Газета
13 июля 2015

13 июля 2015 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1969 год. ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Продолжим прокат обязательной в период межсезонья программы. Исполнив в прошлый раз две “фигуры” (Положение о чемпионате и закон о переходах), приступим к следующим - подготовке команд к сезону и турниру “Подснежника”.

ОТКРЫТИЕ АМЕРИКИ

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Проверенный годами график за последние годы претерпел существенные изменения. Сократилось время зимней спячки. Вступление советских клубов в еврокубки вынудило начальников ужать каникулы до минимума (в 40-50-е длились четыре, а то и пять месяцев).

Зима, время безмятежного отдыха, стала временем поиска оптимальных форм подготовки. Каждый решал задачу, исходя из собственных возможностей и сопутствующих обстоятельств. Пестрыми, как никогда, оказались дороги наших клубов на пути к старту ХХХI союзного чемпионата. Одни в декабре после долгого утомительного календарного года возвратились из зарубежных поездок, завершили сезон и получили долгожданный отпуск, другие в том же месяце начинали готовиться к новому.

Специфика чемпионата-69, двухступенчатого, внесла существенные коррективы в налаженный процесс. Марафонцев, преодолевших в минувшем первенстве 38 туров-километров, “заявили” на первом этапе предстоящего на среднюю дистанцию, протяженностью всего в 18 туров. Причем бежать желательно в высоком темпе, ибо в финальную пульку отбирали по семь самых шустрых из каждого “забега”. Тренеры столкнулись с рядом проблем:

а) набирать оптимальною форму постепенно, как раньше, или форсировать ее, достигать пика, на худой конец приблизиться к нему, к началу первенства. В марафоне максимальные кондиции добирали на дистанции. Там сразу не рванешь, дыхалки не хватит. На многокилометровом пути стартовые потери можно было наверстать. Теперь, чтобы попасть в заветную семерку и обезопасить себя от выпадения в низший класс, необходимо включать предельную скорость с выстрелом стартера;

б) зал или свежий воздух? Такой вопрос никогда не стоял - и то и другое, всему свое время. В зимние месяцы - занятия проводились в помещении, с потеплением выходили на волю, отправлялись в теплые края, черноморские и среднеазиатские. Переход от деревянного покрытия, где работает одна группа мышц, на грунт требовал времени на адаптацию. В новых условиях, при дефиците этого самого времени, желательно было полностью отказаться от зала или значительно сократить тренировки в закрытых помещениях.

Валентин Иванов (“Торпедо”) решительно отказался от работы в зале, даже в сильные московские морозы выводил ребят на воздух. Тот же путь избрал Олег Ошенков (“Шахтер”), научно объяснив журналисту преимущество избранного метода: “Гигиенические условия в зале совершенно иные, чем на воздухе, иной газовый обмен. При занятиях на воздухе отпадает необходимость акклиматизации, занимающей длительное время”.

Всеволод Блинков, тренер кутаисцев, гонял ребят в полном обмундировании, в обуви с шиповками, по гаревой дорожке. Ссылаясь на преподавателя Московского института физкультуры В. Воронкина, говорил о преимуществах такого способа передвижения: “Благодаря ему футболист приобретает лучшую осанку, учится бегать правильно, отчего у него сразу повышается скорость”. К совету Блинкова, представьте себе, кое-кто из коллег прислушался. Имя могу назвать - наставник луганской “Зари” Виктор Гуреев. От зала не отказался, но, как и некоторые тренеры, время занятий в закрытом помещении сократил. В отличие от них - намного, аж в два раза.

КОРРЕКТИВЫ ВНЕСЛА ПОГОДА

Кое-кого из обитателей южных регионов вынудила работать под крышей непогода. Вернувшегося в “Пахтакор” Михаила Якушина, например: “Зима в Ташкенте выдалась необыкновенная. Настоящие российские морозы и занесенные почти полуметровым снегом футбольные поля загнали нас в залы завода “Ташавтомаш” и “Ешлык”, где провели два зимних месяца. К началу весны тренировались на укатанном снегом поле колхоза “Политотдел”, - жаловался он журналисту.

