Газета
16 октября 2015

16 октября 2015 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1969 год. ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ

Сегодня на повестке дня три кубковых турнира - один советский и два европейских. Наш раньше начался и завершился. С него и начнем.

ХРУСТАЛЬНАЯ ВЕРШИНА “КАРПАТ”

“БЕЗДУШНЫЙ РАСЧЕТ ВЗЯЛ ВЕРХ НАД СТРАСТЬЮ”

Розыгрыш Кубка-1969 получился необычным. Впервые за последние годы к турниру допустили только представителей класса А: 20 - из первой группы и 84 - из второй. Элита запрыгнула на ходу, в 1/16 финала. В 9 (из 12) противостояниях коллективов двух групп старшеклассники были биты. Еще четыре полегли в междоусобных схватках. Итог печальный: в первых же боестолкновениях высшая лига потеряла более половины личного состава - 13 команд из 20.

Не первый год ряд команд высшего класса игнорировал некогда популярные, динамичные кубковые соревнования. Не то чтобы демонстративно отказывались (за открытый демарш на большие неприятности напороться недолго), но выставляли на матчи с “братьями меньшими” сильно разбавленные дублерами составы или бросали в бой одних резервистов.

Тенденция наметилась в начале 1960-х, когда понаехали в элитный класс “провинциалы” с дальних окраин. Количество матчей возросло значительно, нагрузки увеличились, борьба за призовые места и выживание отнимала немало сил. Их-то для ведения боевых действий на двух фронтах могло не хватить. Кое-кто жертвовал Кубком.

В 1969-м на момент вступления команд-мастеров в соревнования (конец мая) запутанная, неопределенная ситуация в чемпионате, когда соперничество в обеих подгруппах за попадание в первую семерку было в разгаре, не все сочли необходимым отвлекаться на Кубок. “Невозможно поверить в то, что массовое поражение команд высшей лиги в 1/16 финала объясняется резко возросшим классом игры коллективов второго эшелона. Обидно, что холодный, бездушный расчет, с помощью которого команды стремились сохранить силы для первенства СССР, взял верх над страстью, над пламенным желанием борьбы и побед”, - писал Алексей Леонтьев. Вряд ли эмоциональное выступление романтика разбередило холодные, непроницаемые души прагматиков.

“ОСТАВИТЬ РЕЗУЛЬТАТ В СИЛЕ”

До 1/8 финала добрались всего пять коллективов высшего класса. Четыре расположились в верхней части сетки. Во встрече киевлян с ЦСКА, выигранной армейцами в дополнительные полчаса (1:0), случился скандал, тщательно скрываемый СМИ. Даже те издания, кто криком кричать был обязан (“Советский спорт” и “Футбол-Хоккей”), не решились обмолвиться о грубом нарушении законодательства.

За несколько дней до матча с чемпионом в ЦСКА был переведен форвард одесского СКА Лисаковский, уже сыгравший на ранней кубковой стадии за одесситов. Один из пунктов Положения гласил: “В соревнованиях Кубка СССР футболисту разрешается выступать только за одну команду”. Армейцы, выпустившие в матче с киевлянами Лисаковского на замену, должны были понести предусмотренное регламентом наказание - поражение. Законом пренебрегли не только тренеры армейцев, но и автор Положения, Федерация футбола СССР. Рассмотрев протест киевлян, федерация постановила: “Оставить результат матча в силе” (выписка из протокола). Это было похоже на произвол.

Случай вопиющий. И не первый. В полуфинале Кубка-1967 с “Нефтчи” за ЦСКА сыграл уже задействованный в том же розыгрыше за другую команду Анатолий Масляев. Протест бакинцев отклонили. Если руководители армейского клуба надеялись, что пронесет и сейчас, то не ошиблись.

“БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ” В РОСТОВЕ

В 1/2 финала образовались пары по принципу ведомственному - армейцы Москвы и Ростова, и территориальному - львовские “Карпаты” и николаевский “Судостроитель” представляли Украину. В финал гарантированно выходили команды обеих групп. Из низшей - “Карпаты”, без особых хлопот обыгравшие на своем поле “Судостроитель”, из высшей - ростовчане, выбившие, тоже в родных стенах, последнюю московскую команду.

