Газета
26 сентября 2014

26 сентября 2014 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1966 год. ЧАСТЬ ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Просмотрев долгоиграющий сериал, посвященный подготовке и участию советской сборной в чемпионате мира, мы возвращаемся к делам международным - официальным еврокубковым играм клубов и товарищеским - заметно обновленной сборной .

СПАРТАКОВСКИЙ ДЕБЮТ

БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ? БЫТЬ

В 1965-м после долгих мучительных колебаний большие начальники разрешили окунуться в еврокубковые воды. Начали осторожно, в водоемах неглубоких, где рыба водилась разнокалиберная - владельцы кубка своих стран. В новом сезоне правители позволили вступить в вип-турнир, чемпионский. Поскольку наш сезон (весна - осень) не совпадал с европейским, дебютировал в нем победитель прошлогоднего первенства - "Торпедо". На момент первой встречи, состоявшейся в последних числах сентября 1966-го, торпедовцы чемпионское звание и былую силу утеряли. Годом ранее команда была в порядке, в соку и, по всей вероятности, способна была достойно представить советский футбол на высшем европейском клубном уровне. Такого мнения придерживался и тренер Виктор Марьенко в редакции "Московской правды" через несколько дней после выигрыша золотых медалей. На вопрос журналиста о перспективах участия "Торпедо" в Кубке чемпионов Виктор Семенович ответил: " Это решает Федерация футбола СССР. Мы бы с удовольствием приняли участие... и, надеюсь, смогли бы выступить удачно. Даже если бы пришлось встретиться с "Интернационале", мы бы вели борьбу на равных" ("Московская правда" от 20.11.65).

Быть или не быть в чемпионском турнире зависело не от федерации. Вопросы, касаемые контактов с иностранцами, решались в кабинетах высшего спортивного ведомства и над ними расположенных - партийных. Там неожиданно дали добро.

В ФОКУСЕ ВНИМАНИЯ - Эленио ЭРРЕРА

Жеребьевку провели в Лондоне накануне открытия чемпионата мира. "Спартаку" (он представлял наш футбол в Кубке кубков) достался оппонент удобоваримый - белградский ОФК. Когда объявили соперника "Торпедо", впору было дивиться провидческому дару Виктора Марьенко - миланский "Интер". Хуже не придумаешь - обладатель Кубка чемпионов и Межконтинентального кубка сезонов-1963/64 и 1964/65.

Повышенный интерес к "Интеру" объясним не только перечисленными титулами или наличием звезд европейского и мирового калибра. В фокусе повышенного внимания была, безусловно, колоритная фигура тренера Эленио Эрреры.

Экстравагантный, экспансивный, непредсказуемый. Расклеенные по его распоряжению на стенах раздевалки лозунги с авторскими текстами добросовестно исполняли функцию обоев. Был уверен - поднимают боевой дух футболистов и способствуют усвоению его тренерских концепций. Диктатор. Держал игроков в ежовых рукавицах, требовал беспрекословного подчинения. Иллюстрацией послужит рассказ венгерского журналиста.

После ответной игры с "Ференцварошем" (1:1) в Будапеште (у себя итальянцы выиграли - 4:0) состоялся банкет. Эррера явился в торжественно убранный зал в единственном числе. Заметив недоуменные взгляды присутствующих, прочитал небольшую лекцию: "В интересах мирового, европейского, итальянского футбола, в интересах "Интера" и моих личных футболисты уже в кровати. Мне очень жаль. Я осознаю, что даю повод для досужих толков и разговоров, однако у меня нет иного выхода: моя команда никогда не отступает от установленного раз и навсегда порядка".

Как истинный профессионал, Эррера не упустил возможности посмотреть на будущего соперника в деле.

Прибыв в советскую столицу, он на следующий день отправился в "Лужники" на матч "Торпедо" - "Динамо", выигранный автозаводцами - 2:0, а сразу после игры оказался под прессингом журналистов. В импровизированном блицинтервью был предельно корректен, доброжелателен, словоохотлив. Разве что количество произнесенных им слов было обратно пропорционально содержащейся в них информации. Пара примеров из экспресс-опроса:

- Какая из команд вам больше понравилась?

