Газета
29 мая 2015

29 мая 2015 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1968 год. ЧАСТЬ ДЕВЯТАЯ

КАКОЙ ЖЕ ДЕТЕКТИВ БЕЗ ПОГОНИ!

Советский чемпионат (прошу занести в протокол - не по моей вине) исчез с наших "радаров" месяца полтора назад. Паранормальные явления его не коснулись: не стал он жертвой зеленых человечков, бороздивших просторы Вселенной на летающих тарелках, не поглотил расположенный вдали от священных советских границ загадочный Бермудский треугольник.

СНИЗИЛСЯ ЛИ ИНТЕРЕС К ФУТБОЛУ?

Пребывал 30-й союзный в добром здравии, исполнял привычные обязанности, двигался по намеченному графику, а не попадал в поле нашего зрения по причине уважительной: не сходил с широких экранов популярный, вызывающий огромный зрительский интерес сериал, снятый при участии советских и зарубежных коллективов. Обзавестись наградами на итальянском фестивале не довелось. Возвращались ребята на родину расстроенные, под аккомпанемент брюзжащих критиков и разгромных рецензий.

Вот какая предстала перед ними картина: в лидерах все еще "Спартак" с 19 набранными очками и пятью потерянными. За ним чемпионы двух последних лет киевляне - 18 (8) и "Торпедо" - 17 (9). По очкам набранным плотность высокая, по потерянным "Спартак" небольшой отрыв создал. От подвальной части таблицы я стыдливо отвел взгляд, чтобы не расстраивать многочисленных поклонников прошлогодних серебряных призеров - "Динамо" московского. Находились динамовцы вместе с кировабадскими одноклубниками в крайне стесненном экономическом положении, на грани "дефолта". С наибольшим числом потерянных очков (по 19) бомжевали на двух последних ступенях таблицы - девятнадцатой и двадцатой.

Такое положение на полюсах сложилось к 14 июня. В этот день лидер в очной встрече с чемпионом получал шанс увеличить отрыв по очкам потерянным с трех до пяти.

Появившиеся в прессе опасения, будто обилие мелькавших на советских телеэкранах международных матчей снизит интерес к внутреннему первенству, были преувеличены. Причины снижения посещаемости индивидуальны. В основном - низкое качество игры, соответствующее занимаемому месту. Наглядный пример - Кутаиси и Кировабад. Переполненные 25-тысячные стадионы в начале сезона с постепенным падением посещаемости до 10 тысяч, а то и меньше. Даже приезд в Кировабад "Спартака" не тронул местных болельщиков - трибуны зияли огромными проплешинами. Но и "Пахтакор" обитал в непосредственной близости от зоны вылета, однако матч с "Нефтчи" привлек более сорока тысяч посетителей.

Что же до встречи лидеров, стотысячные "Лужники" собрали полную чашу. Обе команды доказали закономерность пребывания на первых ступеньках. Не получив удовольствия от безрадостного выступления сборной, народ жаждал увидеть спектакль в исполнении лучших трупп. Увидел. По уровню футбола, темпераменту, самоотдаче, обилию голов, лихо закрученному сюжету и корректному поведению игроков этот матч стал украшением чемпионата. Радовало, но не удивляло и поведение зрителей. Болели страстно, шумно, большинство, естественно, за своих, но никому не мешали, не доставляли хлопот - ни соседям, ни тем более участникам действа. Я не идеализирую прошлое, тогда еще ходил на футбол, побывал на разных стадионах, знаю, о чем говорю. Эксцессы? Случались, очень редко, о них на страницах "Летописи" мы рассказывали. Будет повод (а он будет), поведаю. Может, сегодня.

ДЕБЮТ ЗА "СПАРТАКОМ"

А пока насладимся игрой, отличной, захватывающей. И не безошибочной. Такой в природе не существует. Ошибки - неотъемлемая часть футбола, выскажу мысль парадоксальную, добавляют шарма, эмоций, радость одним и глубокие переживания другим. Вот и в дебюте вдруг стали ошибаться большие мастера. Сначала Василий Турянчик, вслед за ним - Федор Медвидь. Первая осталась безнаказанной, за вторую уже на 11-й минуте наступила расплата. Вячеслав Амбарцумян с Галимзяном Хусаиновым разыграли двухходовку, и Вячеслав поставил точку.

