Газета
11 декабря 2015

11 декабря 2015 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1970 год. ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Запускаю сериал, посвященный подготовке и участию сборной СССР в чемпионате мира-1970.

ЛЕГКАЯ РУКА ДОЧЕРИ ПРЕЗИДЕНТА

ЗОЛОТАЯ УЗНИЦА

Кубок Жюля Римэ, погостив четыре года в спокойной тогда, стабильной Англии, в начале 1970-го начал паковать чемоданы. Предстоял перелет через океан по маршруту Лондон - Каракас - Мехико. Сопровождали его представители ассоциации футбола Англии Эндрю Стивен и Деннис Уэллоуз.

Меры предосторожности в аэропорту Мехико - беспрецедентные. Девятого января, за час до приземления самолета, стянули сюда более двухсот полицейских, агентов в штатском, бронированный автомобиль и отряд моторизованной бригады. Как только авиалайнер совершил посадку, ценный груз поместили в бронемашину и в сопровождении 80 мотоциклистов направились в крупнейший в стране “Банко де коммерсио”, где заключили золотого узника в антидинамитный сейф хранилища ценностей.

Никакой личной жизни у красавицы - “Золотой богини” (так именовали Кубок Жюля Римэ), вожделенной мечты здоровых мужских коллективов, пинающих мяч на разных континентах. Раз в четырехлетие выстраивались воздыхатели в длинные очереди, предлагая руку и сердце. Предпочтение, как и всякая женщина, отдавала самым сильным, ловким, искусным. “Медовый месяц” длился несколько дней, после чего заточали ее в замкнутое пространство, тщательно охраняемое вооруженными людьми.

Жесткая охрана - мера для богини унизительная, но вынужденная: оберегала от соблазнов и гарантировала верность избраннику. Тем более рецидивы случались. Весной 1966-го ее похитили в Лондоне средь бела дня. Отыскал в груде мусора, униженную и оскорбленную, пес Шалопай. Собачка спасла не честь легкомысленной красавицы, отнюдь, - английской королевы, поныне здравствующей Елизаветы II, и страны - организатора мирового первенства. Кончит “Золотая богиня” плохо. Вскоре после мексиканского форума станет жертвой грабителей и убийц. Но это совсем другая история, а я еще эту не рассказал.

ДОПИНГ

В день доставки “коронованной особы” в Мехико собралось бюро ФИФА совместно с оргкомитетом по проведению чемпионата мира. В повестке дня множество вопросов. Главный - жеребьевка участников финального турнира - занимал скромное 19-е место. Процедуру планировали провести на следующий день, 10 января. Успеют? Куда деваться, старались, работали быстро и… халтурно. Многие пункты обошли стороной, иные перенесли на летний конгресс ФИФА. Оставшиеся вопросы решили оперативно, в их числе ныне актуальный, будоражащий и возмущающий умы соотечественников - допинг.

Ответственность за медицинское обслуживание футболистов и проверку на допинг возложили на швейцарского профессора Шонхольцера. Ему и югославскому доктору Андреевичу предложили разработать систему допинг-контроля.

Югослав имел опыт работы в этой области. Он возглавлял допинговую комиссию на предыдущем первенстве мира в Англии. После игры КНДР - Италия северокорейскую команду уличили в применении запрещенных препаратов. Докладная доктора повергла деятелей ФИФА в шок. Вконец растерянные, они не знали, как на это безобразие реагировать, что предпринять. Пошли по пути наименьшего сопротивления (в нашем отечестве нередко этим сомнительным путем следуют) - дабы избежать скандала, не дали хода делу.

Обо всем этом Андреевич рассказал в изданных в 1986 году мемуарах. И ни один из функционеров ФИФА, посвященных в эту историю, не опроверг описанных им фактов. В недавнем моем разговоре с защитником сборной СССР Владимиром Пономаревым, участником чемпионата-1966, Владимир Алексеевич подтвердил сам факт допинг-контроля в Англии. Пробы (по жребию) брали у одного футболиста. В нашей команде дважды жребий выбирал именно Пономарева. Он, как и его товарищи, был чист. Рассказ мой о шалостях “демократических” корейцев собеседника не удивил:

- Они всю игру носились как угорелые с выпученными глазами.