Ближе к концу СКА, пытаясь (и небезуспешно) сохранить победный счет, навязывал уже на дальних подступах к своим воротам жесткие единоборства. Гости ответили. Доставалось и тем и другим, но падали, изображая “умирающих лебедей”, только ростовские “артисты”. Многочисленная бригада местных эскулапов, верная врачебной клятве, то и дело выбегала на поле. Не всегда с разрешения киевского арбитра Цаповецкого и не всегда после остановки игры. Все это накаляло и без того напряженную обстановку на поле и трибунах. Не без труда и, к счастью, без серьезных эксцессов игру удалось довести до конца.

ВОЛЕВАЯ ПОБЕДА

Финал, неожиданный по составу участников и, казалось бы, не “кассовый”, привлек в “Лужники” около 60 тысяч зрителей. На трибунах - вооруженные транспарантами и другими наглядными пособиями жители Ростова и Львова. Поначалу волнение, понятное, естественное, срывало в зародыше намерения соперников вести игру комбинационную, конструктивную. Футболисты допускали много элементарных ошибок. Одна, когда защитник львовян Сыров пропустил мяч под ногой, привела к голу. Зинченко четко пробил в угол.

Гол снял напряжение, раскрепостил, успокоил обе команды. Львовяне задвигались, постоянно меняясь местами и используя фланговые проходы быстроногих Лихачева и Данилюка, создали несколько реальных угроз. Армейцы отвечали тем же и едва не забили еще. В начале второго тайма игра сместилась к ростовским воротам. Король воздуха Габовда выигрывал практически все воздушные единоборства. Откликнувшись на 62-й минуте на навесную передачу Данилюка, он удобно скинул мяч Лихачеву. Ему слово: “Получилось, как на тренировке. Когда Габовда головой сбросил мне мяч, я успел подумать: “Что же лучше сделать - пробить по воротам, обыграть соперника или отдать пас?” Решил ударить сам”. И правильно сделал - мяч, точно направленный в дальний от вратаря Кудасова угол, пересек пограничную линию. 1:1.

Львовская “торсида” в восторге. Аплодисменты долго не утихали. Возможно, подумав, что публика просит исполнить номер на бис, желание земляков удовлетворили. Через четыре минуты Габовда вновь “включил голову”. На сей раз мяч был отправлен Булгакову. “Я тоже забил гол с подачи Яноша, - рассказывал тот. - Ростовчане, видимо, недооценили умение Габовды играть головой… И ошиблись”. Поведя в счете, “Карпаты” едва ли не в полном составе отошли назад. Защищались самоотверженно, но как-то нервно, хаотично, отбивали мяч куда попало и как попало. Армейцы, сбившись на навал, задачу сопернику облегчили. 2:1. Победа! Впервые Кубок достался младшим по рангу.

В львовской раздевалке эйфория. Народу набилось много, не протолкнуться. Счастливые, перевозбужденные футболисты раздают интервью направо и налево. “Я до сих пор не могу поверить, что мы выиграли Кубок, - старается перекричать товарищей Броварский. - Неужели это не сон… Слава богу, теперь все позади…” Прерывает его Данилюк: “Как раз наоборот, все трудности впереди. Нам еще предстоит во Львове добираться от аэропорта до города”.

Он оказался прав. Тысячи болельщиков с цветами и транспарантами встречали победителей. Вечером того же дня команду приняли в святая святых - в облисполкоме ЦК Украины. Первый секретарь обкома В.Куцевол “за высокие спортивные достижения” вручил футболистам грамоты. Его примеру последовал глава профсоюзов. Мне кажется, одними грамотами не ограничились.

КАРПАТЫ - СКА - 2:1 (0:1)

Голы: Зинченко, 20 (0:1). Лихачев, 62 (1:1). Булгаков, 66 (2:1).

“Карпаты” (Львов): Турпак, Герег, Поточняк, Данильчук, Сыров, Броварский, Булгаков, Кульчицкий (к), Данилюк, Габовда, Лихачев.

