Газета
17 апреля 2015

17 апреля 2015 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1968 год. ЧАСТЬ ПЯТАЯ

РУССКОЕ ЧУДО В "ЛУЖНИКАХ"

Сезон у сборной выдался сложный. Команда готовилась покорить две вершины, европейскую и олимпийскую, одним составом, сильнейшим. Решение было принято после того, как деятели МОК сделали вид, будто поверили в любительский статус спортсменов соцлагеря и разрешили участие в футбольном турнире Олимпиады национальным сборным стран Варшавского договора.

Сроки сжатые: в течение месяца предстояло провести двухматчевые поединки с довольно сильными тогда венграми в четвертьфинале ЧЕ и преодолеть последний перед поездкой на Олимпийские игры в Мехико барьер в образе непростой сборной Чехословакии и тут же (в случае удачного исхода поединка с Венгрией) отправиться в Италию на финальную часть евротурнира. Погоня за двумя зайцами, если верить народной примете, бесперспективна. Наши непробиваемые атеисты пренебрегли предрассудками и бросили вызов судьбе.

РАЗМИНКА

Подготовка началась во второй половине января в снежной, морозной Москве. Занимались шесть раз в неделю в спортзале "Локомотива". 19 февраля, это стало традицией, отправились за океан, на американский континент, - в Мексику. В составе - 18 футболистов из восьми команд. Освободили от призыва Кавазашвили, Воронина и Стрельцова в связи с участием "Торпедо" в четвертьфинале Кубка убков. Руководитель делегации - Андрей Старостин, старший тренер - Михаил Якушин, тренер - Виктор Царев.

За 26 дней (с 3 по 29 марта) сыграли по четыре матча в Мексике и на обратном пути - во Франции. В стране будущей Олимпиады и чемпионата мира-70 дважды встречались с первой сборной (оба раза - 0:0). Однажды с олимпийцами (1:1), с таким же счетом завершилась игра с "Гвадалахарой". Во Франции получилось удачнее - соперники оказались покладистее: середняки внутреннего чемпионата - "Ренн" (3:0), "Нант" (2:0), "Реймс" из второго дивизиона (0:0). А самого именитого - марсельский "Олимпик" - обыграли (1:0). По два гола в беспроигрышном турне забили Численко и Малофеев, по одному - Бышовец, Аничкин, Смольников и Сабо. Два пропущенных гола в восьми играх - недурно, восемь забитых, учитывая уровень оппонентов, маловато.

ГЕНЕРАЛЬНАЯ РЕПЕТИЦИЯ

Пропустив в своих клубах предсезонные сборы, зимний и весенний, игроки сборной с иноземного корабля попали на союзный бал. По прошествии четырех туров их вновь мобилизовали. Впервые перед своим зрителем, московским, сборная СССР предстала 24 апреля. На этот день назначена последняя контрольная встреча, генеральная репетиция перед премьерой на будапештской "сцене". Проверяла боеспособность нашей команды скромная, средняя по европейским меркам сборная Бельгии. Ехали бельгийцы в Москву обреченные, с единственной светлой мечтой о ничьей (тренер Констант Ван ден Сток пацифистских намерений не скрывал) и без двух сильнейших футболистов - Поля ван Химста (горячие журналистские головы окрестили его европейским Пеле) и Жозефа Жюриона.

Накануне игры бригада специалистов научно-исследовательского института физкультуры обследовала нервное состояние советских футболистов и результатом осталась довольна, но в матче их пациенты выглядели медлительными, заторможенными. И "красные дьяволы" (так называли сборную Бельгии) больше походили на голубей мира. В меру техничные, умело контролировали мяч, а при потере моментально возвращались "домой" и создавали многослойную оборону. Вскрывать плотные оборонительные сооружения наши парни никогда не умели. Инициативой в целом владели хозяева, а самый острый до перерыва момент создали гости: Вильфрид ван Мур, оказавшись вдруг лицом к лицу с Пшеничниковым, оплошал. Наши в кои-то веки отрядили в атаку аж четверых форвардов. Количество в качество не перешло. На одну вразумительную комбинацию, не доведенную до логического завершения, Численко со Стрельцовым все же сподобились.

