Газета
21 декабря 2015

21 декабря 2015 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1970 год. ЧАСТЬ ПЯТАЯ

В МЕКСИКЕ РАЗРЕШИЛИ ЗАМЕНЫ И ВВЕЛИ “КАРТОЧНУЮ СИСТЕМУ”

Имею желание в мельчайших подробностях рассказать о последнем этапе подготовки сборной СССР к чемпионату мира. Но не имею возможностей - газетная площадь не позволяет. Все, что примет, - отдам.

ПЕРВЫЙ МАТЧ НА РОДИНЕ ВЫШЕЛ КОМОМ

Наша сборная-путешественница своему зрителю показывалась редко. С 22 октября 1969-го, когда обыграла в Москве Северную Ирландию, не видели ее полгода - ни вживую, ни на телеэкранах. За это время провела она за священными рубежами отчизны более десяти матчей. И вот, после долгой разлуки, в третьей декаде апреля, состоялась долгожданная встреча с соотечественниками в “Лужниках”. Соперник - национальная команда Польши, чрезмерно ослабленная.

Польский футбол находился на подъеме, приближаясь к своему пику. Через два года сборная выиграет олимпийский турнир, а на ЧМ-1974 впервые в истории займет третье место. Сильные клубы - сильная сборная. Ведущие польские команды в сезоне-1969/70 далеко продвинулись в еврокубковых турнирах. Варшавская “Легия” добралась до полуфинала Кубка чемпионов, а “Гурник” из Забже в Кубке кубков пошел дальше - финала достиг.

Два этих клуба и питали польскую сборную. В двадцатых числах апреля “Гурник” разбирался на подступах к финалу Кубка кубков с итальянской “Ромой” - и разобрался. Польские функционеры сочли участие в евротурнире, к тому же в непосредственной близости от завоевания титула, событием более важным, нежели товарищеская встреча с советской командой, и разрешили выставить против “Ромы” сильнейший состав. А сборная недосчиталась четырех лучших игроков - по одному в каждой линии: вратаря Хуберта Костки, защитника Станислава Ошлизло, полузащитника Зигфрида Шолтысика и нападающего европейского уровня Влодзимежа Любаньски.

У нас предстоящему матчу придавали большое значение. Начальники в ожидании отчета главного тренера Гавриила Качалина (о нем я в прошлый раз упоминал) желали не на бумаге, а на поле увидеть, что собой представляет команда за месяц с небольшим до начала мирового чемпионата. Любопытство чиновников разделяли и болельщики. Увиденное не понравилось ни тем, ни другим. Сборная разочаровала - 0:2. Не счет огорчил - игра. Гости действовали самоотверженно, азартно, с максимальной отдачей. Этих качеств не хватало нашим ребятам. Полузащита играла авантюрно, рвалась вперед, мало помогала обороне. Нападающие, лишенные поддержки хавбеков, ничего путного создать не смогли. Два момента возникли стараниями Владимира Мунтяна: в первом тайме переброшенный через вратаря мяч выбил из ворот защитник, во втором киевлянин пробил в штангу. И все.

Поляки, легко проникая в свободные зоны, напрягали оборону и вратаря. Угроза шла с флангов, где Козерски терзал своего сторожа справа, Гадоха - слева. Они и забили по мячу в последние четверть часа. Матч задал больше вопросов, нежели дал ответов. Лишь один был очевиден - с такой игрой в Мексике делать нечего.

СМЯГЧАЮЩИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

Журналисты, дабы не нервировать парней, проявили немало изобретательности, чтобы объяснить невнятную игру. “К поражению нужно подойти трезво. В конце концов, наших ребят можно понять. Поляки играли свободно, раскрепощенно. А над сборной клубов СССР довлела мысль - как бы не потерять ни одного игрока перед чемпионатом мира” (“Советский спорт” от 24 апреля).

Смягчающие обстоятельства, взяв на себя роль адвоката, нашел и “Футбол-Хоккей” (№ 17): “Исход матча, конечно, не основание для уныния. Причины можно назвать самые различные: то ли наши игроки еще не отошли от клубных забот, то ли не обремененный титулами ослабленный отсутствием ведущих игроков соперник не стал достаточным “раздражителем”… Сборная почти полтора месяца не функционировала, а игроки прибыли в распоряжение старшего тренера за два дня до игры”.