Такие же проблемы испытал “Кайрат”. Не дождавшись солнца, команда выехала в Сухуми, потому как тренер Чен Ир Сон считал занятия в зале потерянным временем. Он завидовал, не скрывая недоброго чувства, “аристократам”, имевшим возможность готовиться за рубежами отчизны на хороших полях и проводить спарринги с сильными соперниками.

В таком же положении по прихоти погоды оказались тбилисцы и “Нефтчи”. Стойкие морозы и снежный покров в грузинской столице (в кои-то веки) в январе и феврале не позволили выйти на природу. Тренировались в просторном Дворце спорта. Площадь позволяла играть в мини-футбол в формате 5х5 и даже 6х6.

Природа сурово обошлась и с бакинцами. Даже старожилы не помнили таких свирепых холодов. Тем не менее тренер Ахмет Ахмедов предпочел большинство занятий проводить на заснеженном поле. А новичок высшего класса, не тренер Георгий Жарков, - руководимый им “Уралмаш”, зимой и в зале бегал, и на морозную улицу из теплого помещения выбегал. Когда стало невмоготу, подались теплолюбивые свердловчане на черноморские юга. Хрен редьки оказался не слаще. Сменили курс, махнули в Андижан, не ведая, что природа и на среднеазиатов невесть за что взъелась. Картину Якушин описал, - лютая зима, снежные сугробы. Поняв, что делать здесь нечего, вернулись в Сочи. Из двух зол выбрали меньшее.

К умеренным отнесем Александра Пономарева, некогда убойного форварда сталинградского “Трактора” и московского “Торпедо”, довольно успешного тренера, добывшего с московским “Динамо” золото сезона-63. Бросили его на трудный, запущенный участок - поднять на приятную глазу и радующую сердце и душу высоту “Арарат”. Бросили с некоторым опозданием. Не успев познакомиться с ребятами, разобраться, что к чему, кто есть кто, он в авральном темпе приступил к работе.

Умеренным назвал Александра Семеновича вот почему: не будучи приверженцем тренировок в закрытых помещениях, он полностью их не отвергал. “В зале можно заложить фундамент силы, ловкости, гибкости, развить определенные группы мышц. Но не более трех недель”, - объяснял свою позицию. На воле меняли места дислокации, как только дождались “Подснежника”, окунулись в его турнирные воды.

КОМУ ЗАВИДОВАЛ ЧЕН ИР СОН?

Завидовал он венценосцам-киевлянам, сливкам московского общества (“Спартаку”, “Динамо”, “Торпедо”, ЦСКА) и еще кое-кому. Вице-чемпионы, чуть передохнув от утомительного, но довольно успешного прошлогоднего сезона, приступили к подготовке к новому. Симонян занятиями в зале не пренебрегал. Позанимались немного и в третьей декаде декабря совершили мягкую посадку на Апеннинах. В Италии провели четыре игры с командами серии “А”. Первый блин комом вышел, уступили “Пизе” - 2:3. А накануне Нового года, 31 декабря, уверенно (3:1) обыграли лидера на тот момент, “Кальяри”. Уже в новом году, в первых числах января, “Спартак” на ноль переехал “Болонью” (3:0) , “Торино” (1:0) и сделал итальянцам ручкой - арревидерчи.

В те самые дни, 5 и 6 января, когда спартаковцы проводили прощальные матчи, их земляки-динамовцы встретились с “Кальяри” и так же непочтительно с итальянским лидером обошлись - 2:0. Победа над “Палермо”, делившего 4-5-е места с самим “Интером”, далась труднее - 2:1. После чего “сиамские близнецы” разъединились и разбрелись по разным частям света. “Спартак” - в азиатский Иран, “Динамо” - в южноамериканский Чили. Там (в Тегеране и Сантьяго) их с нетерпением ждали организаторы мини-турниров.

Спартаковцы легко преодолели четыре “невысоких” препятствия - сборные Ирака, Пакистана, Ирана и средней руки турецкий клуб. Не пропустив ни одного мяча, забили одиннадцать. На посошок сгоняли спарринг с лучшим иранским клубом “Тадж” с щадящим его (“Таджа”) самолюбие счетом - 0:0. Иранцы, оценив джентльменство и широту души гостей, остались довольны. Скажу больше - были счастливы.