Во втором тайме моментов у обоих ворот стало больше, не настолько, чтобы получить от игры удовольствие. Было скучно, игра катилась к закономерному безголевому закату, как вдруг среди ясного, без единого облачка, неба прогремел гром. Когда Стрельцов, обыграв двоих защитников, прострелил, истекала последняя минута. До ворот метров 20 - 22, жареным не пахло, мяч можно было не трогать. Почему капитан Жорж Эйленс, кстати, неплохо проведший матч, остановил безобидное движение мяча рукой, не сумел бы объяснить и сам защитник. Штрафной. Сабо, Численко и Стрельцов устроили производственное совещание. "А у гостей произошла непонятная заминка со "стенкой", которую им выстроить как следует не удалось", - писал автор отчета Сергей Сальников ("Футбол-Хоккей" № 17). Сабо умело этим воспользовался, пробил низом в образовавшуюся перед ним брешь, а вратарь в панике отбил легко берущийся мяч в ворота. Начать игру с центра его товарищи не успели.

Ван ден Сток, естественно, огорчен: "Мы не заслужили такого результата", - заявил журналистам. "Разведчик" Карой Шоош, тренер венгров, озадачен: "Я увидел так же мало, как мало увидел Якушин в Брюсселе… В этом смысле мы квиты". (Якушин наблюдал за товарищеской игрой венгерской сборной в Брюсселе с "Андерлехтом".) Михаил Иосифович в целом остался доволен. Журналисты, в отличие от старшего тренера, не скрывали разочарования, а корреспондент "Труда" Юрий Ваньят - и обеспокоенности за исход назначенной на 4 мая игры в Будапеште.

СССР - БЕЛЬГИЯ - 1:0 (0:0)

Гол : Сабо, 90.

СССР : Пшеничников, Аничкин, Шестернев (к), Хурцилава, Истомин, Воронин, Сабо, Численко, Стрельцов, Банишевский, Бышовец (Малофеев, 70).

Бельгия : Боон, Эйленс (к), Берле, Пласкье, Тиссен, ван Мур, Докс, Поллеунис, Девриндт, Клаэссен, Верхейен.

Судьи : Гугулович. Хорват, Жечевич (все - Югославия).

24 апреля. Москва. Стадион им. В.И.Ленина. 20 493 зрителя.

В послематчевых отчетах и в некоторых советских справочниках количество посетителей (45 тысяч) преувеличено. Точное число назвать не могу, потому и скопировал данные из официального документа, протокола, как мне кажется, заниженные.

ВЕНГРИЯ? НЕ СМЕРТЕЛЬНО

О сопернике по четвертьфиналу узнали 16 января во время жеребьевки в Париже. Досталась Венгрия. Не подарок (могло быть хуже - Англия, Испания, Италия), однако, учитывая личные отношения, вовсе даже неплохо, бивали ее не раз. Но в спорте (за исключением, пожалуй, шахмат) хорошая память - помеха. Перед каждой новой встречей желательно забыть о приятных воспоминаниях, тем более когда имеешь дело с мастерами незаурядными - Месэем, Фаркашем, Бене, особенно Альбертом, лучшим футболистом Европы1967 года.

Мадьяры готовились серьезно, твердо решив, судя по информации прессы, сочетать полезное с приятным: в полуфинал пробиться и цепь фатальных неудач с советской сборной разорвать. Потому и срочно выписали из ГДР крупного специалиста, своего, венгра Кароя Шооша. В групповом турнире он работал с восточногерманской сборной и пытался не пропустить соотечественников в 1/4 финала (ГДР и Венгрия оказались в одной отборочной группе). Теперь он был полон решимости вывести их в полуфинал. В одном европейском цикле Шоош успел поработать с двумя командами! Случай редчайший.

О регламенте. Границы проведения двухраундовых поединков широкоформатные - с первого марта по 15 мая. Чиновники УЕФА даты не фиксировали, не навязывали, определяли их по взаимной договоренности футбольные федерации обеих стран. Отодвинули ближе к верхней границе: 4 мая - игра в Будапеште, 11-го - в Москве. Условия, как в нынешних клубных евротурнирах, - кто больше забьет, тот и молодец. При равенстве мячей гол на чужом поле ценился вдвойне. Забили поровну, дома и в гостях, победителя объявляет жребий. Руководит процессом арбитр. Сразу после второго матча он в присутствии капитанов команд и представителя УЕФА бросает монетку, не на поле, как практиковалось раньше, а в подтрибунном помещении. Федерации СССР и Венгрии решили не доверяться судьбе и в случае надобности согласились провести третий матч на нейтральном поле.