В поведении хозяев ничего не изменилось, мысли не возникло замедлить темп, засушить игру, окопаться. Зная о привычке чемпиона сразу же овладеть контролем над центром поля, подолгу держать мяч, диктовать свою волю, растащив оборону, нанести разящий удар, спартаковцы сковали его, навязали жесткий прессинг, атаковали в момент приема мяча, лишая кислорода и свободного пространства. Электронное табло оценило старание красно-белых, их настойчивость, и на 39-й минуте высветило цифру "2". Случилось это, когда Осянин с Евлентьевым в два хода преодолели немалый путь от своей штрафной площади до чужой, и Евлентьев мастерски переправил мяч в противоположный от Банникова угол.

ИСХОД ЗАКОНОМЕРНЫЙ

А что же Киев? Делал что мог, что соперник позволял. Соперник позволял немного, близко к своим владениям не подпускал. Палили гости из дальнобойных орудий. Зарядил Бышовец - штанга. Пузач пробил прицельнее. Маслаченко в порядке, обезвредил "снаряд" и отбросил за пределы поля. Очередную попытку, уже во втором тайме, предоставил судья. Штрафной тоже с дальней дистанции. Строил "Спартак" "стенку" в спешке, выстроил многочисленную, но с изъяном. Сабо, мастер "стандартов" знатный, наметанным, профессиональным взглядом щелочку обнаружил. Увидеть мало, попасть надо. Пробил безукоризненно, попал в ту самую щель и в ворота - 2:1.

Хозяев минутная паника охватила, бросились "рыть окопы", даже Осянина в стройбат мобилизовали. И тут же расплатились. Наказал Пилипчук - 2:2. Поняв ошибку, принялись, не откладывая на потом, ее исправлять. Отодвинули игру, вторглись на чужую территорию и пару моментов создали. Один реализовал вернувшийся на рабочее место Осянин - красиво, технично срезал мяч головой в недосягаемую для Банникова точку. Недолго ликовали трибуны - три минуты. Пузач с превосходной подачи Бышовца сыграл "а ля Осянин": пробил головой впритирку со штангой - 3:3.

Огонь в оставшиеся четверть часа продолжал пылать то у одних ворот, то перекатывался к другим. Оба лидера заслужили победу, а ничья стала, пожалуй, самым справедливым и закономерным исходом. Киев, помимо прочих достоинств, проявил волю, характер. "Спартак", сдав экзамен чемпиону, доказал право на лидерство. Побольше бы таких матчей.

ПРИГОВОР СТРОГИЙ, НО СПРАВЕДЛИВЫЙ

Еще один, похожий, состоялся через шесть дней в Киеве, куда пожаловало тоже имеющее виды на пьедестал "Торпедо". Матчи этой пары, принципиальные, боевитые, привлекали и классными исполнителями. У автозаводцев, потерявших в 68-м Воронина, было их меньше. Но они были и делали погоду. Стрельцов, заботливо охраняемый, из двух возможностей одну реализовал - пробил неожиданно, в прыжке, с лета. Главное - точно.

После перерыва ублажал гурманов уже киевский лидер - Бышовец. Он своевременно откликнулся на фланговый прострел Пузача и в парящем полете неотразимо пробил головой. Игра пошла в теннисном ритме - мяч туда, мяч обратно. Счет мог измениться в ту и другую сторону. Изменился в последней пятиминутке, подразнив поклонников обеих команд. Первая автозаводская скрипка, Эдуард Стрельцов, обманув телохранителя, успевал исполнить сольный номер. Исполнил бы, если б не увидел оставленного без присмотра Шалимова. Не задумываясь, центрфорвард право заключительного аккорда предоставил товарищу. До пустующих ворот (Банников, ожидая неприятностей от Стрельцова, бросился к нему) метров восемь. Покати мяч и принимай поздравления. Шалимов пробил сильно и угодил в штангу, что сделать в этой позиции было неимоверно сложно. Отдадим ему должное - сумел.

За такие промахи надо наказывать. За этим дело не стало. Судьба вынесла приговор строгий, но справедливый. Привел его в исполнение опять же Анатолий Бышовец. Не дрогнула карающая нога - 2:1. Прекрасный матч, щедрый на острые проходы, размашистые атаки, технически безупречную работу с мячом, обилие предынфарктных моментов и красивейшие, мастерски исполненные голы. Сейчас принято выставлять оценки за зрелищность. Только что описанный достоин был высшего балла, если бы не опустил ложку дегтя в бочку меда Йожеф Сабо.