Доволен остался и Никита Симонян - состоянием команды. Настроение Никиты Павловича не сравнимо с прошлогодним. Тогда он только начал создавать коллектив единомышленников. Успеха за один сезон добился удивительного. Не только в завоеванном серебре дело. Он дух истинно спартаковский в ребят вдохнул, манеру игровую - активную, наступательную, комбинационную - вернул. Команду слепил сплоченную, сильную, конкурентоспособную. Бросила перчатку самому Киеву. Долго “Спартак” лидировал, но не выдержал, не дотерпел. Уроки извлечет, главное, понял - может. Эта уверенность в словах Симоняна, лаконичных, обнадеживающих для огромной красно-белой торсиды сквозила: “Будем готовиться к соперничеству с киевлянами за золотые медали” (“Советский спорт” от 12 марта).

ИХ НРАВЫ

Динамовцам на другом краю земли противостояли соперники покруче - два лучших чилийских клуба, югославская “Црвена звезда”, аргентинский “Сан Лоренсо” и бразильский “Коринтианс”. Двух выигрышей при трех ничьих для общей победы в турнире не хватило, остались вторыми. Опередил их “на грудь” местный “Коло-Коло”. Пробивался он к намеченной цели с ожесточенными боями (причину отсутствия кавычек вы скоро поймете).

С югославами в небольших перерывах между игрой в футбол ребята усердно друг друга мутузили. Чилийский арбитр (все матчи обслуживали местные судьи, от болельщиков на трибунах отличались они возможностью непосредственно влиять на ход и исход матчей, чем беззастенчиво пользовались) удалил троих гостей и двоих соотечественников - 3:2 по удалениям. Те же цифры светились на табло, возвестившем победу “Коло-Коло”.

Игру чилийцев с “Коринтиансом” арбитр судил так безобразно, что темпераментные бразильцы его поколотили. Пока несчастному оказывали помощь и, не сумев привести его в рабочее состояние, уносили на носилках, завязалась серьезная потасовка между футболистами, остановленная вмешательством полиции. Возникла пауза. Что делать? Естественно, прекратить игру. Так бы и поступили, если бы не заметили на трибуне, среди зрителей, известного чилийского судью Торо. От сделанного предложения отказаться он не смог. Взяв в руки карающий свисток, решительно провел сокращение кадров. Когда чистку рядов завершил, своих игроков оказалось больше. Численным преимуществом распорядились хозяева толково, встречу выиграли и опередили московских гостей на очко. Что и требовалось доказать. Теперь вам понятны отсутствие кавычек в словосочетании “ожесточенные бои” и смысл подзаголовка, весьма на страницах советских СМИ в международной хронике распространенного.

Динамовцы согласно предварительной договоренности посетили Перу и Венесуэлу. Сгоняв ничьи с аборигенами (2:2 и 0:0), обыграли оказавшийся в Каракасе бразильский “Васко да Гама” из Рио-де-Жанейро -2:0. Десять матчей с сильными клубами с положительным балансом (+5=5-0, 18-10), да еще в нерабочее зимнее время можно занести в актив с точки зрения спортивной. Да и с творческой, с практической, пользу извлекли несомненную. Недостаток - слишком плотный, жесткий график игр с перелетами и переездами нарушили привычный, размеренный в это время года тренировочный режим.

СБУДЕТСЯ ЛИ ПРОГНОЗ Валентина ИВАНОВА?

Начали автозаводцы необычайно рано, даже раньше, чем “Спартак”, - в середине декабря 68-го. Слегка размявшись на заснеженном поле, вылетели в ФРГ, где провели четыре матча (+2=1-1, 6-5) с не лучшими представителями этой мощной футбольной державы. Едва переведя дух, успели встретить Новый год в кругу родных и близких в Москве. И тут же, как и “Динамо”, перемахнули через океан. Приземлились в уругвайской столице Монтевидео, где состоялся международный турнир с очень сильным составом - лучшими уругвайскими командами (“Пеньяроль” и “Насьональ”), двумя аргентинскими и чехословацкой “Спартой”.

Обошлись с москвичами сурово, позволили набрать три очка (+1=1-3, 6-10). Из Монтевидео транзитом через Москву пожаловали в гости к близким “родственникам”, болгарским братушкам. Еще пятью играми (+1=3-1, 6-7) завершили продолжительное, в два с половиной месяца, турне. До начала союзного первенства коротали время на черноморских берегах.

