Газета
4 декабря 2015

4 декабря 2015 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1970 год. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

“РАБОТАЛИ” НЕ ТОЛЬКО С СУДЬЯМИ, НО И С ИРАНСКИМ ПРИНЦЕМ

Как приятны, радостны, возбуждающе-волнительны ожидания. Особенно в год большого футбольного праздника - чемпионата мира. Функционеры, тренеры, игроки, журналисты, болельщики ждут от сборной и своих клубов прогресса творческого и, как следствие, спортивного, в виде забитых мячей, набранных очков и занятых мест. Одна из примет наступающей футбольной весны - прогнозы.

БЕЗ ВАРИАНТОВ

Осторожный главный тренер сборной СССР Гавриил Качалин ничего конкретно не обещал, а из уст клубных наставников кое-что корреспонденту бакинского “Спорта” (от 14 марта) выудить удалось. Некоторые высказывания до вашего сведения доведу. Ответы тренеров двух лучших команд прошлого сезона предсказуемы.

Никита Симонян (“Спартак”): “Постараемся не сдавать прошлогодних позиций”. Улучшить результат невозможно. Разве что игру - предела совершенству нет.

И ответ “серебряного” тренера, все еще работающего в Киеве Виктора Маслова, очевиден. “Мы в силах утвердиться в ставшей привычной для нас роли чемпиона”, - поведал Маслов журналисту. Хочешь улучшить прошлогодний результат - делай шаг вперед. Всего один. Иного не дано.

ХОТИМ БРОНЗУ

У бакинского “Нефтчи”, занявшего для такого потенциала команды скромное седьмое место, резерв для улучшения куда богаче. Ахмет Алескеров задачу определил: “Наше место в первой пятерке”. Медали Ахмет Лятифович не исключал. Почему бы нет? Не так давно бронзу “нефтяники” получили, а с возвращением Банишевского на полную мощь заработают три мушкетера - Казбек Туаев, Эдуард Маркаров и Анатолий Банишевский. Страшная сила.

Валентин Николаев (ЦСКА): “Хотим завоевать “бронзу”, которую “украли” у нас в прошлом году”. Имя “вора” тренер не назвал, но о самом факте “воровства”, хоть с командой не работал, был в курсе. На большее он не рассчитывал, потому и не обещал. А мог бы: перед сезоном обычно дают волю фантазии, желаемое выдают за действительное, как это сделал Артем Фальян (“Зенит”). Правда, имел он в виду не данный конкретный сезон, а ближайшую перспективу: “Цель - через год-два достичь уровня московских команд, киевского и тбилисского “Динамо”. К штурму этой вершины мы думаем приступить уже в этом сезоне”.

Ну-ну. Цель благая, заявление смелое, но по Сеньке ли шапка? Что ж, внимание к своей персоне Артем Григорьевич привлек. Буду внимательно следить за восхождением “штурмовиков” и их “инструктора” и время от времени постараюсь информировать вас о подъеме к вершинам по опасному, обрывистому пути.

А НАМ БЫ В ДЕСЯТКУ

Остальные тренеры, оказавшиеся в зоне досягаемости бакинского журналиста, о вершине, в отличие от их ленинградского коллеги, даже не мечтали, но сделать шажок-другой по крутой турнирной лестнице не отказались бы. За исключением Юрия Войнова, не так давно принявшего “Шахтер”. Он был краток и конкретен: “Десятка нам по плечу”. Странно. В прошлом году она уже оказалась по плечу предшественнику, Олегу Ошенкову, уволенному из команды за низкое, как посчитали работодатели, не соответствующее мастерству и возможностям донецкой команды десятое место. Не мог не знать об этом новый тренер. Скромность заела или в силы собственные и в возможности доверенной ему команды не верил? Разберемся.

Подобное заявление наставника “Арарата” Александра Пономарева (“Наше место в первой десятке”) звучало оптимистично применительно к коллективу, застрявшему на 15-й позиции, в двух шагах от пропасти. Трезво оценили возможности подопечных еще три охваченных корреспондентом тренера.

Алексей Котрикадзе (кутаисское “Торпедо”) обещал (или надеялся) выступить лучше, чем в прошлом году. Цель для 14-й команды вполне приемлемая.