СКА (Ростов-на-Дону): Кудасов, Серостанов, Антоневич, Корнеев, Синау, Трембач (Головко, 74), Еськов (к, Романов, 63), Васенин, Попов, Проскурин, Зинченко.

Судьи: Круашвили (Тбилиси). Хярмс (Таллин), Бахрамов (Баку).

17 августа. Москва. Стадион им. В.И.Ленина. 57 000 зрителей.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

После годичного простоя советские клубы вернулись в еврокубки. Простаивали по собственной инициативе. Федерация футбола СССР и примкнувшие к ней ассоциации ГДР, Венгрии, Польши и Болгарии в знак протеста против дискриминационных действий еврочиновников в связи с вводом советских войск в Чехословакию в августе 1968 года отказались от участия в соревнованиях (подробности в “СЭ” от 22.05.15).

В начале января 1969 года руководители УЕФА, возможно, испытывая угрызения совести, отправили письма в Федерацию футбола СССР и других отказников, пообещав: “… действия, подобные тем, что допускались в 1968 году в отношении команд социалистических стран, не повторятся”. Киевское “Динамо” пригласили принять участие в Кубке чемпионов, “Торпедо” - в Кубке кубков.

Жеребьевку провели 8 июля в женевском отеле “Интерконтиненталь”. Число заявок в КЧ и КК перевалило за 32, в связи с чем возникла необходимость в отборочных матчах - участников назвал жребий. “Повезло” московскому “Торпедо”. Пришлось ему в двухраундовом соперничестве с венским “Рапидом” добиваться права попасть в основную сетку. Наш чемпион, киевское “Динамо”, начинал с первого этапа. И ему достался венский клуб - “Аустрия”. Матчи на всех стадиях состоялись в фиксированные сроки, а участникам отбора позволили договориться о датах в месячном интервале - с 15 августа по 15 сентября. Консенсуса достигли быстро: 27 августа игра в Вене, 3 сентября - в Москве.

“НУЛИ НЕ ОГОРЧИЛИ”

Что собой представлял “Рапид”, один из ведущих в стране клубов с футболистами среднего европейского уровня, среди которых водились игроки национальной сборной? Самая большая достопримечательность - тренер Карл Раппан. Личность легендарная, изобретатель эффективной оборонительной системы, получившей имя “Замок Раппана”. Проходил испытание в экстремальных условиях, в 30-е годы, в эпоху разгула атакующего футбола. Австриец по происхождению и месту рождения, Раппан тренировал австрийские и швейцарские клубы и сборную Швейцарии. Трижды, в 1938-м, 1954-м и 1962-м, участвовал с ней в первенствах мира. 26 раз выигрывал чемпионаты двух стран, семь раз - Кубок, подготовил несколько десятков игроков для швейцарской сборной. К нему, согласитесь, девальвированное от частого и не к месту употребляемого ныне слово “великий” подходит в полной мере.

На исходе 1960-х в ремесле (чуть было не произнес “в искусстве”) обороны поднаторели многие. Кому не дано созидать, учились разрушать (что значительно легче), не пущать всеми дозволенными и недозволенными средствами. В 1969-м и наше “Торпедо” во многих играх внутреннего потребления увлекалось защитными построениями. Так играло и в Вене. По неписаным кубковым законам хозяева обязаны на своем поле наседать. Венцы старались этому правилу следовать, но как им пользоваться, имели весьма смутное представление. Территорией владели, угловых подали уйму (11 против одного), эффект - нулевой. Наша оборона решала несложные задачи с той же легкостью, с какой сельские жители лузгали на лавочке семечки.

Единственную серьезную угрозу эффектно и столь же эффективно нейтрализовал защитник Владимир Краснов: в акробатическом прыжке вынес мяч из пустых ворот. Наши ребята работали на контратаках. Проводили их реже, но острее. На линии огня командовал молодой и уже авторитетный Михаил Гершкович. Трудился он за себя и за того парня - Эдуарда Стрельцова, выбывшего из-за тяжелой травмы до конца сезона. Михаил перепахал прекрасный газон стадиона “Пратер”, возникал на всех участках поля, накручивал всех, кто путался под ногами, бил сам, чаще предоставлял такую возможность товарищам. Два выстрела Гершковича обезвредил надежно сыгравший вратарь. Молодой Вадим Никонов имел три неплохих шанса, а за пять минут до конца мог поставить жирную точку - выручила хозяев штанга.