ПРИВИЛЕГИИ ХОЗЯЕВ

Наконец добрались до пункта 19, жеребьевки, которую, затаив дыхание, ожидал весь футбольный мир. Его-то, этот пункт, обсуждали долго, скрупулезно, дискутировали горячо и к общему знаменателю пришли не сразу. Все это - за закрытыми дверями. Договорившись, тайну не раскрывали. Однако журналисты легко расшифровали нехитрый принцип в процессе жеребьевки.

Проходила она в бальном зале отеля “Мария Исабель” в присутствии тысячи официальных лиц и двухсот журналистов печатных изданий, радио и телевидения. Открыл церемонию руководитель оргкомитета Гильермо Канедо. После него выступил мэр Мехико Корона дель Косаль. И вот наступил торжественный момент - распределение 16 участников по группам. Процедура продолжалась недолго - около двадцати минут. Сейчас растягивается во времени и сопровождается шумными, к футболу отношения не имеющими красочными номерами - одним словом, шоу. Как и жизнь планеты Земля - сплошные шоу, увы, все больше кровавые. Но не будем о грустном.

Вернемся в Мехико, конкретно - в бальный зал отеля “Мария Исабель”, где десятилетняя Моника Мария, дочь президента оргкомитета Канедо, извлекала одну за другой 14 бумажек с названием сборных. За каждым ее движением внимательно следили все заинтересованные лица и просто любопытствующие, находившиеся в зале, и телезрители стран, принимавших картинку из Мексики.

Я не объяснил, почему бумажек не 16, а 14. Заранее развели (в смысле - отдалили друг от друга) хозяев турнира, мексиканцев, и чемпионов мира - англичан. Сборная Мексики получила второй порядковый номер в первой группе, Англии - тоже второй в третьей. По регламенту две лучшие команды из первой группы встречались в 1/4 финала с двумя лучшими из второй, третьей - с четвертой. Волевым решением мексиканцев обезопасили от встречи с чемпионами мира на первой стадии плей-офф. При условии, конечно, что и те, и другие успешно преодолеют групповой этап.

Не единственная привилегия, предоставляемая обычно хозяевам на крупнейших турнирах. Вторая заключалась в том, что все матчи первой группы состоялись в столице, на крупнейшем в стране стадионе “Ацтека” вместимостью 110 тысяч человек. Выгода - материальная. Три гарантированных матча в группе и потенциальный четвертый при выходе из нее - это 440 тысяч зрителей, готовых и способных заплатить немалые деньги за возможность поддержать своих ребят.

ЛЕГКАЯ РУКА МОНИКИ

Итак, четыре корзины. В первой - сильнейшие сборные ЧМ-1966 - Англия и ФРГ, чемпионы Европы 1968 года итальянцы и сборная СССР, входившая в четверку лучших команд мира и Европы. Потенциальные наши соперники помещены в три оставшиеся корзины. Во второй - южноамериканцы: Бразилия, Уругвай, Перу и примкнувшая к ним Мексика, заранее отправленная в первую группу. В третьей - четыре представителя Европы: Чехословакия, Швеция, Бельгия и Болгария. Еще одного, Румынию, поместили с тремя, по мнению оргкомитета (и объективно), слабейшими командами - Израилем, Сальвадором и Марокко в последнюю, четвертую корзину.

Моника достает бумажку из корзины с фаворитами и передает отцу. Тот разворачивает, показывает публике и произносит вслух: “СССР”. Мы уже в паре с Мексикой. С одной стороны неплохо - миновали Бразилию, Уругвай и Перу. С другой, не есть хорошо - с хозяевами в силу известных причин, не исключая судейство, всегда тяжело. На своей шкуре испытали: на ЧМ-1958 мы им в Швеции уступили (0:2), в 1962-м - в Чили (1:2). И на чемпионатах Европы дважды осеклись: в 1964-м проиграли в финале в Мадриде Испании (1:2), через четыре года уступили в Неаполе Италии в полуфинале, правда, по жребию.

Сейчас ситуация иная: играем с хозяевами не в плей-офф, а в группе. Даже в случае неудачи есть шанс побороться за второе место. Другой вопрос - с кем. Это десятилетняя девочка решит. Ну, Моника, детка, не подведи. Не подвела - из третьей корзины извлекла Бельгию. Неплохо, вполне съедобна. Осталась последняя корзина, с мальчиками для битья. Кроме попавшей туда по недоразумению довольно крепкой Румынии. На нее бы не напороться. Соберись, девочка, не торопись. Ну что там? Читайте же, сеньор Канедо, не томите. Разворачивает бумажку, нам кажется, очень медленно. Наконец развернул, читает: “Сальвадор”. Пронесло! Лучше не придумаешь. До чего ж умненькая, миленькая у вас девчонка, сеньор Канедо!