НЕ ДО ЖИРУ

Михаил Якушин (“Пахтакор”) выступил в своем стиле, напустил туману: “Будем вести борьбу за лучшую турнирную жизнь”. В 1969-м ташкентцы только в утешительном турнире отстояли право остаться в сильнейшей группе. Не до жиру, быть бы живу. Может быть, об этом после пережитого стресса мечтал Михаил Иосифович? Впрочем, его обтекаемая фраза допускала и иные варианты.

А тренер дебютанта, “Спартака” из Орджоникидзе, Андро Зазроев высказался откровенно, сформулировал мысль ясно, желанную черту обозначил четко, как и подобает наставнику новичка, впервые попавшего в высший свет: “Четырнадцатое место нас устроит”.

Напомню: три из 17 команд ссылали по окончании сезона на “перековку” в низший класс. 14-е место - последняя возможность не оторваться от большого здорового коллектива. Будучи футболистом, Зазроев в этом коллективе был когда-то своим. Он о доверенной ему команде беспокоился. Ситуацию понимал, потому и скромничал.

“ИНТЕРЕСЫ СБОРНОЙ ПРЕВЫШЕ ВСЕГО”

Тренеров золотого и серебряного призеров журналисты беспокоили часто. Долго пытали их корреспонденты “Советского спорта” 15 марта. Существенная проблема - неизбежное, вынужденное расставание с призванной в сборную группой игроков основы. Как поведет себя отлаженный механизм, когда подогнанные, притертые друг к другу детали придется заменять другими, не столь высокого качества? На вопрос: “Есть, наверное, объективные причины для волнений?” - Симонян ответил честно: “Есть. Вскоре уедут на чемпионат мира наши лучшие футболисты, а за все, что может произойти в их отсутствие, будут в ответе те, кто останется, и в первую очередь, конечно, тренеры… Все сказанное мною не оправдание. Я не ропщу, а говорю о трудностях, как они есть. Интересы сборной страны для нас были, есть и будут превыше всего. Сборная - наше общее детище. А оправдываться какой резон? “Спартаку” будет так же нелегко, как ЦСКА, тбилисскому и киевскому “Динамо”, - всем, кто отдал лучшие силы сборной”.

Симонян с пониманием отнесся к непростой ситуации, был предельно откровенен и четко озвучил свою гражданскую позицию - интересы сборной выше интересов клуба.

Маслов всегда болезненно относился к дилемме “сборная - клубы”. Существующие противоречия и негативные последствия для его команды обозначил детально и был настроен не столь патриотично, как коллега.

ЦСКА И “ШАХТЕР” ВСТРЕТИЛИСЬ В БАКУ. ПОЧЕМУ?

Пока мы тренеров выслушивали и позволяли себе (допускаю, не всегда тактично) планы их комментировать, грянул Международный женский день. Поздравим женщин планеты (прежде всего прогрессивных), заодно и мужчин. Конкретно - футболистов 17 сильнейших команд СССР с тренерским штабом, медработниками, администраторами и многомиллионную армию болельщиков. С какой стати? В 1970 году 8 марта начался 32-й чемпионат Советского Союза по футболу. Первый матч - ЦСКА против донецкого “Шахтера” на Республиканском стадионе в Баку.

Остальные игры пройдут через неделю, 15 марта. Вопросы, связанные с местом встречи и очередной странностью календаря, предвижу. Чтобы удовлетворить ваше любопытство, вынужден буду отвлечься от игры, которую собирался в общих чертах описать. Просьба читателей превыше всего. Отвлекаюсь.

Почему москвичи и украинцы встречались в столице Азербайджана, я в прошлый раз объяснил: в связи с ранним началом первенства матчи в марте и в первой половине апреля проходили в южных регионах. В Москве в те годы ранней весной в футбол не играли, в Донецке в первой декаде марта погода неустойчивая. Решили не рисковать.

ЦСКА ДОВОЛЕН. А “ШАХТЕР”?