- Не могу сравнивать, я следил за одной.

- Кого из игроков "Торпедо" могли бы отметить? - конкретизировал журналист. Ответил в темпе блиц.

- Воронина, - и, чрезвычайно довольный собственной шуткой, громко рассмеялся.

Воронин в игре с "Динамо" не участвовал.

Касаясь результата предстоящей игры, тренер слукавил:

- Победа в Милане даже с разницей в три мяча не гарантирует выхода в следующий круг.

А в беседе с глазу на глаз с обозревателем еженедельника В.Владимировым был серьезен, более откровенен и основателен. Отметил нападающих "Торпедо", их скоростные качества, умение "вгрызаться" в оборону. Из футболистов понравился вратарь ("Отличное впечатление произвел Кавазашвили") и центрфорвард:

- Стрельцов зрелый и большой мастер. Несмотря на солидный вес и рост, он почти не применяет силу... Это игрок острокомбинационного плана, и его действия на близких подступах к воротам представляют огромную опасность. Ценность такого игрока не только в умении дирижировать оркестром форвардов. Само его присутствие на поле и стиль игры обеспечивают команде численное превосходство на том или ином участке поля... Чтобы прикрыть Стрельцова, одного сторожа динамовцам было мало" ("Футбол" № 36).

В ГОЛОСЕ МАРЬЕНКО ЧУВСТВОВАЛАСЬ ОБРЕЧЕННОСТЬ

Пытали труженики пера и автозаводского наставника. Предсказанию годичной давности он не был рад. Не тот случай. Когда сбылось, оптимизма относительно исхода двухматчевого поединка не источал, обещал только "оказать серьезное сопротивление". Наблюдательный Эррера обратил внимание на усталость в действиях автозаводцев. "Торпедо" играет у себя в жестком графике, это отразилось на состоянии игроков. Выглядели они утомленными", - сказал он журналистам. Марьенко правоту итальянского коллеги подтвердил: "Готовиться к игре в условиях неритмичного, перегруженного календаря сложно. Играли бы, как в Европе, раз в неделю (мечтать не вредно. - Прим. А.В.), подготовились бы лучше".

Конкретизирую. В течение августа команда еженедельно проводила в среднем по две встречи чемпионата вперемешку с кубковыми, а перед вылетом в Италию сыграла несколько матчей с четырехдневным интервалом. Единственное, что в какой-то мере успокаивало, - сроки. Чемпионат Италии начинался 18 сентября, за десять дней до первой игры с "Торпедо", у нас сезон осенней выдержки. Но и "несозревший" "Интер" впечатлял результатами. Незадолго до начала "классико" разгромил португальского чемпиона, на внутреннем фронте разнес "Фоджу". За игрой наблюдал Марьенко. "Придется тяжело", - честно сказал он журналистам. В голосе чувствовалась обреченность.

К матчу второго тура прибыли торпедовцы в полном составе. Среди них и "невыездной" Стрельцов. Восемь лет он находился в заточении: пять лет, до осени 1963-го, в прямом смысле, еще три - в переносном, без права пересекать государственную границу СССР. Приземлились в миланском аэропорту 25 сентября. В тот же день провели легкую тренировку, вечером посмотрели игру "Интера" с "Ланеросси", выигранную хозяевами - 2:0. Поселились в местечке Канцо, в 40 километрах от Милана, в отеле "Мальтийский крест". Место тихое, уютное. Условия превосходные. Совершали прогулки на катере, вечером ходили в кино. Напрягало непривычно позднее начало матча - 23.30 по московскому времени.

"СТРАННЫЕ" РЕШЕНИЯ Курта ЧЕНЧЕРА

Игра вопреки ожиданиям получилась равной, с обоюдо-острыми атаками и взаимными шансами. Москвичи показали восьмидесяти тысячам миланцев на "Сан-Сиро" товар лицом: отличных футболистов - Анзора Кавазашвили, Виктора Шустикова, Валерия Воронина, Эдуарда Стрельцова - и добротную игру, без особого пиетета перед громкими титулами и именами. Оборонялись, исключая первые нервные минуты, спокойно, без паники, контратаки организовывали своевременные, острые, стреляли часто и гол забили. После сильного дальнего удара Бреднева мяч от перекладины отразился за линией ворот (замедленный видеоповтор сомнений не оставил) и, стремглав оттуда выскочив, оказался в руках вратаря Сарти. Западногерманский арбитр Курт Ченчер, видимо, задумался в тот момент над чем-то сугубо личным, гола не засчитал. Были у наших ребят еще моменты. Последний шанс упустили в концовке, когда удар невезучего Бреднева пришелся в перекладину. Единственный гол забил Алессандро Маццола.