РАДОСТЬ РАЙМОНА ГУТАЛСА

Группа вполне удобоваримая, не выйти из нее не имеем права, да и дома не поймут, заклюют. Прочь сомнения, пройдем. А ведь бразильцев могла Моника к нам подселить, и Чехословакию с Румынией. Грех на судьбу жаловаться. Мы и не жаловались. “СССР - фаворит первой группы”, - таково мнение советских специалистов и обозревателей. И иностранных. Только главный тренер сборной Гавриил Качалин осторожничал. “Результаты жеребьевки требуют от нас более тщательной разведки”, - сказал он журналистам, пытаясь скрыть удовлетворение. Это у него плохо получалось.

В том же духе высказался тренер мексиканцев Рауль Карденас: “Мы ничего не должны упускать в своей подготовке”. Кто светился счастьем, так это наставник бельгийской сборной Раймон Гуталс, хотя оснований для этого у него было куда меньше, чем у соседей по группе. Бельгиец охотно раздавал интервью, никому не отказывал, говорил одно и то же: “Жеребьевка идеальна для нас, я не вправе был надеяться на более удачный состав группы”. И подробно объяснял, почему не страшны ему ни Мексика, ни СССР, коих намеревался опередить. Бравада? Самовнушение? Аутотренинг? Если включил модное в те годы увлечение в программу подготовки, будем ждать результата.

ПРОСЫПАЛИСЬ НА УЛИЦЕ ВОРОВСКОГО

Что ж, соперники известны, карты раскрыты. Любая может быть бита, если козырями сильными обзавестись. Этим наши ребята и занялись. В начале января на первый в многоступенчатой цепи этап подготовки к главному событию футбольного года вызвали в Москву 19 кандидатов в сборную. Пробуждались, втягивались в работу после непродолжительного зимнего сна в спортзале “Спартака”, что на улице Воровского. Приводили ребят в рабочее состояние популярные легкоатлетические дисциплины (бег, прыжки), гимнастика, баскетбол. И к футбольному мячу понемногу подпускали.

Занимались в охотку: “батарейки” заряжали, радость мышечную испытывали, тренеру показаться старались. Качалин не уставал повторять журналистам ставшие от частого употребления избитыми истины, не раз ими от других тренеров слышанные: место в сборной никому не гарантировано, но двери широко открыты. В пример Гавриил Дмитриевич приводил Евгения Ловчева. Пример действительно яркий, убедительный. В прошлом сезоне мало кому в футбольных кругах известный 20-летний паренек, приглашенный в “Спартак”, сразу стал своим и заиграл так, что получил персональное от Качалина приглашение и надолго застолбил за собой место на левом фланге обороны.

РАЗМИНАЛИСЬ НА БАЛКАНАХ

20 января сборная вылетела в Югославию на постоянную, облюбованную предшественниками Качалина базу в небольшом уютном городке Макарска, на побережье Тирренского моря. База отличная, оборудованная по европейским стандартам, условия превосходные, природа божественная. В пансионате, где жили и тренировались, с посетителей в ненастье, в дождь и снег, плату не взимали. Существуй такие правила в наших черноморских здравницах, владельцы баз и, извините за грубость, полей, на которых команды в мерзопакостные, дождливые и снежные дни, грязь месили, должны были приплачивать им за вредность.

А на югославской базе хозяева внакладе не остались. То, о чем я сейчас рассказал, - обычный рекламный трюк. Снег выпадал там раз в десять лет, а дождь орошал поля не чаще одного раза в месяц. Осадки гостей миновали, так что расплатились сполна, до последнего динара. Было тихо, тепло, солнечно. Покидали ненадолго этот райский уголок ради спаррингов. В Сплите проиграли сильному клубу “Хайдук” - 1:3 (гол у нас забил Пузач). Реваншировались в Шибенике, где обыграли команду второй лиги - 3:0 (Хмельницкий - 2, Гершкович), а в Титограде сыграли вничью со сборной Черногории - 1:1 (Нодия).

