Газета
25 сентября 2015

25 сентября 2015 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1969 год. ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

“ЭТОТ МАТЧ УКРАСИЛ БЫ ЧЕМПИОНАТ ИТАЛИИ”

Финальный турнир для не обремененных мыслями о пьедестале сравним с элитным домом отдыха: бей в баклуши, плюй в потолок, грейся на солнышке, ешь, пей, развлекайся, шикуй, сори очками… За результат (да хоть все подряд проиграй) свое начальство, счастливое уже тем, что в живых остались, не спросит, союзное - не выселит.

Нам за праздным времяпрепровождением курортников наблюдать недосуг. Есть дела поважнее - дуэль ушедших в отрыв от общей массы “Спартака” с киевским “Динамо” в двух актах. На кону - золото чемпионата. Их матчи в Москве и в Киеве без особой натяжки можно назвать кульминацией сезона-1969.

ВСТРЕЧА ПЕРВАЯ

Первый раз соперники встретились в Москве в четвертом туре. Три предыдущих конкуренты прошли без потерь, находились в полном здравии, физическом и душевном. Когда с “физикой” и прочими футбольными дисциплинами порядок, на первый план выходит психология. Хозяевам вроде полегче: очковый зазор, пусть минимальный, сохранялся, поддержка трибун обеспечена… И у гостей проблем с психологией быть не должно, не из таких турнирных дрязг в недалеком прошлом выходили целыми и невредимыми, да и перед полем лужниковским не комплексовали: за пять последних лет ни разу “Спартаку” не проиграли - три победы и две ничьи.

Мотивация запредельная, победа необходима и “Спартаку”, чтобы увеличить отрыв, и Киеву, дабы перехватить лидерство.

“Лужники” 23 августа были великолепны - что может быть прекраснее переполненных трибун. Официальному числу, зафиксированному в протоколе - 100 тысяч, - не верьте. Было больше. Погода в столице на исходе лета непредсказуема, но природа, с волнением ожидавшая встречу лидеров, была к участникам действа и зрителям доброжелательна, позволила солнышку беспрепятственно наблюдать за игрой. Небесное светило, пользуясь случаем, ласково грело (плюс 22) и создало прекрасную атмосферу - играйте, ребята, резвитесь, получайте удовольствие. Это и к зрителям относилось. В процессе удовольствие получили не от красоты зрелища - столь значимые матчи редко способны удовлетворить футбольных гурманов, а от нерва обнаженного. Игра держала в напряжении до последних минут, когда все и решилось.

Начали осторожно. Ответственность за исход давила сверх меры. Боязнь пропустить создавала большую плотность на подступах к штрафной, порождала ошибки в передачах, отражалась на точности ударов. Со временем чуть отпустило, раскрепостились, моменты стали возникать, два благоприятных упустил Виталий Хмельницкий.

“НАДО БЫЛО НИЗОМ И ПОД ЛЕВУЮ РУКУ”

Разыгрался пребывавший в отличном расположении духа Галимзян Хусаинов (за три дня до игры он обнаружил свою фамилию в списке абитуриентов, зачисленных в институт физкультуры). Изящно обыграв двоих киевских защитников, он намеревался с глазу на глаз, без свидетелей, поговорить с Евгением Рудаковым. В его планы грубо вмешался Василий Турянчик и сбил Хусаинова в пределах штрафной площади. Тбилисский арбитр Карло Круашвили без колебаний указал на белую точку. Никто не усомнился в справедливости его решения.

У мяча Николай Осянин. За процедурой внимательно наблюдал блестящий вратарь московского “Динамо” послевоенных лет Алексей Хомич, сменивший перчатки на фотоаппарат. Он расположился за киевскими воротами, видимо, предположив, что здесь работы будет больше. Послушаем его рассказ:

“Когда Осянин устанавливал мяч, я наблюдал за Рудаковым. Голкипер киевлян хорошо размялся, глубоко присел, широко развел руки. Сделал все, что от него зависело. Но в дуэли пенальтиста и вратаря решающее слово все-таки за первым. Сила удара, направление, высота полета мяча - все это зависит от мастерства нападающего. Немаловажен и психологический фактор. И вот здесь Осянин допустил ошибку. Я заметил, как он бросил тревожный взгляд на Рудакова и на мгновение засомневался. Похоже, стал раздумывать и, наконец, пробил вправо от вратаря. Рудаков отразил мяч. Заслуга киевлянина в том, что он не выдал своего волнения и вынудил, как мы говорим, “замандражить” Осянина. Рудакову легче забить низом и под левую руку” (киевская “Спортивная газета” от 26 августа).