До матча Качалин объяснял журналистам: “Обычная тренировочная игра. Первая в серии контрольных игр на заключительном этапе подготовки. Единственно, чем она примечательна, так это тем, что будем придерживаться, насколько возможно, определенного состава”. Он включил в список 22-х дополнительно двух фланговых форвардов (Валерия Поркуяна и Славу Метревели) и левого защитника Валерия Зыкова. Причину назвал: “Сейчас попытки вскрывать оборону в центре становятся все более несостоятельными, и в Мексике, где будет сделан акцент на атакующий футбол, расцветет игра на флангах”.

Сразу по завершении матча Гавриил Дмитриевич обратился к окружившим его журналистам: “Что я говорил. Видели, какие крайние нападающие у поляков? Игрой команды недоволен, особенно в первом тайме. Полузащита превысила свои полномочия, не помогала нападению, взяла на себя ее функции. Форвардам пришлось в поисках мяча отходить назад и завязывать атаку. Связь между линиями разладилась”.

Претензии к хавбекам имелись и у Анатолия Бышовца: “Честь и хвала им, когда они берут на себя игру, не только организуют и поддерживают атаку, но и непосредственно в ней участвуют. Но иной раз до того доходит, что мы, нападающие, только подыгрываем полузащитникам - впору меняться номерами на футболках” (“Футбол-Хоккей” № 17).

“Компотом” не угощу, поскольку обе команды выступали под вывеской “Сборная клубов”. Ни ФИФА, ни футбольные федерации СССР и Польши эту игру в свои реестры не включили. Если вам угодно, половину “компота” отолью - состав нашей команды: Кавазашвили, Дзодзуашвили, Шестернев (к), Хурцилава, Ловчев, Мунтян, Серебряников, Асатиани (Киселев, 40), Метревели, Бышовец, Нодия.

ПЯТЬ ТАЙМОВ КРЯДУ БЕЗ ЕДИНОГО ГОЛА

Через несколько дней сборная покинула страну. Предстанет она перед своим зрителем только через полгода - 28 октября. Два матча на родине за сезон. Не маловато? Последние в Европе сборы провели в дружественной тогда Болгарии, на высокогорном курорте Белмекен. Выбор места не случаен - привыкание к высоте. Здесь обосновались, готовились, ненадолго отлучались в капстраны для контрольных матчей.

В Берне сыграли с экспериментальной, практически молодежной сборной Швейцарии. Готовили ее к предстоящему отборочному циклу чемпионата Европы. Ни ослабленным полякам забить не смогли, ни швейцарской молодежи. На сей раз не пропустили - 0:0. Сетовали на невезение - три попадания в штангу. Но и хозяева временами изрядно нашу оборону напрягали. Через два дня сдавали еще один “зачет” выездной весенней сессии. Принимал его “Бордо”, занявший шестое место в завершившемся только что чемпионате Франции. И здесь наши создавали моменты и с легкостью необычайной их транжирили. В контратаке пропустили, проиграв первый тайм - 0:1.

Пятый подряд тайм без забитого мяча - 225 “сухих” минут в “дискуссиях” с весьма посредственными оппонентами. Как же в Мексике забивать собирались? На этот вопрос ответили в тайме втором. После длительного воздержания прорезался аппетит у нападающих: Пузач забил два, Метревели - один. Поддержал форвардов Мунтян - 4:1. В Белмекен вернулись в приподнятом настроении. Бодрость духа и аппетит сохранили в первом из двух товарищеских матчей с хозяевами, участниками предстоящего чемпионата мира. Игра получилась не в меру азартная, без оглядки на оборону, зато зрелищная - 3:3. Зрителям понравилась, тренерам не очень.

БОЛГАРИЯ - СССР - 3:3 (1:2)

Голы: Жеков, 3 (1:0). Еврюжихин, 20 (1:1). Бышовец, 44 (1:2). Жеков, 64 (2:2). Бонев, 70 (3:2). Нодия, 75 (3:3).

Болгария: Симеонов Шаламанов, Димитров (к), Аладжов, Жечев, Пенев, Дерменджиев (Попов, 46), Бонев, Жеков, Никодимов (Михайлов, 64), Марашлиев.

СССР: Кавазашвили, Дзодзуашвили, Шестернев (к), Капличный, Ловчев, Киселев, Мунтян, Серебряников, Поркуян (Нодия, 70), Бышовец, Еврюжихин.

