Газета
23 октября 2015

23 октября 2015 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1969 год. ЧАСТЬ ДЕВЯТАЯ

Очередная глава посвящена сборной СССР. Год проходил под девизом “Даешь Мексику!” - летом 1970-го в этой стране должен был состояться чемпионат мира.

БИЛЕТ В МЕКСИКУ

С СОПЕРНИКАМИ ПОВЕЗЛО

Пропуск на турнир помимо хозяев и чемпионов мира англичан получали победители 14 групп предварительного этапа. Жеребьевка прошла 1 февраля 1968 года в Касабланке. В европейской зоне - восемь групп: в пяти - по четыре команды, в трех - по три. Нам пошли навстречу. Учитывая сложившуюся к тому времени в стране традицию, позволили разыграть единственный билет в Мексику на троих. Группа - не смертельная. Со среднеевропейского уровня Северной Ирландией и слабенькой Турцией легко можно разобраться.

Тренер Гавриил Качалин, как только получил сборную, составил план подготовки. В январе созвал в Москву выбранных им футболистов и отправился с ними на юг, в Сухуми, где побыли около месяца. В начале февраля вернулись в Москву, простились с родными и друзьями и 12-го числа упорхнули в Южную Америку. Почему так далеко, вы и без моей подсказки поняли. Верно, чтобы ребят в условиях высокогорья проверить. Выходит, тренер не сомневался, что на финальный турнир в Мексике попадут.

Главное внимание, разумеется, уделим четырем отборочным матчам. Все остальное - прелюдия, подготовка к ним. Газетная полоса, еще раз напомню, не резиновая, посему о товарищеских встречах расскажу сжато, в спринтерском темпе. Как до дела серьезного дойдет, скорость сбавлю, и словам станет просторнее.

ИЗ МОРОЗНОЙ ЗИМЫ В ЖАРКОЕ ЛЕТО

Первый пункт - Колумбия. Уже на второй день сыграли в Боготе (2666 метров над уровнем моря) вничью с чемпионом страны “Мильонарисом” в присутствии 35 тысяч зрителей - 2:2. Оба мяча у нас забил Гершкович. Через четыре дня - встреча со сборной страны, официально зарегистрированная в реестре ФИФА. По такому случаю “компотом” вас попотчую.

КОЛУМБИЯ - СССР - 1:3 (1:1)

Голы: Гершкович, 23 (0:1). Санта, 37 (1:1). Хмельницкий, 78 (1:2). Хмельницкий, 85 (1:3).

Колумбия: Кинтана, Сеговия (Паласио, 60), Лопес, Гавирия, Эрнандес, Гарсия, Морено (Санчес, 55), Товар (Ортис, 46), Канон, Гальего, Санта.

СССР: Пшеничников, Пономарев, Шестернев (к), Капличный, Дзодзуашвили, Мунтян (Киселев, 46), Чумаков (Лысенко, 55), Еськов, Бышовец, Гершкович, Хмельницкий.

Судья: Дельгадо (Колумбия).

20 февраля. Богота. Стадион “Эль Кампин”. 60 000 зрителей.

Следующая остановка в Перу. Нулевая ничья со “Спортинг Кристал”. Далее - Бразилия. Встреча с “Васку да Гама” на недавно отремонтированной “Маракане” при 87-тысячной аудитории. Единственный гол забил Гершкович. В другом бразильском городе, Белу-Оризонти, уступили “Атлетику Минейру” - 1:2. У нас забил неувядаемый 33-летний Слава Метревели. Последняя остановка - в Чили. Матч в Сантьяго с клубом “Коло-Коло” повеселил изрядно - обилием мячей и крутыми сюжетными поворотами. К 32-й минуте вели 4:0. На 58-й стало 4:3. Окончательный счет - 5:4. Абдураимов соорудил хет-трик. Посильную помощь оказали команде Еськов и Гершкович.