Счет нас устроил, удовлетворения не скрывали. “Нули не огорчили” - под таким заголовком “Советский спорт” опубликовал 29 августа отчет о матче. Окончательный исход сочли предрешенным: у себя-то на ноль отыграем, без вопросов, ну а голик, хотя бы один, закатим. И в самом деле закатили.

“ЗАМОК РАППАНА” ИСПЫТАНИЕ ВЫДЕРЖАЛ

Внешне рисунок игры не изменился: хозяева - на сей раз “Торпедо” - атаковали, гости защищались. Травмированные Гершкович и Паис играли на уколах. Паис не выдержал и в перерыве его заменили, а Гершкович мужественно сражался до конца. Товарищи добросовестно ему помогали. Даже центральный защитник Виктор Шустиков активно участвовал в наступлении. Австрийцы гнулись, но не ломались - 0:0.

Во втором тайме гости чуть раскрылись, осмелели - и им надо забивать. Как только забили (на 54-й минуте сделал это Редль), свистали всех назад и повесили нержавеющий замок Раппана на охраняемые голкипером Фуксбихлером ворота. На непрекращающийся “стук в дверь” венцы, понятное дело, не откликались, взломать не получалось. Лишь за две минуты до конца вскрыл Гершкович. Поздно. Забить второй не успели. 1:1 в пользу “Рапида”.

Публика - 80 000 тысяч зрителей - разочарована, пресса раздражена. “Футбол - Хоккей” (№ 36) в выражениях себя не стеснял: “Торпедовцы проявили бесхарактерность, какую-то мягкотелость, а попросту говоря, безответственность… Они выглядели безвольно, плохо организованным коллективом”. Подпись под этими словами журналист поставить не рискнул. Больно уж напоминали они лексикон недоброй памяти сталинской эпохи.

“Торпедо” покинуло турнир раньше, чем предполагали.

В ГОСТЯХ, КАК ДОМА

“Аустрия” посильнее “Рапида”, чемпион как-никак. Звезд местного масштаба, они же игроки сборной, побольше. Тренер Эрнст Оцвирк в 50-е годы фигура заметная не только в стране, но и на континенте, бронзовый призер ЧМ-1954.

В первой игре в Вене киевляне поначалу испытывали дискомфорт, а хозяева перед советским чемпионом не комплексовали, вынудили его защищаться, забить могли не раз, а сделал это Ридль, перебросивший мяч через высоченного Евгения Рудакова. Шла 27-я минута. Когда наш вратарь в красивом полете предотвратил еще одну попытку Ридля, динамовцы встрепенулись. Пришли в себя хавы. Захватив важнейший плацдарм, центр поля, взялись за дело. Свирепствовал Владимир Мунтян, рвал и метал, не щадил себя, тем паче австрийцев: и в защите отрабатывал, и атаку поддерживал, как только возникала возможность, выходил на передовую и палил. Его безукоризненной, филигранной работе с “инвентарем” позавидовали бы, пожалуй, и цирковые артисты.

Потерзал хозяйскую оборону вернувшийся в строй после трехмесячного перерыва Анатолий Бышовец. Группа австрийских товарищей (одному совладать с киевским форвардом сложно) пыталась ограничить его свободу передвижения законными средствами. Занятие бесполезное. Прибегли к испытанному не одним поколением разрушителей способу, пусть законом возбраненному, зато надежному, безотказному - ничего личного, дела ради. Бышовец раз за разом оказывался на траве. Французский арбитр Роже Машен, глядя на это безобразие, иногда посвистывал.

Как-то раз свистнул недалеко от ворот “Аустрии”. Точка киевским капитаном Виктором Серебряниковым облюбованная, недалеко от линии штрафной, чуть правее дуги. Его хлеб. Выполнив ритуал, Виктор подрезал мяч. Тот, благополучно миновав живую “изгородь”, устремился в уязвимую для вратарей точку, именуемую в народе “девяткой”. Чуть сбившись с курса, мяч врезался в крестовину. Перед второй попыткой, вскоре после перерыва, капитан внес коррективы и сделал то, что делал сотни раз на тренировках и опробовал в играх. Советским стражам его фокусы были хорошо известны на практике, теперь возможность насладиться искусством Серебряникова получил австриец Сцанвальд. Не думаю, что получил удовольствие: мяч впорхнул в “окошечко” - 1:1.

