за счет гола, забитого в гостях. “Спартак” уступил, назовем вещи своими именами, заурядному клубу. В оправдание сказать нечего: наш чемпион имел преимущество в физической и игровой форме (в Швейцарии сезон начался не так давно), в сильном международном турнире сыграл, соперник изучен… Да и классом выше.

Удивила слабая игра обороны и Кавазашвили, блеснувшего на мировом первенстве. Он был наряду с Шестерневым лучшим в советской сборной и одним из сильнейших среди голкиперов на мексиканском турнире. Бывает. Не его день, не день “Спартака”. Жаль, пришелся на престижный турнир. Когда еще доведется там побывать? Отвечу - нескоро.

В предыдущих главах закусили, первое блюдо со вторым проглотили, надеюсь, благополучно переварили. Десертом угощу не только сладкоежек. Помимо восточных сладостей, узбекских (позже поймете, почему узбекских), добавлю перчику и прочих острых приправ. Эту гремучую смесь и отведаете в следующий раз. Уверен - понравится. Приятного аппетита.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...