Сказать, что Осянин огорчился, - значит, не сказать ничего. Он был убит. Незабитый пенальти в таком матче может сказаться не только на его исходе, но и на окончательном распределении мест в чемпионате. Такие примеры в истории советского футбола известны (как знать, не отразится ли промах Дзагоева в недавней игре с “Зенитом” на итогах чемпионата). На перерыв уходил Осянин понурив голову, под оглушительный свист рассерженных болельщиков.

НЕ СМОГ С 11 МЕТРОВ, ЗАБИЛ С 25

Второй тайм начал Осянин неуверенно, отошел назад и ограничился подыгрышем партнерам. Наступила 52-я минута. Гости, казалось, забыли о существовании спартаковского бомбардира. А тот во время очередного наступления незаметно, тихой сапой, перебрался на киевскую территорию и, получив мяч, медленно, буквально пешком, стал в нее углубляться. Приблизившись на расстояние “пушечного выстрела”, приложился метров с 23 - 25. Рудаков не сразу понял, что произошло. Обескуражили его не столько сила удара и скорость полета мяча, сколько траектория. Мяч повел себя странно: вроде пролетал над оставшимися вне поля его зрения воротами. Вдруг, без видимой на то причины, раздумал, сменил маршрут и юркнул в верхний угол.

Не сумев перехитрить Рудакова с 11-метровой отметки, Осянин ошарашил его с расстояния вдвое большего. Стадион зашелся в восторге. “Свистуны”, ни секунды в этом не сомневаюсь, простили Осянина и еще сильнее его полюбили.

На волне успеха “Спартак” принялся ковать еще не остывшее железо. И был близок к успеху, когда Виктор Папаев выпустил еще один снаряд. Голкипер мастерски его обезвредил, отвел на угловой. Тут же последовал адекватный ответ Виктора Серебряникова. Анзор Кавазашвили был бессилен. Он сделал, что мог, вытянулся в струнку, но мяча не достал. Выручила верная боевая подруга - штанга.

НЕОЖИДАННЫЙ ХОД МАСЛОВА

На киевской скамейке оживление. Главный тренер Виктор Маслов вводит в бой резерв, ребят необстрелянных. Вместо Анатолия Пузача выходит молодой, перспективный Виктор Кащей. Еще через пять минут Анатолия Боговика сменил совсем зеленый Борис Белоус, дебютант сезона-1969. До игры со “Спартаком” за основной состав киевлян сыграл полтайма.

Замены, да еще в матче повышенной сложности, могли показаться по меньшей мере странными. Доказать правоту и прозорливость тренера способны были сами футболисты. Что Кащей и сделал, проявив себя при подаче углового зрелым мастером. Высоко выпрыгнув и перевисев в воздухе спартаковских защитников, исполнил сложный технический прием: поймал мяч в высокой точке и вонзил его, как заправский гандболист, сверху вниз в противоположный нижний угол. Не рукой, понятное дело, - головой.

Шла 72-я минута. Отыгравшись, чемпион к обострениям не стремился. Очковое отставание, к тому же перед ответной встречей в Киеве, - не проблема. Это и определило линию его поведения: попытался перевести игру в спокойное русло, замедлить ее (в переводе на язык современный - засушить).

ПОБЕДНЫЙ УДАР ЛОГОФЕТА

Оппонентов такой ход матча не устраивал, выигрывать надо здесь и сейчас, создать очковый запас, а там видно будет. Спартаковцы оккупировали киевскую территорию. Гостей вторжение красно-белых не смутило, они быстренько всех разобрали, а нежданно-негаданно возникшего в опасной близости от ворот Геннадия Логофета обнаружили не сразу. Этого было достаточно, чтобы защитник, приняв передачу Хусаинова, мгновенно обработал мяч и пробил низом впритирку со штангой - 2:1.

Счет в оставшиеся 12 минут не изменился. Хозяева были активнее, азартнее, гости играли академичнее - таков вывод большинства наблюдателей. Послушаем мнение профессио-нала, выдающегося советского тренера Бориса Аркадьева: “Если игра киевского “Динамо” походила на хорошо запрограммированную работу мощной машины и как бы исключала возможность ее усиления и перестройки в процессе матча, то игра “Спартака” несла в себе эмоциональную свежесть” (“Футбол - Хоккей”, № 35). Это о матче.

