Газета
6 ноября 2015

6 ноября 2015 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1970 год. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СПАРТАКОВСКИЙ ДУХ? ЧТО ЭТО ТАКОЕ?

С наступлением нового, 1970 года связь с предшественником оборвалась не сразу. Уходя в Лету, 1969-й все еще напоминал о себе. В феврале начальники после затянувшихся раздумий определились-таки со списком 33 лучших футболистов и восьмерки арбитров страны предыдущего сезона. Мы эти списки опубликовали в прошлом номере “СЭ”. В оперативности журналисты имели преимущество перед чиновниками неоспоримое и сильнейшего игрока сезона-1969 назвали перед новогодними праздниками. А в начале января с их коллективным решением ознакомил общественность инициатор плебисцита, проводимого уже в шестой раз, - еженедельник “Футбол-Хоккей”.

Владимир МУНТЯН - ЛУЧШИЙ ФУТБОЛИСТ 1969 ГОДА

В голосовании приняли участие 106 журналистов из 53 печатных изданий, ТАСС, АПН, радио и телевидения. Каждый предлагал свой вариант из трех футболистов. Начислялось им соответственно три, два и одно очко. Всего назвали двадцать фамилий, а лучшим футболистом 1969 года признали (это ожидалось) великолепно проведшего сезон полузащитника киевского “Динамо” Владимира Мунтяна. Он набрал 223 очка (51 первое место, 32 вторых и 6 третьих). Второй - вратарь “Спартака” Анзор Кавазашвили - 170 (31, 29, 19), третий - защитник ЦСКА Альберт Шестернев - 76 (11, 15, 13). Пятерку замкнули спартаковский форвард Николай Осянин - 49 и капитан киевского “Динамо” Виктор Серебряников - 28.

В том же номере (“Футбол-Хоккей” № 1 за 1970 год) еженедельник поместил интервью с лауреатом. “Допрашивал” его хороший знакомый, Михаил Михайлов, сотрудник киевского издания “Старт”. Узнав о выборе журналистов, Владимир воскликнул: “Неужели? Никак не думал”. Лукавил, наверное. В остальном был искренен, самокритичен, порой критичен. Недостатки свои не скрывал: “С защитными функциями справляюсь хуже, нежели с атакующими, организаторскими, не всегда успешно контролирую действия своего подопечного…”.

КАМУШКИ В ТРЕНЕРСКИЙ ОГОРОД

Критика предназначалась тренеру - Виктору Маслову. Отвечая на вопрос о причинах неудачи в чемпионате (серебряные медали в Киеве сочли чуть ли не провалом), Мунтян назвал две. Одну он видел в нетворческом подходе к методу зонной защиты. “Нет, я не против нашей системы обороны, - пояснил хавбек. - Я за подвижную зону. Однако лидеров все же следует брать пожестче”. Такие упреки высказывали обозреватели (не только киевские) и авторитетные специалисты на протяжении всего сезона. Усилились они после проигрыша дома еврокубкового матча итальянской “Фиорентине” и по завершении чемпионата.

Другая причина - отсутствие ротации состава. О том же говорил председатель Федерации футбола Украины Федор Мартынюк: “Динамовские тренеры в стремлении еще раз добиться успеха упустили момент, когда следовало бросить в бой свежие силы и дать передохнуть кому-то из основных игроков. Из-за этого киевское “Динамо” в ряде ответственных игр на финише сезона уступило соперникам в физическом отношении. Руководство команды недостаточно хорошо знает о том, какие новые силы созревают на футбольных полях рес-публики” (“Правда Украины” от 14 января).

Одно дело, когда камушки в тренерский огород бросают журналисты (это их хлеб), тем более большие начальники (по долгу службы), совсем другое, когда критика (допускаю - конструктивная, правильная) исходит от футболиста, которому тренер открыл дорогу в большой футбол, лелеял, пестовал. Такова тренерская доля. Прошлые заслуги не в счет. За шесть лет работы в Киеве Маслов выиграл с динамовцами три комплекта золотых наград, два - серебряных и дважды привез в украинскую столицу кубок. Стоило опуститься с золотой ступени пьедестала на серебряную, как стал беззащитной мишенью. Стреляли по ней со всех сторон. Впрочем, Виктор Александрович к тому был приучен: жестокий урок получил в начале 60-х в своем родном “Торпедо”.

