Газета
7 ноября 2014

7 ноября 2014 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1967 год. ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ВЕСЕННИЕ ОБОСТРЕНИЯ

Чемпионат набирал скорость. В шести апрельских турах общими усилиями забили 85 мячей в 54 играх. Средняя результативность (1,57) удручала, а в последний апрельский игровой день упала так стремительно (1,22), как падает сегодня рубль. Обеспокоенная, взбудораженная общественность требовала ответа: "Как же так? Что ж такое?" Желающим прояснить ситуацию некоторые издания предоставили трибуну. В дискуссии на тему "Итоги старта" приняли участие футболисты, тренеры, методисты.

ТАКОЙ ФУТБОЛ НАМ НЕ НУЖЕН

Общее мнение: низкая результативность - следствие незрелого весеннего футбола со всеми вытекающими. После зимней спячки команды медленно набирают форму. Тренировки в залах, вслед за тем в совершенно непригодных условиях на южных базах задерживают обретение утерянных навыков. "Занятия в зале помогают лишь восстановиться физически… Не больше. Как можно раньше на воздух и упражняться с мячом! Но тут возникает препятствие, о котором говорено и писано без конца, да все без толку. И все из-за безобразного состояния полей. А поди забей гол, когда мяч подчиняется не ноге, а рытвинам и кочкам и отскакивает в самых неожиданных направлениях", - поддержал меня игрок сборной СССР Эдуард Малофеев ("Футбол" № 19). Вернее, я поддержал его и огромную армию "пострадавших".

С началом чемпионата болезненно проходит "реаклиматизация" - переход с разбитых, утопающих в грязи черноморских полей к тоже не "первой свежести" и качества, но все же своим, привычным.

Дома приходится преодолевать многослойную оборону. "Чтобы обезопасить себя, они прикрепляют к каждому нашему нападающему опекуна, и тот, как тень, следует за ним по всему полю. Такой футбол примитивен и жесток. Нас стараются нейтрализовать любым способом, всеми правдами и неправдами", - жаловался ростовский голеадор Олег Копаев (там же). Под этими словами подписались бы многие форварды.

Смысл статьи известного журналиста Мартына Мержанова ("Пока мимо ворот". "Правда" от 19 апреля) сводился к произнесенной Николаем Озеровым спустя пять лет (осенью 72-го) фразе во время суперсерии советских хоккеистов с канадскими профессионалами: "Такой хоккей нам не нужен". Мержанов, понятно, имел в виду футбол. Губят его, считал Мартын Иванович, все усиливающиеся оборонительные тенденции. Под влиянием дующих с Апеннин ветров многие тренеры строго следуют принципу: главное - не пропустить. "Морщины оборонительной игры, - писал Мержанов, - портят лицо футбола, похищают его красоту… Такой невыразительный "холодный" футбол не нравится зрителям. К тому же он сопровождается грубыми приемами на подступах к воротам… Победа или спасительная ничья любой ценой тормозит развитие советского футбола". Крик души романтика, приверженца атакующего футбола, вызовет сегодня у мирового тренерского сообщества иронические улыбки. В лучшем случае.

Еще одна причина сырого по весне футбола - приток новых игроков. Тренеру нужно найти новичкам место в составе, наладить связи между звеньями. Игрокам необходимо время, чтобы притереться друг к другу, почувствовать партнеров, сыграться. Об этом говорили защитник ЦСКА и сборной Альберт Шестернев и завкафедрой футбола института физкультуры Михаил Товаровский.

"КОГДА ЖЕ БУДУТ ПРОСТО АТАКИ?"

В том же номере "Футбола" выступил Виктор Маслов со статьей глубокой, умной, всегда актуальной. Ограничусь отдельными из нее фрагментами и тезисами в вольном изложении. "Мы много спорим по второстепенным вопросам, - пишет Маслов, - сетуем на неудобный календарь, критикуем судей и организаторские просчеты работников федерации. Но есть ведь действительно важные темы для споров: чем живет наш футбол". Огорчают его ярко выраженные оборонительные тенденции: команды защищаются большим количеством игроков, торжествует принцип "человек в человека". В апреле киевляне встречались с разными по силе командами, но всякий раз, и дома, и в гостях, приходилось преодолевать массированную оборону. Соперники обрекали себя на "энергичную пассивность". "Энергичную, - объяснял тренер употребленный им термин, - в смысле обороны, пассивную в смысле собственной атаки… Оборонительная тактика - это не путь к совершенствованию советского футбола, никогда трусость не была стимулятором победы".