Валентин Иванов выглядел несколько удрученным не только из-за скромных спортивных результатов: на пути из ФРГ в Уругвай “потеряли” основного вратаря, одного из сильнейших в стране. “Уход Кавазашвили несколько обнажил тылы”, - рассказывал он журналистам. Потеря невосполнимая, у приглашенного из рижской “Даугавы” молодого, способного, перспективного Лаймониса Лайзанса, по словам Козьмича, “немало проблем во вратарском образовании”. Поделился и радостной новостью: “Успешно и настойчиво тренируется Валерий Воронин”. После страшной прошлогодней катастрофы Воронина собирали буквально по частям. Выжил, почти год приходил в себя. И вот тренируется, пытается вернуться в футбол, в большой футбол, на высочайшем уровне. Это было похоже на чудо. Как на поле получится, расскажу, как только ступит на него.

Бодрости духа Иванов не терял, оптимизм, как мне (не только мне) показалось, чрезмерный. Сужу по его словам: “Собираемся дать бой киевскому “Динамо” и занять призовое место”. Какое, не уточнил. Любое, не исключая первого, читалось между строк. А в беседе с киевским журналистом прогноз дал конкретный, облек его в форму, обидную для журналиста и всех поклонников чемпиона: “Единовластие киевского “Динамо” кончилось, и оно уступит кому-то из московских команд, кроме “Локомотива”.

Смело. Насколько обоснованно? Иногда прогнозы Валентина Иванова удивительным образом материализовывались. Перед сезоном-65 напророчил “Торпедо”, за которое еще играл, золото чемпионата и солидный отрыв в очках от тбилисцев. Грузинские журналисты тогда возмутились, мол, рано пташечка запела. А ведь сбылись оба. Медали из благороднейшего металла получили и лучшую грузинскую команду намного опередили. Не поверите - на 15 очков! Как в этот раз получится? Ждать долго. Коли дождемся (осторожничаю, время-то нестабильное), распишу в деталях.

ХОРОША СТРАНА БОЛГАРИЯ

Тренер армейцев Всеволод Бобров вел команду к открытию чемпионата по дорожке проторенной, не раз в прошлом опробованной, наращивал форму бойцов постепенно. Начали в закрытых теннисных кортах ЦСКА, к концу января отправились на традиционное, обжитое еще командой “лейтенантов” в середине 40-х место сборов - в Сухуми. Получив приглашение из далеких футбольных окраин, без раздумий на эти окраины - Бирму и Пакистан - отправились. Соперники никудышные, зато тепло, газоны сочной зеленой травкой покрыты. Результаты на зеленых газонах, учитывая уровень оппонентов, - посредственные. В девяти встречах - две ничьи, семь побед и ни одной крупной. Всего 15 мячей забили (чуть более полутора за игру) и четыре пропустили.

Столь скромный баланс тренер объяснил длительной акклиматизацией, ослабленным составом (лучших игроков мобилизовали в сборную), несыгранностью новобранцев и дублеров со старожилами, постоянными переездами с места на место, порой дальними, что сокращало время отдыха и реабилитации и нарушало тренировочный график. В Болгарии соперники куда квалифицированнее. Это и на результатах сказалось - в трех играх ни одной победы. О степени готовности к сезону ЦСКА, имевшего медальные аппетиты, судить было сложно.

Болгария - место паломничества советских клубов в предсезонную пору. Страна - близкая не только территориально, но и корнями родственными, славянскими, языковыми. Бездомного, бродившего по Европе призрака коммунизма приютили, обласкали, обогрели, оттого и система политическая схожая, и цель конечная - светлая, манящая, дразнящая и, как оказалось, недоступная, утопическая. То же Черное море омывает ее берега. Что же притягивало к ним, когда свои имелись, такие же, черноморские? Качественные поля с необходимыми для тренировок причиндалами, вполне приличные бытовые условия (наши, не привыкшие к таким, называли их отличными, а тренер одесситов - идеальными), крепкие соперники, отсутствие длинных очередей за полями для игр и тренировок… Если коротко: близко, удобно, дешево.

