Газета
13 марта 2015

13 марта 2015 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1968 год. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ЛУЧШИЙ ИГРОК-1966 НЕ ВПИСАЛСЯ В КОНЦЕПЦИЮ МАСЛОВА

Едва успев оправиться от торжеств, обрушившихся на страну в 1967 году в связи с 50-летием октябрьских событий 17-го, советский футбол отметил в 68-м два внутренних, профессиональных праздника: 30-й чемпионат СССР и 70 лет со времени появления в России английской народной забавы. Что касается первого, никаких сомнений относительно его подлинности не было. Недоумения по поводу второго, во всяком случае у нашего современника, возникнуть могут. Не думаю, что поколение 60-х было менее просвещенным, нежели нынешнее, но то, что оно было менее информированным, - это точно.

Тогда никто (кроме, пожалуй, историка российского и советского футбола Александра Переля) не знал, что симпатичный младенец, рожденный на Британских островах, объявился в России в 1897 году. Перель, будучи ответственным секретарем Всесоюзной секции футбола, еще в середине 50-х известил о предстоящем в 1957 году юбилее - 60-летии отечественного футбола - и предложил развернутый план торжественных мероприятий. Однако юбилей, и довольно пышно, отметили почему-то в 58-м. 70-ю годовщину отпраздновали куда скромнее, отделались несколькими газетными публикациями, в соответствующей графе перечня мероприятий поставили жирную галочку и с чувством глубокого удовлетворения вывели: "Выполнено". Постараюсь, если хватит места, неловкость чиновников немножечко сгладить.

ОГРАНИЧИЛИ СВОБОДУ ПЕРЕДВИЖЕНИЯ

О пристрастии футбольных деятелей ко всякого рода новшествам и преобразованиям писали мы не раз, не из занудства или вредности, - повод давали. Замечено, что в юбилейные годы их реформаторская активность возрастала неизмеримо. Тридцатый чемпионат исключением не стал. В новом сезоне во всех внутренних соревнованиях вступило в силу правило "четырех шагов" (в 67-м его опробовали в международных матчах). Касалось оно вратарей. Прежде им позволяли с мячом в руках разгуливать в пределах обширных своих владений, чем они пользовались сверх всякой меры, особенно когда требовалось сохранить на табло нужный счет. Теперь свободу передвижения ограничили, разрешив делать в обнимку с мячом не более четырех шагов. В случае нарушения закона, а также, цитирую , "применения тактики, которая, по мнению судей, преследует только затягивание времени игры и тем самым дает своей команде неспортивное преимущество, он должен быть наказан свободным ударом, который производится игроком противоположной команды с того места, где произошло нарушение".

Вратари быстро сориентировались и, не нарушая буквы закона, пренебрегали духом: совершали длительные неторопливые пешие прогулки теперь уже с мячом в ногах. В случае интервенции со стороны соперника устраивали бесконечную перепасовку с партнерами, дежурившими у границ штрафной площади. При этом не возбранялось брать мяч в руки. Судьи редко наказывали за подобные действия, подпадавшие под формулировку "затягивание времени игры". Видимо, стражи порядка по-доброму относились к стражам ворот, настолько, что боялись оскорбить их малейшим подозрением в злом умысле. По-настоящему неуютно стало вратарям, когда запретили брать мяч в руки от ноги партнера. Случится это много позже.

Еще одно новшество коснулось оформления протокола. Решением федерации в соревнованиях на первенство и Кубок СССР в протокол наряду с одиннадцатью игроками стартового состава вносили фамилии пятерых резервистов. В ходе матча разрешалось произвести две замены и только из числа указанных в протоколе. Следили за этим строго. Однако…