Через шесть минут неукротимая энергия Мунтяна трансформировалась в нечто материальное. Вы поняли, о чем я. Пласированный удар в нижний угол оказался для 36-летнего “дедушки” Сцанвальда столь же бесперспективным, что и Серебряникова - в верхний. 1:2. Спохватившись, австрийцы обрушили на ворота гостей лавину атак и ударов, вынудив Рудакова продемонстрировать высокий класс. Когда и он не смог помочь, выручил Медвидь. Под занавес и Сцанвальд уберег своих от “парашюта” Бышовца. На том и разошлись.

“ИДУ НА ВЫ!”

Мягкая, ласковая киевская осень встретила венских гостей дружелюбной улыбкой. Солнечные лучи купались в обильной зелени Крещатика. Лепота! Австрийская делегация восхищена красотами украинской столицы. Отменив тренировки (не провели ни одной, удивив футбольный люд), Оцвирк с командой в сопровождении футболистов и восьми журналистов гуляли, останавливались чуть ли не у каждого здания и просили переводчиков исполнять функции гидов. Торговля в точках “Союзпечати” шла бойко, гости скупали открытки с видами Киева.

О предстоящем матче тренер особо не распространялся. Прибеднялся: “Шансов у нас практически нет”. Бдительность усыплял или в самом деле так считал? Отделывался универсальной для обреченных фразой: “Наша задача показать хороший, качественный футбол”. Динамовцев хвалил, признал: “Киевская команда сильнее нашей”. С этим трудно спорить. Никто и не стал. Матч правоту Оцвирка подтвердил.

Имея гол в запасе, можно построить игру на контратаках. Австрийцы, которым необходимо забивать, полезут вперед, раскроются, тут-то киевские умельцы их и подловят. Маслов удивил и своих экспертов, и австрийского коллегу - выставил, что делал редко, по крайней нужде, троих нападающих, объявив, как некогда киевский князь Святослав: “Иду на Вы!” Не обманул, пошел. В первые 15 минут киевская дружина едва ли не в полном составе двинулась на “неприятеля”. В обстреле участвовали даже защитники. Однако на электронном табло ни один “мускул” не дрогнул. Причина - сбитый прицел и уверенная игра голкипера, на сей раз Шнайдера.

Увлекшись атакой, хозяйская оборона пропустила несколько опасных контрвыпадов, один из которых был предотвращен с нарушением правил. Штрафной. У мяча Томас Паритц. Исполнил в стиле Серебряникова и столь же эффективно. Сдается мне, подсмотрел в Вене, как это делал динамовский капитан. Томас оказался способным учеником: закрутил в обвод “стенки”, и Рудаков, не ожидавший такой прыти от австрийца, проводил летящий в верхний угол мяч глазами - 0:1.

ШЕДЕВР БЫШОВЦА

Характер игры и счет до перерыва не изменились. А в начале второго тайма лучший в составе хозяев Мунтян затеял очередную комбинацию и сам же довел ее до ума - 1:1. Сценарий остался прежним: Киев, оголяя тылы, азартно атаковал. Туда врывались австрийские форварды. Дважды спас Рудаков, однажды - Соснихин, бросившийся, как заправский хоккеист, под удар. Время шло, ничья хозяев устраивала. Может, остепениться, не рисковать, сыграть на удержание? Ничего подобного. Динамовцы нагнетают темп. Гости его не выдержали и пропустили в последней пятиминутке два гола, оба - с передач Мунтяна.

Первый напрашивается на комплимент. Бышовец принял мяч на грудь, сбросил под удобную ногу и, не дав мячу приземлиться, с ходу вонзил его в “девятку”. Технически исполнил безукоризненно. Через две минуты Мунтян поощрил великолепным пасом Пузача - 3:1. О тотальном превосходстве киевлян красноречиво повествуют цифры: 28 раз били по цели, в обстреле участвовали 8 из 10 полевых игроков. Чаще всех бил Мунтян - 8 раз, Бышовец и Серебряников - по пять. Счет угловых - 11:4.