Финальную часть, и этот вопрос обсуждался в Париже, намеревались организовать в Италии. Если же "Скуадра" не одолеет болгар, четверка отправится в Англию, Шотландию либо Испанию. Переносить не пришлось, ибо итальянцы, хоть и не без труда, Болгарию одолели - 2:3 и 2:0. Так определился соперник победителя пары СССР - Венгрия. Играть ему в 1/2 финала с итальянцами на их поле. Так далеко заглядывать не время, надо еще с "клиентом" разобраться.

НЕ В ЛУЧШИХ СОСТАВАХ

Отправили наши в Будапешт 16 футболистов. Без "списанного на берег" Сабо, забившего победный гол бельгийцам. В мае к нему присоединится Медвидь. Досрочно "демобилизованные" Якушиным полузащитники вернулись, к радости киевского тренера Виктора Маслова, в свой клуб и на ходу запрыгнули в распустивший пары чемпионат.

Из аэропорта советскую делегацию доставили на остров Маргит. Здесь в летнем кафе в тени каштанов телевизионщики соорудили импровизированную студию. Интервью в темпе блиц продолжалось долго. Основная нагрузка легла на тренера. Он был предельно лаконичен и ни одной "тайны" под яркими и жаркими лучами осветительных приборов (как на допросах в сталинских застенках) не выдал:

- Товарищ Якушин, довольны вы подготовкой команды?

- Да.

- А матчем с Бельгией?

- Тоже.

- А ваша пресса нет. Вас устроит ничья в Будапеште?

- А вас?

- Когда назовете состав?

- Перед игрой.

Далее в том же духе. Первым не выдержал телеоператор. Выключив без предупреждения камеру, рухнул на стул и едва выдавил:

- Устал.

- Тренироваться надо, - дал дельный совет Михаил Иосифович.

Общался с нашим тренером и откомандированный в Будапешт от спортивного и футбольно-хоккейного изданий Геннадий Радчук. Поговорил он и с итальянским - Ферруччо Валькареджи. Приехал синьор Ферруччо в венгерскую столицу посмотреть на потенциального соперника. Отсюда намеревался держать путь в Москву на ответную встречу. "Мне сейчас особенно трудно, - поплакался в жилетку советского журналиста. - Надо следить сразу за двумя командами: ведь с любой мы можем встретиться в полуфинале. С кем? И не берусь сказать, кого предпочел бы видеть".

Нам бы его заботы. Заболел Пшеничников, не вполне здоровы Афонин и Бышовец, под вопросом участие повредившего колено Шестернева. Капитан все же вышел на поле, играл на уколах. Венгры лишились Матиаса и главной ударной силы - Бене с Альбертом. Обладатель "Золотого мяча" за день до матча получил обидную травму в легком сорокаминутном спарринге с молодежной сборной Будапешта. Успел забить два гола, а перед самым концом захромал. Обеспокоенный Шоош попросил выполнить два контрольных упражнения. Ни с одним форвард не справился. Сомнений не осталось - играть не сможет.

На поле все же вышел, чтобы принять из рук редактора еженедельника "Франс Футбол" Макса Юрбини "Золотой мяч" за прошлогодние заслуги. Приняв, отправился на трибуну. В краткой речи Юрбини пожелал Альберту здоровья, а его товарищам - успехов на "Непштадионе" и в "Лужниках", что в присутствии советской сборной выглядело по меньшей мере некорректно.

Нервное напряжение колоссальное. Шоош увез своих парней в горы воздухом чистым подышать, от предстоящей встречи отвлечься, психологический груз снять. В первые минуты скованность все же чувствовалась. Обе стороны осторожничали, внимательно друг за другом присматривали, разбившись на девять пар, действовали персонально, по игроку. Роль чистильщика Якушин поручил Шестерневу, Шоош - Шоймоши.

КТО ВИНОВАТ?

Советы попытались было атаковать, но очень скоро от затеи отказались. "Попробуйте вы", - словно обратились к хозяевам. Венгры просьбу уважили, переместились на нашу территорию и надолго на ней обосновались. Голову не теряли, вели наступление академично, двумя-тремя эшелонами с подключением защитников. Наши действовали осмотрительно, ничего путного у своих ворот создать не позволили, правда, и чужим почти не угрожали, если не считать промаха Банишевского с угла вратарской площадки. Гол венгры все же забили. Он не вытекал из логики эпизода, вполне безобидного. Фаркаш из неудобного положения неожиданно пробил. Не сильно. С такими мячами Кавазашвили справлялся играючи. А тут пропустил.