Эту историю посвящаю вам, собиратели курьезов. 31 июля "Черноморец" играл в Донецке. За пять минут до окончания встречи тренер гостей Шапошников, видимо, позабыв об уже произведенных им двух заменах, для сохранения победного счета ввел в игру еще одного резервиста. Подлог исключался. Какой смысл рисковать плывущими в руки двумя победными очками? Если рассеянность тренера можно объяснить чрезвычайным нервным напряжением, то совершенно непонятно, как могли "зевнуть" сверхлимитную замену скрупулезно фиксирующие появление на поле каждого нового игрока официальные лица, помощник главного арбитра и сам главный - Филипп Тюриков из Харькова. Все это происходило на глазах у тысяч донецких болельщиков. Подозреваю, только тренер хозяев Олег Ошенков сориентировался в ситуации, но по понятным причинам решил до поры до времени не вмешиваться. Он получил верный шанс из проигранного матча извлечь материальную выгоду.

Как только встреча завершилась, хозяева результат опротестовали из-за использования "Черноморцем" четырнадцати игроков, что являлось нарушением регламента соревнований. Самое удивительное в этой удивительной истории - поведение федерации футбола. По известным только ей причинам, законный и вполне обоснованный протест донецкой команды не был удовлетворен.

СТРОГО ОХРАНЯЛАСЬ ТОЛЬКО ГОСГРАНИЦА

Если перечисленные только что новшества планировались перед началом сезона, еще одно (очередная инструкция о переходах) родилось незадолго до его завершения - спонтанно, под влиянием чрезвычайных обстоятельств. Я неоднократно касался этой темы не из-за болезненного к ней пристрастия, а потому лишь, что вокруг переходов ежегодно кипели нездоровые страсти, а многолетние потуги федерации создать четкий, разумный, незыблемый закон о порядке переходов мгновенно рушились при легком дуновении ветерка из чиновничьих кабинетов более высокого ранга.

Попирался этот хрупкий, беззащитный закон ежегодно, но то, что случилось в 68-м, походило на стихийное бедствие. Уже после начала сезона футболисты группами и поодиночке открыто, не таясь, на глазах бессильных защитить свое детище создателей инструкций и циркуляров пересекали, казалось бы, наглухо закрытые границы классов "А" и "Б" - сверху вниз и снизу вверх. В стране, "где так вольно дышит человек", строго охраняли только государственную границу. Что же до границ конституционных, юридических, административных и прочих (о футбольных и говорить нечего), лазеек в них было предостаточно.

Все еще существовал закон, строго-настрого возбранявший выступать в течение одного сезона за две команды. Щербаков начал турнир в "Торпедо", через полтора месяца продолжил в ЦСКА, Кучинскас весной получил разрешение на переход из ростовского СКА в минское "Динамо". За новую команду провел три матча. Что-то ему не понравилось, и он тут же подался в "Черноморец". Шергелашвили переехал из Тбилиси в Кутаиси, Зейналов из Баку - в Кировабад, Шкляр из Луганска - в Киев… Только в высшем классе за две команды сыграли в чемпионате девять человек!

"А ВОЗРАЗИТЬ НУЖНО БЫЛО"

В случае с Щербаковым инструкцию нарушили по нескольким пунктам. Молодой, перспективный (прочили ему светлое будущее) юноша растрачивал свой талант, губил его за кромкой поля, активно и злостно нарушал спортивный режим (на эзоповом языке того времени это выражение имело одно толкование). Желая сохранить молодое дарование, автозаводское руководство пыталось его перевоспитать. Способы изыскивали сколь разнообразные, столь же неэффективные - не помогали ни уговоры, ни увещевания, ни угрозы. Парень клялся: все, в последний раз, завязываю, простите бога ради, больше не буду. Процедура повторялась неоднократно с одним и тем же результатом, точнее - без результата.

После первой игры в Ташкенте форвард вновь сорвался. Воспитатели, исчерпав педагогические возможности, Щербакова отчислили. Недолго оставался без работы 23-летний нападающий. Взяли его на "перековку" в армию, в футбольную команду ЦСКА то есть. Федерация футбола, хоть крайний срок Юрьева дня месяца три как вышел и успел Щербаков в чемпионате засветиться, переход в армейскую команду разрешила.