Судья: Рэдулеску (Румыния).

5 мая. София. Стадион имени Васила Левски. 20 000 зрителей.

Через двадцать четыре часа состоялась повторная встреча в несколько измененных составах. Видимо, получив соответствующие процедуры в виде “внутримышечных вливаний”, ударились в другую крайность: повышенное внимание уделили обороне - 0:0. По попаданиям в каркас ворот тоже ничья - 1:1 (Пузач - Якимов). На сей раз тренеры, Стефан Божков и Качалин, остались довольны: пользу эта встреча оказала несомненную, - дружно заявили журналистам.

БОЛГАРИЯ - СССР - 0:0

Болгария: Филипов, Гайдарски, Димитров (к) (Аладжов, 82), Гаганелов, Давидов, Колев, Маринов (Попов, 46), Якимов, Петков (Аспарухов, 46), Михайлов, Митков.

СССР: Рудаков, Афонин, Шестернев (к) (Капличный, 46), Хурцилава (Дзодзуашвили, 80), Зыков, Логофет, Серебряников (Киселев, 46), Метревели (Поркуян, 60), Пузач, Нодия, Хмельницкий.

Судья: Бенту (Румыния).

6 мая. София. Стадион имени Васила Левски. 35 000 зрителей.

КАЧАЛИН ОТВЕЧАЛ ЧИТАТЕЛЯМ…

Из Болгарии на три дня заглянули домой, простились с родными, друзьями, собрали вещи. В этом коротком, суматошном интервале Качалин нашел время, чтобы ответить на накопившиеся в редакции “Советского спорта” вопросы читателей.

Тренер суммировал результаты обоих этапов подготовки. Велись они по двум направлениям: развитию физических кондиций (с акцентом на скоростную выносливость) и морально-волевых качеств, умению преодолевать трудности. Создавали трудности искусственно - чрезмерно уплотняли график контрольных встреч: на поле в Берне вышли через три часа после перелета из Софии, на следующий день провели матч в Бордо, спустя 48 часов дважды с суточным интервалом сыграли с болгарами.

Результатами эксперимента Качалин был удовлетворен: “Ребята выдержали испытание, - сообщил он через газету А.Закирову (Башкирская ССР). - Никто не ныл и не жаловался на трудности”. Уделил внимание и жителю Хабаровска И.Старкову. Его интересовала атмосфера в команде: “Дружба у ребят крепкая, коллектив наш монолитный, дисциплинированный, - успокоил Гавриил Дмитриевич хабаровчанина, заодно и всех читателей газеты. - У нас, руководителей, сейчас нет претензий ни к одному футболисту… Ведь в Мехико, где будет много разных по классу команд, особое значение приобретает дружба, дисциплина и воля к победе”.

Спросили о Метревели и Яшине. Неудачную игру нападающего в матче с поляками объяснил долгим отсутствием в сборной и поиском связей с новыми партнерами. “Зато во Франции, - добавил тренер, - Метревели играл отлично, и это убедило нас, что он способен принести пользу коллективу”.

О вратарях. Основные - Рудаков и Кавазашвили. Однако время до подачи окончательной заявки оставалось, и тренер не исключал включения в список Яшина.

О ближайших планах. До прибытия в Мексику проведут товарищеские встречи в Колумбии и Эквадоре. “Последний этап пройдет под знаком усиленной физической подготовки, причем в условиях еще большей высоты”.

…ФУТБОЛИСТЫ - ЖУРНАЛИСТАМ

Ответы Качалина газета опубликовала 13 мая, спустя три дня после очередного прыжка через океан. 10 мая в Москве прощались с командой, пожелали ей счастливого пути и хороших результатов. А накануне бригада журналистов футбольно-хоккейного еженедельника (№ 20) провела блицинтервью с игроками.

Ответы Муртаза Хурцилавы и Владимира Мунтяна показались чрезмерно уверенными, смелыми, я бы сказал - самонадеянными.

- Может ли сборная СССР претендовать на “Золотую богиню”? - спросили тбилисца.

- А почему бы нет?.. Думаю, что мы ни в чем не уступаем соперникам, а в физической подготовке даже превосходим…

- Уступаем ли мы зарубежным командам в технике? - поинтересовались у киевского хавбека.