Каковы перспективы? До новой встречи, уже в Киеве, конкурентам предстоит заочное соперничество, и преуспеет тот, кто, как считал Аркадьев, “на финише чемпионата проявит выдержку, мудрость, крепость нервов и стратегическую мудрость”. Общее мнение обозревателей: победа “Спартака” лишь обострила борьбу за золото. Еще раз напомнили - киевляне дважды уже отличились в игре в догонялки, чтобы сделать это в третий раз, необходимо принять эликсир бодрости. Совет неплох. Было бы больше пользы, если бы рецепт подкинули и, что главное, подсказали, как достать волшебный эликсир в стране хронического дефицита.

Киевская молодежная газета имела на сей счет иное мнение: “Спартак” победу заслужил, но решающей ее не назовешь. У команды вряд ли найдутся резервы, чтобы поддержать высокий темп и энтузиазм, благодаря чему она создала такое преимущество в очках. Поэтому победа над киевлянами может стать пирровой” (“Молодь Укра1ни” от 26 августа).

С нервами у чемпиона проблем не возникло - крепкие, железные, закаленные в ходе минувших турнирных боев. У “Спартака” в 1968-м нервишки в самый напряженный момент турнирной схватки сдали. Похоже, история повторилась. Охватил его “синд-ром Робин Гуда” - стал раздавать очки, причем с доставкой на дом, да еще тем, кто в них особо не нуждался. Через четыре дня после победы над киевлянами привез очко в Одессу “Черноморцу” - 0:0. Спустя примерно месяц обслужил в Баку “Нефтчи (0:0). Перед поездкой в украинскую столицу очковый запас “Спартака” практически растаял, а тут игра с “заклятым другом” - своим “Динамо”, московским.

ГЛАВНЫЙ ПО ЖИЗНИ СОПЕРНИК

Часто непростые их отношения сравнивали с описанной Вильямом нашим Шекспиром враждой домов Монтекки и Капулетти. Не тот случай. Во всяком случае, между футболистами антагонизма не было. Бились за лучшее место в турнире, за честь клуба, флага. Ничего личного.

Медали “Динамо” не светили, результат значения не имел, а понаблюдать со стороны за схваткой лидеров любопытно. Еще интереснее вмешаться в эту схватку, напакостить. Кому? Те, что в Киеве, из родного общества, дзержинцы с горячими сердцами и чистыми руками, эти - тоже свои, земляки. “Спартак” на их помощь не рассчитывал. Так уж сложилось исторически. Московским клубам в жестком соперничестве с иногородними за золото надеяться на моральную, тем более материальную поддержку “соплеменников” не приходилось. Примеров обратных, когда землякам подножку ставили, сколько угодно. Перечислю наиболее яркие.

1961 год. На пути к чемпионству уже на финишной прямой “Торпедо” опережало киевлян. “Спартак” возьми и дважды автозаводцев обыграй. Киев пришел первым.

1964 год. “Торпедо” с тбилисцами шли ноздря в ноздрю. Так вместе и пересекли последнюю черту. Потребовался дополнительный, “золотой” матч. Грузины взяли верх. Этого бы не случилось, если бы земляки-динамовцы проявили патриотические чувства и помогли автозаводцам защитить честь столицы. И не подумали, обыграли “Торпедо” - 2:1. Даже ничья выводила торпедовцев в дамки. Может, динамовцы виды на бронзу имели. Ничего подобного, как сидели на седьмой ступеньке, так там и остались.

1965 год. Опять рубка за первенство между “Торпедо” и Киевом. И опять динамовские “гаишники” тормозят “ЗИЛ”, штрафуют за “превышение скорости” - 3:1. Сами на пятой позиции финишировали, а своих едва чемпионства не лишили. Лишь чудо (как еще назвать победу прозябавших в недрах таблицы кутаисцев над Киевом в последнем туре) позволило “Торпедо” опередить конкурента на очко.