Вопрос второй: что вынудило диспетчеров и их начальников оторвать по времени бакинскую пару от основной массы участников? Так обстоятельства сложились. Матч ЦСКА - “Шахтер” до того, как календарь был обнародован, планировался на день открытия, 15 марта. Но вдруг на международный турнир в Иране (проходил в середине месяца) пригласили ЦСКА. Военное ведомство, преследуя не в последнюю очередь и финансовую выгоду (мне так кажется), отправило подчиненных казну клубную пополнить, а работникам федерации ненавязчиво объяснило: есть мнение вынести встречу ЦСКА - “Шахтер” за рамки первого тура. Что и было сделано.

Следующий календарный матч армейцы и “горняки” провели 21 марта. Через широкое двухнедельное окно ЦСКА отправился в Иран. Устроил ли длительный простой донецкую команду? Вряд ли кого, кроме “Шахтера”, это волновало. О результатах поездки армейцев в соседнее государство расскажу, как только управлюсь с анонсированным выставочным матчем в Баку, где много чего интересного зафиксировали в своих “гроссбухах” статистики.

НЕОЖИДАННЫЙ ХОД ВАЛЕНТИНА НИКОЛАЕВА

Начался 32-й всесоюзный по сигналу Анатолия Мильченко. Первому удару по мячу предшествовал обязательный ритуал: подъем двумя капитанами - армейским защитником Владимиром Капличным (Альберт Шестернев приболел) и нападающим Анатолием Пилипчуком государственного флага СССР под величественные звуки гимна.

“Шахтер” начал с центра и первым пропустил. Гола ждали недолго - семь минут. На восьмой москвичи разыграли неплохую комбинацию, завершенную Борисом Копейкиным. Он забил первый из 580 голов чемпионата, а вратарь Александр Говоров первый из такого же количества пропустил. Через 13 минут Поликарпов счет удвоил - 2:0. На том и разошлись.

Обозреватели обратили внимание на неожиданный ход Николаева - прирожденного форварда Владимира Федотова он отодвинул в полузащиту. На новой позиции сын знаменитого отца раскрыл богатые свои возможности, выявил скрытый потенциал. Его организаторский дар, умение руководить партнерами, выдавать разнообразные по замыслу и техническому исполнению передачи известны. Чем он поразил, так это невероятной работоспособностью и незаурядным мастерством в отборе мяча. Похоже, Владимир нашел (вернее, ему нашли) истинное место на поле.

Необычайно активная, не раз уже на наших страницах о себе напоминавшая газета “Спорт” приняла решение после каждого календарного матча в Баку награждать лучшего футболиста. Жюри проявило профессионализм, понимание футбола и назвало действительно сильнейшего в тот день на поле - Владимира Федотова. Он принял приз из рук человека в мировом футболе известного - судьи всесоюзной категории Тофика Бахрамова. Еще об одном начинании. Обязательные сегодня послематчевые пресс-конференции тренеров в те годы не проводились. Почин был сделан в Баку. По окончании матча выступили перед журналистами и ответили на их вопросы не только тренеры, но и главный судья. Эту практику намеревались проводить в Баку после каждой встречи.

“ПОДАЙТЕ” ГОЛОС ЗА МОСКВУ

Несколько слов о загранпоездке ЦСКА, внесшей первую перестановку в календаре. Спортивные итоги подвел в футбольном еженедельнике (№ 13) Николаев. В турнире участвовали семь не всем в Европе и в нашей стране известных команд. Распределили их в две группы. По две из каждой выходили в полуфинал. Армейцы одолели румынский клуб из города Крайова (1:0), венгерский “Орослани” (5:1), в полуфинале - турецкий “Демирспор” (1:0), а в решающем матче уступили хозяевам, команде “Пейкан” - 1:2.

Начальник ЦСКА Л. Нерушенко рассказал о проявленном к московским гостям “радушии иранских трудящихся” и приеме у принца Голема Реза Пехлеви, руководителя олимпийского комитета Ирана и члена МОК. Принц намеревался посетить советскую столицу для ознакомления со спортивными сооружениями. Не любопытства ради - по долгу службы. Дело в том, что НОК СССР подал заявку на проведение летних игр Олимпиады 1976 года в Москве, и Реза Пехлеви, который Голем, с группой деятелей МОК должны были проверить готовность олимпийских объектов в городе-претенденте.