“ЭТО СЕКТА КАКАЯ-ТО”

Спартаковского тренера Никиту Симоняна искупали в овациях, наградами и титулами одарили. Сначала ДСО профсоюзов наградило Никиту Павловича золотой медалью “За подготовку команды - чемпиона СССР по футболу 1969 года”, вслед за тем Комитет по делам физкультуры и спорта присвоил почетное звание “Заслуженный тренер СССР”. Награды, вполне заслуженные, нашли своего героя. Симонян своими руками создал чемпионскую команду буквально на руинах. Укрепил фундамент, сам, не чураясь грязной работы, вынес на свалку непригодный “стройматериал”, приобрел новый, строил, подгонял детали… Завершив работу, вдохнул в “физический объект” особенный, неповторимый, спартаковский дух, носителем которого являлся. Неслучайно сравнил творение рук своих с блистательной командой образца 1956 года, в которой сам сверкал.

Мэтр советского тренерского цеха Борис Андреевич Аркадьев через несколько дней после победы спартаковцев в чемпионате зашел в редакцию “Советского спорта” и, не дожидаясь вопросов, произнес:

- Послушайте, “Спартак” же оставил прямо-таки освежающее впечатление. Они же играют! Они же эмоционально выражают себя! Все-таки, что ни говорите, спартаковский дух существует. Столько лет клубу, а что-то общее всегда у него есть. Ну просто какая-то секта…

Если вдруг кто-нибудь из нынешнего поколения (не фанатов, нет) поклонников “Спартака” обратится ко мне с вопросом: “Что это такое - спартаковский дух?” - боюсь, объяснить не смогу. Может быть, Таски, Боккетти или Промес удовлетворят их любопытство?

Вернусь я лучше в более понятное мне время и добавлю еще два высказывания из хора восторженных похвал. Принадлежат они двум первым редакторам футбольного издания, не скрывавших своей любви к поистине народной в то время команде.

Мартын Мержанов: “Спартак” - романтик. В нем собрались люди - от руководителей до игроков дублирующего состава - преданные, “открытые” игре… Молодые футболисты не только не успели отравиться ядом итальянского катеначчо, но вообще не принимали его… Подбор таких игроков - большое искусство… Все они фанатики, вместе с тренером приверженцы красивого футбола. Они играют не на публику, а для публики.

Французский режиссер Рене Клер как-то сказал: “Маловероятно, чтобы зритель был всегда прав, но совершенно очевидно, что авторы, которые им пренебрегают, всегда неправы” (“Огонек” № 47, 1969).

Лев Филатов: “В этой команде счастливо сошлись исполнители ролей начальника и старшего тренера. Старостин и Симонян работают в одном ключе. Оба бывалые практики, умеющие трезво смотреть на вещи, они в то же время не позволили себе раствориться в буднях и треволнениях сложной и жесткой футбольной жизни, стойко хранят в душе идеалы спортивной чести, верности своему клубу.

Спортивное братство, если его, как в “Спартаке”, культивируют не годами, а десятилетиями, если основано оно не на посулах и поблажках, а на сознании, на искренней привязанности, на требовательности, - такое братство влечет к тебе молодых людей, оно для них привлекательно и романтично” (“Советский спорт” 04. 12. 69).

Возможно, уважаемые современники, вы из приведенных только что цитат получите частичный ответ на интересующий вас (если он и в самом деле интересен) вопрос. Но упомянутым здесь иностранным господам и им подобным втолковывать не пытайтесь. Не духовные субстанции привлекли их в Россию, а более доступные, конкретные - материальные. Удовлетворяют их в нашей стране полнее, нежели там, где играли.

“И ВЕЧНЫЙ БОЙ! ПОКОЙ ИМ ТОЛЬКО СНИТСЯ”

Кто, кроме тренеров (уточню - советских тренеров), способен был прочувствовать истинный смысл чуть измененных блоковских слов (“им”, вместо “нам”, относится к тренерам)? Вечный и неравный бой с чиновниками, с многочисленными руководителями разных уровней, непрекращающаяся борьба за преодоление искусственно возникавших препятствий - таково содержание нелегкого и никем по-настоящему не оцененного тренерского труда. Футбольным командам и их наставникам приходилось вести борьбу не только за очки, места и медали. До наступления сезона и в промежутках между турнирными буднями решали бытовые вопросы.