На недоуменный и вполне естественный вопрос уважающих законы граждан: "Как же так, что ж такое?" - поручили ответить ответственному секретарю федерации Анатолию Михайловичу Четырко. Вот что он сказал: "Из "Торпедо" Щербакова освободили. Кроме армейцев никто его брать не хотел. Когда встал вопрос о разрешении ему играть за ЦСКА, никто особенно не возразил".

"А возразить нужно было, - раздался 16 мая со страниц "Известий", второго в стране по статусу печатного органа, зычный голос обозревателя Бориса Федосова. - Не только потому, что опять в середине сезона игроки путешествуют из клуба в клуб. Не только потому, что в какой уже раз дискредитирует деятельность нашей федерации… В федерации футбола и в футбольной команде московских армейцев, видимо, забыли, что кроме формальных моментов есть еще и такие, как такт, этика и, наконец, понимание общего дела воспитания наших спортсменов".

Федерация не при делах, вопрос решался в иных сферах. Понимая, что взывать к выполнению юридических норм бесполезно, журналист прибег к козырям более весомым - морально-этическим. Легко были биты эти козыри людьми, у кого в колоде одни джокеры. Неудивительно, что Щербаков продолжил сезон и завершил его в ЦСКА. Без особого успеха. Основным игроком не стал, чаще выходил на замену, забил всего один гол. Убедившись, что форвард не в силах изменить ставший привычным образ жизни, руководители армейского клуба его отчислили. Точку в волнительном разговоре о незаконных переходах ставить рано, самое интересное - впереди.

Чтобы если не обуздать, то как-то ослабить разрушительное действие стихии, президиум Федерации футбола СССР поручил Спортивно-технической комиссии в кратчайшие сроки подготовить проект… новой инструкции о переходах. Появилась только в октябре и разделила печальную участь многочисленных предшественниц. От этого документа, наполненного романтическими надеждами, при первом соприкосновении с суровой жизненной прозой остались грустные воспоминания. Нельзя не отдать дань упорству и мужеству работников федерации. Они из года в год вели неравные бои с болельщиками, облеченными большой властью. И каждый раз после сокрушительных поражений на легких тачанках бесстрашно бросались они на колонну тяжелых танков.

Освеженная, в надцатый раз обновленная инструкция, как наивно полагали ее создатели (скорее я наивно полагаю, что полагали они, авторы вряд ли в жизнеспособность очередного своего детища верили), раз и навсегда установит жесткие границы (что-то вроде "железного занавеса"), через которые и мышь не прошмыгнет. Вступит она в силу с сезона-69. Тогда ее и изучим.

ОБЪЯВЯТ ЛИ НОВУЮ АМНИСТИЮ?

А в начале января, задолго до появления "нерушимых" правил о переходах, весь многолюдный, многослойный эшелон советского футбола ознакомили с Положением на вступающий в свои права сезон-68 с незначительными в сравнении с предыдущим изменениями и дополнениями. Число участников возросло до двадцати. В СССР в годы больших юбилейных торжеств объявляли амнистию. Распространилась она и на "Зенит" (об этом мы рассказывали), не начавший отбывать срок наказания в низшей группе только потому, что территориально проживал в городе, названном "колыбелью революции", 50-летие которой совпало с выпадением единственного чада "колыбели" на турнирное дно. Теперь организаторы твердо, впрочем, как и в минувшем году, обещали одну, худшую, последнюю команду сослать в низший дивизион "на перевоспитание".

И вновь не предупредили, на кого закон не распространяется. Посему коллективы, трудившиеся (в нашем случае игравшие) в городах с богатым революционным прошлым, боевой и трудовой славы (с народными заступниками столь же богатых возможностей), могли чувствовать себя в безопасности. В конце концов, по случаю двух юбилеев - 30-го союзного первенства и 70-летия отечественного футбола - вполне можно было объявить амнистию неудачнику. Было бы желание, повод найдется.