- Могу смело сказать, что сейчас о превосходстве иностранных команд в технике над сборной СССР речь не может идти. Тут мы на равных.

Без комментариев.

Анатолий Пузач, в отличие от одноклубников, тбилисского и киевского, не витал в облаках, слегка лишь оторвался от тверди земной. На вопрос: “Какой, по- вашему, основной козырь сборной СССР?”, - ответил: “Все-таки физическая подготовка. Может быть, это звучит несколько неэстетично, но мы в состоянии перебегать любого соперника. Разговоры о том, что зарубежные футболисты догнали и перегнали нас в физической подготовке, на мой взгляд, несостоятельны… Короче говоря, если у нас все будут играть за одного, а один за всех и кричать друг на друга не будем, то все пойдет хорошо”.

Перебегать всех (если мяч с поля убрать), наверное, смогли бы. Как с мячом получится, скоро узнаем, недолго ждать осталось. А последние слова форварда насторожили.

Анатолий Бышовец говорил о проблемах акклиматизации не в столь радужных тонах, как его товарищи корреспонденту “МК” в начале марта: “Высота - вещь противная. К ней надо приспособиться. А поначалу хватаешь воздух, ощущаешь боли в печени… По собственному опыту знаю, что через две недели почти все неприятные ощущения проходят. Но все равно, в какие-то моменты приходится играть через силу, через боль. Будет у нашей команды железная воля - выдержим”.

Виктора Серебряникова спросили, с кем хотел бы встретиться в четвертьфинале, если из группы выйдем: “Я выбрал бы уругвайцев, - ответил за всю команду киевлянин. - Мы их хорошо знаем, да и в защите они неплотно играют. Это нам на руку”.

Желание Серебряникова осуществится. К добру ли?

Удивил Геннадий Логофет: на предложение дать прогноз, назвал четвертьфиналистов и результаты двух встреч - финальной и за третье место. Проницательность спартаковца впечатлила. Ясновидцы обзавидовались: безошибочно угадал семь из восьми участников четвертьфинала и трех из четырех полуфиналистов. Почему угадал, не исключаю - предвидел, проявил данный свыше провидческий дар. Точность прогноза - 83,3 процента. Недурно для начинающего оракула.

Буквально пару слов о приметах. В 1966 году впервые за время выступления на чемпионатах мира сборная СССР удостоилась бронзовых наград за четвертое место, воспринятых в нашем футбольном сообществе как большой успех. Задним числом догадались - примета сработала. Дело в том, что весной 1966-го советские юниоры завоевали первые медали на престижном европейском турнире. Связь очевидна - юноши передали эстафету взрослым.

В 1970-м юниоры подкачали, не сумели пробиться в финальный турнир, пропустив туда после отборочного этапа сверстников из Румынии. Значит… Да ничего это не значит. Атеистическое воспитание в семье и школе, многократно усиленное обязательным идейно-политическим в командах мастеров напрочь должно было вытравить из неустойчивых товарищей (если таковые имелись, во что трудно поверить) всю эту старорежимную чушь. Сборная получила возможность опровергнуть на мексиканских полях пережитки темного прошлого.

ЗА ШЕСТЬ ТАЙМОВ - ОДИН ГОЛ

До этого провели три контрольных матча в соседнем регионе. В Боготе - с чемпионом Колумбии, клубом “Мильонариос”, сыграли вничью - 0:0. Обстановка на стадионе отдаленно напоминала царившую не так давно в Грозном на игре “Терека” с “Зенитом”. “В Колумбии есть ужасная особенность: на стадионе репортаж ведется и для зрителей, сидящих на трибунах. Динамики включаются на полную мощность, и комментатор не дает себе передышки… От его истошных воплей просто уши закладывает. Хочется бежать”, - жаловался Анзор Кавазашвили. Привел этот пример специально для тренера “Зенита”. Вот так, уважаемый господин Виллаш-Боаш, такое, причем в неизмеримо больших масштабах, происходило вопреки вашим утверждениям не только в России.

За несколько минут до конца серьезное повреждение - вывих плеча - получил голкипер Рудаков. Его доставили в больницу и заковали плечо в гипс. По самому благоприятному прогнозу врачей - на три недели. С учетом реабилитации выбыл из игры надолго, на три месяца. Лишь 28 августа он занял место в воротах киевского “Динамо”.