Федерация футбола СССР в официальном заявлении предъявила арбитру серьезное обвинение - в предвзятости: "К.Ченчер не продемонстрировал элементарной судейской объективности. Он принимал весьма странные решения, которые ничем, кроме необъективности и пристрастия, объяснить нельзя". УЕФА и господин Ченчер оставили серьезное обвинение без внимания и в суд обращаться не стали.

После матча Эррера не смог скрыть удовлетворения, светился счастьем. В искусстве, в данном случае в ремесле, отстаивать минимальное преимущество он изрядно к тому времени поднаторел. Перед ответной встречей обещал показать москвичам красивый футбол. Итальянские журналисты не скрывали иронических улыбок.

АНТИФУТБОЛ

В самом начале легкомыслие торпедовских защитников едва не обернулось голом. Решив, что в этот день прямыми обязанностями заниматься не придется, проморгали выход Жаира на рандеву с Кавазашвили. Пронесло. Во втором тайме Жаир потряс штангу. Устояла. Этим вылазки на нашу территорию ограничились. Знаю, не поверите, и все же скажу: за 90 минут "Интер" не подал ни одного углового. По этому показателю хозяева сокрушили соперников - 11:0 (!). Выполняя волю тренера, мастера высочайшего класса на протяжении полутора часов занимались нудной черновой разрушительной работой и за редким исключением не покидали пределов своей штрафной площади - 0:0.

Эррера не кривил душой. Обещание показать красивый футбол сдержал. Красота - категория субъективная, каждый воспринимает ее по-своему. Для тренера итальянцев ничего красивее светящихся на табло нулей в тот вечер не существовало. 105 тысяч москвичей в "Лужниках" и миллионы телезрителей имели иное представление о красоте футбола и выразили отношение к эстетическим воззрениям Эрреры оглушительным свистом. Если прежде любители и в большей мере профессионалы догадывались, в тот день убедились окончательно: победить можно, не играя в футбол, а убивая его. Мне кажется, в октябре 1966-го Эррера занес в страну страшный вирус, способный уничтожить Великую игру. Иммунитета против заразы в Союзе не было. Вспышка эпидемии произошла не сразу, а по мере вовлечения советских клубов в евротурниры. Безусловно, мы приобретали в общении с лучшими европейскими клубами бесценный опыт не в дружеских и товарищеских встречах, а в серьезных, жестких, бескомпромиссных схватках, в коих помимо морального, спортивного присутствовал интерес материальный, с каждым годом возрастающий.

Постепенно стала формироваться не присущая советскому футболу идеология. Нельзя было не заметить - успех за теми, кто эффективно реализует внешне несложную, незамысловатую схему: победа дома, ничья в гостях. Получив в родных стенах небольшое преимущество, все помыслы направлялись не на преумножение его, а на сохранение. Если прежде результат воспринимался как логическое следствие игры, теперь он стал превыше самой игры. Некоторые отечественные тренеры-рационализаторы смекнули: схема хороша и для внутреннего потребления. Победа у себя, ничья на выезде - 75 процентов очков (хватало и меньше) гарантировали золото чемпионата. Так появились выездные модели, поставлены на конвейер договорные ничьи (не только - в зависимости от турнирной ситуации можно к обоюдной выгоде договориться о двух очках), против которых и в третьем тысячелетии не нашлось противоядия.

Почву, на которой проросли сорняки, взрыхлил на советских полях Эленио Эррера. Неверно было бы обвинять в сложившейся ситуации одного Эрреру, есть и другие факторы, но вклад тренера "Интера" в ухудшение "экологической обстановки" в стране немалый.