Во втором тайме ребята бросились отыгрываться. Желания было больше, нежели мысли, слаженности, остроты. Форварды, оставаясь без поддержки тыла, отходили назад в поисках мяча, и венгры успевали построить эшелонированную оборону. Лишь пару моментов создали. Один - реальный, убойный, когда Банишевский промчался по левому флангу и перевел мяч в центр штрафной площади на стоявшего без охраны Стрельцова. Времени, чтобы принять мяч, осмотреться, выбрать на свой вкус угол обстрела, - вдоволь. А Стрельцов, что ему не было присуще, засуетился, решил пробить с лета и… не попал по мячу. Из выгодного положения пробил во вратаря Банишевский. Все.

Венгры имели не одну возможность увеличить счет, а забили при полном у советских ворот штиле. Минут за десять до конца получил травму Истомин. Врачи поколдовали над ним, в игру вернули, но, скованный в движениях, де-факто он превратился в зрителя. Ракоши, которого плотно стерег Истомин, получив свободу, резвился, как дитя малое. Совершив очередной забег по бесхозному флангу, навесил. Партнеров поблизости не было. Навес - подарок вратарю. Кавазашвили готовился с благодарностью принять дар венгерского друга, но не-ожиданно для себя и окружающих выпустил мяч из рук. Выросшему из-под земли Геречу не составило труда поколебать сети беззащитных ворот. Наши оборонцы смотрели за финальной сценой "из партера" - 0:2.

Расстроенный Якушин в сердцах обвинил в проигрыше вратаря: "Первый и особенно второй гол не были следствием игровой закономерности. Фаркаш и Гереч использовали две грубые ошибки Кавазашвили, которые он просто не имел права допустить" ("Футбол-Хоккей" № 20). Прошелся и по нападающим: "Беда состояла в том, что Стрельцов и Численко вместо того, чтобы усилить давление, вдруг снизили активность, стали проявлять инертность, короче говоря, вопреки ожиданиям, не проявили свойственной им ранее боевитости" (там же).

Играли неважно, с непростительными ляпами впереди и сзади. Последние всегда чреваты. Но проигрыша, к тому же в два мяча, не заслуживали. Сказать, что соперник не по зубам оказался, не скажешь. Вполне проходимый, а поди обыграй его в Москве по заказу крупно, да еще с выздоровевшим Альбертом. Сознавая важность ответной встречи, журналисты сдерживали эмоции, старались ребят не нервировать, "стрелочников" не искали. Лишь Б. Родионов в "Известиях" (от 5 мая) предъявил претензии Стрельцову: "Трудолюбия, бесстрашия, маневренности, ударной мощи и взаимопонимания с партнерами не хватило на сей раз Стрельцову, который систематически оказывался в изоляции от товарищей по команде…" Восхищения Стрельцовым, влюбившим в себя болельщиков (независимо от клубных симпатий) еще в первый период своей блестящей и плодотворной творческой деятельности, я никогда не скрывал. Но такой слабой игры в составе сборной видеть мне не доводилось. Стала она последней в национальной команде. На клубном уровне он себя еще проявит. В лучшем виде.

Сергей Сальников упрекнул самого Якушина в миротворчестве: "Ввод Якушиным четырех центральных защитников в оборонительные линии недвусмысленно указывал на его желание любыми путями укрепить подступы к воротам. Стремление похвальное, если бы в то же время оно не таило в себе, так сказать, палку о двух концах. Так, оказавшись в положении отыгрывающихся, мы столкнулись с фактом, когда обилие стопперов стало скорее тормозом, нежели помощью в организации эффективного контрнаступления" ("Вечерняя Москва" от 5 мая).

ВЕНГРИЯ - СССР - 2:0 (1:0)

Голы : Фаркаш, 21 (1:0). Гереч, 84 (2:0).

Венгрия : Фатер, Новак, Шоймоши, Ихас, Месэй (к), Сюч, Фазекаш, Гереч, Варга, Фаркаш, Ракоши.

СССР : Кавазашвили, Истомин, Аничкин, Шестернев (к), Хурцилава, Капличный, Воронин, Малофеев, Численко, Стрельцов, Банишевский.