СТЫДЛИВО ПРОМОЛЧАЛИ

Непонятно, что вынуждало большого мастера, футболиста страстного, азартного, полезного, эффективного, опускаться до "кухонных" свар, проявлять к товарищам по цеху немотивированную жестокость. Наказывали его (намного реже, чем того заслуживал), дисквалифицировали на разные сроки, однажды - пожизненно. Влиятельные заступники добивались амнистии, и все начиналось по новой. Мне не хочется (дабы не быть заподозренным в предвзятости) комментировать поведение Сабо в игре с "Торпедо". Попрошу сделать это обозревателя спортивной газеты Олега Кучеренко.

"Суд неправедный и скорый творил на поле полузащитник киевлян Й.Сабо… Во время острой схватки у динамовских ворот упало несколько игроков. Судья справедливо отметил, что правила нарушили торпедовцы. Сабо же после этого подхватил мяч и что есть силы нанес удар в лежащих на земле, а потому беззащитных московских игроков. Судья лишь пожурил киевлянина. Сабо, видимо, уловив настроение арбитра, повел себя еще более вызывающе. После того как Шалимов столкнулся с двумя динамовцами и судья определил, что виновен москвич, Сабо взял в руки мяч, подошел к Шалимову и в упор пробил в него мячом… А Сабо, которого надо было немедленно удалить с поля, остался безнаказанным…

Телевизионные камеры были всевидящи, но, к сожалению, бесстрастны. Единственный человек, который мог бы помочь зрителям отличить прекрасное от уродливого, был комментатор В.Нестеренко. Но и он стыдливо промолчал" ("Советский спорт" от 22 июня).

Стыдливо промолчали автор отчета о матче, киевский корреспондент "Советского спорта" и знаменитый футболист, блиставший в 30-е годы в киевском "Динамо" (он делился впечатлениями от игры).

ВЫШЕЛ ИЗ ТЕНИ

Не разрешив спора в очной встрече, "Спартак" с киевлянами продолжили дискуссию заочно. Москвичи победили трижды, конкуренты оставили очко в Тбилиси. Де-юре (считая потерянные) разрыв достиг четырех очков. Запротоколировать комфортное преимущество (де-факто) лидер намеревался 8 июля в "Лужниках" на встрече с "Торпедо" в присутствии ста тысяч свидетелей.

Болельщиков-ветеранов наверняка изрядно позабавил и умилил восторг комментаторов в связи с рекордом на "Открытие Арене" в недавнем матче "Спартака" с армейцами. Зрителей собралось 40 тысяч с небольшим довеском, тысяч на пять меньше, чем способны вместить трибуны. Рекорд состоялся только в 14-м матче "Спартака" на своем стадионе. Впрочем, сравнение с советским прошлым не вполне корректно: "Спартак" был другим, другим - футбол, здоровый, спортивный к нему интерес (к игре, а не к постоянной вокруг нее возне и скандалам), да и болельщики ничего общего не имели с энной частью не в меру агрессивных посетителей, именуемой ныне фанатами. Сто тысяч - не предел, раздвинь "Лужники" просторные свои владения, увеличь посадочные места вдвое, заполнили бы все до единого. Да простит молодежь старческое брюзжание автора. Не буду отвлекать от им же анонсированной игры.

Лидер знал, что хотел, и добился желаемого с легкостью необыкновенной - уже на третьей минуте красно-белый капитан, неувядаемый Галимзян Хусаинов, зажег на табло первую цифру. В том, что продолжение последует, мало кто сомневался. Важно другое, как уберечься от черно-белого ветерана, автозаводского, ровесника Гили, 31-летнего Эдика Стрельцова. На поле он присутствовал, занял исходную позицию (руки в боки) между центральной линией поля и спартаковской штрафной - и с любопытством, словно лицо незаинтересованное, наблюдал за происходящим вокруг. Стоял не один - в окружении почетного караула. В те редкие мгновения, когда мяч попадал к нему, Стрельцов старался побыстрее от него избавиться и, как человек нейтральный, отдавал то своим, то чужим.