ПОДВЕДЕМ ИТОГИ

+3 =2 -1, 12 - 9. В общем, сносно. Разве что пропустили многовато. Сошлемся на смягчающие обстоятельства. Не успев “продрать глаза”, размяться, отправились в студеную зимнюю пору за тридевять земель из морозной Москвы в жаркое южноамериканское лето (температура до 40 градусов в тени доходила), в другой часовой пояс. После возвращения Качалин перед начальством отчитывался. Напомнил о цели поездки: выявить недостатки и проверить, как ребята высокогорье переносят, нехватку кислорода, насколько быстро акклиматизируются.

Недостатков немало: отсутствие связей между звеньями и внутри звеньев; малоактивны полузащитники (исключение - Мунтян) - забили всего один гол; насторожило, что более половины мячей (5 из 9) пропустили после розыгрыша соперниками “стандартов”; мало били по воротам, особенно издали. Акклиматизация - дело индивидуальное, кто-то раньше привыкал, кто-то позже, кое-кто так и не мог нормально чувствовать себя в условиях высокогорья. Только Гершкович, по словам Качалина, дискомфорта не испытывал. Играл здорово и стал самым результативным в сборной - пять мячей из 12.

ХОРОШАЯ ИГРА НА ПЛОХОМ ПОЛЕ

Футболисты вернулись в клубы и вскоре вступили в чемпионат. Отвлекли их в начале июня репетиции перед четырехактным спектаклем. Первая - в Лейпциге с командой ГДР. Матч был приурочен к празднику немецкого гимнастического союза. По такому торжественному случаю травяной покров на стадионе долго держали под толстенным синтетическим ковром, а на репетициях и выступлении гимнасты и гимнастки изрядно поляну взрыхлили. Являла она зрелище жалкое, неприглядное. На этом, простите за выражение, поле и играли.

Приноровились быстро, имели преимущество, два гола забили. Столько же пропустили. Если бы не досадная оплошность в концовке, должны были побеждать. Гол возник из ничего. Качалин готовил замену. Чтобы застоявшийся за кромкой Метревели смог войти в игру, Хмельницкий откровенно выбил мяч на трибуну. Метревели вошел. А в это время выброшенный из аута на далекое расстояние мяч достиг Френцеля. Капличный его упустил, грубо ошибся Шестернев, а Рудаков не среагировал на удар с острого угла - 2:2.

Огорчила оборона, рвалась в самом надежном звене, в центре, где хозяйничал Шестернев. Все же сборная произвела неплохое впечатление. Отметили атакующую, комбинационную игру с подключением полузащитников, фланговых защитников и дебютанта, 20-летнего Ловчева. Резюме: стиль определился, надо его развивать.

ГДР - СССР - 2:2 (1:1)

Голы: Леве, 7 (1:0). Пузач, 35 (1:1). Хмельницкий, 59 (1:2). Френцель, 87 (2:2).

ГДР: Блохвитц (Шнайдер, 75), Фрессдорф, Урбанчик (к), Зеехаус, Бранш, Штайн, Крайше, Кернер, Леве, Френцель, Фогель (Шпарвассер, 61).

СССР: Рудаков, Пономарев, Шестернев (к), Капличный, Ловчев, Хурцилава (Киселев, 57), Еськов, Мунтян, Хусаинов (Метревели, 87), Пузач, Хмельницкий.

Судьи: Эмсбергер. Алмаши, Вотава (все - Венгрия).

25 июля. Лейпциг. “Центральштадион”. 90 000 зрителей.

ПЛОХАЯ ИГРА НА ХОРОШЕМ ПОЛЕ

Через десять дней сборная впечатление от матча в Лейпциге смазала, проиграв ослабленным отсутствием ряда ведущих футболистов шведам у себя, в Москве, на вполне приличном в сравнении с лейпцигским поле. Пропущенный к 30-й минуте гол остался безответным. Игра обнаружила множество недостатков: слабое взаимодействие между линиями и отдельными футболистами (словно до этого не были знакомы), отсутствовал точный последний пас, мало игры без мяча, открываний. Пытаясь отыграться, торопились, терялись в толчее, издали били редко и неточно. “Нельзя играть, двигаясь по полю пешком”, - бросил в сердцах рассерженный журналист.