Если повседневные хлопоты - величина постоянная, касалась в разной степени всего многочисленного отряда класса “А”, то каждый четный год (время проведения чемпионатов мира и Европы) тренерам ведущих команд приходилось решать не менее сложную задачу: как готовиться к сезону и проводить энное количество турнирных матчей без лучших своих футболистов. В противостоянии “сборная - клубы” неоспоримое преимущество получала первая, чьи интересы, нередко в приказном порядке, защищали спортивные начальники.

АДМИНИСТРАТИВНЫЙ РЕСУРС

В 1970 году футбольная федерация проявила невиданные доселе деликатность и такт. Ее представитель, выступая в январе на конференции тренеров, обратился к ведущим клубам с просьбой (!) провести несколько туров чемпионата и Кубка без сильнейших игроков. Обращение чиновника дружно поддержала большая группа тренеров, чьи интересы никак с интересами сборной не пересекались. Общее их мнение выразил наставник “Зенита” Артем Фальян: “Не думаю, что среди нас, тренеров, найдется хоть один, кто не согласится с намеченным планом подготовки сборной. Честь советского футбола превыше всего”. Нашлись, однако.

Например, Виктор Маслов, “оппозиционер” с большим стажем. Оптимизма предыдущего оратора он не разделял: “Участие сборной СССР в чемпионате мира окажет весьма существенное влияние на соотношение сил во всесоюзном турнире и в первую очередь скажется на наших лидирующих командах, у которых более половины состава призвано в сборную. Конечно, это делает им всем честь, но не устраняет трудности. Эти трудности приходятся на самый важный момент - на период подготовки, когда складывается взаимодействие и устанавливается рисунок игры.

Конечно, все тренеры пытаются найти выход из создавшегося положения и даже достигают порою кажущегося успеха, но все это только паллиатив, который не может возместить образовавшуюся некомплектность состава… Очень сожалею, что к клубам, как и в прошлые годы, проявили недоверие”.

В словах Маслова и согласных с ним “инакомыслящих” забот об интересах главной команды страны было больше, нежели в дружном хоре их коллег. Мировая практика неоднократно подтверждала весьма простую, не требующую доказательств истину: наиболее эффективный метод подготовки к крупным международным турнирам - участие во внутреннем чемпионате.

Виктор Александрович не преувеличивал. Сборная, отправившаяся в январе в турне по Югославии и Южной Америке, ограбила киевское “Динамо” еще до начала подготовки к сезону более чем наполовину, изъяв из состава шестерых основных игроков. “Спартак” лишился пятерых футболистов, тбилисцы - четверых, ЦСКА - троих (практически всей обороны), “Торпедо” - одного, Гершковича. Вернулись они за несколько дней до начала чемпионата. Таким образом, весь подготовительный период три прошлогодних призера готовились в одном составе, а начали сезон в другом. Обе группы игроков находились в разном состоянии, состав приходилось комплектовать заново, наигрывать связи…

В общем, единства взглядов в тренерском цехе не наблюдалось, и к просьбе федерации не все отнеслись с пониманием. Раз не уважили ее добровольно, принудили, использовали административный ресурс. В приказном порядке внесли в Положение пункт, не допускающий возражений: “Команды высшей группы класса “А” в период апрель - июнь участвуют в соревнованиях на первенство и Кубок СССР без игроков, входящих в состав сборной команды страны”. Мало того что предсезонку фактически сорвали, так еще несколько игр чемпионата и два первых кубковых этапа вынудили проводить в ослабленных составах.

ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ИНЪЕКЦИЯ

Сборную у нас любили, все ее прихоти исполняли, режим наибольшего благоприятствования создавали, поддерживали страстно: вы только побеждайте. А в 1970-м национальная команда обязана была сделать стране подарок еще и по случаю памятного юбилея: весь многомиллионный многонациональный народ с огромным воодушевлением и необычайным трудовым подъемом отмечал столетие со дня рождения “самого человечного из всех живущих на земле людей”. Как ни радостно это событие, но хлопот многочисленному тренерскому корпусу прибавило оно немало.