КАНОНАДА

И вот еще одно испытание патриотических чувств. Как поведет себя “Динамо” в новой конфронтации Москвы и Киева? Футбол команды показали публике в первом “действии” превосходный. Мастерство - высочайшее, сложные технические приемы исполнялись в статике и в движении, мгновенная ориентация, быстрота мышления - все это на фоне темпераментной, страстной и исключительно корректной борьбы с обилием забитых с необыкновенной силой и точностью мячей. Кроме первого, забитого после фирменной спартаковской комбинации. На заключительном этапе Хусаинов своевременную передачу Калинова конвертировал в гол - 1:0. Шла 11-я минута.

Тут вступила в бой тяжелая артиллерия. Канонада не прекращалась до короткого 15-минутного перемирия, наступившего по сигналу подмосковного арбитра Иосифа Мейлахштейна. По прошествии восьми минут метров с 25 выстрелил бело-голубой Владимир Ларин. Страшный человек. Поговаривали, что вся сила его - в ногах, точнее, в одной ноге - правой.

Ходила в стране легенда об убийственном (в прямом смысле слова) ударе ленинградского форварда Михаила Бутусова. Якобы он, попав мячом в стоявшего в воротах орангутанга, убил его. После этого трагического случая ему велено было выходить на поле с красной повязкой на правой ноге, означавшей - бить запрещается!

Впору было в целях безопасности, охраны здоровья и жизни футболистов такую повязку намотать на правую ногу Ларину. Когда он прикладывался к мячу, зрителям на трибунах могло показаться, что свист от летящего на сверхзвуковой скорости снаряда достигает их слуха, а от воздушной волны шевелятся на голове волосы. Если и сгустил несколько краски, поверьте, ненамного.

Каково же было спартаковскому вратарю Кавазашвили, когда свистящее ядро врезалось в верхнюю правую “девятку” его ворот. Ответ “Спартака” последовал через три минуты. Примерно с такой же дистанции выстрелил Логофет. Удар защитника по силе ларинскому уступал (сильнее бить невозможно), по точности - нисколько.

Наступила 20-минутная пауза. Лидер в предвкушении скорого антракта зачехлил орудия. Динамовцы тяжелую технику оставили на позиции (благо, наблюдателей ОБСЕ в “Лужниках” не было) и дважды пальнули. За четыре минуты до перерыва сделал это Геннадий Еврюжихин, сняв “паутину” с другой “девятки”, с левой - 2:2. “Доверяй и проверяй”, - не уставал повторять вождь и учитель. Следуя совету “мудрейшего”, Ларин на последних секундах тайма ухнул из-за пределов штрафной в ту же точку, что и Еврюжихин, проверил, как товарищ справился с работой. Остался доволен: чисто, паутину снял - 3:2. Боеприпасы кончились.

МИРНАЯ ИНИЦИАТИВА БЕСКОВА

Пушки наконец замолкли. Стало тихо. Пятнадцатиминутное перемирие продлили. Ничто больше не нарушало спокойствия десятков тысяч зрителей. С мирной инициативой выступил Константин Бесков. Счет его устраивал, и в перерыве он сменил успешного форварда Юрия Авруцкого (в последних восьми играх забил шесть мячей) на защитника Владимира Смирнова. Оборону тренер уплотнил и, чтобы не оставалось в ней брешей, оттянул в тыл хавбеков. Вам, мол, нужно, обратился к коллеге, вы и атакуйте.

Что еще оставалось, атаковали, но пробиться сквозь заградительные сооружения было сложно. Так и бодались все 45 минут. Один момент каким-то невероятным образом возник, когда спартаковский резервист Джемал Силагадзе не попал в незащищенные ворота с двух метров! Потеряны еще два очка. Сразу после игры раздосадованный Кавазашвили записал в дневнике: “Против нас динамовцы играли, как черти… Сражались не на жизнь, а на смерть. Вот тебе и землячки!”.

Киев получил преимущество и был преисполнен желания в очной встрече у себя дома его увеличить. Потеряно, как говорил Николай Старостин, все, кроме чести. Ее-то и намеревались защитить в украинской столице спартаковцы.

ВСТРЕЧА ВТОРАЯ

30 октября. “Динамо” (Киев) - “Спартак”. Киев стал центром всеобщего внимания широчайшей футбольной общественности, включая миллионы болельщиков. Предматчевый расклад схож с их первой встречей в Москве. Тогда хозяева имели небольшое, в одно очко, преимущество. Теперь такое же у играющих на своем поле киевлян. С той лишь разницей, что в августе очки считали реальные, набранные. Перед новой встречей, из-за разного количества матчей, приходилось считать очки потерянные. “Спартак” из преследователя превратился в преследуемого.