За счет чего, играя в глухой обороне, возможно побеждать? За счет острых контратак, считали оппоненты. "Ох уж это модное словечко! Только и слышишь - контратаки, контратаки, - негодовал Виктор Александрович. - А когда же будут просто атаки? Нормальные, уверенные, вдохновенные - без панической оглядки на тыл". Разрушать - не строить. Как строить, созидать, не все ясно себе представляли, представляя, не способны были реализовать.

Виктор Маслов, сторонник гармоничного футбола, в 66-м применил систему, показанную английской сборной на чемпионате мира: 1-4-4-2. Располагая отличными хавбеками, он насыщал середину поля, захватывал стратегически важный плацдарм, захватив, диктовал условия. Новая в исполнении киевлян система позволяла создавать численное преимущество на любом участке поля. В атаку помимо форвардов выдвигались средняя линия в полном составе и крайние защитники или кто-то из центральных, чаще Василий Турянчик. Потеряв мяч, динамовцы прессинговали, навязывали борьбу уже в чужой штрафной, а при развитии атаки соперника помощь обороне оказывали мобильные полузащитники. Гибкая тактика с высокого уровня исполнителями, отлично физически подготовленными, давала результат.

Маслов учил игроков мыслить, импровизировать, прививал вкус к футболу творческому, интеллектуальному. Противник примитивной "персоналки", он перестраивал игру в обороне по принципу более эффективному - зональному, где от защитников требуются помимо перечисленных качеств "беспроволочная" связь с партнерами, безошибочный выбор позиции, умение в доли секунды принимать оптимальное решение.

ДЕЖУРНЫЕ КОТЛЕТЫ

"Люди занимаются подсчетом голов, забитых командами в прошлом году в таком же количестве туров этого года. Знакомое блюдо - дежурные котлеты! Разве дело в количестве голов? Разве не более важно, как они забиты, в каких условиях, какому сопернику, на каком поле и при какой погоде? Разве можно суть футбола подменять арифметическими аналогиями?" - отчитал Маслов обозревателей и статистиков, сокрушавшихся по поводу низкой результативности. Какая пропасть в оценке ситуации между профессионалом и дилетантами. Вашему покорному слуге (отношу и себя к огромному отряду дилетантов) стало нестерпимо стыдно за цифры, коими я давеча козырял.

И пример в качестве иллюстрации к сказанному тренер киевлян привел - свежайший: из сыгранного днями ранее матча в Ростове с серебряным призером - СКА. На установке наставник анатомировал игру ростовчан. Грамотная, опытная, умелая команда из-за технических огрехов вынуждена вести игру в среднем темпе. Задача - навязать сопернику высокие скорости, и он неизбежно начнет ошибаться. Однако рассчитывать только на возможную ошибку, тем паче ожидать ее, недопустимо. Случай может не представиться. Ошибку соперника, вернее, предпосылки к ней надо создавать самим, за счет техники, физической готовности, психологического превосходства. "Это, если хотите, и есть созидательный футбол. Поэтому иной раз единственный гол, забитый в умной и сложной борьбе, стоит куда дороже, чем полдюжины легких. В этом случае сравнительная арифметика не звучит убедительно", - резюмировал Маслов. Киевляне забили Ростову два.

Возникавшие на страницах спортивного и футбольного изданий дискуссии, не знаю, как специалистам, читателям пользу приносили несомненную, помогали постигать премудрости кажущейся простой игры.

"ЗА ГОСТЕПРИИМСТВО НАДО ПОВОЕВАТЬ"

Вот мы и пересекли границы мая. Последний весенний месяц наполнен событиями внутренними и международными. В первой декаде мая Федерация футбола СССР провела в Москве Всесоюзное совещание с широким представительством ответственных работников республиканских и областных футбольных федераций, членов СТК, директоров стадионов, прессы. Основные темы - состояние стадионов, прием гостей, культура обслуживания зрителей. Доклад по итогам инспекционных поездок сформированных федерацией бригад зачитал наш старый и добрый знакомый, второй человек в высшем футбольном ведомстве - Владимир Мошкаркин.