Всегда бодрый и активный пропагандистский аппарат в годы больших политических юбилеев и памятных дат оживлялся сверх меры. Идеологические инъекции вводились как всему населению, так и отдельным его группам. Для всех футбольных подразделений в начале года “фармакологи” из секретариата ВЦСПС, ЦК ВЛКСМ и Комитета по физической культуре и спорту изготовили препарат под названием “О мерах по усилению воспитательной работы среди футболистов команд мастеров”. Один из его пунктов повелевал: “Руководству команд разработать детальные, глубоко продуманные планы круглогодичной воспитательной работы”. Другой пояснял: “Главным содержанием идейно-воспитательной работы среди футболистов должно быть воспитание у них беззаветной преданности социалистической Родине, коммунистическому отношению к труду, примерного поведения в быту и коллективе, стремление к постоянному совершенствованию высоких нравственных принципов и морально-волевых качеств… вовлечение игроков в систему политического просвещения, их участие в общественной жизни, меры повышения общеобразовательного и культурного уровня на учебно-тренировочных сборах и в период соревнований”.

Руководителям команд предлагалось “представить в Управление футбола разработанные планы по воспитательной работе среди футболистов в свете данных указаний”. И без того тяжелая тренерская ноша потяжелела едва ли не вдвое. Находясь в хроническом цейтноте, приходилось на совершенно бессмысленную работу выделять дополнительно немало времени и нервной энергии, дабы избежать унизительных разборок с проверяющими. Как восприняли бы указания партийных органов российские тренеры, и гадать нечего. Пусть сравнят свои заботы с заботами советских коллег, и жизнь станет прекрасной и удивительной. А вечно всем недовольный Андре Виллаш-Боаш, ужаснувшись, покинул бы страну не после, а до начала сезона, предварительно заплатив неустойку.

ВСЕ ДОЛЖНЫ УМЕТЬ ВСЕ

Названные и не упомянутые еще проблемы предстоит решать в течение всего года. Начался он с плановой конференции тренеров, где можно на несколько дней отвлечься от нескончаемых будничных забот, пообщаться с коллегами, себя показать, на других посмотреть, что-то новое, дельное узнать…

Докладов (помимо отчетного и прений по нему) прослушали множество, содержательных и проходных. Большое внимание уделялось тактике. Активность - высокая, дискуссии - жаркие. “Видимо, сказалось то, что в последние годы тренеры приобрели вкус и возможности решать тактические проблемы самостоятельно”, - не скрывал удовлетворения Алексей Леонтьев (“Советский спорт” от 29 января). “А как раньше решали?” - воскликнули бы удивленные иностранные коллеги, попади им на глаза слова журналиста.

Возник спор об универсализме. По мнению Андрея Старостина, универсализация обедняет футбол, приучает к стандартному мышлению, угнетает яркие индивидуальности. Оппонентов Андрей Петрович нажил немало. “Без универсализации развитие футбола немыслимо”, - убеждали они аудиторию. Все должны уметь все: защитники - атаковать, нападающие - защищаться, но при этом совершенствовать узкую свою специализацию, основное амплуа.

Увеличение объема работы игроков, интенсификация футбола, увеличивает энергозатраты. Решать эти проблемы только средствами футбольных специалистов невозможно, необходима помощь смежных наук. Посильную помощь оказал находившийся в зале кандидат медицинских наук А. Гуминский. В ярком, содержательном докладе он рассказал о физиологических резервах организма. Полезные и важные темы затронули и другие ученые. “Сделаны шаги к сближению науки с практикой”, - подытожил Леонтьев. Праздник кончился, наступили трудовые будни со множеством хронических проблем.

ГДЕ В ПРЕДСЕЗОННУЮ ПОРУ ГОТОВИТЬСЯ?