А Борис Аркадьев упрекнул коллегу, Качалина, в том, в чем сам Качалин упрекнет Виктора Маслова после домашней игры киевлян с “Фиорентиной” (см. “СЭ” от 16 октября). Мэтр был недоволен тем, что, построив зону, предоставили шведам полную свободу, позволили играть в свою игру - медленную, размеренную. Они неторопливо пасовали друг другу в середине поля, регулировали ритм, а наши им не препятствовали. “Если это было попыткой показать взаимно свободную игру, то нужно сразу сказать, фокус не удался, так как половина футболистов в красных футболках настолько размякла в этой маниловской затее, что ни о какой спортивной борьбе не могло быть и речи” (“Футбол-Хоккей” № 32).

Стало тревожно. Оставалось меньше месяца до часа икс, а состояние команды уверенности в успешном завершении отборочной кампании не вселяло. Не рассеяла тревогу и генеральная репетиция с поляками перед поездкой в Белфаст. Состоялась она в последний день лета в Москве на лужниковской сцене. Блеклая, бесцветная игра с унылыми нулями на табло. Неужели и впрямь забивать разучились? Попытки были с той и с другой стороны, ни одну не реализовали. “Компотом” вас не угощу. Не из-за расстроенных чувств. Обе команды выступали под вывеской “Сборная клубов”. Такие матчи ФИФА не регистрировала. Формальность. Для нас с вами, для разумных людей, но не для педантичных чиновников.

НА УЛИЦАХ БАРРИКАДЫ И ВОЕННЫЕ ПАТРУЛИ

Разминка кончилась, начались серьезные мужские разборки. Наш выход, летим в Белфаст. Северные ирландцы уже успели крупно обыграть аутсайдера, турок, - 3:0 и 4:1. Если и мы намеревались так же жестко расправиться с Турцией, то судьба единственной путевки в Мексику должна была решиться в очных встречах сборных СССР и Северной Ирландии.

Дня за два до игры ИЛ-62 доставил из советской столицы в североирландскую (с остановкой в Лондоне) нашу команду в целости и сохранности. Вид спускающихся с трапа советских футболистов, думается мне, немало удивил толпы встречающих: все до единого - в специально для таких случаев пошитой униформе, в синих пиджаках и серых брюках.

Из аэропорта команду привезли на окраину города, в отель “Конвей”. Условия шикарные: рядом - бассейн с подогретой водой, тренировочное поле, множество зеленых лужаек и чистый, без вредных примесей, осенний воздух. Первую тренировку, продолжительную и энергозатратную, провели на поле стадиона “Виндзор Парк”, где игра должна состояться. Поле - идеальное, газон подстрижен по последней моде, под “бобрик”. Запах травы дурманит, пьянит, веет от нее свежим луговым ароматом.

К игре готовы. Состоится ли, этого никто не знал. Когда нашу делегацию везли из аэропорта по улицам Белфаста, гости сквозь автобусные окошечки заметили баррикады и множество солдатских патрулей. Напряженная обстановка ближе к вечеру накалялась, магазины, кафе, бары и прочие заведения владельцы, подальше от греха, закрывали - не исключались массовые беспорядки. В верхах обсуждался вопрос о введении чрезвычайного положения и возможной отмене матча.

КОМПРОМИСС ДОСТИГНУТ

Встреча назначена на 20 часов (22 часа по московскому времени). Учитывая взрывоопасную ситуацию в Белфасте, министр внутренних дел после консультаций с высокими чинами силовых структур решил игру отменить. Решение аргументировал: скопление на трибунах десятков тысяч зрителей при малейшей вспышке страстей чревато непредсказуемыми последствиями, и даже введенные в город английские войска не смогут предотвратить стихию. Президент Ирландской футбольной ассоциации (он же вице-президент ФИФА) Гарри Кеван предпринял героические усилия для спасения встречи. Он уговаривал министра дать добро, если игра будет перенесена на более спокойное дневное время. Но для этого необходимо согласие главы советской футбольной федерации Валентина Гранаткина. Кеван обратился с просьбой к Гранаткину перенести встречу на 15 часов. Валентин Александрович не согласился и причину отказа объяснил:

- Мы не можем принять это предложение, так как нарушился бы общепринятый интервал в 48 часов для отдыха между последней интенсивной тренировкой и игрой. А наша команда тренировалась вчера (8 сентября. - Прим. А.В.) поздно вечером два с половиной часа с серьезной нагрузкой.