Удивило и возмутило проверяющих антисанитарное состояние Центрального стадиона в Кутаиси. Цитирую докладчика: "Проходы к трибунам и на трибунах завалены мусором, кирпичом, щебенкой. Только два выхода, остальные заколочены… Раздевалки футболистов грязные и неудобные". Неужели о грядущем десанте из Москвы дирекцию кутаисского стадиона своевременно не предупредили? Столичных ревизоров повсюду боялись, страх испытывали панический. Вмиг бы чистоту навели, все ворота настежь пооткрывали: "Добро пожаловать, гости дорогие!" Промашка вышла.

О качестве полей речи не шло, бессмысленно - лечению не подлежали: что есть, то есть, где-то лучше, где-то хуже. Правда, если верить директору московского стадиона "Локомотив" Г. Москаленко, полю, на которое в прошлом году жаловались некоторые тренеры (наверное, те, у кого поля качеством получше), придали более благообразный вид. "Теперь для подобных нареканий как будто бы нет оснований", - неуверенно изрек директор. Старались, улучшили структуру газона (это я с его слов), сделали нивелировку поля. Надолго хватит?

О приеме команд говорили много и долго. Вначале обрисовали общую картину, довольно сумрачную, если не сказать мрачную: "Такое кристально ясное понятие, как гостеприимство, в футбольных сферах претерпело удивительное превращение. Главным законом стало: "Гости да убоятся хозяев".

Иные радио- и телекомментаторы увидели свое назначение в том, чтобы любыми способами помочь своей команде. Сагитированный таким образом хозяйственный работник, считая и себя стратегом, отвозит команду гостей в гостиницу без душа, с окнами на шумный перекресток…

Ну а вывод? На наш взгляд, он напрашивается сам собой. Гостеприимству в футболе надо вернуть его простой, благородный, понятный всем людям смысл. Но, разумеется, за это надо повоевать" .

Опять воевать! Сколько же можно? "Вся жизнь - борьба", - утверждал товарищ Карл Маркс. Его последователи в нашей стране восприняли неосторожно произнесенную фразу классика буквально. За что только не боролись - за выполнение и перевыполнение пятилетних планов, ввод в эксплуатацию промышленных и жилых объектов, за урожай… Так и писали: "Битва за урожай". Нет чтобы собрать дары природы, сохранить, дабы не гнили под открытым небом, и доставить потребителю целыми и невредимыми. Ан нет. За урожай бились, оставляя на поле брани многочисленные жертвы. На войне как на войне. Выживших транспортировали на прилавки не в лучшем состоянии. И за мир боролись, да так рьяно, что, как в народе говорили, камня на камне не останется. Наверное, шутка родилась в разгар борьбы за мир, во время Карибского кризиса в 62-м, когда главный борец за мир послал к берегам Америки подводные лодки, начиненные ядерным оружием. Теперь еще и за гостеприимство повоевать призывали.

От общего перешли к частному. "Примеров сознательного неуважения к гостям, - говорили в прениях, - немало. В Ереване, Ташкенте нередко назначают игры на самое жаркое время дня. Наши, мол, привыкли, а приезжим пусть будет жарко. В Куйбышеве пошли еще дальше. Поле там и без того одно из худших, так его еще и полили перед игрой. Пусть гостям с непривычки будет трудно… Футболисты многих команд, приезжающих в Алма-Ату для встреч с "Кайратом", жалуются на плохой прием. Всегда трудно получить место в гостинице, условия для тренировок скверные".

Безобразно встретили армейцы впервые попавшую в высший свет "Зарю". Собственно, встречал гостей на перроне один - администратор. Ребят (35 человек: дублеры, мастера, тренеры, массажисты) втиснули в автобус, рассчитанный на 17-18 "персон". В Лужниках вместо травяного предоставили для тренировок гаревое поле. Когда потные, уставшие после занятий футболисты вошли в душ, горячую воду отключили. Не специально, так получилось. Так часто получалось и в других городах. Обещанную экскурсию по городу (многие впервые оказались в Москве) без видимых причин отменили. Матч дублеров был назначен на 18.30. Не успел тренер провести в гостинице предматчевую установку, сообщили - игра состоится на полчаса раньше. Едва поспели на стадион.