До конца тайма рабочий класс счет сравнял. Ни вины, ни заслуги Мастера в этом голе не было. Создал его Михаил Гершкович. Сделал изумительную через все поле передачу: закрученный мяч исполнил команду хозяина безукоризненно. Совершив дальний перелет, он послушно лег у ног адресата, Давида Паиса, терпеливо ожидавшего посылку на углу вратарской площадки. Перед ним - один Владимир Маслаченко. Не попасть из такого положения много труднее, нежели попасть. Давид избрал легкий путь - 1:1.

То, что случилось после перерыва, обсуждали долго, темпераментно, выдвигали разные версии, сошлись на одной: торпедовский тренер Валентин Иванов в целях конспирации включил в состав тень Стрельцова. На второй тайм - ее владельца во плоти. Владелец легко "разоружил" охрану, выбрался из тесного кольца на зеленые просторы и сделал игру: два гола забил сам, два добавил Гершкович (один с подачи "дядьки"). По системе "гол+пас" набрал дуэт по три очка. Что он творил, этот бесподобный тандем! Стрельцов с Гершковичем устроили показательное выступление: на небольшом густонаселенном пространстве, в чужой штрафной, не обращая внимания на потерявших голову соперников, чертили геометрические фигуры, сложнейшие, на зависть фигуристам, узоры. Забили четыре, могли больше. Казалось, увлекает их не столько результат, сколько процесс. Сохранись запись того матча, вы разделили бы восторг автора этих строк, восхитились сыгранностью, фантазией и мастерством уникальных футболистов. Лидер раздавлен - 1:5. В спартаковском лагере - мировая скорбь, в Киеве - вселенская радость.

"ДА ЖИВ Я, ЖИВ, ОКЛЕМАЛСЯ"

Что случилось со "Спартаком", жив ли, способен конкурировать с чемпионом? На эти вопросы должны дать ответ два следующих матча на своей земле, московской. Соперники доступные, не ровня, другого круга общения, тусовались в подвальных этажах с себе подобными. В игре с алмаатинцами пульс у спартаковцев едва прощупывался. Лишь своевременная инъекция "главврача" Никиты Симоняна (в середине второго тайма ввел в игру Владимира Прибылова) улучшила состояние "больного". На 88-й минуте Прибылов отблагодарил тренера за доверие - 1:0.

Следующий - "Пахтакор". В первой половине лидер в нирване. Во второй - прежний, боевой, с волчьим аппетитом. После разгрузочных дней в двух предыдущих матчах наверстывал упущенное со скоростью необыкновенной: к трем мячам в течение первых десяти минут добавил к концу игры еще один - 4:0. Поклонники, собралось их около тридцати тысяч (число для тех лет оскорбительно ничтожное), в восторге. На поставленный после устроенной торпедовцами трепки вопрос "Спартак" ответил заметно окрепшим голосом: "Да жив я, жив. Оклемался, золотишко намою". Как говорится, флаг в руки.

ПОХОЖЕ, ПОТОРОПИЛСЯ

Первый круг завершен. Лидерство Москва сохранила. Киев, обретший уверенную поступь, отставал на два очка. Всего ничего. Впереди - вечность, 19 игр по усыпанному минами полю. "Подорвались" (я о спартаковцах), едва переступив экваториальную линию, на "Динамо" московском. Стадион, понятное дело, переполнен - зрители заняли 54 тысячи официально зарегистрированных на динамовском стадионе мест (почему в "Лужниках" не сыграли? В деньгах не нуждались?), реально было их куда больше.

Если после "темной", устроенной рабочими автозавода, "Спартак" устоял, то от удара, пусть и не такой силы (1:2), но, видимо, пришедшегося в самую болезненную точку, зашатало, да так сильно, что пустился он в бесплодные поиски пятого угла в ринге. Вспомним последствия первой их встречи. Победив с тем же счетом, команда Симоняна стремительно взмыла ввысь и долго держалась на поверхности. А "Динамо" так же стремительно кубарем скатилось вниз, едва не достигнув дна. Теперь обреченные по жизни на "недружбу" поменялись ролями. Именно с этой победы началось чудотворное исцеление динамовского организма, совершившего невероятный подъем с турнирных окраин. Итог потрясающий: динамовцы стали победителями второго круга и заняли общее пятое место!