Путем длительных переговоров из тупиковой ситуации вышли: приняли компромиссное решение - игра состоится в 17 часов 30 минут. Уступка Гранаткина растрогала министра настолько, что, взяв на себя ответственность за возможные последствия, зажег зеленый свет.

НЕ ВОВРЕМЯ ЖЕНИЛСЯ

Хозяева делали ставку на свою звезду, масштаба (без скидок) европейского, если не мирового, - Джорджа Беста, одаренного необычайно, баловня судьбы, кумира болельщиков, преимущественно женской их части. Джордж позволял себя любить, любил жизнь во всех ее соблазнительных проявлениях и пользовался взаимностью. Незадолго до матча Бест неожиданно женился. Журналисты вздохнули с облегчением: наконец охота на Беста с предложениями руки, сердца и всего остального прекратится, и его оставят в покое. Не рано ли радовались? Во-первых, женитьба - не повод отказаться от притязаний на обворожительную, неотразимую звезду. Во-вторых, неизвестно, как, находясь в активной фазе медового месяца, проявит себя в предстоящем матче. Игра показала - неудачное время выбрал Джордж для женитьбы, никак себя не проявил. В этом не только молодая супруга виновата, а в первую очередь “прикрепленный” к нему защитник Реваз Дзодзуашвили.

После игры молодожен признался: “Я еще никогда не был так плотно прикрыт”. Пресса разочарована.

TheTimes: “Бедный Бест, вчера он был похож на артиста, попавшего не на ту сцену”.

Утверждать, что Бест был полностью выключен из игры (как писали наши СМИ), не могу. Пару раз он умело освобождался от назойливой опеки Дзодзуашвили и имел отличные шансы забить. В одном случае из выгоднейшей ситуации пробил мимо, во втором - спас безупречный в тот день Рудаков. Если бы забил, а гол решил судьбу встречи? Кто-то вспомнил бы о его промахах и невыразительной игре? Не верю. Такова футбольная жизнь: оценки команде и игрокам часто зависят от результата.

“ИГРА ЛИШЕНА ВООБРАЖЕНИЯ”

О самом матче говорить в общем-то нечего. Большая его часть проходила на советской территории. Запороли хозяева возможностей тьму. У гостей впереди не клеилось. Форварды действовали пассивно, инертно, несогласованно, мяч практически не контролировали. Полузащитников не было видно. Основная нагрузка легла на защиту и бесподобного в тот день Рудакова. Их старание, промахи соперника и необычайное везение позволили увезти из Белфаста ценное очко - 0:0.

Несложно догадаться, какое впечатление произвела команда, не создавшая за полтора часа ни одного момента. Газета TheSun: “Русские играли дисциплинированно, корректно, плотно, но, увы, их игра была лишена оригинальности и воображения”. В той же примерно форме с идентичным содержанием охарактеризовал выступление советской сборной тренер хозяев Уильям Бингхэм.

Кого хвалили, так это нашу оборону и, несомненно, героя матча Рудакова. Фрагмент из TheTimes, образный, эмоциональный, похвала голкиперу соседствует с досадой на главного забивающего: “Каждый, у кого есть хоть крупица мысли и два глаза, сделанных не из стекла, должен был видеть безнадежность навесов в штрафную площадь, где Рудаков, этот живой небоскреб, чувствовал себя на десять метров выше Дугана и компании. Бедный Дуган! Ему так не хватало пружин в бутсах”.