Спорткомитет (ЦС спортобществ и организаций СССР), получив сигнал, среагировал оперативно, созвал экстренное совещание с участием членов футбольной федерации и представителя Министерства обороны СССР генерал-лейтенанта В. Филиппова. Критику генерал признал правильной, меры принял. Своему подчиненному, начальнику команды ЦСКА полковнику Шитову, объявил выговор "за плохую организацию приема команды "Заря" Луганск". Конфликт был исчерпан.

ЛУЧ СВЕТА

Отчетные доклады в нашей стране на всех уровнях, от съездов партии до низовых партячеек, строились по стандартной схеме - наряду с огромными успехами отмечали отдельные мелкие, ну очень мелкие, недостатки. Здесь случай противоположный: наряду с множеством недостатков имелись и отдельные позитивные примеры.

Минск. Луч света, образец для подражания. Руководство динамовского клуба и администрация стадиона встречали гостей радушно, размещали в ближайшей к стадиону гостинице. Поле - в любое время, на базе хозяев. Перед матчем буквально завалили большими красивыми букетами цветов, дикторы приветствовали приезжих футболистов и судей…

Описывая идиллическую картину, не смог сдержать слез умиления. Годы берут свое, становлюсь не в меру сентиментальным. Не шучу и тем более не иронизирую. Сущая правда, в Минске именно так принимали гостей. Белоруссия - любовь моя. Во многих городах этой многострадальной республики приходилось бывать. Ни сталинские репрессии, ни лишения, ни война (белорусы первыми приняли страшный удар фашистов) не ужесточили отзывчивых, добрых, доброжелательных людей.

Совершенно потрясенный тренер кутаисцев Анатолий Норакидзе сказал после игры: "Мы были растроганы радушием минчан, их теплым отношением к нашим ребятам. Когда динамовцы приедут к нам, постараемся, чтобы они почувствовали традиционное грузинское гостеприимство".

Не только дурные примеры бывают заразительны. Как надо встречать гостей, показали (в укор армейцам) в Луганске. Приземлившийся с динамовцами Минска самолет встретила в аэропорту целая делегация (а не как повсеместно было принято, мрачный, озабоченный, куда-то спешащий администратор) - представители спортивных организаций города и завода имени Октябрьской революции, шефы, кормильцы (спонсоры), благодетели футбольной команды "Заря", где ребята "трудились" токарями, слесарями, механиками, электриками. Там и зарплату получали. Не задаром ведь работали. В аэропорту обошлось без митингов и речей. Просто, по-дружески обменялись рукопожатиями, окружили гостей вниманием и заботой. Разместили в лучшей гостинице, выделили для тренировок поле центрального стадиона "Авангард". Старались исполнить любое желание: тренируйтесь, когда хотите и сколько хотите. В баскетбол желаете поиграть? Извольте. Площадка в вашем распоряжении. С городом ознакомиться? Без проблем. Тут же заводской комитет совместно с комсомольцами организовали экскурсию по Луганску, на обратном пути на родной завод завезли: пусть посмотрят ребята, как тепловозы для нужд страны создают.

Когда минчане появились на поле, их взору открылся огромный плакат на всю Южную трибуну со словами приветствия, слух уловил аплодисменты тысяч зрителей. Диктор по стадиону представил каждого футболиста. Игроки "Зари" преподнесли гостям красочные альбомы с историческим очерком и видами Луганска, выбежавшие на поле зрители - букеты цветов. Динамовцы, разделившись, подбежали к каждой из четырех трибун и передали цветы зрителям. После матча, проигранного "Зарей", трибуны рукоплескали гостям.

Картина светлая, яркая. Сегодня может показаться фантастической или вовсе сюрреальной, из другой жизни, другой эпохи. Увидеть такое вряд ли в обозримом и более отдаленном будущем доведется. Такова наша суровая "се ля ви". Неполных полвека минуло, а кажется - вечность.