Кроме двух московских клубов побывали в шестнадцатой советской республике (так в шутку с долей истины называли Болгарию) “Зенит”, “Крылышки” и “Черноморец”. Одесситы отправились туда не сразу, после “туристической” поездки в Ливан и Сирию. Там согрелись, размялись с местными клубами, выиграли все встречи. В Бейруте оказали советским футболистам честь, какую ни одной зарубежной команде не оказывали. Пригласили в святая святых, в президентский дворец. Наши хорошо к загранпоездке подготовились. Узнав, что в молодости высочайшая особа футболом увлекалась и даже ворота сборной Ливана защищала, мяч с автографами всех членов делегации экс-вратарю, президенту то есть, преподнесли. Правитель был тронут. Не в том смысле. Я хотел сказать - растроган. По дороге домой сыграли пять матчей в Болгарии и один в Румынии.

НА ВЫСШЕМ УРОВНЕ

“Зенит” и волжские “Крылья” совместили поездку к балканским соседям с участием в домашнем “Подснежнике”. “Черноморец” от него отказался. Как и чемпион. Виктор Маслов, главный противник турнира, мешавшего, по его мнению, нормальной подготовке к сезону, работал так, как считал нужным. Трудовые будни киевлян начались в первых числах января, как только последствия от новогодних излишеств переварились и выветрились.

Шестого числа собрались в зале стадиона “Динамо”. Виктор Александрович - человек “старорежимный”, чтил традиции. Тренировки в закрытых помещениях на первом этапе считал обязательными. Затруднял там хлопцев столько, сколько считал нужным. Поработав в зале до конца января, динамовцы отправились на сборы в Гагру, имея к тому времени на руках приглашение посетить США в любое удобное для себя время. Поступило от югослава Алекса Обрадовича, руководителя команды “Калифорния Клипперс”, чемпиона страны. Помимо товарищеских встреч шеф обещал участие в международном турнире с сильными бразильскими и португальскими клубами. Желание поехать в Штаты совпало с возможностями - советское партийное руководство не препятствовало визиту в стан непримиримого идеологического и политического врага.

Америку после Христофора Колумба открывали в разное время по разным поводам не один раз: Северную, Центральную и Южную. Советские граждане Америку отождествляли с США. Так вот, из наших футбольных команд Америку открыли киевские динамовцы.

Во второй половине февраля самолет с украинской делегацией, возглавляемой председателем Федерации футбола Украины Федором Мартынюком, приземлился в аэропорту Нью-Йорка. Встречали команду представитель Украинской ССР при ООН, много официальных лиц и намного больше журналистов, назойливых, настырных, не в меру раскрепощенных.

В турнире советский чемпион участия не принял, ограничился тремя товарищескими матчами с чемпионом американским. Первая встреча состоялись в Сан-Франциско на стадионе “Кезар” в присутствии 12 тысяч зрителей. В североамериканские клубы для популяризации слаборазвитого соккера (европейского футбола) приглашали именитых футболистов из Европы и Южной Америки. Обрадович собрал немало легионеров. К уже имевшимся добавил перед встречей с киевлянами лучших бомбардиров минувшего чемпионата, поляка Ковалика и уругвайца Фернандеса.

Американцы, как в хоккее, фиксировали не только минуты забитых мячей, но и секунды. Начали стремительно. На 45-й секунде Анатолий Пузач с близкого расстояния отправил мяч в ворота югослава Стояновича. На 59-й Фернандес переиграл Рудакова. К исходу первой минуты - 1:1. Что же дальше будет? Ничего особенного. До конца тайма Пузач добавил всего два, а Фернандес после перерыва ограничился (вернее, его ограничили) одним. В поединке Пузача с Фернандесом и советского чемпиона с американским победили наши с одинаковым счетом - 3:2.

Второго марта на стадионе “Колезиум” в Лос-Анджелесе состоялась повторная встреча. За ней следили 10 287 человек. Ничья - 1:1. Оба гола забиты во втором тайме. Начал Ковалик, завершил Сабо за шесть секунд (!) до конца. Игра - грубая, свисток судьи Боланоса не умолкал, а за обоюдные противоправные действия (проще - за драку) арбитр отстранил от игры Фернандеса и Медвидя. В составе хозяев - одни иностранцы: пять югославов, по два поляка и костариканца, норвежец и уругваец.