Тренеры просят не обращать внимания на результаты контрольных встреч, да еще в столь раннее для наших футболистов время. И мы не будем. Согрев косточки под теплым зимним балканским солнцем, советская делегация махнула через океан в жаркое южноамериканское лето. В ее составе тренеры, футболисты, медработники, люди без “опознавательных знаков”… Не было по некогда установившейся недоброй традиции только журналистов.

ЧУВСТВОВАЛИ СЕБЯ КАК ДОМА

С некоторых пор сборная зимние сборы устраивала на далеком континенте. Тренировалась, товарищеские встречи проводила, в турнирах коммерческих участвовала, казну государственную пополняла…

Маршрут (Венесуэла - Перу - Сальвадор - Мексика) был согласован заранее, с учетом места проведения предстоящего мирового чемпионата. Цель - подготовка к турниру, знакомство с будущими соперниками по группе (Сальвадор, Мексика), адаптация к климатическим условиям. “Необходимо решать проблему высоты, - объяснял Качалин. - Используем и опыт олимпийцев” (советские спортсмены в 1968-м участвовали в летней Олимпиаде в Мехико).

Не успев почувствовать себя на Балканах белыми людьми (шикарная база, поля, условия проживания, отличная погода), перенеслись в другой мир - иное время года, часовой пояс, непривычный климат. В Мексике - кислородное голодание… Единственная радость - поля: пот на тренировках и в матчах обильно проливали в привычных условиях, на площадках, максимально по качеству приближенных к родным, черноморским. Гостеприимные хозяева в искреннем желании потрафить посланцам далекой страны сделали все, чтобы чувствовали себя как дома. Слово посланцам.

Каракас (Венесуэла). Гавриил Качалин: “Поле скверное, неровный грунт”.

Сан-Сальвадор (Сальвадор). Андрей Старостин. Его-то, знакомого с отечественными полями, казалось, ничем уже не удивишь. Сальвадорцы удивили. “Поле, на котором мы играли, по нашим условиям не было бы даже допущено для проведения игр по классу “Б”. По всему его центру растет что-то напоминающее раннюю картофельную ботву, а у штрафных площадок оно совсем лысое, покрытое пылью”, - писал он после возвращения на родину в “Футболе-Хоккее” (№ 11 от 15 марта).

Мехико (Мексика). Стадион “Ацтека”, где пройдут матчи первой группы с участием сборной СССР. Качалину стадион понравился. Но поле… “Оно в ужасном состоянии”, - пожаловался он членам оргкомитета. Те, видя недоумение наших руководителей, заверили: к началу чемпионата мира приведем его в идеальное состояние. Пора уже рассказать, как мы на этих полях играли.

КАРАКАС

Здесь был организован коммерческий мини-турнир. В полуфинале мы напоролись на бразильский “Ботафогу” и проиграли - 0:1. “Скверное поле с неровным грунтом” не помешало “кудесникам мяча” продемонстрировать высочайшую технику. При большом преимуществе ограничились одним голом. Сильное впечатление, особенно на нашего левого защитника, произвел 19-летний правофланговый форвард Пекинью. Быстрый, ловкий, само собой разумеется, техничный, доставил он немало хлопот Ловчеву, заявившему после игры: “Ну и краек мне попался! Впервые против такого играл!”

В матче за третье место схлестнулись с чехословацким “Спартаком” из Трнавы (скандальный еврокубковый матч “Торпедо” в Трнаве осенью 1967-го описан в “СЭ” от 16 февраля 2015 года). В Каракасе обошлось без эксцессов. Первый гол в спартаковские ворота забил Виталий Хмельницкий. После чего наши “чехословацкие друзья” (так называли спортсменов ЧССР в радио- и телерепортажах Николай Озеров и его коллеги) забили один за другим три гола: один - в свои ворота, два - в чужие. Минут за десять до конца победную точку поставил Михаил Гершкович - 3:2.