Пора и на поля взглянуть. Пока начальники заседали, матчи продолжались, участники, разыграв дебют, в миттельшпиль плавно перешли. Еще лучше - бросить взгляд на таблицу, отразившую ход борьбы. Триумфально прошествовав по территории Украины (Луганск - Одесса - Киев), московское "Динамо" отштамповало на своей территории четыре гроссмейстерские ничьи, позволив чемпиону догнать себя. Турнирная панорама после семи игровых дней выглядела необычно: на небольшой территории ютились десять команд. Первую от десятой разделяли всего два очка. На третью позицию, растолкав старожилов, протиснулся новичок - "Заря". А некогда славный орденоносный (орден Ленина) и "медаленосный" (медали трех достоинств с хрусталем в придачу) "Спартак" все еще оставался на дне.

Спустя еще три тура, к концу мая, перед запланированной двухнедельной для нужд сборной паузой, дышать станет легче. Только на самом верху столпились у воображаемого пьедестала (контуры его не скоро обозначатся) четыре динамовских коллектива. "Динамо" московское потеряло пять очков, киевское и минское - по шесть, тбилисское - семь. Внутриведомственные разборки "правоохранителей" четырех республик разрешатся с завершением громоздкого восьмимесячного мероприятия.

ПРОЯВИЛИ АНГЕЛЬСКОЕ ТЕРПЕНИЕ

Не заладилось с самого начала у "Пахтакора" и "Кайрата". Руководители обеих республик требовали результатов, не считаясь с очевидным фактом: возможности узбекской и казахстанской команд не соответствовали амбициям власть предержащих.

Уже в апреле корреспондент ташкентской газеты Ю. Бирюков счел возможным поучать, не назвав фамилию, самого к тому времени титулованного советского тренера Бориса Аркадьева (шесть выигранных чемпионатов и четыре Кубка. У Михаила Якушина чуть хуже: 6+1): "Прогрессивные системы в футболе прогрессивны не вообще, а только лишь потому, что построены на использовании лучших игровых качеств футболистов, составляющих данную конкретную команду. "Пахтакору" с его темпераментом, видимо, противопоказана игра с малым числом атакующих. "Модный" вариант расстановки игроков не всегда лучший, всегда лучший - свой" ("Физкультурник Узбекистана" от 14 апреля).

Досталось и Алексею Гринину, правофланговому форварду команды "лейтенантов" (ЦДКА), выигравшему под началом Аркадьева пять чемпионатов и три хрустальных кубка. Незадолго до начала сезона его откомандировали в "Кайрат". Начал с победы, затем наступила безмерно затянувшаяся 15-матчевая безвыигрышная серия. Задолго до ее завершения, сразу после домашней ничьей с "Черноморцем, алмаатинцы вместе с одесситами ощутили под ногами турнирное дно, не так давно покинутое "Спартаком".

Это печальное обстоятельство взволновало общественность и местное начальство. Гринина вызвали на ковер и внимательно выслушали. Объяснил он неудачи уходом из команды Рожкова и болезнью семи основных игроков. Тренер был вынужден перекраивать состав, налаживать новые связи. "Однако больные постепенно возвращаются в строй, и мы твердо убеждены, что ближайшие игры команда проведет на должном уровне, с полной отдачей сил. Так что нет оснований петь (так в тексте. - Прим. А.В.) панихиду", - заверил он начальников ("Спорт" от 23 мая).

Так оно и было, "Кайрат" из-за эпидемии травм находился в бедственном положении. Все же комиссия, возглавляемая главным тренером Федерации футбола Казахстана Чен Ир Соном, провела комплексную проверку, копнула глубже. И вот что нарыла. Оказалось: а) тренеры не имели индивидуальных планов; б) в подготовительный период обнаружилась плохая физическая готовность (особенно в скоростной выносливости) и в) технической оснащенности (но тут, как говорится, чем богаты, что Бог дал. Тренеры не в состоянии компенсировать недополученное природой); г) тактические просчеты наставников (если так, возразить нечего); д) слабая игровая дисциплина; е) провалена политико-воспитательная работа (это уже серьезно, серьезней, чем вы, счастливчики, не вкусившие ее прелестей, об этом думаете); ж) курение и то, что стыдливо называли нарушением режима; з) инертность, безразличие игроков на поле.