Через неделю, 9 марта, прощальный матч опять в Сан-Франциско, на том же стадионе. Больше и опаснее атаковали гости (Стоянович отразил 13 ударов, Банников - только четыре), а выиграли хозяева. Благодаря голу Ковалика. Американские бомбардиры и здесь забили поровну, по два мяча. Первая футбольная советско-американская встреча на высшем уровне не выявила превосходства ни одной из сторон: +1=1-1, 4-4. Гуд бай, Америка!

Маслов визитом в Штаты не был доволен. Ни арифметическим итогом, ни творческим: “Должен сказать, что поездка в США, сколько она ни была любопытной, не очень много прибавила к подготовке команды. Такого рода турне годятся для удлинения сезона, если они примыкают к окончанию чемпионата, и мало годятся для подготовки непосредственно перед сезоном. Мы имели, правда, возможность проводить ежедневно двухразовые тренировки, но они сопровождались 50-70-мильными поездками и проходили в условиях, к которым приходилось специально приспосабливаться”, - делился тренер с корреспондентом “Советского спорта” (от 19 марта).

“Революционные” настроения наставников “Торпедо” и “Спартака”, их решимость произвести “государственный переворот”, свергнуть наконец киевского правителя, удерживавшего высочайший пост три срока подряд, Маслов воспринял спокойно, признав: “Главными соперниками киевского “Динамо” я склонен считать четыре московские команды” (там же).

ТУРНИР ДЛЯ ГАЛОЧКИ

На фоне описанных событий оставался на обочине широко разрекламированный “Подснежник”, призванный инициаторами зимнего турнира удлинить сезон и решить множество проблем подготовительного периода. Дебютировал “Подснежник” в 67-м. “Загоняли” в него агитацией, пропагандой и самым надежным, проверенным добровольно-принудительным способом. Народ наш, на много десятилетий вперед запуганный, на уговоры поддался (как бы чего не вышло), да и любопытно было взглянуть на цветочек, понюхать, попробовать на вкус. Не всем понравился, накладок, преимущественно организационных, было немало, и все же нестройно, вразнобой, произнесли: “Одобрям-с”.

Лишь Маслов не пожелал вкусить зимний плод, объявил “голодовку”, пошел своим путем, за что получил словесные “пинки” от коллег и начальства. К следующему турниру отнеслись сдержанно. В наступившем 69-м “Подснежник” по-прежнему на повестке дня. Организаторы и учредители (редакция “Советского спорта”) продолжали убеждать в несомненной пользе турнира, обещали исправить имеющиеся в прошлом отдельные недостатки. Привлекли авторитетного, уважаемого Андрея Петровича Старостина, выступившего 7 марта, перед стартом, с небольшой речью: “Предложенная редакцией “Советского спорта” идея весеннего соревнования… упала на почву, подготовленную всем ходом событий в развитии футбола. На этой почве расцвел “Подснежник”… Теперь важно, чтобы у растения стал крепким корень”.

Увы и ах, растение зачахло, не успев расцвести. Восемь отказников - почти половина состава высшей группы: пять лучших советских команд прошлого года - чемпион и четверка московских, еще два (“Черноморец” и “Нефтчи”) из первой восьмерки и “Пахтакор”. Было похоже на массовую забастовку, акт неповиновения.

Планы организаторов нарушила непогода, добравшаяся и до среднеазиатских футбольных баз. Срочно переехали на кавказское морское побережье. Полей там не прибавилось, качество их не улучшилось. Начали с месячным опозданием, только в марте. Состав четырех групп - неравномерный. В двух - сплошь представители высшего класса, в одной - “провинциалы”, последняя группа - смешанная. “Стол накрыли” на 22 персоны. Среди них - приглашенный из Финляндии ХИК, дабы придать турниру видимость международного.

Смех. Финны проиграли все четыре матча с общим счетом 4:19, зато не без их непосредственного участия определился победитель группы. Ростовский СКА и “Локомотив” набрали по шесть очков. СКА обыграл ХИК скромно - 4:2, а москвичи разнесли его в хлам - 8:3 (в первом тайме - 7:0) и за счет лучшей разности мячей опередили конкурента.