ЛИМА

Перу. О качестве футбольного поля в Лиме - никакой информации, что на фоне уже услышанного факт обнадеживающий. Здесь состоялись две встречи на высшем уровне, “без галстуков”, - сборных Перу и СССР. Большую часть первой встречи давили хозяева, опасных ситуаций не счесть. Выручали штанги, а когда мячи летели в створ, - Евгений Рудаков, проявивший себя во всем блеске незаурядного мастерства. Назвали его лучшим игроком матча. Такого выступления вратаря, признавались местные обозреватели, видеть им не доводилось. Лишь в последние 15 минут создали несколько моментов и гости. Один из коих реализовал Гершкович. Арбитр гол отменил из-за офсайда, реального или, как утверждали наши ребята, мнимого, значения не имеет. Счет на табло не изменился - 0:0.

ПЕРУ - СССР - 0:0

Перу: Рубиньос, Кампос, Де ла Торре, Чумпитас (к), Салинас, Крусадо (Сотил, 46), Чалле, Байлон, Леон, Кубильяс, Гальярдо.

СССР: Рудаков, Дзодзуашвили, Шестернев (к), Хурцилава, Ловчев, Серебряников, Асатиани (Киселев, 46), Мунтян, Гершкович, Бышовец (Пузач, 46), Нодия.

Судья: Тейада Бурга (Перу).

14 февраля. Лима. Стадион “Олимпик”. 42 000 зрителей.

Повторная встреча - через шесть дней. Играли уже на равных, а победили наши. В первом тайме чуть лучше смотрелись хозяева, после перерыва - гости, сумевшие, в отличие от перуанцев, воплотить свой перевес в голы. Победу советской сборной обеспечил Анатолий Бышовец, сделавший дубль.

ПЕРУ - СССР - 0:2 (0:0)

Голы: Бышовец, 75 (0:1). Бышовец, 79 (0:2).

Перу: Сегарра, Кампос, Де ла Торре, Чумпитас (к), Салинас, Крусадо, Чалле, Байлон (А.Сегарра, 46), Леон, Кубильяс, Гальярдо.

СССР: Кавазашвили, Логофет, Хурцилава (к), Капличный, Афонин, Мунтян (Серебряников, 46), Асатиани, Папаев, Пузач, Бышовец, Хмельницкий.

Судья: Ороско Гуэрреро (Перу).

20 февраля. Лима. Стадион “Олимпик”. 27 000 зрителей.

Одержана первая на американском континенте победа. И не последняя.

САН-САЛЬВАДОР

Продолжение последовало в Центральной Америке, в зоне КОНКАКАФ, где провели репетиции с “сокамерниками” по группе - сборными Сальвадора и Мексики. Интерес к матчу аборигены проявили огромный. Им не терпелось взглянуть на соперника и оценить шансы своих в назначенном на 10 июня матче с советской командой в Мехико. Наиболее нетерпеливые заняли места на трибунах с восьми утра. Так и сидели несколько часов, прижавшись друг к другу, под лучами вступившего на вахту солнца.

На поле, где, по словам Андрея Старостина, “произрастала картофельная ботва”, хозяева чувствовали себя уверенно. Пропустив второй гол, предприняли несколько отчаянных попыток овладеть охраняемым Рудаковым объектом. Общими усилиями наши его отстояли.

САЛЬВАДОР - СССР - 0:2 (0:1)

Голы: Пузач, 32 (0:1). Серебряников, 46 (0:2).

Сальвадор: Маганья (к), Махия, Кастро (Мариона, 46), Рубильо, Мансано (Мендес, 46), Кабесас, Кинтанилья, Кабрера, Монге, Мартинес, Асеведо (Апарисио, 46).

СССР: Рудаков, Дзодзуашвили, Шестернев (к), Капличный (Хурцилава, 46), Ловчев, Серебряников, Папаев, Мунтян, Гершкович, Пузач (Бышовец, 46), Нодия.

Судья: Де Лео (Мексика).

22 февраля. Сан-Сальвадор. Стадион “Флор Бланко”. 32 000 зрителей.

В третьей игре подряд сохранили ворота “сухими”.

МЕХИКО

Как и в следующей - в Мехико. Но и не забили. В актив себе занести этот матч не можем, не было оснований. Соперник, уступавший нам в классе, игровой и территориальный перевес имел заметный. Статистика соврать не даст. Более чем двукратное преимущество хозяев по ударам (21-9), попаданиям в створ, угловым, моментам, которые принято считать голевыми. Правда, было их немного.

МЕКСИКА - СССР - 0:0

Мексика: Кастрейон, Вантолра, Гусман (к), Монтес, Перес, Пулидо, Эрнандес, Киснерос (Онофре, 46), Падилья, Басагурен (Вальдивия, 46), Лопес.

