Газета
22 мая 2015

22 мая 2015 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1968 год. ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ

Неудачи в двух международных кампаниях, европейской и олимпийской, вызвали волну критики (без штампа не обойдусь) у широкой футбольной общественности и во властных структурах с последующими оргвыводами. Подробности изложены в предыдущей главе. Сегодня я о другом - о конфликте сборной и клубов. Прежде чем приступить к теме, покажу ретроспективу проблемы.

НА МЕЖДУНАРОДНЫХ ФРОНТАХ - БЕЗ ПОБЕД

КЛУБЫ - СБОРНАЯ

Болезненное отношение партаппарата и спортивных функционеров к неудачам советских команд в международных встречах - товарищеских, тем паче турнирных - известно. Летели тренерские головы, прижизненно дисквалифицировали и лишали спортивных званий футболистов. В 1952 году расформировали лучший в то время советский клуб, пятикратного чемпиона СССР - ЦДСА (ЦДКА). Ни в чем не повинную команду уничтожили за проигрыш сборной югославам на Олимпийских играх.

Тогда и возник негласный лозунг - "Интересы сборной - превыше всего", воспринятый с пониманием, вопросов и возражений не вызвавший. Повода не было: от длительных сборов национальной команды клубы не страдали. Останавливали на это время чемпионат или перелопачивали календарь - переносили матчи команд, посылавших лучших игроков на передовую приумножать престиж страны, на более поздние сроки. Конечно, и это создавало неудобства: нарушался игровой ритм - длительные простои сменялись авралом. Однако тренеры не роптали, счастливы были оттого только, что не вынуждали играть в ослабленном составе. Избежать конфликта при 12 командах и 22 турах куда проще: свободного времени вдоволь, резервом для переносов располагали организаторы огромным, успевали заблаговременно, до наступления зимы (за небольшим исключением), завершить сезон.

УЧИТЕСЬ ВОЗМУЩАТЬСЯ МОЛЧА

Проблемы стали возникать в начале 60-х, с увеличением чуть ли не вдвое (до 22 команд) численности класса "А". Правда, в 62-м клубы провели без "призывников" в связи с их подготовкой и участием в чемпионате мира в Чили несколько игр. Но через четыре года ситуация резко изменилась. Николай Морозов готовил команду к ЧМ-66 семь месяцев! Зиму и весну посвятил товарищеским играм с не самыми сильными командами Южной Америки и Европы. Сыграли и в Союзе. В июле отправились транзитом через Скандинавию на финальный турнир в Англию. Все это время наши ведущие команды, претенденты на медали, готовились к сезону, вкатились в чемпионат и завершили первый круг в ослабленных составах. Только к началу второго круга подъехали "демобилизованные".

Тренеры роптали. Но их робкие голоса тонули в овациях, гремевших на всех этажах футбольного и физкультурного ведомств: четвертое место на мировом форуме расценили как большой успех. Сменивший Морозова Якушин, заручившись поддержкой начальства, менять ничего не стал. Сборная ходила в любимцах, любое ее желание, любой каприз исполнялись беспрекословно, а "пасынки" (клубы) решали проблемы сами. Так прошел год 67-й. С наступлением нового протестное движение усилилось. Против дискриминации клубов выступали в печати тренеры, журналисты… Раздался голос, вы не поверите, из штаба сборной! Оторванные на длительное время от дома родного, семей, друзей, футболисты, в отличие от старших товарищей, возмущались молча. К этому советских людей приучили давно и надолго. Навык, во все времена в отечестве эффективный, гарантирует спокойное, безмятежное прозябание.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Чем же были недовольны старшие товарищи? Многим. Выделю главные претензии.

1. Спортруководство потакает сборной. Вынуждая клубы проводить предсезонную подготовку и выступать в первенстве без лучших футболистов, подрубает сук, на котором сидит, потому как понижается уровень матчей, интерес к ним.

2. Основной закон любого соревнования - создание и беспрекословное соблюдение равных условий для всех участников. Нарушение этого принципа может привести к несправедливому распределению мест. Причем команды наказываются тем сильнее, чем больше отдают сборной лучших своих сынов.