БЕЗ МАСТЕРСТВА И ВДОХНОВЕНИЯ

Другому дебютанту, "Спартаку", было легче, нежели "Торпедо": начал с "азов", самого легкого из имеющихся в наличии еврокубковых турниров - обладателей кубка своих стран; соперник в сравнении с миланским "Интером" достался много проще, доступнее, съедобнее - белградский ОФК.

Первый раунд - в Белграде. Москвичи решили задачу прак-тически в первые четверть часа. Уже на 10-й минуте Юрий Семин (сегодня мы уважительно называем его Юрием Павловичем или совсем по-свойски - Палычем), неравнодушный к чужим воротам, с неутоленной жаждой гола, добил отраженный вратарем мяч. Через шесть минут он прекрасно исполнил сольную партию: обыграл на левом фланге поочередно троих защитников, вошел в штрафную площадь и, словно заправский бильярдист, положил шар в лузу. Спустя 20 минут Геннадий Логофет поддержал партнера - 3:0. Если героем первого тайма, прошедшего с осязаемым перевесом гостей, стал Семин, то после перерыва, когда хозяева отбросили москвичей на их территорию, блистал Владимир Маслаченко. Он мужественно отбивался от града ударов разной силы с разных дистанций, в том числе с белой точки, что расположена в 11 метрах от ворот прямо по центру. Первый пенальти вытащил на 46-й минуте из нижнего угла. Второй - при счете 3:1, минут за семь до конца. Сам его породил, грубо толкнув нападающего, сам и ликвидировал. Митич пробил классно - в верхний угол. Маслаченко, аки пантера, бросился на добычу и едва ее коснулся. Мяч от его руки врезался в перекладину и вернулся в поле.

Дома в ответной встрече роль запевалы вновь исполнил Семин на той же десятой минуте, но второго тайма (в первом "Спартак" держал оборону). Хусаинов и Бокатов довели счет до крупного - 3:0. Общий итог - 6:1. Недурно.

Следующий барьер - венский "Рапид". С тем "Рапидом", что осенью 1953-го встречался в Москве со "Спартаком", роднит одно название. Прежний, образца 1953 года, сильный, авторитетный, звездный, с комплектом игроков, награжденных менее чем через год бронзовыми медалями ЧМ-54. Да и наш "Спартак", лучший тогда в стране, с мастерами экстра-класса, был куда сильнее шестидесятников. Разбил он именитых австрияков, грубо разорвал фирменные ажурные венские кружева и отправил обратно на их австрийскую родину, прошу прощения, в одном исподнем - 4:0. Как-то будет 9 ноября 1966-го в Москве? Увы, надежный фундамент для общей победы заложить не удалось. "Спартак", не сумев на первых минутах взять ворота кавалерийским наскоком, сбился на игру, называемую у нас "ложным академизмом": короткие передачи ближнему партнеру в замедленном темпе поперек и назад позволяли подолгу контролировать мяч, не создавая остроты. Австрийцев, сделавших ставку на ничью, спокойное течение матча без серьезных угроз собственным воротам вполне устраивало. Отобрав мяч, от контратак не отказывались. Одна в середине тайма оказалась результативной. Успех раскрепостил гостей, аппетит приходит во время еды. Могли забить не раз. Футбольный бог за расточительность наказывает. Не забили - получите. Экзекуцию после грубой ошибки защиты и вратаря совершил Галимзян Хусаинов.

После перерыва "Спартак" вспыхнул было и тут же погас. Не сумев переиграть оппонента технически и тактически, навязал жесткие единоборства. Получив адекватный ответ, стушевался - 1:1. Художества спартаковцев (чрезмерно усердствовали Амбарцумян, Логофет и Корнеев) не прошли мимо внимания Федерации футбола СССР. СТК строго предупредила Амбарцумяна, Логофета дисквалифицировала до 1 января 1967 года условно, Корнеева - реально. На финишной прямой в ожесточенной борьбе за медали "Спартак" вынужден был пять последних турнирных встреч проводить без ведущего защитника и остался без наград. Круто.

Тренер "Рапида" чехословак Рудольф Вытлачил результатом остался доволен, а в хозяевах разочаровался. "Спартаковцев мы изрядно побаивались, но, скажу откровенно, в минувшую среду они не оставили впечатления команды высокого класса", - поведал он на послематчевой пресс-конференции.