СССР: Кавазашвили, Логофет, Хурцилава (к), Капличный, Афонин, Киселев, Асатиани, Мунтян (Серебряников, 44), Гершкович (Бышовец, 46), Пузач, Хмельницкий.

Судья: Канесса Гарсия (Колумбия).

26 февраля. Мехико. Стадион “Ацтека”. 52 000 зрителей.

На посошок “чокнулись” с чемпионом Мексики “Гвадалахарой” и победили - 3:2. По ходу удачно складывающейся игры вели 3:0 (Бышовец, Капличный, Нодия), после чего пропустили два мяча и едва от третьего убереглись. Что случилось? Версии выдвигались разные: то ли расслабились, то ли утомились от непрерывного потока матчей, то ли воздуха не хватило - сказалось кислородное голодание на высоте свыше двух тысяч метров над уровнем моря. Все же арифметические показатели американского турне (хоть встречались с не самыми сильными соперниками), принимая во внимание климатические условия и прочие перечисленные проблемы, а также далекую от оптимальной спортивную форму, вполне приемлемые: +4=2-1, 10-5.

КАЧАЛИН ПОДГОТОВКОЙ КОМАНДЫ УДОВЛЕТВОРЕН

Четвертого марта в 9 часов 30 минут сборная СССР приземлилась в аэропорту Шереметьево. Футболисты, уставшие после длительного турне и утомительного перелета, не были расположены к длительной беседе с журналистами. На пути к автобусу спортивный обозреватель “МК” успел на ходу выловить несколько отрывочных фраз, обращенных в его сторону двумя защитниками и вратарем.

Муртаз Хурцилава: “Защита сыграла сильно, неплохо - полузащитники, чего не скажешь о нападающих… Очень грубо играли мексиканцы”.

Геннадий Логофет: “Сальвадор впечатления не произвел. Сильна Мексика… Я лично не ощущал трудностей, связанных с высокогорьем”.

Анзор Кавазашвили: “Большинство ребят, в том числе и я, акклиматизировались в считаные дни и чувствовали себя превосходно”.

Обычно разговорчивый, общительный, расположенный к беседам с журналистами Качалин взял тайм-аут. (Исключение сделал однажды, в середине апреля на пресс-конференции в Доме журналиста, где поделился ближайшими планами.) Он тщательно готовился к докладу об итогах первого этапа подготовки к чемпионату мира, о состоянии сборной и отдельных игроков. Выступил Гавриил Дмитриевич на заседании президиума Федерации футбола СССР перед майскими праздниками. За несколько дней до заседания он надолго изъял из клубов нужных ему игроков.

Не буду вдаваться в детали выступления старшего тренера, ограничусь небольшими из него выдержками: “Итогами южноамериканского турне удовлетворен. Нынешний сезон сборная начала на более высоком уровне, чем прошедший. Игроки пришли в команду в лучшем состоянии тренированности и высокие нагрузки перенесли удовлетворительно”.

ПЕРВАЯ ПОТЕРЯ

Качалин еще раз повторил то, о чем говорил журналистам: “Хотя состав команды в основном стабилизировался, двери в сборную открыты для всех. На чемпионат мира отправятся футболисты, отличающиеся высоким мастерством, бойцовскими качествами и дисциплиной”. Относительно открытых настежь дверей Качалин не лукавил. Он назвал футболистов, за которыми пристально наблюдал тренерский штаб: Метревели, Поркуян, Зинченко, Еврюжихин, Козлов… И в самом деле “на флажке” включили в окончательную заявку троих из названных игроков. Но только один участвовал во всех турнирных матчах, выпавших на долю нашей сборной. Двое совершили туристическую поездку за счет государства.

Громом среди ясного неба прозвучала короткая фраза, вылетевшая из тренерских уст: “Из сборной выведен Гершкович”. Как? Что случилось? Гавриил Дмитриевич, приняв сборную, сам пригласил талантливого форварда. Нарадоваться на него не мог: умный, техничный, отменный дриблер, умел все - затевать хитроумные комбинации, отдавать, забивать… Испытание высокогорьем выдержал на “отлично”. Был одним из лучших в сборной. Так что же стряслось?