А "Спартак" залихорадило. Вскоре последовали два необъяснимых проигрыша - в Кутаиси (единственный за историю их встреч в высшей лиге - 0:2), крупный - в Ростове (2:5) и нулевая ничья с "Локомотивом". Лидерство утеряно, соперник развил скорость, близкую к максимальной. Сказать, что интрига, не так давно пышущая здоровьем, захворала или, упаси господь, почила в бозе, не скажешь. Чувствовала себя превосходно, интерес к турниру, подбросив хворосту в пылающий костер, обострила. В охоте на чемпиона к "Спартаку" присоединилась группа жаждущих крови коллективов. На исходе лета (положение на 1 сентября после 24 туров) по потерянным "Спартак" уступал украинцам всего два очка, "Торпедо" - четыре, тбилисцы и ЦСКА - по шесть. До финиша 14 туров, на такой дистанции может случиться что угодно. Об этом после, пока же переворачиваю пластинку.

ПО СЛЕДАМ ВЫСТУПЛЕНИЯ ГАЗЕТЫ "ПРАВДА"

5 августа редакция самой главной советской газеты "Правда" не поскупилась, выделила огромную площадь под статью "Слово в защиту футбола". В ее создании участвовали авторитетные журналисты - Лев Филатов, Юрий Ваньят и Борис Федосов. Статья стала последним отголоском на неудачи сборной на международной арене.

Результаты и игра сборной (их напрямую связывали с состоянием футбола в стране) выявили неблагополучие в большом футбольном хозяйстве, еще раз напомнили о старых запущенных болячках. Триумвират авторов заострил на них внимание, надеясь на неотложное вмешательство "Минздрава". Представится не один повод обратиться к изложенным в материале тезисам, а на несколько заключительных строк отреагирую незамедлительно: "Стадионы практически не ведут работу со зрителями. Инциденты на стадионах Усть-Каменогорска, Баку и других городов страны во многом происходят из-за того, что администрация этих, да и других спортивных сооружений видит свою миссию лишь в продаже билетов да подготовке поля…"

Болезнь застарелая, возникла в довоенные годы. Мы вас неизменно, ссылаясь на местную печать и архивные документы, держали в курсе. Дирекция многих стадионов неплохо на махинациях с билетами наживалась, игнорируя острые сигналы прессы и сознательных граждан. Еще раз затрагивать тему подготовки полей желания не испытываю. Меня больше заинтересовали беспорядки, возникавшие на советских стадионах (в отличие от ставших в России будничными) очень редко. Усть-Каменогорск и "другие города", расположенные на футбольных окраинах, остаются вне поля моего зрения (не в силах объять необъятное), а о ЧП в Баку доложу.

ОКО ЗА ОКО, ЗУБ ЗА ЗУБ

Журналисты имели в виду календарный матч в Баку 8 июля "Нефтчи" - ЦСКА. Турнирного значения он не имел, и я обошел бы его стороной. Раз уж заинтриговал, придется рассказать, что же произошло в Баку. Для начала процитирую несколько строк из отчета общественного корреспондента центральной спортивной газеты бакинца М. Пейзеля с говорящим названием - "Не столько по мячу, сколько по ногам": "Грязный футбол справлял в этом матче богатый пир. Если Истомин опрокидывал на землю Маркарова, то Семин незамедлительно расплачивался с Дударенко и т.д. и т.п. В такой игре, когда бутса нацелена не на мяч, а в ногу соперника, хозяевами положения чувствовали себя гости" ("Советский спорт" от 9 июля).

Не исключаю, на поведение футболистов наложили отпечаток московские матчи этих команд, кубковые, годичной давности. Тогда, в сентябре 67-го, бакинцев, мягко говоря, засудили сначала на поле, затем в кулуарах (не позволили выйти в финал), где за нарушение существующего Положения армейцам обязаны были засчитать поражение. Помните ту историю? Подзабыли? Освежить в памяти, коли желание возникнет, можете в "СЭ" от 19.01.15.