“НЕ ЗАБИВАТЬ НАМ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ”

Наших экспертов игра разочаровала, однако от резких слов воздержались: едва сдерживали радость от вырванного из рук оппонента очка, да еще на его поле. Удовлетворил результат. Более чем. “В коротком турнире любая осечка может стать невосполнимой. Так что с турнирной точки зрения программа может считаться выполненной”, - писал Лев Филатов в “Советском спорте” (от 12 сентября).

Виктор Понедельник остался недоволен форвардами. “Где вы, нападающие?” - вопрошал он на следующий день в той же газете. Ау, люди, отзовется кто-нибудь?

Пока не покинули Белфаст и счастливый для нас “Виндзор Парк”, послушаем, что Качалин об игре сказал: “Больше не забивать нам нельзя. Теперь у нас впереди матчи в Киеве с турками и в Москве с ирландцами. Тут уж необходимы победы. Конечно, мы уже больше не станем строить игру, как в Белфасте… Будем ломать голову над атакой, будем изыскивать любые возможности для наступательной игры. А эти возможности ведь не в одних форвардах, они и от других линий зависят” (“Футбол-Хоккей” № 37).

СЕВЕРНАЯ ИРЛАНДИЯ - СССР - 0:0

Северная Ирландия: Дженнингс, Райс, Элдер, Тодд, Нилл (к), Николсон, Клеменс (Джексон, 80), Макморди, Кэмпбелл, Дуган, Бест.

СССР: Рудаков, Дзодзуашвили, Шестернев (к), Капличный, Ловчев, Афонин, Мунтян, Киселев, Хусаинов, Пузач, Хмельницкий (Еврюжихин, 75).

Судьи: Китабджан. Витлани, Понсе (все - Франция).

10 сентября. Белфаст. Стадион “Виндзор Парк”. 44 000 зрителей.

ОТОЗВАЛИСЬ!

Перепады в игре советской сборной - разительны. В Белграде в товарищеском матче с Югославией она сыграла весело, задорно, комбинировала, результативно атаковала. Югославский журналист Любиша Вукадинович расщедрился на роскошный комплимент, с перехлестом, но слушать его было приятно: “Наши (югославские. - Прим. А.В.) асы прослушали лекцию о современном футболе: тактике, понимании игры, высокой подвижности, умении менять темп и скорости”.

На вопрос Понедельника ответили форварды Нодия и Бышовец, забившие по мячу: здесь мы, Виктор Владимирович. Первый, отыграв гол Джаича, провел хавбек Асатиани - 3:1.

ЮГОСЛАВИЯ - СССР - 1:3 (1:2)

Голы: Джаич, 17 (1:0). Асатиани, 21 (1:1). Нодия, 37 (1:2). Бышовец, 62 (1:3).

Югославия: Чуркович (Даутбегович, 46), Грачанин, Ефтич (Блашкович, 31), Джорджевич, Паунович, Павлович, Черчек (Петкович, 46), Мусемич, Лазаревич, Белин, Джаич (к).

СССР: Рудаков, Дзодзуашвили (Логофет, 85), Шестернев (к), Капличный, Ловчев, Серебряников, Мунтян, Асатиани, Осянин (Зинченко, 78), Бышовец, Нодия.

Судья: Рэдулеску (Румыния).

24 сентября. Белград. Стадион ЮНА. 25 000 зрителей.

КАЧАЛИН: “БУДЕМ АТАКОВАТЬ”

Игра с Турцией - в Киеве. Впервые украинская столица принимает отборочный матч чемпионата мира. Многочисленную турецкую делегацию, в которой 16 футболистов и 12 журналистов, разместили в начале Крещатика, в гостинице “Днiпро”. Тренер, югослав Абдулла Гегич, в день прилета организовал тренировку и каждый день, вплоть до игры, нагружал своих подопечных.