Передаю версию самого Гершковича, изложенную во время нашей беседы перед 50-летним юбилеем уже экс-форварда:

“- Мы провели несколько сборов в Южной Америке. Я там неплохо сыграл и голы забивал. К тому же в условиях высокогорья чувствовал себя комфортно: мой организм быстро к нему приспосабливался. Так что место в основном составе мне было гарантировано. Но в феврале 70-го, во время последнего южноамериканского сбора, не помню уже из-за чего, я повздорил с врачом команды. Мы с ним вскоре помирились. Однако о конфликте узнал Качалин и после возвращения в Москву отчислил меня из сборной.

- Без объяснения причин?

- Тренер сказал, что из-за вспыльчивого характера я могу подвести команду на чемпионате мира, а рисковать он не намерен” (“Футбол” № 14 от 4 апреля 1998 года).

Я с Михаилом Даниловичем не один год поработал в еженедельнике “Футбол”. Пользуясь “служебным положением”, расспрашивал его о делах минувших. Спросил и о конфликте в сборной. Его и конфликтом не назовешь, пустяк, яйца выеденного не стоил. Тем более непонятно жесткое решение Качалина, как мне казалось, нехарактерное для него. Думаю, уверен даже, сожалел Гавриил Дмитриевич о своем решении. Не хватало нашей сборной в Мексике Гершковича, футболиста высококлассного, мобильного, неугомонного, заводного - в хорошем смысле этого слова.

КИЕВ ИГРАЛ ПО СХЕМЕ “4+7”

Небольшая пауза в деятельности сборной позволит буквально в двух-трех словах (по моим меркам) рассказать о болезненной реакции ведущих команд, проводивших лучших своих сынов в “горячие точки”.

Обескровленные призеры прошлогоднего первенства сразу же понесли материальный урон. Чемпион, “Спартак”, у себя, в Москве, проиграл ростовчанам - 1:3. Динамовцы Киева дома и Тбилиси в гостях потеряли по очку во встречах с аутсайдерами.

Грузины прибыли в Ленинград без шестерых игроков основы. Помимо рекрутированных в сборную потеряли приболевшего основного вратаря Рамаза Урушадзе. Срочно вызвали ветерана, Серго Котрикадзе, еще до начала сезона заявившего об окончании карьеры. Держался молодцом, мужественно защищал добытое товарищами в начале матча минимальное преимущество вплоть до 70-й минуты, когда в жаркой схватке у ворот получил травму и покинул поле. Заменил его совсем “зеленый”, 20-летний Тамаз Степания. Ему и забили “зенитчики” ответный гол за семь секунд до конца - 1:1.

Не смогли обыграть дома ташкентский “Пахтакор” экс-чемпионы, применившие, как шутили на трибунах, необычную тактику: “4+7”. Четыре футболиста основы и семь дублеров. Но и в сильно облегченном составе киевляне имели колоссальное преимущество. Огорчены зрители, даже минский арбитр Владимир Ходин недоумевал. Оформляя протокол, он задал оставшийся без ответа вопрос: “Как они такие мячи не забивали?” Тренера “Пахтакора” Михаила Якушина нулевой счет удовлетворил: вывезти из Киева очко, в каком бы составе ни играли динамовцы, большая удача. Выставив высокие оценки своим футболистам, Михаил Иосифович дал дельный совет (растворив в нем небольшую, не смертельную дозу яда) стоявшему в задумчивости коллеге - Виктору Терентьеву: “Высоких оценок не ставь, не заслужили. Но и низких не ставь. Ничего, научатся играть”.

Реплику арбитра и слова Якушина услышал и передал 5 мая читателям корреспондент киевской “Спортивной газеты”. Два очка в трех играх - таков скудный улов прошлогодних медалистов в первых матчах, проведенных в ослабленных составах. Что дальше будет? Наступит время, узнаем.

Пока же в объективе крупным планом - сборная. Проследим за заключительным этапом подготовки к чемпионату мира. Пристально, уже в Мексике, - за каждым матчем в группе и, если выйдет из нее, в плей-офф. Подробно расскажу о реакции прессы, спортивного и футбольного руководства на выступление команды в мировом чемпионате. И сразу же окунемся в наши турнирные будни. Найдется место и праздникам, как принято у нас - буйным, с перехлестами, до потери пульса. Скучать не придется, погуляем. Я вам обещаю.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...