Пышный букет. Одного цветочка (особенно пункта "е") достаточно, чтобы отправить тренера куда подальше. В лучшем случае - "по собственному желанию". Не торопились, однако, проявили ангельское терпение, выдержку. И в Ташкенте, и в Алма-Ате. Не дрогнули и по завершении длинного,15-серийного фильма ужасов в Алма-Ате. С Аркадьевым и Грининым простились цивилизованно, как только сезон завершился. Оба тренера места "Пахтакору" и "Кайрату" на будущий год в том же "регионе", пусть не в престижных районах, ближе к окраинам, сохранили. Этого оказалось мало.

ПО СОБСТВЕННОМУ ЖЕЛАНИЮ… ГЕНЕРАЛА

Армейские "боссы" такой выдержкой похвастать не могли. Это, господа-товарищи, армия, а не какая-то гражданская шарашка. Здесь, если что не так, рубили с плеча. Сергей Шапошников знает об этом не понаслышке. Уволили его спустя месяц с небольшим после начала, как только армия под колеса "Локомотива" угодила - 0:1. Между прочим, в День Победы, 9 мая. Вот тут-то генералы взорвались. Да так, что тренера взрывной волной отбросило далеко, на койку больничную (у военных это учреждение госпиталем зовется). Шутки здесь неуместны. Об этом сам генерал-лейтенант В.И. Филиппов, председатель Спорткомитета Министерства обороны, поведал корреспонденту центральной военной газеты: "Начальник команды и старший тренер подполковник С.И. Шапошников внес определенный вклад в становление коллектива. Но нельзя закрывать глаза и на некоторые промахи, которые были допущены им в период предсезонной подготовки. Это отрицательно повлияло на качество тренировочной работы и воспитание сплоченного коллектива… Смена тренера в начале сезона - явление нежелательное. Тем не менее, в силу сложившихся обстоятельств мы пошли на это" ("Красная звезда" от 24 мая). Предельно ясно сказано и откровенно: на дверь указали за допущенные ошибки.

Ниже черным шрифтом на белой бумаге напечатаны слова того же генерал-лейтенанта: "Две недели назад Шапошников подал рапорт об освобождении от занимаемой должности в связи с болезнью, требующей лечения в госпитале. Рапорт удовлетворен" (там же). Изгнали все-таки или сам попросил в связи с болезнью (случаем, не от сердечного приступа после того, как об увольнении узнал)? Странно: две противоположные версии изложены на небольшом газетном пространстве одним человеком.

Обязанности уволенного временно исполнял главный тренер Вооруженных сил СССР подполковник же Алексей Калинин. Рулил недолго - два матча. Оба проиграл. Какой с него спрос. Кто следующий? В уже не раз цитированном интервью генерал-лейтенант Филиппов В.И. словно невзначай упомянул еще одного подполковника, в прошлом "лейтенанта" из золотой аркадьевской команды: "На днях подполковник запаса В. Бобров, который служил в армии более 20 лет, обратился в Спорткомитет с просьбой о восстановлении его в кадрах Вооруженных сил. Мы поддержали просьбу Боброва и вошли в ходатайство в соответствующие кадровые органы. Он вновь призван в Советскую армию" (там же).

Отчего генерал так старался, торопился восстановить Боброва в Вооруженных силах? Никак тренером в ЦСКА наметил? Прямо не сказал, но догадаться нетрудно. Удивляет оперативность нашей огромной, неповоротливой, равнодушной к просьбам людским чиновничьей махины. Человек рапорт не успел подать, как его удовлетворили. Ну а те, кто не только "Красную звезду" читал, знали: пока товарищ Филиппов напускал туману, Бобров приступил к тренерским обязанностям. После первой тренировки он поделился впечатлениями с корреспондентом "Вечерки" об игре ЦСКА в матче со "Спартаком", за которым наблюдал с трибуны Лужников: "Мало движения, не умеют открываться, играть без мяча, маневрировать… Работы уйма. Так чему их все это время учили?" ("Вечерняя Москва" от 26 мая).