В июле 68-го на поле Республиканского стадиона в Баку вышли 13 участников двух кубковых игр - семь "нефтяников" и шесть армейцев. Парни молодые, на память не жаловались, помнили о прошлогодней истории и дали волю чувствам. Кто-то начал, кто-то ответил, и пошло-поехало. Судья-миротворец, ему бы власть употребить, призывал ребят жить дружно. Очевидец, товарищ Пейзель, если я не то сказал, меня поправит: "Пусть простит меня минский судья Владимир Ходин, но, наверное, все-таки руководить матчем - это не значит быть "главноуговаривающим". На протяжении всего поединка он то и дело спешил от одних ворот к другим, чтобы сказать возмутителю спокойствия: нехорошо, брат, или что-то в этом роде, и за удар ногой по ноге предложить обидчику пожать руку. Куда как трогательно! В итоге хаос на поле и возмущение на трибунах" (там же).

ЧАЩЕ ГРУБИЛИ ГОСТИ, А НАКАЗАЛИ ХОЗЯЕВ

Через неделю СТК разбирала протест руководства "Нефтчи" (бакинцы проиграли - 0:1) и докладную записку представителя армейского клуба. В ней говорилось о ненормальных условиях, в которых проводился матч, грубости местных футболистов: " апелляции к судьям и зрителям привели к тому, что уже в первом тайме встал вопрос о прекращении матча". Выслушав обе стороны и судей, СТК зачитала приговор: Семиглазова за грубость дисквалифицировали на три игры, Семина (однофамилец Юрия Павловича) за апелляцию к зрителям и судьям - на одну. Карательный орган вынес частное определение: " Поведение начальника команды "Нефтчи" Ордуханова считать не отвечающим требованиям, предъявляемым к руководителям и воспитателям". Протест "Нефтчи" отклонили как необоснованный. Если верить Пейзелю (не вижу причин не доверять ему), больше грубили армейцы, наказали почему-то только бакинцев.

Через несколько дней Шофкет Ордуханов в интервью бакинской спортивной газете признал справедливость решения Спортивно-технической комиссии: "Имело место вмешательство зрителей в ход матча. Камни и бутылки летели в судей и игроков… А факелы и камни, которыми забросали автобус армейцев? Разве это не безобразие?

Администрация стадиона и органы милиции привлекли к ответственности группу хулиганов, им, конечно, воздадут по заслугам" .

От частного Шофкет Абдуллаевич перешел к общему, поведал о безобразиях в подтрибунном помещении и примыкающей к трибунам территории: "Стоит автобусу с футболистами подъехать к Дворцу спорта стадиона, где помещаются раздевалки, как его обступает огромная толпа не в меру ретивых болельщиков, и игроки начинают нервничать, проходя через "живой коридор". А коридор перед раздевалками. Кого только здесь нет! Во время перерыва невозможно открыть окна в раздевалках: в них лезут все, кому не лень.

Ненормальная обстановка царит и в судейской комнате. Мало того, что арбитры не могут спокойно передохнуть во время перерыва, к ним не подступиться - так комната бывает перенаселена".

Похожая обстановка или близко напоминающая описанную случалась порой и в других городах, даже в Москве. Писали об этом редко, а из руководителей никто не каялся. Ордуханов - исключение. Он нашел мужество признать и собственные ошибки: "Конечно, и мы порой бываем невоздержанными" ("Спорт" от 23 июля).

SOS

Неприятный инцидент возник в Ленинграде во встрече "Зенита" с кировабадским "Динамо", аутсайдера прошлогоднего с нынешним. "Зенит", "усилившись" тренером и несколькими варягами, выступал для команды с сильно подмоченной в последние годы репутацией успешно и даже метил в десятку. Новичок по потенциалу и составу (братскую помощь оказал "Нефтчи", командировав в Кировабад группу игроков) способен был закрепиться в элите, но организационные проблемы и падение дисциплины сказались на результатах. Долгое время команда плелась в хвосте. 5 июня городская газета "Кировабадский рабочий" подала сигнал бедствия - SOS : "Команде "Динамо" нужна помощь". Краткое содержание: команда на последнем месте, помогите. Дисциплина упала, после каждой игры экс-бакинцы Любарский, Филатов, Фальковский, Гусейнов, Ступин, Эйнуллаев выезжают домой. Возвращаются в лучшем случае за два-три дня до очередного матча. Недавно на собрании в течение трех часов говорили о дисциплине, а сразу после собрания они вновь укатили домой. "Им не место в команде", - заключил автор.