Широко разрекламированный турнир “Подснежника”, навязанный федерацией своим “подданным” и призванный, по ее разумению, решить проблему, ожиданий “подопытных” не оправдал. Очень скоро, подышав на ладан, оказался “Под-снежник” в положении известного человека, давно умершего, но до сих пор не похороненного. Федерация футбола СССР, осознав, что выношенное ею дитя приказало долго жить, предала плод трудов своих земле и “некролог” опубликовала: “В связи с необычно ранним началом чемпионата страны в высшей группе класса “А” турнир “Под-снежника” в нынешнем году решено не проводить”.

Бригада спортивной газеты организовала блицопрос среди тренеров о месте и времени предсезонных сборов. Картина нарисовалась мрачная. Чемпион страны, “Спартак”, находился в неведении. Своей базы нет, выделили поле “третьей свежести” в Сочи, на нем помимо спартаковцев будут тренироваться десятки команд. “График уплотнен до предела, - жаловался второй тренер Анатолий Исаев. - Ни о каком нормальном тренировочном процессе не может быть и речи”. И мечтой светлой поделился - о замаячившем на горизонте зарубежном турне. Не знал тогда Исаев - не сбудется.

Своей базой не обзавелся никто, кроме “Локомотива”. Он не первый уже год готовился в Хосте на отстроенной кормильцами, Министерством путей сообщения. Остальные решали проблемы самостоятельно. ЦСКА и “Черноморец” в последние годы наладили дружеские связи с болгарами, тренировались и играли с местными клубами на вполне по нашим меркам приличных полях. Армейцы оттуда собирались на арендованную в Сухуми базу, а одесситы - в Туапсе, на судостроительный “завод-побратим”.

КОНСТАНТИН БЕСКОВ И ЕГО ЗАВИСТНИКИ

Московскому “Динамо” повезло больше. После небольшого сбора в Самарканде махнули на далекий Зеленый континент (с такого же цвета полями) - в Австралию. На острове выиграли у аборигенов шесть встреч (при одной ничьей), набросали им 32 мяча, в свои ворота приняли семь. На обратном пути заглянули в Индонезию. Обыграв молодежную сборную (8:0) и национальную (1:0), сделали и без того превосходный итог зарубежного турне еще краше: почти по шесть мячей в среднем за игру забито и меньше одного пропущено. Соперники слабоваты? Верно. Зато пожили и потренировались как “белые люди”, фундамент крепкий заложили. Что на нем “прораб” Константин Бесков со своим “стройотрядом” соорудит, увидите. Неплохо получилось.

Одноклассники динамовцам завидовали. “Шахтер”, например. “Своей базы нет, - плакался в журналистскую жилетку тренер Иван Бобошко. - В Леселидзе предоставляют только жилье, а где тренироваться, неизвестно. Давно пытаемся приобрести земельный участок в Сочи, но ничего добиться не смогли”. В районе Сочи пытались договориться о покупке земли и армейцы Ростова. Результат тот же - никакого результата. Но они вроде в Кудепсте место застолбили, каждый год ведь туда выезжали. Как оказалось, не в собственность приобрели - за аренду платили. Приглянулась Кудепста и старшему по званию - ЦСКА. Тяжба затянулась.

РЫНОЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПРИ СОЦИАЛИЗМЕ

Центральная спортивная газета взялась изучить проблемы предсезонной поры всесторонне. Созданная для опроса тренеров бригада журналистов была расширена и отправлена на места сборов - на Кавказ, в Крым и в Среднюю Азию.

На юг в поисках спарринг-партнеров слетались и съезжались со всей страны. Полей меньше, нежели жаждущих на них потренироваться. График жесткий - час на команду. А если ты четвертый или пятый в очереди и к тому же обильный весенний дождь с утра полил, превратив и без того худую поляну в непроглядное болото, обработанное сотней пар ног, делать на нем нечего. Таких дней выпадало немало. Повышенный спрос пополнял бюджеты владельцев полей - колхозов, совхозов, городских организаций. Кое-что и в личных карманах оседало.

Молочно-овощной совхоз № 1 располагался в 15 минутах езды от Адлера. Совхозное поле (громко сказано) - открытое пространство, ограниченное в длину воротами без сеток, в ширину - не ограничено ничем. Без разметок. Чем же оно привлекало? Безразмерное пространство позволяло проводить занятия сразу двумя составами - основным и резервным. Это раз. Близостью Адлера с обилием партнеров для контрольных игр. Это два. Относительно низкой арендной платой - 7 рублей 50 копеек в час. Это три.