Судьи : ван Равенс. Вурманс, Дориманс (все - Голландия).

4 мая. Будапешт. "Непштадион". 71 556 зрителей.

ОДНА НАДЕЖДА - НА ЧУДО

На исправление ошибок отпущена неделя. Задача предельно ясна, вернее ответ на поставленную задачу: место в финальной части ЧЕ в Италии гарантирует только крупная победа. Ответы на задачи содержатся и в школьных учебниках. Заглянуть на последнюю страницу проще простого. А ты найди верный способ решения, чтобы с ответом совпал. Над этим думал тренерский штаб, а ребятам предстояло найти правильный ответ на поле.

Качество игры в матчах с Бельгией и Венгрией не позволяло надеяться на успех. Во встречах примерно равных команд проще удержать преимущество в два мяча, нежели выиграть с разностью в три. Был спокоен и венгерский тренер. Когда его спросили накануне игры, верит ли он в общую победу, Шоош, обычно сдержанный, молчаливый, ответил вопросом на вопрос:

- Вы слыхали о чуде на Марне?

- Слыхал.

- А о футбольном чуде на Марне вам приходилось слышать?

Журналист промолчал.

Небольшая историческая справка. В сентябре 1914 года немецкая армия, осуществляя блицкриг, план молниеносной войны, стремительно продвигалась на Париж. Выручая союзников, русские армии под командованием Ранненкампфа и Самсонова, еще не полностью готовые к боевым действиям, вторглись в Пруссию и отвлекли часть немецких сил от Парижа. Ценой огромных людских потерь Россия помогла французам выстоять. Они остановили немцев на реке Марна (между Парижем и Верденом) и вскоре отбросили их. Этот эпизод Первой мировой войны и вошел в историю как "Чудо на Марне" или "Русское чудо".

Если поддаваться математическим выкладкам, логическим выводам, идти на игру не стоило. А люди шли, предварительно отстояв километровые очереди, участвуя в рукопашных схватках по мере приближения к кассам, покупая билеты втридорога у спекулянта (мелкий бизнесмен во времена тотального дефицита при объявленном в стране развитом социализме). На что на-деялись? На неистребимую, глубоко в тайниках души упрятанную веру в чудо. Вера свободна, независима от реальной ситуации, какой бы тяжелой и безнадежной ни казалась, не подвластна диктаторам, генсекам, разнокалиберным правителям, издаваемым ими указам, приказам, постановлениям и распоряжениям. Ее невозможно арестовать и расстрелять, она неуничтожима, непобедима. И способна творить чудеса.

ТАЙМ ПЕРВЫЙ. НАЧАЛО ПОЛОЖЕНО

Опять, как в Будапеште, разбились на пары. Пытаясь сбить темп, венгры медленно поднимались с земли, неторопливо выбрасывали мяч из-за боковой, разыгрывали "стандарты"… Наши, взявшие с места в карьер, все это делали быстро, но без суеты и с каждой минутой нагнетали темп. К первой четверти часа подали четыре угловых. Форварды менялись местами, запутывали оборону. Гости не успевали за быстрыми перемещениями нападающих и игроков других линий. Хавы и защитники, соблюдая правила безопасности, в отличие от первой игры, то и дело вторгались на передовую и вызывали панику в стане соперника. Мадьяры продержались до середины тайма. Не выдержав навязанного им темпа, допустили две детские ошибки.

Воронин длинным пасом бросил вперед Банишевского. Тот неаккуратно обработал мяч и дал шанс овладеть им вышедшему из ворот Тамашу. Бакинец не остановился, продолжив бег, испугал вратаря и вынудил его выпустить из рук легкую добычу. Подобрав мяч, Банишевский сильно прострелил вдоль ворот. К передаче устремилась группа наших товарищей, но ближе к мячу оказался защитник Шоймоши и, пытаясь предотвратить угрозу, неловким движением отправил его в свои ворота.

Пока хозяева переводили дух, венгры попытались, не откладывая на потом, отыграться. Добились штрафного. До ворот метров 25. Варга пробил мастерски, в обвод "стенки". Трибуны вновь взорвались аплодисментами. Предназначались они Пшеничникову, наглухо забравшему мяч в нижнем углу. Поняв, что шутки плохи, ребята возобновили штурм. За четыре последние минуты тайма подали пять угловых. Венгры едва уберегли пока еще удобный для них счет.