Пользуясь случаем, Нерушенко “поработал” с принцем:

“- Если наши спортивные сооружения понравятся вам, то мы надеемся, что вы проголосуете за кандидатуру Москвы”.

Принц, проявив такт, сказал то, что надлежало в данных обстоятельствах воспитанному человеку и что хотел услышать его гость:

“- Я сделаю это с большим удовольствием и как представитель соседней страны, и как поклонник советского спорта”.

Не знаю, как проголосовал принц. Если и сдержал данное товарищу Нерушенко слово, то оказался в меньшинстве: Олимпиаду-1976 доверили Монреалю.

Я, кажется, отвлекся. И вам так показалось? В таком случае немедля возвратимся туда, откуда небольшой вояж в иранскую столицу совершили, - в Баку, где только что игра московских армейцев с “Шахтером” завершилась. Республиканский стадион был заполнен на треть. А через неделю, когда “Нефтчи” вместе с тринадцатью “братьями по классу” рванул с общего старта в долгий путь, трибуны стадиона расползались по швам от обилия желающих посмотреть своих, парней из Баку, в боевых условиях.

Порадовали земляков “нефтяники”, непочтительно обошлись с гостившим у них “Зенитом” - 4:0. Четвертый гол забил встреченный после недолгой разлуки бурными рукоплесканиями освобожденный условно-досрочно Банишевский. Был в порядке, для “осужденного” выглядел неплохо. Видимо, работа на заводе имени 26 бакинских комиссаров, о чем он сообщил в покаянном письме (см. “СЭ” от 19 ноября), не помешала качественной подготовке к сезону.

ФОРС-МАЖОР В ТБИЛИСИ

ЧП случилось в соседней республике - природная аномалия: за несколько дней до игры в Тбилиси выпал снег. Явление экстраординарное, экзотическое. Снег - гость в грузинской столице редкий, не каждый год жалует. И в этот раз за три зимних месяца - ни в одном глазу, ни снежинки не выпало. А тут - на тебе, нагрянул в середине марта, валил два дня, ночью температура упала до минус шести. Караул! Не зря грузины обозвали первый весенний месяц “гиж марти” (“сумасшедший март”). Женский месяц, женский характер со всеми вытекающими. Что с него взять? Разве что понять и простить. Поле стадиона “Локомотив” нежно окутало снежное одеяло. Юмористы советовали командам облачиться в хоккейные доспехи, карикатуристы изобразили на газетных страницах не ведающим, о чем речь, как они будут выглядеть.

Узнав о катаклизме, футбольная федерация страны срочно откомандировала в Тбилиси своих представителей для решения вопроса о переносе матча в другой город республики. Осмотрев и заручившись обещанием местных властей “поставить на ноги” приболевшую поляну, постановили: “Провести матч “Динамо” (Тбилиси) - “Торпедо” (Москва) согласно расписанию, чтобы не начинать чемпионат с ломки календаря”. Какие нежности! Его уже сломали, о чем мы вас в прошлый раз информировали.

Грузины слово сдержали, организовали чрезвычайный, внеплановый субботник. Начался досрочно, в четверг, и продолжался три дня. В авральном порядке служба стадиона и отмобилизованные ей в помощь студенты и преподаватели института физкультуры, работники городского треста санитарной очистки трудились в поте лица. Вам штамп не по вкусу, предложу другой - не покладая рук. В общем, вкалывали до посинения, до потемнения в глазах. Только с футбольного поля, не считая трибун, вывезли более 50 самосвалов снега. Тут и солнышко подсобило. Выглянуло из-за туч, дабы полюбоваться на самоотверженный добровольно-бесплатный труд сотен людей. Сжалившись, оказало услугу - подсушило поляну, довело до более или менее приличного состояния. И градус в день игры подняло до десяти.