Киев, одолей он конкурента, трех очковый запас не растранжирит - финиш уж близок, да и опыт сбережения накопленного солидный, шанса сопернику не оставит.

26 октября Виктор Маслов после очередной победы, на сей раз над минчанами (3:0), увез ребят на загородную базу в Конча-Заспу и на три дня отгородил команду от остального мира. Спартаковцев часто видели на Крещатике праздно гуляющих, улыбающихся. Им легче - терять в отличие от соперника нечего. О том же главный тренер Никита Симонян говорил накануне игры корреспонденту газеты “Киевское знамя”: “Мне кажется, что в психологическом плане киевлянам придется сложнее, чем нам. Нам терять особенно нечего. Второе место, серебряные медали для нашей обновленной команды являются немалым достижением, достойно венчающим сезон. Динамовцам приходится бороться за свой титул… Осуществить это во сто крат тяжелее, чем добывать его. Тем не менее, я должен отдать предпочтение киевлянам. Выступают они как-никак на своем поле, которое ни разу еще не приносило разочарования”.

Последний раз проиграли киевляне дома в союзных чемпионатах 3 декабря 1967 года. К 30 октября 1969-го их беспроигрышная домашняя серия достигла 32 матчей. Весьма недурно. Но не рекорд: и до того было лучше, и после будет.

НОСОК НАШЕЛСЯ, СРАБОТАЕТ ЛИ ПРИМЕТА?

Тренеры изучили соперников досконально. Составы предсказуемы, схема на поле схожая: 4-3-3. Трактовка - различна. Маслов - приверженец зонной защиты, Симонян применил комбинированную. Ключевых игроков, от которых исходила большая опасность, взял под строгий контроль.

Установку Никита Павлович проводил в номере гостиницы незадолго до отъезда на стадион. Иванов отвечал за Бышовца, Папаев - за Серебряникова, Киселев должен ограничивать действия активного Мунтяна, не давать ему бить, Калинов, соответственно, - Сабо. По возможности тройка хавов участвует в наступательных операциях, как и крайние защитники - Логофет и Ловчев. Осянину велено чаще смещаться на правый фланг. Хусаинова тянуло налево. Напоследок тренер обратился к команде: “Ребята, выиграете - честь вам и хвала. Проиграете - никто не упрекнет. Вы и так добились многого”.

Вратарь Анзор Кавазашвили вел на протяжении всего сезона дневник. Самое время процитировать небольшой из него отрывок: “Услыхали мы эти слова - гора с плеч. Собрались к отъезду на стадион. Куда-то исчез Калинов. Нашли его в номере. Что-то ищет.

- В чем дело, Вася? - интересуемся мы.

- Носок потерял, - отвечает Калинов.

- Возьми другую пару.

- Не могу. Носок тот игровой. Счастливый.

Все бросаемся на поиски. Находим злополучный носок на балконе. Только этажом ниже. Мы все немного суеверны. Сегодня старался не забыть ни одной из своих примет. Сначала надел левую бутсу, но шнуровать не стал. Первой зашнуровал правую. Перчатки натянул не в раздевалке, а у самой кромки поля. Так оно вернее. Надежнее” (“Юность” № 3, 1970).

МАТ В ЧЕТЫРЕ ХОДА

Трибуны, как и в Москве, переполнены. Вмещал Центральный стадион в Киеве тысяч на двадцать меньше, нежели “Лужники”. А в протоколе рукой эстонского судьи Хярмса выведено - 100 тысяч. Одна из местных газет уверяла: в тот день на этих “резиновых” трибунах разместилось 107 тысяч. Не знаю, может, так и было.

Подкачала погода. В Москве в последних числах августа создала комфортные условия, в Киеве в конце октября вела себя непотребно. Через десять минут после начала рассвирепела, ни с того ни с сего обрушила на игроков и зрителей дождь с градом, снег, занялась метель. Бесчинствовала недолго, минут десять, но напакостить успела - газон испортила, действия футболистов затруднила. Осянина это обстоятельство ничуть не смутило, и он в одиночку предпринял рейд в тыл соперника.