Недостатка в арендаторах не было - десять кандидатов на место. Чтобы получить то, что я полем назвал, в удобное время, готовы были тренироваться час, а платить за три. При таком ажиотаже продавцы цену повышали - рыночные отношения и при социализме бытовали. О ситуации в наиболее “хлебных” местах рассказал один из членов бригады, известный журналист Александр Вит: “Трудно даже представить, сколько несообразностей происходит… сколько интриг ведется из-за права играть на более или менее подходящем поле. Неистовая жадность охватывает команды. Они арендуют все поля, какие только можно, заведомо зная, что не сумеют их полностью использовать. Они платят, не торгуясь: им нужно поле на два часа, они готовы платить за целый день, нарушая все существующие нормы и поощряя владельцев поля на самое обыкновенное рвачество” (“Советский спорт” от 20 февраля). Такое позволить себе могли не все, а только те, кто побогаче.

“ПРИЕЗЖАЙТЕ, БУДЕМ РАДЫ!”

Бригада выяснила - только на территории Черноморского побережья Кавказа и Крыма прозябало около 800 полей. Большая часть для тренировок и игр непригодна. Но два-три десятка, приближенных к нормальным, отыскать возможно. Отчего же руководителям клубов и спортобществ не оборудовать их с прилегающими к ним территориями, не превратить в полноценные базы для нормальной работы? К тому же владельцы этих земель не против: “Приезжайте, будем рады!” - зазывали, словно рыночные торговцы. Могу и имена назвать.

Абхазия. Школа № 2 поселка Гантиади. Поляна песчаная, утрамбованная, дождь не страшен - влага впитывается мгновенно. Неподалеку - дом отдыха на 700 мест. Завуч школы А. Газарян предлагает: возьмите шефство над школой, приведите в порядок стадион, оборудуйте и тренируйтесь на здоровье. Подобных предложений поступало множество. Дирекция совхоза имени Шота Руставели в гагрском районе вела переговоры с руководством “Шахтера” и минского “Динамо”. Не договорились, разошлись. Д. Гогоберишвили, директор колхоза имени Серго Орджоникидзе села Ахали Сопели, что неподалеку от Гудауты, предлагал услуги. Ноль внимания.

Даже из Средней Азии голоса пробивались. Из Самарканда. Председатель городского комитета физкультуры Н. Каримов приглашал желающих обзавестись собственными базами. О земельном участке и сметной документации обещал договориться с городскими властями. Правда, придется денежки потратить на приобретение земли, стройматериалы, заплатить строителям и за прочие услуги. “Когда базы будут созданы, мы станем за ними тщательно ухаживать, держать в постоянной готовности”, - заверил товарищ Каримов потенциальных покупателей. Платить никто не собирался. Вбухивать средства в базу, каковой в течение года будешь пользоваться месяца полтора, нет резона. Да еще вдали от дома. Кто и как за ней ухаживать будет, неизвестно.

Все осталось, как было: с очередями, арендами, толкотней, тренировками и контрольными матчами на полях, на которые при дневном свете смотреть страшно.

ЗНАКОМЬТЕСЬ, “СПАРТАК” ИЗ ВЛАДИКАВКАЗА

Положение о чемпионате обнародовали вскоре после наступления нового года. Ознакомлю вас с несколькими параграфами. Курс на сокращение высшего класса продолжился, не в таких, правда, масштабах, как в минувшем году, когда урезали численность с 20 команд до 17. Теперь намеревались (и намерение реализовали) довести личный состав элиты до четного числа - шестнадцати. Цель разумная - облегчить календарь и в каждом туре загрузить всех участников, дабы прошли, чеканя шаг, синхронно от старта до самого финиша. Такие намерения (я о синхронности), как и в предыдущие годы, остались благими.

Осуществить задуманное возможно разными способами. К примеру, две команды изгнать, одну принять. Пошли другим путем - три обещали выселить, две вселить. Обещание, пусть вас это не удивляет, выполнили. Хоть и трудно пришлось, ох, трудно. Партаппарат помог. Спасибо ему. Планирую рассказать об этом подробнее с привлечением секретных документов того же аппарата. Если судьба не воспрепятствует.