В перерыве Шоош мягко, по-отечески наставлял своих парней: "Ничего страшного, мальчики, не произошло. Все идет своим порядком. Теперь будет полегче. Еще 45 минут выдержать такой темп они не смогут. Внимательно следите за защитниками соперников. Они увлекаются атакой. Главное - убаюкать их, играть спокойней, медленней. Вся наша надежда на внезапные атаки Альберта и Фаркаша". Об этом разговоре тренер поведал после игры обозревателю Борису Федосову, а тот 12 мая изложил в "Известиях".

ТАЙМ ВТОРОЙ - ПОБЕДНЫЙ

В отличие от соперников, счет нас, понятное дело, не устраивал, и после перерыва вновь взяли венгров за горло. Есть мнение, что команда способна выдержать высокий темп не больше часа, после чего спад неизбежен. По истечении "контрольного времени", на 59-й минуте, штрафной в сторону венгров. Расстояние далекое, около тридцати метров. К мячу подходит Хурцилава. Во владениях Тамаша и в окрестностях не протолкнуться, как в огромных очередях у винных магазинов в годы перестройки. Тбилисец то ли навешивал, то ли пробил. Да какая разница, мяч-то в воротах - 2:0.

Показалось, что скорректировала его полет голова Банишевского. По возвращении в Баку Анатолия поздравляли с забитым голом. Форвард от него отрекся и честно признал - забил Муртаз: "Я устремился влево к штанге ворот, и в тот же миг Хурцилава направил туда мяч. С разбегу я подпрыгнул рядом с защитником Месэем… Защитник не смог сыграть головой. Бить по воротам, находясь спиной к ним, мне было очень неудобно. А мяч, как мне показалось, летел прямо в цель. Тогда в прыжке я пригнул голову, чтобы случайно не изменить направление полета мяча… Сразу же я посмотрел назад: мяч ударился в землю, упруго отпрыгнул и влетел в сетку" ("Спортивные игры" № 6).

Со вторым голом открылось второе дыхание. Ошарашенные гости старались подольше держать мяч, сбить темп. Устроили неторопливую распасовку. Со стороны казалось, будто исполняли свой чардаш в замедленной съемке. Наших парней это нудное зрелище быстро утомило, и они навязали такой жесткий прессинг, что мадьярам стало не до танцулек. Гости не успевали за перемещениями форвардов, врывавшихся в свободные зоны. Тут бы пас точный не помешал. За этим дело не стало. Прогарцевав по левой кромке, Еврюжихин сделал диагональную передачу (Лев Филатов назвал ее исчерпывающей) на противоположный фланг, идеальный по месту и времени на набравшего ход Бышовца. Страшной силы и исключительный по точности удар с ходу в нижний угол завершил нехитрую и с блеском проведенную комбинацию. Упрекнуть в пропущенном голе язык бы не повернулся не только совершившего два ляпа Тамаша, но и лучших вратарей мирового футбола, защищай они в тот день ворота. 3:0.

БРАВО, ПШЕНИЧНИКОВ!

Добившись нужного результата, наши - то ли от усталости, то ли сработал инстинкт самосохранения - ослабили хватку и отошли назад. Освободившиеся от оков венгры, словно выпущенные из клетки на волю, бросились забивать. Вот тогда-то "Лужники" увидели не пародию на чардаш, а настоящий зажигательный, головокружительный венгерский танец. Наши защитники, действовавшие до того безукоризненно, стали терять мельтешивших перед глазами мадьяров. Им нужен один гол. Трижды в оставшиеся четверть часа, тревожные, ужасные, они были близки к цели.

И тут напомнил о своем существовании Юрий Пшеничников. А мы-то думали, что играли все это время без вратаря. Выход голкипера на авансцену оказался весьма кстати. Вот Альберт изящно освободился от Аничкина и метров с 8-9 пробил в верхний угол. Как Пшеничников успел достать мяч и перевести на угловой, надо было его и спросить. Если б спросили, вряд ли смог бы объяснить. Еще две бомбы обезвредил от покинувших свои позиции венгерских защитников. Самую страшную - за минуту до конца, когда Ченчер наказал нас штрафным. Взялся пробить Месэй, мастер знатный. Не дай бог забьет, времени на ответный удар не останется. Момент предынфарктный. Стадион замер. Купировал приступ слабых сердцем соотечественников Пшеничников, отразив удар той же силы и точности, как минутами ранее Альберта. Взрыв трибун по мощности был эквивалентен прежним, что сопровождали забитые голы. Ну свистни же ты наконец, господин немец, герр Ченчер! Смилостивился, свистнул. Все. Победа! 3:0. Что и требовалось доказать.