Команда осталась с одним вратарем - Кавазашвили. Тут еще и Папаев захандрил. Проблемы начались в последних числах апреля в Болгарии. Врачи делали все возможное, но медицина оказалась бессильна. В Боготе стало ясно - играть не сможет. Срочно вызвали из Союза двух футболистов: вместо Рудакова - армейца Леонида Шмуца. Изначально Качалин хотел обойтись двумя вратарями, но травма Рудакова вынудила перестраховаться, и вместе со Шмуцем прибыл Яшин. Явились они в распоряжение сборной уже в Мексике. А в двух оставшихся контрольных матчах ворота защищал Кавазашвили. На всякий случай вратарскую специальность на тренировках осваивал капитан сборной Альберт Шестернев.

Второй матч в Колумбии, в Медельине, с местным “Индепендьенте” сложился удачнее, выиграли (1:0) благодаря голу Хмельницкого. На очереди Эквадор. В Кито на высоте 2850 метров над уровнем моря (ну очень высоко) не сумели обыграть “Депортиво” - 0:0. Улов скудный - один гол в трех матчах с соперниками (не в обиду им) второй или даже третьей “свежести”. Тревожно. Тренерский штаб и журналисты просили сохранять спокойствие. Объяснили низкую результативность и невыразительную игру частыми перелетами, усталостью, акклиматизацией, разницей во времени и чем-то еще. Все так, в это можно было поверить, да только пример чемпионов мира смущал. Следуя в то же время тем же маршрутом, испытывая аналогичные проблемы, сборная Англии легко обыграла не клубы - сборные: Колумбии (4:0) и Эквадора (2:0).

19 мая вылетели на место всеобщего сбора - в Мексику. И в воздухе без ЧП не обошлось. Технические неполадки с “Боингом-707” вынудили совершить аварийную посадку в Панаме. Добрались до места с опозданием. Уставшую, не оправившуюся от стресса советскую делегацию взяли в плотное кольцо журналисты. Огонь на себя принял мужественный, безотказный Качалин. Едва держась на ногах, терпеливо отвечал на нескончаемые вопросы. От спортивных результатов игр в Колумбии и Эквадоре отвлекся, сказал то, что счел нужным. “Все три матча показали, что у нас не должно быть беспокойства по поводу физической готовности игроков в условиях высокогорья”, - успокоил он поклонников советской команды, разочаровав недоброжелателей и прямых конкурентов.

Фаворитов назвал без раздумий: Англия, Бразилия, Италия, ФРГ, Болгария, СССР. Мне неизвестна реакция прессы на две последние сборные, названные в числе кандидатов на медали, особенно болгарскую. Да и игра нашей команды в зимне-весенний подготовительный период, соответствующая невыразительным результатам, не располагала к столь оптимистичному прогнозу. Впрочем, футбол горазд на неожиданности, и изрядно обветшавшая от частого употребления фраза: “Поле ровное, мяч круглый, закатиться может в любую сторону” имеет право на жизнь (на ЧМ-1966 сборная СССР при посредственной игре бронзу получила). К тому же поля в Мексике - изумительно ровные (слово представители оргкомитета сдержали, привели в надлежащий вид), мячи - изумительно круглые, закатиться могли куда угодно. Вопрос в том, как ими управлять.

ПРИРУЧЕНИЕ СТРОПТИВОГО

Вопрос не праздный. Я о конкретных мячах, специально к мексиканскому турниру изготовленных. В конкурсе участвовало несколько десятков фирм-производителей. Комиссия ФИФА предпочла “Адидас”. Руководитель, Адольф Дасслер, выиграл у конкурентов, включая “Пуму” родного брата - Рудольфа.

Изготовили адидасовские мячи из коровьей кожи. Состояли из 21 белого и 10 черных пятиугольников, соединенных невидимыми стежками. Пропитали их водонепроницаемым составом, благодаря чему и в дождь сохраняли форму и вес. В общем, в огне не горели, в воде не тонули. Стоимость единицы товара по тем временам немалая - от 10 до 15 долларов.