ЛУЧШИЙ НА ПОЛЕ - “ПЕНСИОНЕР”

Немного об игре. На наспех подсушенной поляне - полное превосходство тбилисцев. В составе (выдам еще один штамп) - сплав опыта с молодостью: опыт 34-летнего Славы Метревели с молодостью в сыновья ему годного 18-летнего Шота Хинчагашвили. Ох и тяжело же пришлось с “дедулей” защитнику гостей Владимиру Краснову двадцати четырех лет от роду. Он и по “старческим” ногам Славы Калистратовича мутузил, и новенькую динамовскую футболку едва с него не сорвал, и в объятия (не в порыве дружеских чувств, отнюдь) заключал, но сладить с ним не смог. Работающий “пенсионер” вертел его и крутил, на скорости уходил, партнерам подыгрывал и жирную точку поставил, прорвался по центру и неотразимо пробил - 3:0. Тем дело и кончилось. Метревели - единственный в составах обеих команд заслужил от тренера полновесную “пятерку”. Жюри признало его лучшим игроком встречи.

В Ереване встретились “Арарат” с ростовским СКА. Первый удар по мячу сделал почетный гость армянской столицы, космонавт, Герой Советского Союза Владислав Волков, совершивший в октябре 1969-го полет на корабле “Союз-7”. Нога космонавта оказалась для хозяев счастливой: с победы начал турнир “Арарат” - 1:0. Гол забил тогда еще молодой, подающий надежды (в скором времени их оправдает) Аркадий Андреасян.

Трудно пришлось российским командам на южных полях страны. Вот и чемпион, “Спартак”, сосланный календарем на Кавказ, не смог обыграть постоянного своего “клиента”, кутаисское “Торпедо” - 1:1. Мини-матч на четырех “досках” Закавказье - РСФСР выиграли команды хозяев в одну калитку: +3=1-0, мячи 9-1. Слабо россияне дебют разыграли. Но вообще-то конец венчает дело, эндшпиль то есть. Тогда и судить будем о партии в целом. До этого еще далековато.

ГДЕ ГУСТО, А ГДЕ И ПУСТО

Первые игры проходили при большом стечении публики. Оно понятно. Народ за зиму по футболу соскучился, по команде своей. Любил ее, верил и надеялся. Со временем, с угасанием надежд, интерес снижался, и на трибунах возникали проплешины.

15 марта на стадионах трех закавказских столиц, а также Кутаиси и Ташкента - аншлаг. Трибуны переполнили в городах, где хозяева поля были истинными, реальными, а не условными, формальными, назначенными чиновниками. Как, к примеру, киевляне в игре со “Спартаком” Орджоникидзе и “Заря” в противостоянии с минчанами на стадионе в Сочи. На матче первой пары присутствовало около 12 тысяч зрителей (11 600), второй - чуть больше пяти (5100). Маловато, но объяснимо - небольшой вместимостью городского стадиона и равнодушием сочинцев к футболу: насмотрелись на него в предсезонный период вдоволь.

В то время команды зависели от наполняемости трибун в значительно большей степени, чем ныне. Материальный урон из-за прохладного к ним зрительского интереса несли огромный. В Сочи киевские футболисты получили денег раз в десять меньше, чем на первой игре у себя в Киеве 8 апреля, собравшей 70 тысяч зрителей. Шестью днями ранее за игрой “Зари” с кутаисцами в Ворошиловграде наблюдали 40 тысяч человек - больше стадион “Авангард” вместить не мог. Убыток две украинские команды и их соперники (и им от сборов денежки перепадали) понесли значительный, что не могло не сказаться на клубном бюджете.

MONEYTALKS

Денежная тематика во всех сферах жизни, не только в футболе, сегодня доминирует. От нее стараюсь дистанцироваться, в футболе во все времена интересовала меня исключительно игра. Однако сегодня в общих чертах коснусь этой темы, поскольку, во-первых, повод удобный имеется (документ из бывшего архива ЦК); во-вторых, когда-то надо было и об этом поговорить. Изложу в пределах моей компетенции, довольно в этих делах поверхностной.

2 ноября 1965 года в аппарате ЦК КПСС разродились постановлением “О фактах грубых нарушений финансовой дисциплины при содержании футбольных команд мастеров”. Не все команды мастеров способны были себя содержать. Чтобы оставаться на плаву, нуждались в подпитке. Подкармливали их местные властные структуры из государственного корыта, чтобы было понятнее - на деньги налогоплательщиков. Существовали и так называемые черные кассы, из коих своих игроков неплохо содержали, “варягов” соблазнами разными заманивали, с судьями работали (и такое в СССР случалось - чем дальше, тем больше), непредвиденные расходы возникали, договорняки, к примеру, набиравшие к этому времени ход. Были бы деньги - на что тратить, всегда найдется.