Число участников 30-го чемпионата с прибытием новичка - "Динамо" из Кировабада возросло до кругленькой, приятной глазу цифры - 20. Принцип определения мест (кроме первого) при равенстве очков остался без изменений. Учитывались: а) общая разность мячей; б) разность мячей в личных встречах; в) как в еврокубках - забитые мячи на чужом поле. В заявке - 31 футболист. Запрещено заявлять игроков, не получивших среднего образования и нигде не обучавшихся. Этот пункт-старожил был прописан в Положении с незапамятных времен и с тех пор проживал там паразитом, ни разу не применив возложенные на него обязанности. Хотя возможностей было предостаточно.

Команды и их шефов предупредили: просьбы об отводе назначенных на матчи судей рассматриваться не будут. Медали, как и прежде, полагались футболистам, сыгравшим не менее 50 процентов матчей. Послабление сделали членам сборной СССР, им и сорока хватало.

ПОГАШЕНИЕ ДОЛГОВ

Футбольный сезон вступил в должность активно. Уже Положение обнародовали, заседание президиума федерации провели (отчитались за прошлый год по общей схеме - наряду с существенными достижениями отметили отдельные незначительные недостатки) и Всесоюзное совещание тренеров с привлечением иностранных специалистов организовали (о нем - чуть погодя), команды к занятиям в зале приступили, а по долгам за прошлый сезон полностью не рассчитались. Только в конце января московским динамовцам вручили одноразовый спецприз имени 50-летия Советского государства "за лучшие результаты по подготовке молодых футболистов и успешные выступления на всесоюзных и международных соревнованиях".

Через несколько дней, шестого февраля, в Октябрьском дворце Киева чествовали чемпионов. Ровно в 19 часов в битком набитом зале погас свет, и на экране замелькали кадры из матчей киевлян. Вкусная закусь аудиторию разогрела, и тут пред ее взором предстал сам глава высшего украинского спортобщества товарищ В. Кулик. Исполнив роль ведущего, он вызвал на сцену виновников торжества. Под бурные аплодисменты публики "виновники", стройные, красивые, в цивильных нарядах, построились в шеренгу в ожидании хвалебных речей и подарков. За этим дело не стало.

Зампред Федерации футбола СССР Владимир Мошкаркин передал команде хрустальную вазу, а игрокам и тренеру - золотые медали. Дублерам, они стояли рядом со старшими товарищами, - малые серебряные. Динамовцам преподнесли и три перечисленные в прошлом номере "СЭ" приза Большого футбола. Один, учрежденный футбольным еженедельником, приняли из рук главного редактора Льва Филатова. Лев Иванович поблагодарил чемпионов "за эстетическое наслаждение от игры, которой восхищались как профессионалы, так и рядовые любители футбола".

Дары сыпались вперемешку с выступлениями дарителей - спортобществ "Спартак", "Динамо", кураторов спорта в стране - ЦК ВЛКСМ. Мальчишки киевского "Энтузиаста", серебряные призеры турнира "Кожаный мяч", подарили своим кумирам мяч как символ большой дружбы футболистов двух поколений.

Спектр выступающих, их социальный статус широк и демократичен. К микрофону поочередно подходили писатель Л. Дмитерко, слесарь завода имени Горького В. Шпачук, ректор киевского института физкультуры Н. Лапутин, завотделом оборонно-массовой работы комсомола Л.Чугуненко… С ответными речами выступили старший тренер и капитан команды. Виктор Маслов подробно рассказал о планах на ближайшее и более отдаленное будущее, а последние слова эмоциональной речи Андрея Бибы ("Бог любит троицу. Надеемся, что итоги нашей команды в чемпионате не разминутся с пожеланиями болельщиков") потонули в долго не смолкавших овациях.