Ничья в Белфасте лишила турок даже теоретических шансов на поездку в Мексику. Однако, по сообщениям прессы, они готовились к матчу в Киеве так, словно от него зависела их дальнейшая судьба. Нашим следовало держать ухо востро: соперник, когда терять ему нечего, будет раскрепощен и очень опасен. Качалин готовил команду в Конча-Заспе, на динамовской базе, любезно предоставленной хозяевами. “Будем атаковать, - обещал тренер, - другого выхода нет”. О том же и Гегич говорил: “Будем играть в атакующий футбол”. И схему для пущей убедительности продемонстрировал: 4-3-3. Хотеть мало, надо еще и уметь. Умения-то не выказали.

С первым свистком шведского арбитра Берти Леева атакующая схема Гегича скукожилась, изображенные на ней две “тройки” едва не сомкнулись с “четверкой”. К такому поведению гостей Качалин был готов и подготовил (постараюсь изъясняться на современном языке) план Б. Велено было вести прицельный огонь со второй линии, чем ребята, особенно хавбеки, активно занимались. А гости за весь первый тайм нанесли по нашим воротам один удар. Отважился на него молодой, еще горячий Метин.

ГЕГИЧУ ПОНРАВИЛСЯ… СУДЬЯ

Турки физически готовы слабо, что не было секретом, и обычно ко второму тайму сдувались. Не поспевая за скоростными маневрами наших ребят, стали грубить - открыто, беззастенчиво, в выборе средств, поощряемые необъяснимой пассивностью судьи, себя не ограничивали. Хоть свистел Леев через раз (так со стороны казалось), штрафовал гостей аж тридцать раз (нас - в три раза реже). Вот как отреагировал на это безобразие Лев Филатов: “Леев во многом повинен в той игровой распущенности, которую в изобилии демонстрировали гости. Заняв позицию стороннего наблюдателя, он позволял себе не соблюдать девятиметрового расстояния, разрешал игрокам выбегать из “стенки” до удара и т.п.

Во втором тайме турецкие футболисты без всякого внешнего повода падали вдруг на землю, наступал перерыв, выбегал врач, оказывалась “помощь”, игра возобновлялась и вновь прерывалась. И здесь арбитр довольствовался позицией наблюдателя. Бесконечные остановки сбивали игру с ритма” (“Футбол-Хоккей” № 42).

Три гола мы все же забили. Непосредственное участие в них приняли два киевских хавбека. Первый (мощным ударом издали) и третий (со штрафного) - дело ног Мунтяна. Второй забил тбилисец Нодия, добив мяч после того, как фирменный “стандарт” Серебряникова отразила штанга. “Гол этот занесен на счет форварда, но процентов 80 - заслуга Серебряникова”, - считал Филатов.

Гегичу в своей команде выделить некого, доволен остался только… судьей (еще бы!). Качалин удовлетворен результатом, но не игрой.

СССР - ТУРЦИЯ - 3:0 (1:0)

Голы: Мунтян, 43 (1:0). Нодия, 65 (2:0). Мунтян, 78 (3:0).

СССР: Рудаков (Кавазашвили, 79), Дзодзуашвили, Шестернев (к), Капличный (Хурцилава, 77), Ловчев, Серебряников, Мунтян, Асатиани, Бышовец, Гершкович, Нодия.

Турция: Сабри, Мехмет, Эргюн, Камюран, Эрджан, Йылмаз, А.Айхан, Санли (Туран, 79), Метин, Джан (к) (Месут, 68), Эндер.

Судьи: Леев. Юнссон, Лундхольм (все - Швеция).

15 октября. Киев. Республиканский стадион. 90 000 зрителей.

ПРОБЛЕМЫ БИНГХЭМА

Многое, если не все, зависело от предстоящей встречи с лидером, Северной Ирландией. Ставку Качалин делал на победу, ничья ситуацию осложняла: пришлось бы побеждать турок с разностью в четыре мяча на ужасном стамбульском поле, при фанатичных болельщиках и далеко не джентльменском поведении футболистов. Задача архисложная для любой сборной.