Слово очевидцу - Льву Филатову: “Осянин получил мяч в метрах 35 от ворот “Динамо”. На него кинулся Сабо… Финт вправо и уход влево. Сабо не успел сменить направление движения. На бегу встречает Мунтян… Мимо него мяч проброшен носком, это называется “на противоходе”. Ложный замах для удара. Круликовский отвечает подкатом, но мяч чуточку отведен в сторону. Соснихин уже не успевает включиться в борьбу, он не сомневался, что подкат Круликовского удастся. Теперь впереди один Рудаков. Он выходит навстречу, и в тот самый момент (опять на противоходе), когда вратарь неустойчив, мяч “щечкой” отправлен в дальний нижний угол”. Шедевр, сравнимый с шахматной композицией, - мат в четыре хода поставлен единственными в той игровой ситуации “ходами”.

Хозяева растеряны, гости приободрились. Пока белые переживали неудачу, приходили в себя, красно-белые попытались забить еще. Ловчев, следуя полученной инструкции, ринулся в атаку и опасно пробил. Мяч, едва не задев боковую стойку, покинул пределы поля. А выход Папаева на киевские ворота в последнее мгновение предотвратил самоотверженным броском в ноги Соснихин.

МАСТЕР-КЛАСС КАВАЗАШВИЛИ

Только на 32-й минуте хозяева нанесли первый удар по цели. Киселев не уследил за Мунтяном, и киевский хав пробил издали, как умел, хлестко и точно. Кавазашвили накрыл мяч в нижнем углу. Лиха беда начало. Бьет Бышовец, Кавазашвили справился. Все это напоминало легкую разминку в сравнении с тем, что пришлось через пару минут ему испытать. Наступил бенефис спартаковского голкипера. Неточно выразился? Поправлюсь - показательное выступление, мастер-класс, если угодно.

Штрафной в сторону ворот “Спартака”. До ворот метров двадцать, не по центру, чуть правее. Излюбленная точка Виктора Серебряникова, изрядно поднаторевшего в исполнении “стандартов”. Несколько мячей уже положил с этой точки. Штрафные Серебряникова так же опасны, как пенальти. Почти. Ни значимость матча, ни чрезвычайная ситуация, в какой оказался чемпион, не возмутили спокойствия полузащитника. Пока сооружалась “стенка”, Виктор тщательно установил мяч, нежно погладил и, так показалось, что-то нашептывал. Может, уговаривал или заговаривал. Скорее всего, давал установку - лететь по строго заданному курсу и совершить посадку за пограничной полосой.

Первую часть установки кожаный шар выполнил безукоризненно - закрученный хозяином, летел точнехонько в верхний правый угол. Вторую часть, самую ответственную, сорвал бдительный “пограничник”. Он молнией метнулся к “нарушителю” и обезвредил его. Товарищи бросились было к Анзору - поблагодарить, потискать, облобызать, но их естественный порыв остановил бесстрастный жест арбитра - повторить: кто-то из защитников преждевременно выбежал из “стенки”. Еще одно жестокое испытание для вратаря и его команды. Человек без нервов, Серебряников, так же невозмутимо поправил мяч, погладил, благословил и отправил в путь. На этот раз в левую “девятку”. Спартаковский голкипер в непостижимом броске уберег ворота.

Как ему это удалось? Вратарь открыл “тайну” своему, спартаковцу, Льву Филатову, а журналист всему свету рассказал со страниц возглавляемого им издания: “Мы знали, что Серебряников будет бить нам свой штрафной, и специально готовились. Закрыть один угол “стенкой”, мне стать в другом - бесполезно, он найдет, куда пробить мимо “стенки”. Так уже бывало. Значит, мне надо находиться посередине, чтобы успеть в любую сторону. Для этого необходимо видеть, как он ударит. Обычно в “стенке” стоят тесно, сжав ноги. Я попросил ребят оставить мне маленький просвет между ногами. И смотрел за Серебряниковым. Ну и успел оба раза броситься…” (“Футбол - Хоккей” № 44).

Перерыв. Небольшой территориальный перевес в первом тайме за хозяевами, острее атаковали гости. В целом игра пока равная, это и цифры подтвердили. Статистические данные подсмотрел в “Спортивной газете”. По воротам били команды по три раза. Угловых больше подал “Спартак” - 5:3. Зато чаще нарушали правила киевляне - 15:11.