3. Истина, не требующая доказательств: самые эффективные условия для подготовки футболистов сборной - участие в календарных играх чемпионата страны. Присягая с высоких трибун в верности этому постулату, нарушают его. Обжигаясь, вновь, словно дети малые, упрямо тянутся к огню.

Возможен компромисс? При большом желании и "политической воле" - безусловно. Для начала необходимо разгрузить календарь, сократить непомерно раздутые штаты элитного класса до 16 команд. Сократив, поинтересоваться, что у наших социалистических друзей и капиталистических партнеров делается, как они неразрешимую у нас проблему решают? Предельно просто: при цикличном графике с недельным интервалом международные товарищеские и отборочные матчи играют между турами. Может, попробовать?

С финальными турнирами, европейскими и мировыми, сложнее. Проходят они летом, когда в Европе межсезонье, а мы паримся под жаркими солнечными лучами. Впрочем, со спринтерскими континентальными чемпионатами (до 1980 года разыгрывались в течение нескольких дней) трудностей возникнуть не должно. На подготовку и участие в них вполне достаточно двух недель. На этот срок спокойно, без проблем (при 16 командах) останавливается союзный турнир. И волки будут сыты, и овцы останутся целыми. Во время более продолжительного мирового чемпионата опять-таки объявляются двухнедельные каникулы. Задержится сборная, подступится к пьедесталу - здоровья ей и успехов. Диспетчеры этот вариант предусмотреть обязаны и должны загодя составить расписание таким образом, чтобы "пострадавшие" клубы в это время сыграли один-два матча с соперниками послабее. Пока это проекты на будущее. В настоящем протестное движение ширилось.

НЕ ВСЕ БЛАГОПОЛУЧНО В "БЛАГОРОДНОМ СЕМЕЙСТВЕ"

Неожиданно примкнул к нему человек из штаба сборной. Человек известный, уважаемый, начальник команды Андрей Старостин. Обратился Андрей Петрович к народу со страниц популярного многотиражного издания: "Интересы сборной СССР - высшие. Эта команда - детище всех клубов. Любой клуб должен гордиться, когда его игроки привлекаются в сборную. Но нужно знать меру. Одно дело - наигрывание основного варианта состава, другое - так называемый широкий поиск кандидатов, ставший слишком модным в последнее время…

Убежден, что настоящий мастер футбола воспитывается в клубе и только там создается, закаляется его спортивный бойцовский характер, оттачивается мастерство… Частые отлучки притупляли у футболистов чувство ответственности перед своим клубом, а потом и сборной" ("Футбол-Хоккей" № 13).

Опубликованное 31 марта выступление начальника сборной СССР вступало в жесткий конфликт со словами и делами ее главного тренера. Не все, значит, было благополучно в "благородном семействе". Михаил Якушин в долгу не остался и уже на третий день ответил критикам, в первую очередь старшему по должности товарищу, не называя его: "Сложилось мнение, что я часто отрываю игроков от клубов. Это - вынужденная мера. Ее придется применять до тех пор, пока мы не будем иметь достойных футболистов экстра-класса. Поймите правильно: сборная - не обособленная группа. Существует постоянный обмен между ней и клубами, появляются новые имена. Хуже другое: некоторые тренеры под разными предлогами стараются оставить в своих клубах кандидатов в сборную".

Сытый голодного никогда не разумел. С капитанского мостика сборной ситуация видится под одним ракурсом, с клубного - под иным. Поменяйся местами Якушин, к примеру, с главным своим оппонентом, киевским наставником Масловым, высказали бы уважаемые тренеры диаметрально противоположные взгляды на то, как должны строиться отношения клубов со сборной.

Правоту свою Михаил Иосифович мог доказать (и получить индульгенцию) только положительными результатами на чемпионате Европы. Этого не случилось. И град обвинений извергся на Якушина с новой силой. "Советский спорт" писал 12 июня: "…проблема "сборная - клуб" у нас была решена весьма своеобразно. Во всех трех остальных сборных - участниках чемпионата Европы, игроки главную подготовку проходили в своих клубах… Наши же игроки, играя только за сборную, играя в подавляющем большинстве случаев в товарищеских встречах против команд не особо высокого ранга, постепенно теряли боевитость, мобилизационную готовность.