Чудо свершилось. Вам несказанно повезло, наш венгерский друг, товарищ Шоош. Младые лета не позволили лицезреть чудо на Марне. Зато в зрелые годы, в преддверии своего шестидесятилетия, судьба смилостивилась, дала возможность увидеть русское чудо в "Лужниках". Верьте в чудеса, господа, как бы ни было муторно, ни казалось безнадежно. Свершатся!

Счастливый Якушин старательно скрывал эмоции. Говорил о нелогичном результате в Будапеште и закономерном - в Москве. Шоош рассыпался в комплиментах (совершенно справедливых) советской команде: "За неделю, минувшую со дня нашей первой встречи, сборная СССР преобразилась. Подготовка всех игроков выше всяких похвал. Выделить никого не могу - лучшими были все" ("Советский спорт" от 12 мая).

Нейтральный наблюдатель, тренер итальянцев Ферруччо Валькареджи, в беседе с корреспондентом газеты Corriere dello Sport Энцо Чезари отметил в игре победителей "исключительную ударную силу, необычайную атлетическую мощь и динамизм". Из игроков наибольшее впечатление произвел на него "по-настоящему отличный Бышовец". Вернувшись в Рим, добавил: "Бышовец - решающая карта русских, ключевой элемент команды и очень опасный в заключительной стадии атаки".

ОДА ЗРИТЕЛЮ

Назвав героев, всю команду и отдельных игроков, ни тренеры, ни журналисты о роли зрителя в триумфальной победе сборной не обмолвились. Возьму на себя смелость заявить - соавтором свершившегося в "Лужниках" чуда и одним из героев стал зритель: каждый из ста тысяч (среди них и ваш покорный слуга) был причастен к победе. Искренний, добрый, отходчивый, он простил безликую игру в Москве с бельгийцами и в Будапеште, ринулся на стадион, заполнив всю полезную площадь. До последнего сантиметра. Сцена и зрительный зал слились воедино. Ребята, вдохновленные мощной энергией трибун, провели матч на одном дыхании. Пять раз после забитых мячей мы в едином порыве срывались с мест. Незнакомые люди кричали, радовались, смеялись и плакали, обнимались и целовались, обдавая друг друга сильнодействующими винно-водочными парами. С каждым взятием ворот объятия крепчали, поцелуи становились жарче (не могу сказать за весь стадион, на моем "микроучастке" так и было).

Два гола из пяти западногерманский арбитр Курт Ченчер отменил. Если бы он не засчитал все пять, наши парни забили бы в тот вечер столько, сколько надо. Прошло с тех пор не одно десятилетие, но лучшей игры сборной назвать не могу - по самоотверженности, максимальной самоотдаче, вдохновению, неистребимому желанию победить. Вам часто приходилось видеть сокровенную мечту во плоти? 11 мая 1968 года мы увидели в "Лужниках" свою сборную такой, какой являлась нам в мечтах.

Время способно разрушить иллюзии, снять с глаз романтическую пелену. Когда спустя годы я пролистывал пожелтевшие газетные страницы мая 68-го, картина предстала реальная, в черно-белых тонах, и все же ненамного от только что с восторгом описанной разнилась. Грешили и неточными передачами, и с мячом порой неловко обращались, небольших спадов, особенно в последние четверть часа, по достижении искомого результата, не избежали и чуть было не испортили прекрасно написанное полотно. Оно действительно было прекрасно.

СССР - ВЕНГРИЯ - 3:0 (1:0)

Голы : Шоймоши, 22 - в свои ворота (1:0). Хурцилава, 59 (2:0). Бышовец, 73 (3:0).

СССР : Пшеничников, Афонин, Шестернев (к), Хурцилава, Аничкин, Капличный, Воронин, Численко, Банишевский, Бышовец, Еврюжихин.

Венгрия : Тамаш, Новак, Шоймоши, Ихас, Месэй, Сюч, Варга, Комора, Альберт (к), Фаркаш, Ракоши.

Судьи : Ченчер, Зиберт, Эбесбергер (все - ФРГ).

11 мая. Москва. Стадион им. В.И.Ленина. 104 000 зрителей.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...