Верные ленинцы, обеспокоенные таким положением дел, законом не предусмотренным, создали только что упомянутый мной документ. Издать закон, пусть самый строгий и справедливый, несложно, вынудить исполнять его куда труднее (мы-то с вами об этом неплохо осведомлены). Постановление осталось на бумаге, а жизнь текла, как и прежде. Через четыре года в партверхах вдруг обратили внимание - ни постановление, ни его создателей люди совсем не уважают. Вновь напомнили о себе, издали 23 июля 1969 года еще одно - “О ходе выполнения постановления ЦК КПСС от 2 ноября 1965 года”. В нем говорилось об отчетах республиканских, областных и городских организаций, не удовлетворивших партийных товарищей.

Ознакомлю вас только с содержанием записки секретаря Московского городского комитета партии, небезызвестного Гришина Виктора Васильевича, на имя Центрального комитета компартии, подписанной 24 февраля 1970 года. В 1969-м три московские команды могли себя прокормить. Самый благополучный - “Спартак”. Его доход составил (округленно) 270 тысяч рублей, расход - 200 тысяч, осело в клубной кассе 70 тысяч конвертируемых тогда советских рублей. “Торпедо” заработало меньше - 40 тысяч (190 - 150), “Динамо” практически при своих - 5 тысяч (205 - 200). В минусе - “Локомотив” (123 - 136). ЦС ДСО железнодорожников выделил непутевому нахлебнику дотацию в размере13 тысяч рублей.

О денежных делах ЦСКА сведения в записке Гришина отсутствовали. Я бы удивился несказанно, если бы содержались. Военное ведомство - нечто вроде кантовской “вещи в себе”, закупоренное, на все пуговицы тщательно застегнутое, засекреченное. Даже бюджет футбольного клуба являлся государственной тайной. Было время, когда в книгах, издаваемых “Воениздатом”, тиражи не указывали. На всякий случай. Не дай бог, главные по жизни враги, американцы, узнают о прибыли, полученной с данной конкретной книги, что в оборонку вбухают.

С 43 300 ДО 11 500

Обеспокоенность в связи со снижением посещаемости, отражавшейся на благосостоянии клубов и уменьшающей поступления в госказну, с каждым годом возрастала. В прошедшем, 1969 году в среднем на игре присутствовало 27 500 зрителей (нам бы так жить!), на полторы тысячи меньше, нежели в 1968-м. Поток зрителей на стадион постоянно снижался и в последние годы существования советской страны достиг чисел, сопоставимых с сегодняшними: 1990 год - 14 150 человек, 1991-й - 11 500. Не до футбола было - империя рушилась.

Раз уж выпустил джинна из бутылки, и о “золотом веке” расскажу. В 1956 году (в начале августа заработали стотысячные “Лужники”) за каждым матчем союзного первенства наблюдало в среднем 40 тысяч человек! И в “долужниковский” период народ валом валил на футбол: 1951 год - 34 600 зрителей, 1953-й - 35 тысяч, 1955-й - 33 700. А пика достигли в 1959-м - 43 300! Резкий спад в следующем сезоне (28 тысяч) пусть вас не удивляет. В 1960-м класс “А”, спокойный, стабильный, компактный (12 команд), наводнили “провинциалы” из дальних окраин - от Прибалтики до Закавказья и Средней Азии. Это было неразумное, недальновидное, политическое решение. Пришельцы по уровню игры уступали не только элите, но и середнякам. Вместимость стадионов прибалтийских столиц небольшая - от 10 до 15 тысяч. Даже переполненные трибуны, что не всегда случалось, средний показатель снижали. К тому же избалованный футболом, внутренним и международным, капризный московский зритель вниманием “провинциалов” не жаловал. Матч обласканного публикой “Спартака” с рижской “Даугавой” посетило в Москве десять тысяч человек. Столько же побывало на ленинградском стотысячнике на игре “Зенита” с алма-атинским “Кайратом”. Однако вскоре кривая поползла вверх, даже к 34 тысячам приблизилась. Что было дальше, я в общих чертах уже пересказал.