Например, Ленев, который, кстати, в "Торпедо" сейчас не является сильнейшим, провел матч с Италией лучше многих. Вот где сказалось то, что Ленев в матчах за свой клуб, в матчах ответственных и напряженных, получил тот добавочный запас боевитости, которого не хватало некоторым из его товарищей… За весь май сборная провела лишь три матча. А поскольку игроки не выступали за свои клубы, то стоит ли удивляться, что они оказались неготовыми…

Возможно, тренеры сборной были убеждены, что их путь подготовки игроков, путь подготовки вне клубов правилен, хотя практика сильнейших сборных мира противоречит такой точке зрения".

НУЖНА ЛИ НАМ ОЛИМПИАДА?

А что, если бы наши на пути к Олимпиаде преодолели чехословацкий барьер? В таком случае (футбольный турнир ОИ-68 проходил с 13 по 26 октября) пришлось бы снова надолго отлучить игроков от клубов. Чтобы основательно подготовиться, заранее (для акклиматизации) прибыть в Мексику, достойно выступить, с чистой совестью вернуться на родину, пройти процесс реакклиматизации, необходимо месяца полтора. Не меньше. Воссоединились бы ребята с "семьями" тура за три до шапочного, миль пардон, медального разбора. Такая перспектива, естественно, не могла не волновать и не возмущать натерпевшихся от сборной тренеров и поклонников вверенных им клубов.

Чехословацкий журналист Йиржи Беранек рассказал прелюбопытнейшую историю, кому-то она может показаться шокирующей: "Накануне московского матча олимпийцев ЧССР и сборной СССР я смотрел телетрансляцию матча киевского и московского "Динамо" из Киева, в котором хозяева победили - 2:0. Смотрел я в обществе московских болельщиков… А мой советский коллега, большой поклонник команды Яшина, выразил надежду, что в Остраве чехословацкая команда перекроет путь сборной СССР на Олимпиаду в Мексику, а в "Динамо" вернутся ключевые игроки Аничкин, Численко и Еврюжихин" ("Ческословенский спорт" от 3 июня). Наш чехословацкий друг не назвал имя "советского коллеги". И я, зная о ком речь, не буду. Мечта "поклонника Льва Яшина" сбылась. Наверное (хоть и звучит кощунственно), не только его.

Все это было бы смешно, если бы не было так грустно. Конфликт интересов обострился, так дальше продолжаться не могло. Назначенный осенью тренером сборной СССР Гавриил Качалин в интервью корреспонденту "Комсомолки" Михаилу Блатину обещал снять напряжение: "Мы хотим в корне изменить систему подготовки команды… Мы не намерены, как это было прежде, на длительное время отрывать игроков от коллективов, в которых они воспитаны. Нам кажется особенно важным, чтобы интересы клубов и сборной команды полностью совпадали. Игроки сборной страны должны проходить подготовку главным образом в своих клубах… В канун товарищеских матчей мы намерены собирать футболистов на 3-4 дня. Перед ответственными поединками - на неделю, самое крайнее - на десять дней. Поскольку сроки официальных встреч известны наперед, необходимо предусмотреть соответствующие "окна" в нашем внутреннем календаре" ("Комсомольская правда" от 15 ноября).

Как выполнит новый тренер обещание, покажет время.

ЖРЕБИЙ БЫЛ СНИСХОДИТЕЛЕН

Две лучшие советские команды прошлого года, киевское и московское "Динамо", участники еврокубков, ожидали соперников. Назовет их жребий 10 июля в женевском отеле "Континенталь". А в последних числах мая европейский футбольный союз на своем заседании в Берне внес очередные изменения в регламент. Перечислю существенные: а) теперь (в отличие от прошлого года, когда разрешили только одну замену - вратарскую) можно было по ходу матча менять любых двух футболистов, но только из числа шестнадцати, внесенных до игры в протокол; б) если по каким-либо причинам (удаления, травмы) в одной из команд останется на поле семь игроков, судья обязан прекратить встречу. Ее судьбу определит оргкомитет; в) в трех первых кругах (включая четвертьфинал) допускаются к соревнованиям футболисты, сыгравшие до 15 августа за свой клуб во внутреннем первенстве хотя бы одну игру.