Оргкомитет заказал пятьсот мячей. На каждой из 32 игр использовали по пять: два - для разминки и три - для игры. До начала чемпионата всем 16 участникам выделили мячи для тренировок и привыкания. Именно так. Сами по себе нормальные, внешне даже привлекательные, в условиях разреженного воздуха они зверели. Футболисты, словно дрессировщики, укрощали строптивых “питомцев”. Мяч поначалу отскакивал от ноги, как от стенки, при средней силы ударе летел с большой скоростью по непредсказуемой траектории, что доставляло немало хлопот вратарям. Приходилось переучиваться, приспосабливаться, проводить “воспитательную работу”.

Налаживали наши ребята отношения с пятнистой бестией оставшееся до первого матча время на прекрасной базе клуба “Астуриано” с отличным полем, устланным зеленой, тщательно подстриженной травкой. Находилась база в 20 минутах езды от временного жилища на тихой улочке - двухэтажного отеля “Эскагорт”. В недолгой поездке в оба конца сопровождали команду полицейские машины и мотоциклы.

ЗА АВТОГРАФ ЯШИНА - ТРИ ЛЮБЫХ ДРУГИХ

Первое занятие провели на следующий день после прибытия в Мехико. Большая часть полуторачасовой тренировки посвящалась “физике”, заключительная - двусторонней игре. Тренировка закрытая. По окончании журналисты наперебой задавали ребятам вопросы. “После двух-трех рывков тяжело дышать”, - сетовал Бышовец. Шестернев отшучивался: “Главная трудность - не нехватка кислорода, не тренировка, а раздача автографов. Более пятисот раз за день расписался”. В Мехико возник стихийный рынок: за автограф Яшина давали три других.

Наступило время подачи окончательных заявок. В нашей среди 22 футболистов по пять киевлян и тбилисцев, по четыре армейца и спартаковца, трое представляли московское “Динамо”, один - “Черноморец”. С учетом травмированных, Рудакова и Папаева, в заявку не попавших, киевское “Динамо” выступало в чемпионате СССР и двух первых этапах Кубка страны без шести основных игроков, “Спартак” - без пятерых.

Журналисты, как только обнародовали составы с возрастными и росто-весовыми показателями, заиграли цифрами. Самый у нас высокий (186 сантиметров) и тяжелый (85 килограммов) - Кахи Асатиани, “зрелый” - Яшин (40 лет), низкий - одноклубник Кахи, Гиви Нодия (168 см), он же с Владимиром Мунтяном и Николаем Киселевым - “легковесы” (68 кг).

С приближением часа икс Качалин нагрузки увеличил, ввел двухразовые занятия, не считая интенсивной общеукрепляющей утренней гимнастики. Первая, двухчасовая, тренировка - в самое пекло, в 12 часов дня (на это время был назначен матч Мексика - СССР), вторая - в половине шестого. Только накануне игры с Мексикой провели, уже на “Ацтеке”, 20-минутную разминку.

Едва в этой суматохе не упустил важное, политически значимое событие. В горячие предстартовые дни на другом конце земли, в Москве, в Кремлевском дворце съездов, с 26 по 30 мая интенсивно и весьма плодотворно работал шестнадцатый съезд ленинского комсомола. “Съезд проходил в значительное время, озаренное 100-летием со дня рождения В.И.Ленина, имя которого для наших юношей и девушек, для прогрессивной молодежи мира - немеркнущий идеал человека, борца, политического деятеля”, - писали газеты. Красиво излагали. Несмотря на горячее дыхание приближающегося матча, сборная СССР не забыла поздравить ленинский комсомол в лице 4695 делегатов съезда. Правда, не все члены сборной об этом знали. “Нам сообщили, что на открытии съезда ВЛКСМ была зачитана приветственная телеграмма, которую мы послали комсомольцам”, - вспоминал позже футболист. Фамилию называть не обязательно. Тут же прилетела ответная депеша из Москвы: ленинский комсомол желал и надеялся увидеть советскую сборную на пьедестале.

СЭР СТЭНЛИ ПРОСИТ, ПРЕДУПРЕЖДАЕТ, УГРОЖАЕТ

Президент ФИФА Стэнли Роуз, в прошлом футбольный арбитр, уделил судейству большое внимание, был настроен решительно и потребовал строго наказывать нарушителей. А грубиянов предупредил: в зависимости от степени вины возможны дисквалификации от одного матча вплоть до отстранения от турнира. В случае участия в беспорядках всей команды она будет немедленно снята с соревнования, и к следующему чемпионату мира ее не допустят. Круто.