В Вене преимущество "Рапида" полное. Одних ударов по воротам до перерыва - 15:3 в пользу хозяев. Правда, ни один цели не достиг. Добились своего австрийцы вскоре после возобновления игры - 1:0. Не выказав превосходства в футбольных компонентах, не проявив воли, рвения, желания победить, "Спартак" не смог пре-одолеть доступное, средней по европейским меркам высоты препятствие.

"ДРУЖЕСКАЯ" ВСТРЕЧА В БЕЛГРАДЕ

Осенью сборная СССР завершила годичный цикл. Недовольны ею были всегда. Ни беспроигрышная весенняя сессия в товарищеских матчах, ни июльская бронза на главном экзамене четырехлетия в Англии (объясняли успехи благоприятным стечением обстоятельств и везением) многочисленных критиков не удовлетворили, тренера не щадили. Претензии касались состава (не все сильнейшие привлекались в сборную), увлечения оборонительными схемами, невыразительной игры нападающих и всей команды. Удача сопутствовала сборной и в первом осеннем матче в Югославии не в самой игре - до нее. Хозяева выставили состав экспериментальный, необстрелянный, молодой, настолько, что 25-летний Мелич считался ветераном.

У Морозова состав солидный: девять из 13 участников матча выступали в Англии. Тренер, понимая ситуацию, назвал предстоящую встречу проходной, обозреватель "Советского спорта" Олег Кучеренко - дружеской. Болельщики, узнав о предматчевом раскладе, интерес к игре потеряли - 54-тысячный стадион Югославской народной армии заполнили менее чем на треть.

Первые 45 минут проходили под нашу диктовку. После того как забил Красницкий, моментов имели множество, реализовали перед перерывом один - Матвеев отметил дебют голом с пенальти. И хозяева могли отличиться, несколько раз выручил другой новобранец - Пшеничников. Один мяч, когда югославский молодняк предпринял затяжной штурм, он все же пропустил - 2:1.

Белградская пресса оценила игру в целом и советской команды в частности как посредственную. Отличную оценку получил только Шестернев, хорошую - Данилов и Пшеничников. Остальным выставили "тройки" и "двойки". Воронин, все еще находившийся с тренером в состоянии "холодной войны", сказал, что думал: "Игра не принесла мне ни усталости, ни удовлетворения". Больше Морозов игрока экстра-класса, признанного мировым футбольным сообществом, в сборную не привлекал.

ЮГОСЛАВИЯ - СССР - 1:2 (1:2)

Голы : Красницкий, 15 (0:1). Матвеев, 45 - с пенальти (0:2). Мушович, 49 (1:2).

Югославия : Пантелич, Милевой, Ефтич, Секереш, Брзич, Мелич (к), Такач (Мушович, 46), Бечеяц (Брнчич, 46), Хасанагич (Мойсов, 65), Тривич, Джаич.

СССР : Пшеничников, Пономарев, Шестернев (к), Афонин, Данилов (Гетманов, 76), Воронин, Г.Сичинава (Малофеев, 31), Матвеев, Банишевский, Красницкий, Б.Казаков.

Судья : Д.Эмсбергер (Венгрия).

18 сентября. Белград. Стадион ЮНА. 15 900 зрителей.

"ОТРЕЗВЛЯЮЩИЙ ДУШ"

Под таким заголовком "Советский спорт" (от 18 октября) опубликовал отчет Александра Вита и Никиты Симоняна об игре СССР - Турция, бездарно нашей командой проигранной.

Турецкая сборная в середине 1960-х ютилась в европейской табели о рангах в подвальных помещениях с себе подобными. В преддверии отборочных игр ЧЕ команду решительно омолодили. Прибыли в Москву, руководствуясь олимпийским принципом: главное - не победа, а участие. В чем, ступив на советскую землю, честно признались чиновник и тренер. Президент Федерации футбола Турции Шереф Апак: "Мы не рассчитываем на победу. Нам важно сыграть с вашими прославленными футболистами и поучиться у них". Старший тренер Сувари Андан: "Я убежден, что полтора часа игры моих питомцев против четвертого призера мирового чем пионата окупятся для нашей команды сторицей".