Жребий был к динамовцам снисходителен, предоставил для сугреву середняков: чемпиону - швейцарский "Базель", владельцу хрусталя - греков. Кого конкретно, узнали после процедуры жеребьевки: в финале Кубка Греции победил "Олимпиакос". Что ж, пища удобоваримая, прожуем и будем ждать, кого подадут на второе. До второго, да и до первого, дело не дошло. Покинули наши динамовцы европейский "общепит" не солоно хлебавши... из-за августовских событий в Чехословакии. Коротко введу вас в курс дела.

НАСИЛЬНО МИЛ БУДЕШЬ!

Социальное напряжение в стране зрело не первый год. Ухудшение жизни людей, ущемление и нарушение конституционных прав и свобод вызвало недовольство во всех слоях общества. Демонстрации, в них активно участвовали рабочие, интеллигенция, студенты, с экономическими и политическими требованиями власть игнорировала. Но с повышением градуса напряжения, выдвижением лозунгов антисоциалистических, антисоветских (наверняка западные спецслужбы подсуетились) - струхнула.

На январском пленуме компартии Чехословакии местные "вожди" обещали исправить "ошибки прошлого и встать на путь поисков и нахождения нового облика социализма, который отвечал бы жизни и мысли народа" (в середине 80-х хирургию на обезображенном облике самой передовой в мире системы взялся совершить Михаил Горбачев. Чем завершилась пластическая операция по созданию социализма с человеческим лицом, мы знаем). Чехословацкие товарищи с реформами опоздали, доверие народа было потеряно. Чтобы сохранить власть, прибегли к единственно верному способу, опробованному в 56-м в Венгрии: "группа членов ЦК КПЧ, правительства и национального собрания ЧССР обратилась к странам Варшавского договора с просьбой защитить завоевания социализма".

21 августа советские войска совместно с воинскими подразделениями ГДР, Польши, Венгрии и Болгарии вторглись в Чехословакию, обильно обагрив кровью улицы Праги и других городов. "Социалистическая законность" была восстановлена. (Вы действительно думаете, что вынудить полюбить себя силой невозможно?) Вооруженная интервенция в Чехословакию потрясла мир. Холодная война достигла опасных размеров. К сожалению, политические события так же грубо и бесцеремонно вторглись в спорт.

"СПОРТ - ВНЕ ПОЛИТИКИ!"

декларировали испокон века спортивные деятели всего мира, в первых рядах - советские. Однако наши физкультчиновники под нажимом партийных товарищей вынуждены были порой, придерживаясь на словах буквы незыблемого правила, отклоняться от духа, за что мировое спортсообщество жестко и по делу их осуждало. Справедливости ради отметим: и наши западные "партнеры" бывали небезгрешны. Вспомним демарш генералиссимуса Франко, сорвавшего в 60-м ожидаемый с большим интересом четвертьфинал Кубка Европы СССР - Испания.

Вмешали политику в спорт в 68-м руководители УЕФА. Поводом послужило обращение к президенту УЕФА Густаву Видеркеру руководства "Селтика". Оно не желало посылать свою команду в страну ("Селтику" выпал венгерский "Ференцварош"), участвовавшую во вторжении в Чехословакию. Протест шотландцев к футбольному турниру не имел ни малейшего отношения, и рассматривать его не было оснований. Однако Видеркер, кстати, швейцарец (его соотечественников жребий отдал на растерзание киевлянам) со своими соратниками дали ход делу.

30 августа на чрезвычайном заседании исполкома УЕФА организовали новую жеребьевку, дабы оградить и другие клубы от контактов с представителями стран, чьи войска без объявления войны перешли границы суверенного государства. В результате в 1/16 финала двух турниров (КЧ и КК) столкнули друг с другом команды соц-стран. Абсурдное, противоречащее Уставу УЕФА (пункт "Б", параграф 2) решение вызвало справедливый гнев и протест футбольных федераций СССР, ГДР, Венгрии, Польши и Болгарии.