Календарь уплотнили, предварительно составленные тренерские планы расползлись по швам. Неконтролируемое нашествие команд второго эшелона на кавказские базы создало толчею несусветную. Доступ к полям в связи с острым дефицитом был затруднен. Поля и без того ущербные, с рождения создателями обиженные, испытывая огромную нагрузку (топтали их беспрерывно и беспощадно сотни сильных, здоровых ног, закованных в тяжеленные бутсы с острыми разрушительными шипами), окончательно потеряли товарный вид.

Так стоит ли осуждать ведущие советские клубы за обструкцию?.. От хорошего, нужного, полезного не отказываются. Похоже, был “Подснежник” нужен только чиновникам, чтобы галочку поставить и перед начальством отчитаться. Общее мнение отказников выразил тренер “Черноморца” Сергей Шапошников: “Турнир нарушает привычный учебно-тренировочный процесс. К тому же на юге нет хороших полей, чтобы проводить такие соревнования. Отказавшись от “Подснежника”, мы получили возможность подбирать приемлемых спарринг-партнеров в удобные для нас сроки… “Подснежник” себя изживает, нужно искать новые формы. Да и нужен ли он, если многих не устраивает”.

В нашей стране негативные прогнозы сбываются. В 70-м зимний цветок увял, турнир отменили. О состоявшемся в 69-м все же расскажу. Служебный долг обязывает.

КУБОК СМЕНИЛ ГОРОД, НО НЕ ВЕДОМСТВО

Слабый состав участников сказался на посещаемости. Матчи собирали по несколько сот зрителей, бывало и меньше - несколько десятков. За первым полуфиналом в Хосте, “Локомотив” - “Днепр”, следили всего четыреста человек. Руководители “Днепра”, видимо, не рассчитывая на успех, предупредили администрацию гостиницы, что на следующий день команда съезжает, освободившиеся номера можно сдавать. Футболисты упаднические настроения своих наставников не разделяли. Играли на равных, бились, умело защищались, смело атаковали. И гол, оказавшийся победным, забили. Финал через три дня, а ночевать где-то надо. Пришлось тренерам выдержать серьезный бой с дирекцией гостиницы, не понявшей причину непоследовательного поведения постояльцев.

Другой полуфинал, случай редкий, собрал тысячи зрителей. Афиша привлекла: тбилисское “Динамо” - “Арарат”. Закавказское дерби во все времена по принципиальности, бескомпромиссности, не уступало московскому, “Спартак” - “Динамо”. Народу из обеих республик понаехало много. Младшие по рангу, ереванцы, не тушевались, держались достойно, играли на равных, мячами забитыми обменялись. Ближе к концу не выдержали, пропустили два подряд - 1:3. Сказался более высокий класс грузин.

Фавориты в финале - тбилисцы. Но дерзкий “Днепр” не чувствовал себя кроликом перед страшной пастью удава. Не пошел на заклание. Наставник новый, неискушенный, молодой (30 лет от роду), в прошлом году еще в составе “Шахтера” по полю бегал. Мог еще побегать, да отношения с тренером Ошенковым не сложились. Решил переквалифицироваться, другую профессию освоить. Говорят, неплохо получилось. Я еще не назвал его? Упущение. Извините. Валерий Васильевич Лобановский, прошу любить и жаловать.

Команду успел создать крепкую, боевую, грамотную. Ребята подобрались толковые. Андрей Биба, ветеран, человек заслуженный, медаленосец, не так давно футболистом СССР № 1 признали. А вратарь Владимир Пильгуй широкой публике еще не был известен. Лучшие его годы впереди, самого Льва Яшина в динамовских воротах сменит…

Начали, я о финале, осторожно, со стороны казалось - в шахматы играют, из закрытого дебюта никак не выберутся. Было скучно. Под конец тайма публика оживилась, когда защитник Шпаков раз за разом пытался неверными ходами ферзя грузинского, Славу Метревели, слопать. Тут взорвались, возбудились - и ферзь, и свита.

Во втором тайме уже в футбол играли. “Ферзь” наказал-таки за непочтительное к себе отношение. Улучив момент, забил прекрасно игравшему Пильгую, а после матча принял из рук редактора “Советского спорта” Николая Киселева красивый кубок. Погостив два года в Москве у динамовцев, сменил город, но ведомству не изменил. За такое держатся.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...