Австрийцы сразу после игры отправились в аэропорт. Исход встречи к словоохотливости не располагал. Лица хмурые, утомленные. Только Паритц улыбался. Не потому, что гол забил, не мог налюбоваться на полученный от организаторов приз (его признали лучшим в составе “Аустрии”) - новенькую кинокамеру “Киев”. Оцвирк на пути к автобусу несколько фраз все же выдавил: “Это был настоящий современный футбол, украшенный мастерством таких футболистов, как Мунтян, Бышовец, Паритц… Я желаю Виктору Маслову и его ребятам добиться самого большого успеха в Кубке чемпионов. Это будет и для нас убедительным оправданием”.

БЕЗДОМНЫЙ ЧЕМПИОН

Венский барьер преодолен. Впереди более сложный, флорентийский. Клубный итальянский футбол и тогда котировался выше австрийского, а чемпион такой мощной футбольной державы - авторитет непререкаемый. “Фиорентина” вернула себе титул после 13-летнего перерыва. За счет чего победил клуб, ограниченный в финансовых возможностях, не имевший (в это трудно поверить) своего стадиона и тренировочной базы? Для занятий арендовал у соседей или пользовался лагерем “Скуадры адзурры” в Коверчиано. Календарные игры “Фиорентина” проводила на муниципальном стадионе, принадлежавшем городским властям, менее значительные - на военном “Кампо дивизионале”.

Выиграла “Фиорентина” свой чемпионат, как считали специалисты, благодаря боевитости, сплоченности, строгой игровой дисциплине, футболу рациональному, приземленному. Результативностью чемпион не блистал - всего 38 мячей в 30 играх. Скудость средств не позволила укрепиться перед новым сезоном. Начала его “Фиорентина” неважно, перед поездкой в Киев замыкала первую пятерку. В 1/16 финала КЧ с большим скрипом одолела средний по европейской шкале ценностей шведский “Эстер” - 1:0 и 2:1.

Тренер Бруно Песаола, вы должны его помнить, 30 октября пристально следил на киевском стадионе за игрой динамовцев со “Спартаком”. Как только спустился 10 ноября с трапа самолета в Борисполе, не умолкая отвечал на вопросы журналистов. Сказанное в аэропорту повторял не раз и в других местах. Ни разу не сбился: главная задача - не проиграть, но от победы, если даст Бог, не откажется, примет с благодарностью. Приверженность к “катеначчо” отрицал. Матч показал - лукавил. Из Борисполя итальянцы отправились в мотель-кемпинг “Подснежник”, что в 18 километрах от Киева. Здесь тихо, спокойно, свежий воздух и мухи не докучают.

МАСЛОВ РАЗБИРАЛСЯ ПО ХОДУ ИГРЫ

Пеасола имел представление об игре соперника, а Маслову не довелось увидеть (не по своей воле) “Фиорентину” в деле. История обычная: советских тренеров редко в те годы командировали для изучения будущего соперника за святые рубежи отчизны. Потому и не знал Виктор Александрович, как играет итальянский чемпион, использует ли “чистильщика”, какие функции выполняет де Систи, выдвигается бразилец Амарилдо на острие или держится “под нападающими”… На эти и другие вопросы ответила игра. Киевские СМИ выразили по этому поводу сожаление. Как и Виктор Понедельник. “Футбольная разведка у нас, к сожалению, пока еще не на высоте, а она особенно необходима для матчей такого рода. В Киеве динамовцы играли против совершенно не знакомого им противника”, - писал он в “Советском спорте” (от 29 ноября).

Уже в ходе игры Маслов увидел: играют гости зону, но с элементами персоналки: к Бышовцу приставили Джузеппе Брици, когда стал доставлять хлопоты Пузач, и ему выделили личную охрану. Подстраховывал четверых защитников “чистильщик” (“либеро”) Уго Ферранте, жесткий, уверенно чувствовавший себя в двух стихиях - в воздухе и на земле. Итальянские журналисты называли его “гарантом неприкосновенности ворот”.