ТРЕНЕРСКИЕ ДИСКУССИИ

Я не оговорился, это были последние слова, произнесенные со сцены перед киевскими любителями капитаном "Динамо", душой и одновременно мозгом команды, лучшим футболистом СССР 1966 года. Вскоре он был отчислен. Причину тренер подробно изложил киевскому журналисту Дэви Аркадьеву: "В прошлом сезоне мы несколько затянули с перестройкой тактики. И нам было трудно. В середине сезона нам пришлось решать вопрос о выводе из команды Бибы. Он в то время не отвечал новым требованиям, предъявленным коллективу, потому что система, по которой мы играли раньше, обернулась против нас. При новой системе мы увидели в новой роли Турянчика. Он уже выполнял роль не "диспетчера", как говорили о Бибе, а игрока, который корректировал действия своих партнеров" ("Комсомольское знамя" от 11 февраля).

В те годы внимание вопросам тактики уделяли большое. Футбол менял облик, и тем, кто стремился шагать в ногу со временем, нужно было мгновенно улавливать основные тенденции его развития. У тренеров-шестидесятников не было еще повода всерьез говорить о том, кто (и сколько) взял, кто кому задолжал (имеются в виду очки), за сколько купил и продал. Их больше волновали исключительно профессиональные проблемы: построение учебно-тренировочного процесса, вопросы методики, тактики, психологии… Делились опытом, отчаянно спорили. Олег Ошенков, сторонник игры флангами, в статье "Атаке нужны крылья" сокрушался по поводу исчезновения из футбола ярких крайних нападающих.

Виктор Маслов (не так давно он легко избавился от фланговых форвардов, сначала Лобановского, позже - Базилевича) решительно возразил коллеге в материале "Новое! Как оно выглядит?": "При нынешнем скоростном маневре невыгодно иметь "чистых" крайних нападающих с ограниченными функциями… Исходные схемы расстановки игроков потеряли актуальность… Необходимо готовить игроков нового типа, универсалов с большим радиусом действий". Суть происходивших в футболе явлений объяснил в ходе полемики Борис Аркадьев: "Определился новый, я бы сказал, энергетический этап в развитии мирового футбола… Футбол - прежде всего искусство движения, уточненного техническим умением, движения, осмысленного тактикой коллективной борьбы, движения, воодушевленного желанием победить".

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ЛУГАНСК

Естественно, много места уделили этой жизненно важной теме на Всесоюзном совещании тренеров в Луганске. Некоторая непоследовательность, сбивчивость в изложении объяснима спешкой. Так бывает, когда автору хочется вместить на выделенной ему площади больше, нежели способна она принять. Вы уж меня извините. Я все же окончательно расплачусь с прошлогодними долгами (не я, конечно, а кто задолжал), после чего с чистой совестью отправимся в Луганск.

Только в начале марта 68-го опубликовали список 33 лучших футболистов страны за год 67-й (подробно об этом - в "СЭ" от 24 февраля). Ну и совсем уж припозднился "Московский комсомолец" со своим, официально не утвержденным, призом "За самый красивый гол". Лучшим признали гол Анатолия Бышовца австрийцам в Москве в отборочном матче чемпионата Европы. В международном блоке "Летописи", ссылаясь на советских и зарубежных корреспондентов и специалистов (и сам прекрасно помню, такие не забываются), я очень старался представить его в лучшем виде. Кажется, получилось. Гол был действительно красив, и выбор жюри "МК" - свидетельство изысканного его вкуса.

О делах будничных. Впрочем, Всесоюзное совещание тренеров в Луганске, куда мы наконец добрались, к повседневным не отнесешь. Масштабы совещания с учетом продолжительности во времени (три недели - с 9 по 30 января), числа приглашенных, разнообразия и насыщенности программы, участия ведущих специалистов и научных работников аналогов в мировой практике, пожалуй, не имели. Пригласили в Луганск старших тренеров обеих групп класса "А", "прогулявших" прошлогоднее московское совещание, всех поголовно помощников старших (сегодня их величают главными), зарубежных специалистов из Венгрии, Англии и ФРГ…

В день открытия делегатов приветствовал секретарь Луганского обкома КП Украины товарищ Азаров, что придало мероприятию дополнительный вес. Из предусмотренных программой 114 часов 52 отвели практическим занятиям. Тематика разнообразная: лекции по технике, тактике, психологической подготовке футболистов, медицине, биологии, социологии спорта, планированию учебно-тренировочных занятий. С международным положением ознакомил многочисленную аудиторию лектор уже упомянутого Луганского обкома партии товарищ Хвостов Б.Ф. Продемонстрировали приглашенным несколько учебных фильмов о тренировочном процессе и шесть - об играх сборных команд Европы и Бразилии. Чуть было не упустил: говорили о необходимости улучшения и совершенствования работы комсомольских организаций в командах мастеров.