Здесь самое время напомнить, кто “мир лучший” по завершении прошедшего чемпионата покинул (“Кайрат”, “Крылья Советов”, “Локомотив”, “Уралмаш”) и новичка представить: тезка чемпиона, “Спартак” из Орджоникидзе. Прошу любить и жаловать. Завоевал место под солнцем обильно пролитыми потом и кровью. Сначала в своей зоне провел 38 матчей и лишь на два очка опередил неуступчивого, назойливого преследователя - ленинградское “Динамо”. А осенью, с 31 октября по 6 ноября, в Симферополе выдержал жесткую конкуренцию с победителями зональных турниров - днепропетровским “Днепром”, хабаровским СКА и вильнюсским “Жальгирисом”. Дистанция короткая, сравнима с гладким бегом на 60 метров. Сыграв по три встречи, соперники потерь не избежали. Первую команду от последней разделили два очка. Опередил оппонентов “Спартак”.

ПУНКТЫ-ДЕЗЕРТИРЫ

Этот, например: “Футболист, выступающий в составе одной команды, не имеет права выступать за какую-либо другую команду в соревнованиях той же группы класса “А”. Вот что из этого вышло. Массовый исход из ЦСКА в “Пахтакор” (Абдураимов, Пантелеев, Кузьмин, Солохо успели сыграть за армейский клуб) объяснили демобилизацией футболистов, хотя никто из них не “отслужил” положенного срока. Исполнив священную обязанность, иными словами, завершив в июле воинскую службу в ростовском военном округе (СКА), решил попробовать себя в “Спартаке” Владимир Проскурин. Ему не препятствовали - ни закон, ни люди, единодушно закон принявшие. Относительно причин переезда Казбека Туаева из Баку в Орджоникидзе ничего вразумительного услышать не довелось.

Еще один пункт-дезертир: “В розыгрыше Кубка СССР футболист имеет право выступать только за одну команду”. Не первый год здравствовал этот параграф, а выполнять прямые свои обязанности и не думал: в 1968-м и в 1969-м ЦСКА, извините за выражение, плевал на него с высокой сторожевой вышки. Закон, когда над ним надругались, утерся, сделал вид, что под струи дождя попал.

ПРИЛЕЖНЫМ - ПРЯНИК, СТРОПТИВЫМ - КНУТ

При равенстве очков у кандидатов на первенство, как и раньше, предусматривался дополнительный матч. Ежели соискателей двое. Коли больше - однокруговой турнир. За остальные места обычно преимущество получала команда с лучшей разностью мячей. Далее в расчет принимались личные встречи, наибольшее число мячей, забитых на чужом поле. Все это осталось в силе, но только после нового пункта: клуб, отдавший в сборные (первую, олимпийскую, молодежную, юношескую) больше футболистов, поощрялся пряником - в случае равенства очков присуждалось ему более высокое место.

За пренебрежение интересами любой из перечисленных сборных на неприятность нарваться можно было, кнут схлопотать: “Футболист, удаленный с поля или получивший три предупреждения, записанных судьями в протоколы соревнований, или не явившийся по вызову Управления футбола на сборы и матчи сборных команд СССР, пропускает одну очередную игру первенства или Кубка СССР и впредь до решения СТК к следующим играм не допускается. Этот же футболист в дальнейшем пропускает одну игру после двух предупреждений, записанных в протокол”.

В продолжение темы. С нового сезона судьи, предупреждая игрока, показывали ему карточку желтого цвета, удаляя - красного. Карточки в порядке эксперимента ФИФА ввела на ОИ-68 в Мехико. Эксперимент удался, зрители остались довольны. И только через два года Международная футбольная федерация рекомендовала своим подданным вооружить судей во внутренних соревнованиях желтыми и красными карточками. А летом они войдут в обращение на чемпионате мира в Мексике.

Затягивать с открытием нового сезона - хлопотного, конфликтного и столь же на финише волнительного (для кого-то до умопомрачения) - не планирую. О главных предстартовых проблемах рассказал. О последних приготовлениях, надеюсь, успею поведать в следующий раз. И в путь.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...