Требованию журналиста не вняли, к скальпелю не прибегли, но, судя по результатам, меры какие-то приняли. Последовали две ничьи, а после двух поражений на выезде с минимальным счетом был обыгран ЦСКА и разделены очки с московским "Динамо". Перед поездкой в Ленинград забрезжил лучик света. Набранными очками (по 11) сравнялись с "Араратом" и кутаисцами, по потерянным грузин опережали. Победа над "Зенитом" позволяла покинуть эшафот.

СУД НАД СУДЬЕЙ

Все складывалось как нельзя лучше: минут за 15 до конца гости имели два очка в кармане - 1:0. И тут средь бела дня, на глазах честного народа, житель Москвы Николай Григорьевич Панкин, футбольный арбитр, извлек из динамовского кармана одно за другим оба очка, непосильным трудом и обильно пролитым потом заработанные. Сначала он дал "левый" пенальти, а минут за семь до конца засчитал "левый" гол. Сейчас бы сказали - убил двумя безжалостными судейскими свистками. Такова версия гостей.

Игру я не видел, судить судью с чужих слов не смею, ежели вас интересует мнение противоположной стороны, препятствий чинить не стану, посильную помощь окажу. Взгляд ленинградского журналиста Юрия Коршака изложен в газете "Смена" (от 16 июля): "Когда арбитр вполне справедливо назначил пенальти, гости устроили ему настоящую обструкцию, требуя отмены решения. Когда же арбитр засчитал второй гол, то динамовцы бегали за ним по полю (выходит, Николай Григорьевич убегал. - Прим. А.В.) и не начинали игру почти пять минут. В этой операции участвовала вся команда, включая вратаря… Команда даже сделала попытку уйти, не дожидаясь заключительного церемониала. На все эти безобразия преспокойно взирали динамовские тренеры… Можно только удивляться и "доброте" Панкина… Никто из динамовцев не был наказан".

Выразил отношение к конфликтным ситуациям ленинградский судья республиканской категории М. Шлезингер. Он, в отличие от Корша, видел, как тренер гостей вернул команду на обязательный ритуал. Что же до спорных эпизодов, Шлезингер уверен в правоте арбитра на том лишь основании, что: "…и в первом и во втором случаях Н. Панкин находился рядом. Так можно ли оспаривать явное?" ("Советский спорт" от 16 июля).

Аргумент шаткий. Мы-то с вами знаем немало случаев, когда близость судьи к эпизоду не гарантия кристально чистого, объективного и верного решения. Обе стороны, одна на поле, другая на газетных страницах, выразили субъективный взгляд, без серьезной аргументации, на спорные эпизоды. Истину установить невозможно.

Затеял я разговор в продолжение событий в Баку. Все время, пока гости протестовали, судья убегал, его догоняли, трибуны бушевали. Отмени Панкин одно из своих решений, мог произойти взрыв. И в советское время болельщики Северной столицы отличались южным темпераментом. "Сейсмические приборы" фиксировали наземные толчки в городе на Неве в довоенные и в послевоенные годы. Массовое побоище на том же стадионе, носящем имя Кирова, в 1957 году и судебные вслед за ним процессы с реальными (и немалыми) сроками лишения свободы описаны в "СЭ" 12 ноября 2010 года.

Вновь напрашиваются аналогии. В СССР ЧП на трибунах случались, повторюсь, чрезвычайно редко. Бузила часть зрителей, недовольная судейством или грубостью гостей. Других поводов не было. Бузотеров наказывали, изолировали от общества на разные сроки. В демократической России безобразничают постоянно, просто так, "из любви к искусству". Хулиганы фактически остаются безнаказанными. Такова сегодняшняя се ля ви. Не чемпионатом единым жил советский футбол. Считал и считаю своим долгом освещать волновавшие общество и широко в печати отражаемые проблемы и вынужденно - громкие скандалы, или "жареное" (на дух его не переношу не только из-за высокого содержания холестерина в крови), даже когда приходится отвлекаться от главного - хода спортивной борьбы. Еще одно несходство: в прошлом чрезвычайные происшествия возникали на широком фоне футбольных турниров, ныне, как мне кажется, с точностью до наоборот.

А о результатах погони за киевлянами и жестких разборках между самими преследователями узнаете в следующий раз.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...