ПРАЗДНИК СО СЛЕЗАМИ НА ГЛАЗАХ

День 2 мая выдался по-весеннему теплым. Солнышко прогрело воздух до 22 градусов. В Лужниках - футбол: "Спартак" - "Торпедо". По-разному складывались их турнирные судьбы. В начале мая автозаводцы задыхались в тесной лидерской давке от нехватки кислорода. "Спартак" дышал затхлым воздухом темного подвального помещения. Зато просторного, и в одиночестве. Никого к нему не подселяли, не уплотняли - желающих не было.

Зрителей это обстоятельство ничуть не смущало. Привлекательность красочной афиши оказалась сильнее - люди в предвкушении праздника (не всегда создает его красный цвет на листочке календаря) потянулись на футбол. Праздник получился со слезами на глазах: Москва и благодаря телевидению вся страна стали свидетелями грустного ритуала - выдающийся (не побоюсь этого слова) советский футболист Валентин Иванов прощался с футболом, которому как игрок посвятил полтора десятка лет - ярких, запоминающихся. Оставил он неизгладимый след не только в статистических справочниках - прежде всего в душах и памяти людей, видевших его в деле. Уж коли сегодня посредственностей называют великими, Иванов в сравнении с ними, да и без сопоставления, действительно футболист выдающийся.

Одну минуту провел Валентин Козьмич (работал уже помощником главного тренера) на поле в составе команды, которой оставался верен все эти годы, успел выдать один пас, но какой - фирменный, ивановский. "Это был пас умного и классного мастера", - восхитился автор отчета заслуженный мастер спорта Всеволод Блинков ("Советский спорт" от 4 мая). Через минуту игра была остановлена, и товарищи унесли его с поля на руках. Покидал Мастер зеленый газон, удобно расположившись на плечах Валерия Воронина, в сопровождении группы товарищей. Больше не будет потрясающий тандем Иванов - Стрельцов устраивать феерические шоу, преодолевать любой сложности препятствия в стране и за ее рубежами. Французы подтвердят. Десять лет назад, в 57-м, они зажигали на стадионах Франции, разгромили (дважды по 7:1) "Расинг" и "Реймс", входивший, минуточку, в элиту клубного европейского футбола. В составе этих команд было немало игроков, ставших бронзовыми призерами ЧМ-58.

Второго мая Стрельцов уже без своего соратника, боевого товарища, исполнил номер повышенной сложности. Получив мяч в центральном круге, без двух месяцев тридцатилетний форвард рванул, как в молодые годы, понесся в одиночестве, искусно по ходу движения преодолев многочисленные преграды, к цели. Оказавшись с глазу на глаз с Маслаченко, легко его переиграл. Гол, я так думаю, посвятил Иванову: не тужи, Валя, придется и в одиночку решать эпизоды. Валя и тысячи торпедовских болельщиков остались довольны - 3:1.

Через две недели Стрельцов единолично решил исход другого столичного дерби, "Торпедо" - ЦСКА. При счете 0:1 он в течение восьми минут создал два шедевра. Стоя спиной к воротам, принял мяч на грудь, развернулся и вонзил его под перекладину. Второй, в невероятной толчее, забил из пределов штрафной. Пас, не очень удобный, принял мастерски, мягко одним движением подработал мяч и опять с разворота, отыскав едва заметную брешь в частоколе ног своих игроков и чужих, тихо, но точно послал "бандероль" по нужному адресу. Адресат (вратарь Баужа) получил и расписался. А ведь противостояли форварду в обоих случаях сильнейший советский защитник - получивший международное признание Альберт Шестернев и его напарник Владимир Капличный.

Стрельцов, так сложились обстоятельства (травмы, мобилизация в сборную), сыграл чуть больше половины календарных матчей и все равно стал лучшим бомбардиром "Торпедо". Немало забил и за сборную. Вот о них-то, национальной и молодежной сборных, поговорим в следующий раз.

Весенние обострения в это неустойчивое, капризное время года исчезли (так часто случается) со сменой климата. Напрочь избавились от недомоганий наши молодые футболисты и их старшие товарищи, как только пересекли государственную границу. В состоявшихся за рубежами родины турнирах и матчах они нам настроение поднимут. Это я вам твердо обещаю.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...