Амарилдо, один из героев (наряду с Гарринчей) ЧМ-1962, играл уже не так ярко и результативно, как в Чили, зато очень полезно. Располагался недалеко от передовой, смещался по всему полю. Стал мудрее, что-то постоянно конструировал, изобретал, умело ассистировал. Остроумно вывел на удар Кьяруджи, тот пробил - мяч от штанги влетел в сетку. И второй гол в наши ворота (при счете 1:1) “на совести” бразильца: исполнил штрафной метров с 30. Да так сильно, что Рудаков едва руки успел подставить. На добивании преуспел Мараски.

Обидно. Хозяева больше атаковали, воротам угрожали, угловых подали, а забили меньше. В два раза - 1:2. Гол киевский не описал? Нет надобности. Неужели вы забыли, как Серебряников свои фирменные штрафные с облюбованной точки исполнял? Не один раз мы эти голы-близнецы смаковали. Тот, которым “Фиорентину” угостил, стал девятым в сезоне.

В итальянской раздевалке - веселье. Включенный на полную мощь портативный магнитофон заглушал крики, вопли, смех. Песаола, приятно ошарашенный, обнимал всех подряд, кто под руку попадался. Состояние динамовцев - близкое к шоку. Пресса возмущалась умеренно - не все потеряно, предстоит ответный матч. Удивил интеллигентный, всегда сдержанный, корректный Гавриил Качалин. В этот раз не пощадил коллегу, обвинил Маслова в тонах сердитых, ему не свойственных, в ошибочном плане: “Киевляне проиграли в основном из-за плохой организации защитных линий. Сам по себе зонный принцип обороны, примененный динамовцами, совершенно не годится в игре с таким клубом, как “Фиорентина”Форвардам соперников предоставлялась возможность без помех принимать и обрабатывать мяч. А что из этого получается, когда имеешь дело с такими футболистами, как де Систи, Кьяруджи, Мараски, Амарилдо, вы видели сами… Трижды два форварда “Фиорентины” выводили друг друга один на один с Рудаковым. Это слишком много для одного матча” (“Правда Украины” от 14 ноября).

Познакомившись с итальянцами в боевых условиях, Маслов сделал соответствующие выводы. Во Флоренции динамовцы играли лучше, чем в Киеве, но боевую задачу не выполнили - 0:0. Небольшой фрагмент из отчета В.Мирского, чьими услугами не единожды пользовался: “Бышовец, Пузач и Хмельницкий потеряли в своей сугубо индивидуальной манере игры что-то самое главное, неожиданное для соперников… Парадоксально, но факт: динамовские атаки затухали именно тогда, когда мяч попадал к кому-либо из форвардов, ибо они уповали только на дриблинг, а дриблинг в многослойной, надежно организованной обороне итальянцев не получался. Динамовские нападающие не провели ни одной комбинации, ни разу не ударили по воротам. Их обязанности вынуждены были брать на себя в который уже раз полузащитники и защитники” (“Правда Украины” от 29 ноября). Автор дал волю чувствам. Понять его можно. Двигала журналистским пером обида, чувство горечи, вызванные исходом двух встреч с “Фиорентиной”, вполне для нашего чемпиона “съедобной”.

Ничего интересного, от чего бы душа замирала и сердце заходилось, во Флоренции не происходило. Первый тайм - равный, с тонкими намеками на полумоменты. Стреляли главным образом издали. В тех редких случаях, когда ядра летели в створ, вратари легко их обезвреживали. Во втором тайме гости (жизнь вынуждала) - активнее. Разрывался между обороной и атакой центральный защитник Вадим Соснихин, пожалуй, сильнейший среди игроков обеих команд. Итальянцы занимались тем, что лучше у них получалось, - оборонялись. В этом им равных не было, в чем киевляне еще раз убедились - 0:0.

Призывы квалифицированных (и не очень) советчиков и доброжелателей сделать на будущее необходимые выводы, не повторять ошибок “потерпевшие” приняли к сведению. Пользоваться ценными указаниями, во всяком случае в следующем году, ни московским торпедовцам, ни киевским динамовцам не придется.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...