Морозов чуть подкорректировал состав, призвал новобранцев, Соснихина с Леневым, во втором тайме дал шанс молодой, весьма перспективной звезде - Бышовцу. После восьмилетнего перерыва вернулся в сборную Стрельцов. Наши вышли на поле уверенные в благоприятном исходе: что нам какие-то там турки, "сделаем" их без шума и пыли, не напрягаясь, одной левой. Ожидая, когда мячи сами закатятся в турецкие ворота, не напрягались, коротали время, занимались оздоровительным бегом трусцой. Утомившись, переходили на шаг. Мячи и в самом деле закатились в ворота, не в чужие - в свои, по разу в каждом тайме. Поняв, что горят ярким пламенем на глазах возмущенных соотечественников, засуетились, задвигались, навалились, беспорядочно палили в воздух... Бышовец и Стрельцов угодили мячом в перекладину. Все, что летело в створ, отлавливал молодой страж.

0:2 от Турции футбольная общественность восприняла как позор, публичную пощечину, удар по самолюбию, престижу, наконец. Интеллигентный, деликатный Борис Аркадьев самолюбия игроков не щадил. Досталось всем - Поркуяну и Матвееву, сбившихся на индивидуальную игру, Леневу ("не выдержал испытания на зрелость"), Банишевскому ("слабо сыгравший за сборную в Англии, не стал лучше"), Стрельцову ("не находя понимания у партнеров, во втором тайме сник"). "В общем, все сыграли хуже, чем могли, и даже Шестернев", - заключил маэстро ("Футбол" № 43).

Александр Вит и Никита Симонян в "Советском спорте" (от 18 октября) сравнили игру нашей сборной с мотором с испорченным замыканием. Упрекали партнеров Стрельцова: "Стрельцов, пытавшийся организовать игру, столкнулся с таким отсутствием взаимопонимания, что большинство затеваемых им комбинаций остались без концовки".

Подала голос и "Комсомолка". Всыпала всей команде за беспомощность, шаблон, растерянность, неумение взламывать плотную оборону. Особенно Банишевскому: "Если в действиях Стрельцова сквозило стремление найти общий язык с партнерами, то Банишевский, который был, бесспорно, худшим в нападении, и не пытался это делать. Если и выделялся чем-то на поле, так это картинными жестами недовольства и упреками в адрес товарищей" ("КП" от 18 октября).

СССР - ТУРЦИЯ - 0:2 (0:1)

Голы : Февзи, 14 (0:1). Айхан, 59 (0:2).

СССР : Пшеничников (Кавазашвили, 46), Афонин, Шестернев (к, Хурцилава, 46), Соснихин, Данилов, Ленев, Сабо, Поркуян, Банишевский, Стрельцов, Матвеев (Бышовец, 46).

Турция : Тургай (к, Али Артунер, 17), Талат, Эркан, Йылмаз, Фехми, Айхан, Шереф, Невзат, Огюн (Туран, 77), Февзи, Фарук.

Судьи : Павлик. Майдан, Шродецки (все - Польша).

16 октября. Москва. Центральный стадион им. В.И.Ленина. 40 000 зрителей.

Холодный душ приняли. Пойдет ли на пользу? Увидим в следующем домашнем матче с дружественными нам восточными немцами.

ПРОЩАНИЕ С БОЛЬШИМ ФУТБОЛОМ

Его предварила торжественная церемония с оттенком грусти: прощался со сборной Виктор Понедельник, сыгравший в ее составе 30 матчей. За что там же, на поле, получил памятную золотую медаль. Простился с Большим футболом Виктор Владимирович рано - в 29 лет. Ему бы играть и забивать, но так обстоятельства сложились. Через пять минут встреча была остановлена, и зрители аплодисментами проводили большого мастера, бомбардира, забившего в 30 играх 21 гол. Среди них - самый ценный в истории советского футбола, в 1960-м, в финале Кубка Европы - победный, золотой. Всего пять минут пробыли на поле Стрельцов с Понедельником. Останься юбиляр в футболе, какая бы пара сложилась - классная, умная, убойная...