НАВАЛ

Сразу после перерыва динамовцы, как в хоккее, заперли гостей в их зоне. Один Рудаков остался “дома” и внимательно наблюдал за бесплодными попытками друзей сравнять для начала счет. Минут двадцать гости самоотверженно защищались. Благо, сложных задач перед ними не ставили. В невероятной толчее в штрафной мяч, по словам Филатова, “метался между стеной из защитников красных и нападающих белых и долго не мог найти дорогу ни в ту, ни в другую сторону” (“Футбол - Хоккей” № 44).

Напряжение огромное, гол витал в воздухе, но до реальных моментов, принятых считать голевыми, дело не доходило.

В середине второго тайма “Спартаку” удалось отодвинуть игру от своих ворот. Техничные Хусаинов, Папаев и примкнувший к ним Осянин подолгу держали мяч, затевали “квадраты”, а соперникам предложили другую игру - “А ну-ка отними!”. Бесполезная беготня за мячом утомляла, раздражала. Недовольные собой, друг другом, футболисты перебранивались, жестикулировали, на повышенных тонах разговаривали с арбитром. Овладев мячом, снова сбились на навал. Территорию вернули, перевес в ударах (8:3) и угловых (5:0) получили, но не сделали главного - не забили.

СМИ КОММЕНТИРУЮТ

В Киеве к такому обороту событий не были готовы, поражение переживали остро. Однако местная пресса держалась достойно, оценила игру объективно, трагедии не делала: шанс ликвидировать минимальное отставание на последних турнирных метрах оставался. Обозреватель “Спортивной газеты” (от 1 ноября) Л.Каневский объяснил причины неудачи: “Виноваты сами динамовцы, изменившие своей комбинационной манере игры. Вместо того чтобы растянуть оборону соперников, они, желая побыстрее забить гол, торопились, действовали прямолинейно и однообразно”. Похвалил “Спартак”: “Москвичи на чужом поле вели разумную игру. Прекрасно ориентировались в разных ситуациях. Как ни грустно, этих качеств не хватило динамовцам”.

В.Мирский (“Правда Украины” от 1 ноября): “Тройка динамовских форвардов… разрозненно, без малейшего желания покомбинировать, штурмовала спартаковские бастионы… В отчетном матче эта концепция успеха не имела.

“Спартак” - команда, компенсирующая нехватку “звезд” детально продуманной организацией игры, для которой игроки подбираются долго, по одному, именно с целью опровергнуть еще недавно ультрасовременные футбольные веяния, высоко вознесшие киевское “Динамо”. И “Спартак”, кажется, преуспевает в своем намерении”.

После игры в спартаковской раздевалке - столпотворение. Здесь известные стране уважаемые люди, в чьих жилах текла красно-белая кровь: Николай и Андрей Старостины, Лев Филатов, Николай Озеров… Счастливый Симонян, пожимая руки ребятам, сказал: “Пусть мы и не станем чемпионами, но то, что мы дважды обыграли киевлян, свидетельство нашей силы”.

“КОМАНДЫ ДОСТОЙНЫ ДРУГ ДРУГА”

Предлагаю послушать человека стороннего, тренера итальянской “Фиорентины” Бруно Песаолы. Что он в Киеве делал? Странный вопрос - работал. Изучал игру нашего чемпиона. Через две недели итальянцам встречаться здесь в 1/8 финала Кубка чемпионов с “Динамо”. Окруженный местными журналистами, он делился впечатлениями о только что завершившейся встрече. СМИ ограничились короткими цитатами. Я передам более полный вариант:

“Матч украсил бы и чемпионат Италии. Команды показали быстрый, хороший футбол, они достойны друг друга. Но, по моему мнению, “Спартак” играл лучше, грамотнее в тактическом плане, играл широко, более комбинационно, проводил острые контратаки. Если была установка на оборонительную игру, “Спартак” показал в этом деле большое мастерство”. Можно подумать, что синьор Песаола совершил вояж в Киев исключительно ради ознакомления с игрой “Спартака”. Мнение о динамовцах, разумеется, составил подробное, в записной книжке все, что его профессиональный тренерский глаз увидел, зафиксировал в деталях, но делиться впечатлениями не счел уместным.

Опять качели. На сей раз вознесли вверх спартаковцев. Просвет ничтожный - очко. Отыгрывается в одном матче. “Спартаку” осталось два, Киеву, спасибо календарю, - четыре. Все возможно.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...