Британцы оказались в тяжелом положении, врагу не пожелаешь. Бингхэм больше месяца, с момента первой игры с СССР, простаивал, не мог собрать команду: игроки сборной выступали за английские клубы, участвовали в непрекращающемся потоке матчей первенства и Кубка. В субботу, 18 октября, состоялся очередной тур, а в среду, 22-го, - игра в Москве. На сборы оставалось три дня. Потому в понедельник (в день прилета), поздно вечером, гости провели интенсивную тренировку в Лужниках, а накануне игры вопреки обыкновению - еще одну, более продолжительную.

Среди 14 прибывших в Москву футболистов не было пяти игроков основы, участников матча в Белфасте. Защитник Элдер, полузащитник Макморди и нападающий Кэмпбелл травмированы. Тодда и Беста ждали со дня на день. Ни один не прибыл. Первый из-за нелетной погоды застрял в лондонском аэропорту, а с Бестом история случилась темная. Двумя днями ранее он забил за “Манчестер Юнайтед” победный гол, находился в неплохой форме (видать, оклемался после успешного завершения медового месяца), а тренер, знаменитый Мэтт Басби, сославшись на травму Джорджа, его не отпустил. Каково было бедняге Бингхэму, вынужденному перед решающей встречей наполовину обновлять состав, известно ему одному.

“СБОРНУЮ ТЕПЕРЬ ВИДНО”

Наши ребята, осознавая значимость матча, настроены решительно. Провели его собранно, старательно и уже в середине тайма игровое преимущество обратили в материальное. Серебряников прострелил с фланга в перенасыщенную игроками обеих команд штрафную площадь. Голкипер Дженнингс, пытаясь овладеть мячом (лучше бы этого не делал), оставил свой пост. Мяч, задев ногу защитника, отскочил к одиноко стоящему Нодии. Тому не доставило труда поразить брошенные на произвол судьбы ворота - 1:0.

Хозяева воодушевлены, рвутся вперед. Играют легко, в охотку. “Все получается - и отбор мяча, и перепасовка, и Бышовец с Гершковичем отводят душу в индивидуальных проходах… и Мунтян чувствует себя свободно, руководит перемещениями мяча и партнеров”, - восторгался Лев Филатов (“Футбол-Хоккей” № 43). Порезвились, отвели душу, но больше не забили, а пропустить могли. И не раз. В последней десятиминутке тайма гости трижды имели реальные шансы сравнять счет. Судьба нас хранила. Сначала Хеген, оказавшись с глазу на глаз с Рудаковым, пустил мяч чуть выше перекладины. Вслед за ним с трехминутным интервалом киевский страж отразил удары Николсона и Харкина из таких позиций, из каких забивать были обязаны.

После перерыва у гостей возник лишь один такой шанс, когда Дуган, остроумно сыграв в “стенку” с партнером, вышел на Рудакова и пробил в сантиметрах от “девятки”. Все остальное время нити игры хозяева не упускали и минут за десять до конца объявили “мат” в три хода. Рассказывает Лев Филатов: “Шестернев отдал мяч в широкий коридор на рывок Серебряникову. Тот справа вошел в штрафную, послал мяч вдоль ворот, и бежавший параллельно ему по центру Бышовец с нескольких шагов забил мяч под перекладину” (“Футбол-Хоккей”. Там же). Мат. В шахматах партия тут же прерывалась. В футбол должны играть все 90 минут. Концовку, ввиду очевидности исхода, соперники доиграли без особого энтузиазма - 2:0. Что и требовалось доказать. “Если сравнительно недавно, - писал редактор еженедельника, - поговаривали, что сборной у нас нет, то теперь ее видно”. Сегодня, после удачно проведенного эндшпиля, те же слова мы можем произнести в адрес нашей, российской сборной.

СССР - СЕВЕРНАЯ ИРЛАНДИЯ - 2:0 (1:0)

Голы: Нодия, 24 (1:0). Бышовец, 79 (2:0).

СССР: Рудаков, Дзодзуашвили, Шестернев (к), Капличный, Ловчев, Серебряников, Мунтян, Асатиани, Бышовец, Гершкович (Пузач, 68), Нодия.