Помимо известных футбольных тренеров и специалистов (Аркадьева, Качалина, Якушина, Ошенкова, Боброва и других) доклады читали люди с учеными степенями из научных учреждений, института космонавтики и т.д. Они щедро делились опытом и знаниями, новейшими научными исследованиями. С большим интересом заслушали доклад западногерманского тренера Зеппа Гербергера, выигравшего на чемпионате мира 1954 года первое золото для сборной ФРГ. Тренер-методист английской федерации футбола Уотерс рассказал о методике тренировок нынешних чемпионов мира. Много интересного и полезного почерпнули слушатели из лекции профессора будапештского института физкультуры Палфаи.

Городские власти создали гостям отличные условия, а для практических занятий предоставили лучшие из имеющихся в Луганске базы, в частности современный, хорошо оборудованный легкоатлетический манеж. Выполненные группой молодых футболистов (руководитель - Н. Бубнин) новые упражнения для развития прыгучести, реакции, силы имели огромный успех. Заинтересованные в повышении профессионального и политического уровня пользу извлекли несомненную. И нашим западным партнерам, особенно немецкому и английскому, интересно было (я так думаю) ознакомиться с кремлевским взглядом, изложенным обкомовским лектором по распространению, на события в их странах и в капиталистическом мире в целом, узнать о беспощадной эксплуатации труда капиталом и непрекращающихся попытках ослабить первое в мире социалистическое государство. А опыт работы комсомольских ячеек в футбольных коллективах мог быть полезен разве что нашему венгерскому другу.

"СОВСЕМ КРИВАЯ ИГРА"

В самом начале я вскользь упомянул о 70-летии отечественного футбола, весьма прохладно, словно нехотя (в отличие от 60-й годовщины в 58-м) современниками отмеченном. Спустя годы, пользуясь удобным случаем, хочу эту оплошность чуточку сгладить. Поскольку вещаю из 1968 года, как и большинство доверчивых граждан, верил еще (уже не безоговорочно, иной раз с большими сомнениями) напечатанному и озвученному в СМИ, с высоких трибун произнесенному. Но в том, что импортную "заразу" занесли на русскую землю именно в 1898 году, сомнений не возникало. Распространялась "инфекция" быстро (противоядия до сих пор не найдено), и очень скоро футбол завоюет в родной отчизне всеобщую народную любовь. Авторитет его как самого популярного и массового в стране вида спорта был и остается, во всяком случае пока, непререкаем. Так было не всегда.

В докладах по случаю юбилейных торжеств принято совершать исторические экскурсы. Копать глубоко не буду, слегка взрыхлю почву рассказом о проблемах, связанных с получением английским "подданным" советского гражданства.

В первое время в верхах относились к "подкидышу" настороженно, если не сказать враждебно. Понравиться новой власти, советской, было непросто. Неконтролируемая братва "с наганом в руке и Лениным в башке" легко, без суда и следствия, ставила к стенке подозрительных или просто непонравившихся граждан. Вы не поверите - в середине двадцатых в Питере, успевшем сменить имя, "приговорили к расстрелу" бокс. "Во-первых, он опасен сам по себе; во-вторых, опасен социально, так как пробуждает нездоровые инстинкты", - объяснили непонятливым товарищам. Жизнь ему все-таки сохранили, но какое-то время бокс находился на нелегальном положении. В скором времени все же амнистировали, потому как качества, обретенные кулачными бойцами, "готовят бойцов и способствуют подготовке отпора возможному нападению на нас со стороны империалистов".