ТЕЛЕГРАММА В БЕРН

Четвертого сентября Федерация футбола СССР отправила в штаб-квартиру УЕФА телеграмму: "В связи с решением чрезвычайного комитета Европейского союза футбольных ассоциаций, изменившим жеребьевку соревнований на Кубок европейских чемпионов и Кубок кубков, что является грубым и беспрецедентным в истории футбола нарушением Устава УЕФА и ФИФА, Федерация футбола СССР заявляет решительный протест против подобных действий и считает неразумным проявление дискриминации в отношении равноправных членов УЕФА. Подобные решения руководителей УЕФА чреваты опасными последствиями для связей между странами в этом популярном виде спорта.

Федерация футбола СССР требует немедленной отмены решения чрезвычайного комитета и проведения указанных выше соревнований в соответствии с ранее проведенной жеребьевкой. В противном случае Федерация футбола СССР вынуждена будет обратиться в Международную федерацию футбола с просьбой о пересмотре этого незаконного решения".

Погорячились. Юридически ФИФА не могла влиять на решения европейской футбольной организации, что через несколько дней признал в интервью корреспонденту спортивной газеты глава футбольного ведомства Валентин Гранаткин. Аналогичный протест выразили и наши союзники. Генеральный секретарь УЕФА Ханс Бангертер, тоже швейцарец, не мог оставить без внимания заявления протестующих и в телефонном разговоре с обозревателем "Советского спорта" обнадежил его, уведомив о намеченном на 9 сентября пленарном заседании исполкома УЕФА в Берне для обсуждения создавшейся ситуации.

"СОДЕРЖАТЕЛЬНЫЙ" ДИАЛОГ С БАНГЕРТЕРОМ

Связаться с генсеком было непросто: телефон молчал или подходила к нему секретарша, каждый раз обещая немедленно отыскать шефа. Наконец шеф взял трубку и выразил готовность удовлетворить любопытство советского журналиста, но выглядел так же беспомощно, как мисс Псаки в недавних диалогах с настырным журналистом. Причину новой жеребьевки мистер Ханс объяснил так:

"- К руководству УЕФА обратился целый ряд стран и клубов. Вот почему мы стали искать выход из создавшегося положения, каковым и посчитали новую жеребьевку".

Дальнейший разговор передаю с некоторыми сокращениями.

"- Вы не могли бы конкретно назвать клубы, которые обратились в УЕФА?

- Нет, затрудняюсь это сделать. Могу сказать только, что их было несколько.

- Может быть, вы все-таки попытаетесь вспомнить? Ведь их было все же не сто и даже не двадцать?

- Конечно, конечно! И все-таки я не могу ответить на этот вопрос, ибо не готов к этому…

- Как было принято решение о второй жеребьевке?

- Единогласно. (Неправда. Венгр Шандор Барч на исполком не явился. - Прим. А.В.) Все члены чрезвычайного исполкома сознавали, какая опасность грозит нашим соревнованиям, и вынуждены были пойти на такой шаг, чтобы воспрепятствовать всякого рода трениям и эксцессам…

- И последний вопрос, господин Бангертер. Как вы считаете, не является ли решение чрезвычайного исполкома УЕФА о пережеребьевке доказательством привнесения политики в спорт?

- Конечно, можно рассматривать наше решение и под таким углом зрения. Но я надеюсь, что всякий, кто реально и объективно будет изучать создавшееся положение, поймет наше решение как попытку спасти (?) футбольное единство в Европе" ("Советский спорт" от 7 сентября).

Дальнейшее общение с генсеком смысла не имело.

На заседании 9 сентября прежнее решение оставили в силе. В знак протеста против незаконных действий УЕФА от участия в Кубке чемпионов отказались киевское "Динамо", "Карл Цейсс" (Йена, ГДР), "Левски" (София, Болгария), "Ференцварош" (Будапешт, Венгрия), "Рух" (Хожув, Польша).