В заключение Роуз обратился к судьям с просьбой, прозвучавшей как приказ: “Если к кому-то из вас подойдет незнакомый мужчина или женщина и попросит помочь какой-либо команде, об этом необходимо немедленно сообщить председателю судейской коллегии Андреевичу. Если будет замечена симпатия судьи к какой-либо команде, то этот арбитр будет лишен права судить официальные международные матчи до окончания карьеры”.

Назначать арбитров на матчи доверили комитету под председательством югослава Михайло Андреевича. Вошли в него наш соотечественник Николай Латышев, англичанин Джон Астон и Хосе Мария Кодесал из Уругвая.

БЫЛ ШАНС ПОЛУЧИТЬ ЗОЛОТО, НИ РАЗУ НЕ ПОБЕДИВ

ФИФА лихорадочно вносила уточнения в регламент. Перед подачей заявок, в коей за всеми игроками закреплялись номера с 1-го по 22-й, “вне закона” объявили №13. “Спортсмен, желающий выступать под тринадцатым номером, должен выходить на поле в футболке без номера”, - последовало разъяснение. Через день - новое решение: те, у кого нет предубеждения против “чертовой дюжины”, все же могут играть под этим номером. Что удивительно, ни один футболист, включая немца Герда Мюллера, презрев предрассудки, от этого дьявольского числа не отказался. Мюллер заявил журналистам: “Я считаю свой номер счастливой приметой”. Примета отблагодарила за доверие - он с десятью забитыми мячами стал лучшим бомбардиром турнира.

Подтвердив действенность прежнего регламента, ФИФА добавила в него новые пункты. В четвертьфинал выходят команды, занявшие два первых места в группе по числу набранных очков. При их равенстве преимущество получает сборная, имеющая лучшую разность мячей. В случае идентичности и этого показателя последнее слово остается за жребием. Как и в играх плей-офф, если основное и дополнительное время не выявят победителя. Финал при ничейном результате в основные 90 и 30 дополнительных минут переигрывается. Ничья в повторном матче опять же потребует вмешательства жребия. Теоретически Кубок Жюля Римэ с комплектом золотых медалей могла получить сборная, не выигравшая на протяжении турнира ни одного матча! Так далеко дело не зайдет, но по окончании предварительного этапа “третейский судья” рассмотрит тяжбу с участием нашей команды.

ФИФА ознакомила и с процессом жеребьевки. Листочки с названиями оппонентов положат в шляпу (наверное, в сомбреро) или в какой-нибудь сосуд, похожий на кубок. Время действия - по окончании матча, место - центр поля, действующие лица: активное - арбитр встречи, пассивные (наблюдатели, они же свидетели) - капитаны команд и по одному представителю от каждой сборной. Судья в их присутствии извлекает бумажку с названием команды, которая продолжит турнирный путь, а то и тут же, не отходя от кассы, получит золотой трофей. Так было задумано. Как на деле получилось, узнаете в следующий раз.

Впервые за сорокалетнюю историю мировых чемпионатов разрешили замены в ходе матча. Сразу две, но из числа пяти резервных футболистов, внесенных до игры в протокол. Менять можно в любое время и по любой причине, но только после выхода мяча за пределы поля. Резервист имел право вступать в игру, как только передаст судье аккредитационную карточку и получит от него разрешение.

Судьи, опять же впервые, выходили на поле с двумя карточками - желтой и красной. Предъявляли их при всем честном народе проштрафившимся игрокам: предупрежденным - желтую, удаленным - красную. Арбитр подзывал нарушителя, поворачивал спиной к себе, номер на майке и характер нарушения записывал в книжечку. И, снова развернув, поднимал над его головой карточку. После чего встреча возобновлялась.

С новшествами ознакомили всех участников турнира. Объяснительно-разъяснительную работу с советской сборной провел земляк - Николай Латышев. Вот, пожалуй, и все, что удалось втиснуть в предоставленную в мое распоряжение полосу. Сэкономил немного места для заключительных строк.

Полученные на двух продолжительных сборах навыки, практические и теоретические, нашим футболистам предстоит применить в поединках повышенной сложности и ответственности. Отчет о результатах летней сессии Качалин представит в высшую спортивную инстанцию, а я намереваюсь отчитаться перед вами, уважаемые читатели, в письменном виде в главе шестой.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...