Северная Ирландия: Дженнингс, Крейг, Харви, Хантер, Нилл (к), Николсон, Хеган, Джексон, Харкин, Дуган, Клеменс.

Судьи: Шойрер. Хубер, Больер (все - Швейцария).

22 октября. Москва. Стадион им. В.И.Ленина. 102 000 зрителей.

Игра радовала, обнадеживала и в ближайшей перспективе (матч с Турцией), и в более отдаленной (чемпионат мира в Мексике).

МУЖИК СКАЗАЛ…

В Стамбуле нам достаточно ничьей. Если возникла вдруг у тренеров крамольная мысль (как это случилось в Белфасте) отсидеться, отбиться Слону от тявкающей нахальной Моськи, не суждено было ей осуществиться. По вине грузинского полузащитника Кахи Асатиани, сыгравшего главную роль в Стамбуле. Вдохновил его телефонный звонок, заставший в тбилисском аэропорту незадолго до отлета в Турцию. Узнав о рождении дочери, он пообещал забить два гола: один посвятить жене, другой - новорожденной. Вылетевшее перед многочисленными свидетелями слово обязан был выполнить.

…МУЖИК СДЕЛАЛ

Тянуть не стал. Уже на третьей минуте приложился метров с двадцати. Мяч пулей влетел под перекладину. Жене долг отдал. Какой тут оборонительный вариант, когда человек и дочь должен уважить. Может, еще у кого-то из ребят был повод отметиться. Рев трибун (притихших на третьей минуте), самоотверженность турецких футболистов сбить с победного настроя нашу команду не в состоянии. Правда, через 20 минут шальной удар Эндера пришелся в “паутину”. Пуля - дура. Этот гол стал первым в отборочном турнире в советские ворота. И последним. В оставшееся время забивали только наши парни.

Сначала красивую арию исполнил украинский дуэт. Хмельницкий принял выверенную передачу Серебряникова и с лета вонзил мяч в турецкие сети. Кому хлопцы посвятили этот гол, узнать не довелось. Да какое это имело значение. Народ волновал Асатиани. Не погорячился ли в аэропорту на эмоциональном подъеме? В таком состоянии что угодно можно пообещать. Ничего подобного. Мужик сказал - мужик сделал. Да и Бышовец подсобил. Ребятки разыграли трехходовку быстро и красиво. Получив последний пас, тбилисец вышел на вратаря, искусно обыграл его и закатил мяч в ворота - 3:1. Показалось, что любовались этой красотой, затаив дыхание, не только турецкие зрители на трибунах, но и их соотечественники на поле. Билет в Мексику получен!

На встрече присутствовал действующий тренер чемпионов мира англичанин Альф Рамсей. Игра ему не очень понравилась, скорее не понравилась вовсе. “Это был не очень хороший матч”, - сказал он журналистам. А советскому коллеге совет полезный дал: “У вас интересная команда, но чтобы занять хорошее место в Мексике, играть надо лучше”. Это мы и без вас знаем, товарищ, простите, сэр Альфред. А за совет благодарим. Прислушаемся. Понравился Рамсею наш Кахи: “Из советских игроков я выделил бы Асатиани, игрока с филигранной техникой и большим будущим”.

ТУРЦИЯ - СССР - 1:3 (1:2)

Голы: Асатиани, 3 (0:1). Эндер, 24 (1:1). Хмельницкий, 34 (1:2). Асатиани, 60 (1:3).

Турция: Али, Э.Айхан, Эрджан, Йылмаз (Исмаил, 46), Эргюн, А.Айхан, Джан (к), Камюран, Метин, Нихат (Джемиль, 46), Эндер.

СССР: Кавазашвили, Дзодзуашвили, Шестернев (к), Хурцилава, Ловчев, Серебряников, Мунтян, Асатиани, Хмельницкий, Бышовец (Гершкович, 63), Нодия (Пузач, 82).

Судьи: Маршалл. Верер, Краутхайм ( все - Австрия).

16 ноября. Стамбул. Стадион “Али Сами Ен”. 45 000 зрителей.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...