В Кубке кубков - московское "Динамо", "Унион" (Восточный Берлин), "Спартак" (София, Болгария), "Дьер" (Дьер, Венгрия), "Гурник" (Забже, Польша). Строптивость, непокорность выказали румынская футбольная федерация, оставившая свои клубы во всех турнирах (Румыния отказалась вводить войска в Чехословакию), и чехословацкие команды, что в создавшейся ситуации вопросов не вызвало. Из европейских стран социалистической ориентации не были подвержены кремлевскому влиянию Югославия и Албания, не входившие в СЭВ и Варшавский договор.

Чехословацкие клубы внакладе не остались. Трнавский "Спартак" (в 67-м его дважды - 3:0 и 3:1 - переехало наше "Торпедо") в чемпионском турнире дошел до полуфинала, где уступил голландскому "Аяксу" - 0:3 и 2:0. А братиславский "Слован" и вовсе выиграл Кубок кубков, победив в финале "Барселону" - 3:2.

НАДЕЖДЫ ЮНОШЕЙ ПИТАЛИ

Закрывать международную часть сезона-68 было бы преждевременно без упоминания о юниорском турнире УЕФА, в который нашей молодой поросли многие годы путь был заказан. Лишь в 1962 году после долгих и мучительных размышлений на верхних этажах власти разрешение было получено.

Увы, первый блин комом вышел. И второй на следующий год, вопреки народной примете, скукожился. Разгневанные начальники, дабы и впредь не испытывать стыд за державу, наказали ребят, "впаяли" статью, лишавшую права участвовать в турнире. Бессрочно. В надежде на гуманизм советского законодательства и в ожидании неизбежной амнистии сложа руки не сидели: "кулинары" колдовали над рецептом, подбирали новые "ингредиенты". Тут и амнистия поспела.

Эффект вышел сногсшибательный: блины, испокон века поглощавшиеся на Руси в несметных количествах с черной икрой (в былые времена доступной и простолюдинам) и с другими вкусностями, выдались на славу. Международная дегустационная комиссия оценила, золотом европейской пробы одарила в 66-м и в 67-м. К хорошему привыкаешь быстро. Страна ждала продолжения. Состав подобрался приличный, способный решать сложные задачи. Отправились во Францию с надеждой.

На групповом этапе встречались со сверстниками из Голландии, Болгарии и Англии. Выход в медальную зону, в 1/2 финала, гарантировала победа в группе. График, как обычно, жесткий: 7 апреля - матч с Голландией, 9-го - с Болгарией, 11-го - с Англией.

ПРОШУ ПОНЯТЬ И ПРОСТИТЬ

Бесстрашно, вызывая огонь на себя, назвал даты. Признаю: грубо нарушил хронологический ход международных событий - достигнув границ осени, резко повернул назад, в апрель. Не оправдывая себя, объяснюсь. Всегда стараюсь придерживаться хронологии. Там, где это возможно. Возможно не всегда. Матчи и турниры, внутренние и международные, в перенасыщенной футбольными событиями жизни нередко накладываются во времени, проходят параллельно. В таких случаях обычно отдаю предпочтение первостепенным по статусу и значимости.

Правда, сместил во времени юниорский турнир по другой причине. Подготовка и участие сборной СССР в чемпионате Европы и отборочных играх к Олимпиаде с последующим вызовом на ковер виновных в неудачах и сменой тренера заслонили собой все остальное: и пересекший линию экватора чемпионат с неувядающей интригой, и взявший старт Кубок… Остались в тени и юниоры. Не вышли из нее, к сожалению, и во Франции. Повтори они достижения предшественников двух последних лет, может быть, сославшись на необходимость строго придерживаться хронологии, отметил бы успех юношей своевременно. Других-то не было. В надежде быть понятым и прощенным добрым, отходчивым нашим читателем расскажу коротенько, как ребятки выступили.

Неважно, надо сказать. С голландцами, слабейшими в группе, дважды вели в счете и оба раза позволили им отыграться - 2:2. Кто достоин похвалы, так киевлянин Владимир Онищенко. Рвал и метал. На 6-й минуте пулей пронесся по флангу, обошел двоих, прострелил. Рикошет от ноги Чаусова - 1:0. Через шесть минут, убаюканные быстрым успехом, пропустили - 1:1. Так до конца тайма не проснулись. " Да разозлитесь же наконец!" - накричал в перерыве на мальчишек тренер Владимир Ивашков. Докричался, достучался. Начали резво. Онищенко - в горячих точках, рвется к мячу, не оттащишь. Раз ударил, второй, третий. И уже 2:1.