Затронутая тема заслуживает предметного и глубокого анализа причин необычайно высокого интереса к футболу в стране и постепенного к нему охлаждения. Пусть специалисты этим занимаются. А я на оставшейся площади продолжу разговор о первых шагах 32-го союзного чемпионата.

“МЕСТНИЧЕСТВО”

Он бодро шагал по стране, легко преодолевая большие расстояния. С началом апреля поэтапно посетил украинские города - Одессу, Донецк, Ворошиловград, Киев. Миновав Ростов и Минск, во второй половине месяца достиг Москвы, а через неделю прибыл в Ленинград. В столице в течение трех дней состоялись три встречи на двух стадионах - “Динамо” и “Лужниках”, собравших 186 тысяч зрителей.

Открыли сезон в Москве 17 апреля ЦСКА с “Черноморцем”, продолжили на следующий день золотая и серебряная команды - “Спартак” с киевлянами, 19-го “Динамо” приняло “Зарю”. Результаты - закономерны, победили те, кому по “происхождению” положено. Как в средневековой Руси при местничестве, когда на государственные должности назначали и за столом в определенном порядке рассаживались в зависимости от знатности рода: чем знатнее и древнее, тем выше должность получали и ближе к государю располагались. Вот и в Москве шестая команда (ЦСКА) обыграла восьмую (“Черноморец”) - 1:0, четвертая (“Динамо”) - одиннадцатую (“Зарю”) - 3:0. Особы “коронованные”, чемпион с вице-чемпионом, сошлись на поле лужниковском при огромном (сто тысяч) стечении народа.

“Спартак” большую часть матча поддавливал, имел, выражаясь шахматным языком, позиционное преимущество, но материальных выгод не извлек. Гости защищались безошибочно и, это видно было по их действиям, против ничьей не возражали - 0:0. Соперники, чувствовалось, сыроваты, не успели обрести оптимальную форму. На исходе первого круга матч получился бы интереснее и результативнее. Диспетчеры об этом не позаботились.

Сразу после игры обе команды отдали лучших своих сынов в сборную, дабы защищали престиж страны за далекими ее рубежами. Обескровили и тбилисцев, и оборону ЦСКА… По окончании седьмого тура, пока сильнейшие были в строю, лидировали динамовцы Киева (11 очков) и Тбилиси (10). У ЦСКА очком и игрой меньше. “Спартак”, с ним часто такое случалось, задержался на старте и бежал в общей группе.

Чемпионат продолжал катить, не снижая скорости, в заданном направлении вместе с обескровленными фаворитами. Преследователи, сохранив боекомплект, получили шанс составить им конкуренцию и при случае возглавить гонку. Будет интереснее, считали обыватели. И вы так думаете? Вряд ли тренеры, вынужденные латать дыры и заделывать пробоины, разделяли ваше мнение.

Р.S. Долго оттягивал этот момент, дошел до края - отступать некуда. Настал час расплаты за допущенную в прошлый раз ошибку.

Будучи старшим школьником или начинающим студентом, теперь уж не припомню, обнаружил в “Советском спорте” ошибку у патриарха футбольной статистики Константина Есенина. Обнаружив, совершил бестактность, “настучал” на него редколлегии газеты (никогда больше ничего подобного себе не позволял). Константин Сергеевич, что делало ему честь, ответил мне, извинился и честно признался: пренебрег обязательным для статистика правилом: семь раз отмерь - один раз отрежь.

Когда сам ступил на опасную, начиненную минами тропу, старался этому правилу следовать, но проколы, пусть и редко, все же случались. Вот и в прошлый раз (“СЭ” от 20 ноября) из-за преступной халатности наступил “на мину”. Московское “Динамо” действительно встретилось с “Черноморцем” 6 мая, но не в Москве, как я, понадеявшись на память (поленился заглянуть в свою же тетрадь за 1970 год, она всегда под рукой), утверждал, а в Симферополе. И был за это жестоко наказан. “Не убивайся ты так, - успокаивают меня в таких случаях коллеги, - никто не заметит”. Но я-то заметил. Этого достаточно. Терзаемый угрызениями совести, приношу свои извинения, глубоко мною уважаемые читатели.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...