Могла затянуться петля и на шее футбола. Запретить игру, ликвидировать ее как класс предлагали не только люди из партийных верхов, но и вполне интеллигентные. Вот что писал на четвертом году советской власти профессор В. Крамаренко в журнале "Теория и практика физической культуры": "Футбол содержит некоторые противоестественные для человека движения, как-то: удары головой, циркулярные удары ногами. Наряду с этим отсутствуют хватательные движения руками. Сколько всем этим игра приносит опасных сочетательных рефлексов в жизни нашей рабочей молодежи! Совсем кривая игра… Только поразительное человеческое недомыслие дает возможность ее процветанию".

Обеспокоенные трудящиеся теребили печатные издания: "Правда ли, что хотят истребить футбол в СССР?" "Неправда", - успокаивали встревоженных граждан. Среди заступников полюбившейся народу игры были люди и влиятельные, и из той же интеллигентской прослойки. Доводы приводили те же, что и защитившие бокс. Работник умственного труда В. Лебединский в "Красном спорте" (от 2 ноября 1924 года), говоря о пользе футбола, упирал на прикладное его значение: "Футбол является игрой коллективной, командной, игрой, воспитывающей товарищескую спайку, решимость, быстроту соображения, стремительность, ловкость, и, безусловно, не простой ошибкой, а всеми перечисленными качествами мы обязаны тому, что эта игра введена в Красной Армии приказом как обязательная. Все эти качества необходимы бойцу Красной Армии, а отсюда и каждому гражданину, который каждую минуту должен быть готов с оружием в руках встать на защиту своих завоеваний… До тех пор, пока существует возможность вооруженного отражения врагов Советских Республик, переходить на спорт-игры крайне "вегетарианского" содержания, по-нашему, не следует".

МОЖЕТ, ПРИСЛУШАЕМСЯ К СОВЕТУ ЛЕБЕДИНСКОГО?

Вместе с тем автор статьи обеспокоен "ненормальностями", а именно чрезмерным патриотизмом кружков любителей спорта, переходящим в "рекордсменство". В неведении вас не оставлю, за расшифровкой закавыченного слова обращусь к Лебединскому: "Мы видим, что часто кружки, не брезгуя никакими средствами, стремятся к установлению определенного рекорда путем забития большого количества голей. В результате такой постановки и массы, являющиеся зрителями этой игры, привыкают к той мысли, что весь смысл игры заключается в том, чтобы загнать мяч в ворота противника… Футбол все более и более превращается из вида физкультуры в массовое зрелище".

"Как с этим бороться?" - задается вопросом обеспокоенный автор. Предостерегая от увлечения "забитием голей", он напомнил о главных целях набирающей популярность игры и советы соответствующим органам дал: "Многие из видов физкультуры далеко не уступают ему (футболу. - Прим. А.В.) по качествам, несущим оздоровление организму, даже, безусловно, превосходят его (легкая атлетика, плавание и др.). А потому задачей органов физкультуры является укрепить ряды этих видов физической культуры за счет отвода футбола с занимаемой им позиции на уровень подсобной этому развитию спортивной игры".

Приостановить триумфальное шествие футбола по стране не удалось. Он овладел народными массами и занял лидирующие позиции в спортивной иерархии. А не настало ли время прислушаться к совету специалиста? Игра без "голей" автоматически избавит нас от множества накопившихся за столетие проблем - вандализма оголтелой части фанатов, судейских скандалов, тренерских отставок, закулисных сделок, противостояния футбольных структур… И, что важно, подготовит достойных защитников отечества, в чем мы сегодня, учитывая сложную международную обстановку (а когда она была простой?), заинтересованы. Не напрасно, выходит, бросил взгляд в прошлое.

Все это неплохо, забавно даже, познавательно. Однако время, господа, поджимает, - грядет юбилейное, 30-е всесоюзное первенство. От его участников будут требовать увеличения количества "голей". О том, как к их производству готовились двадцать жизнедеятельных, здоровых коллективов, поговорим в следующий раз.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...