Не остановить его. Снова прорыв и гол. Судья, определив "вне игры" у Чаусова, на эпизод не влиявшего, мяч не засчитал. Такие офсайды классифицируются как пассивные, на них не свистят. Судья-буквоед свистнул. И опять погрузились хлопцы в дрему. Форвард голландцев, получив мяч в центральном круге, пошел "на Вы". Никто на него внимания не обращал. Только защитник Кития эскортировал, словно коронованную особу. Как только "особа" пересекла линию штрафной площади, Кития ее, то есть его, срубил. Пенальти - 2:2.

И в следующем матче, с болгарами, забили нам с "точки". Гол остался неотмщенным - 0:1. Сумбурную, суматошную игру с обилием неоправданно жестких приемов на всех участках поля кто-то из журналистов охарактеризовал коротко: "Для соперников мяч не был главным объектом". Добавить к этому нечего.

ИЗБАВИЛИСЬ ОТ ОЧКОВОЙ ЗАВИСИМОСТИ

А о последней игре, с англичанами, есть что сказать. Встречались в Ниме, на юге Франции. Днем жарко, вечером резко холодало. Когда задувал завсегдатай этих мест мистраль, становилось не по себе. В прошлом году в Турции условия гостям создали шикарные. УЕФА счел роскошь неуместной и посоветовал будущим организаторам не баловать молодых людей. Во Франции рекомендации чиновников восприняли буквально. Стараясь угодить им, выделяли по две комнаты на команду в пансионате. В переводе на русский - общежитии не первой свежести. Тут еще и мистраль задул. Спали в тренировочных костюмах.

Нам ничего не нужно, в отличие от англичан. Им, чтобы выйти из группы, необходима не просто победа, а с разностью в два мяча. Не тут-то было. Главный тренер Евгений Лядин перед выходом на поле ни о тактике не говорил, ни о том, кого держать, куда бежать. Установка настолько компактная, что могу изложить ее в полном объеме: "Первое место уже не наше. Очки нас не трогают. Нужно показать игру". Короче, снял оковы с ног, сбросил тяжеленный груз с плеч. Распрямились ребятки, отпустили мышцы, расслабились. Избавившись от очковой зависимости, показали, на что способны.

Вышли как на праздник, словно соскучившиеся по мячу мальчишки. Просто поиграть в футбол. В свое удовольствие. Удавалось все - скоростные комбинации, одна краше другой, индивидуальные прорывы, финты. И техника на уровне - мяч уже не отскакивал, как от дерева. Устроили потомкам родоначальников мастер-класс. Вот только с реализацией не получилось. Один Чаусов трижды на вратаря выходил, Курашов - дважды… Не шел мяч в ворота, ты хоть лопни, хоть тресни.

Фантастически играл Онищенко, красиво, эффективно. Гол при его непосредственном участии забили. Прошли бы в плей-офф, получили медали, наверняка признали бы Владимира лучшим игроком турнира. Не беда. Здесь не получилось, с лихвой наверстает во взрослом, большом футболе. Все у него впереди - титулы, награды. В киевском "Динамо" четыре комплекта золотых медалей получит, шампанского из советского хрустального кубка хлебнет и из зарубежных - Кубка кубков и Суперкубка. Серебро чемпионата Европы-72 получит, бронзу двух Олимпиад…

А с Англией, хоть и были на голову выше, вничью сыграли: Подшивалов пропустил легкий мяч под рукой - 1:1. Красивая, исключительно корректная игра зрителям понравилась. С трибун неслось: "Рус - джентльмен!" Проводили советскую сборную, занявшую предпоследнее место в группе, аплодисментами. На этой мажорной ноте завершим, что уж лукавить, неудавшийся, минорный международный сезон. Перевернем страницу и постараемся забыть.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...