С молодыми мастерами у "гроссмейстера" Стрельцова отношения на поле не складывались. Виктор Понедельник, ему заказали отчет о матче, с заданием справился отменно (не первый год орудовал с пером в руке не хуже, чем ногами и головой на поле), изложил увиденное объективно, честно, профессионально: "Усилия Стрельцова наладить взаимоотношения с партнерами не дали должного эффекта. Численко был слишком индивидуален и медленен. Бышовец показал отличный дриблинг, но когда дело доходило до точного паса, то у него мяч летел не по адресу... Поркуян выпадал из ансамбля, делал много ненужных ходов" ("Футбол" № 44). Автора удивило отсутствие в сборной мастеров высочайшего класса, лучших в те годы в своих амплуа - Воронина, Метревели, Месхи. Из-за инертности средней линии немцы оседлали центр поля, а пассивность фланговых защитников (они в отличие от гэдээровских оборонцев не подключались в атаку) обедняла игру команды.

Тренеру сборной ГДР венгру Карою Шоошу и обозревателю "Известий" Борису Федосову понравились Сабо и Стрельцов. Центрфорвард свою полезность доказал личной причастностью к обоим забитым мячам: "гол+пас". Оба раза соперники отвечали адекватно, а во втором тайме не раз наших прощали. Так что ничья с невысокого европейского полета командой - не самый худший для нас итог. Журналисты брюзжали, требовали от Морозова завершить наконец нескончаемые эксперименты, привлечь всех сильнейших и наигрывать состав. Общее настроение в высокохудожественной форме выразил Федосов: "Сборная напоминала безжизненное дерево с опавшими листьями" ("Известия" от 24 октября). Единственный комплимент ("Сыграли лучше, чем с турками") воспринимался как едкая ирония.

СССР - ГДР - 2:2 (1:1)

Голы : Стрельцов, 21 (1:0). Фрессдорф, 22 (1:1). Численко, 52 (2:1). Нельднер, 68 (2:2).

СССР : Яшин (к), Андреюк, Хурцилава (Афонин, 77), Соснихин, Данилов, Медвидь, Сабо, Численко (Банишевский, 74), Понедельник (Бышовец, 5), Стрельцов, Поркуян (Еврюжихин, 46).

ГДР : Блохвитц, Фрессдорф, Вальтер, Гайсслер, Панкау, Кернер, Ирмшер (Р.Дуке, 46), Нельднер, Френцель, Эрлер (к), Фогель.

Судьи : Энкель. Луото, Раатикайнен (все - Финляндия).

23 октября. Москва. Центральный стадион им. В.И.Ленина. 40 000 зрителей.

"НАПАДЕНИЕ НЕ ЖЕЛАЛО ПЕРЕНАПРЯГАТЬСЯ"

Последний аккорд, минорный, в исполнении сборной СССР прозвучал в музыкальном центре Европы - Милане, где бронзовые медалисты ЧМ-66 уступили скоропостижно покинувшей турнир в Англии "Скуадре".

Описывать матч, безвольно, без серьезного сопротивления проигранный, тяжело. И не буду, чтобы не испытать чувство стыда, какое владело мной (уверен, и огромной телеаудиторией) при виде жалкого зрелища на стадионе "Сан-Сиро". Единственный гол хозяев при тотальном превосходстве объясним чрезмерной их расточительностью и самоотверженностью советских защитников. Дабы не быть голословным, ознакомлю вас с выдержками, не самыми уничижительными, из итальянской и советской прессы.

Сергей Кружков ("Московская правда" от 2 ноября): "На протяжении всего поединка хозяева поля диктовали свои условия и во всех звеньях переиграли нашу команду... Каждый наш форвард действовал сам по себе, не понимая и не зная, что предпримет его товарищ".

Из итальянской предпочел лояльную нам, идеологически близкую, коммунистическую "Униту". Давая оценку игре команды и ее футболистов, журналист очень старался (в отличие от коллег из других изданий) не уязвить самолюбия наших ребят. Вам может показаться, что не всегда получалось. Но вы других газет не читали. О сборной: "Если защита, и особенно Шестернев, свою обязанность плохо ли, хорошо ли выполнила, то нападение не желало перенапрягаться".

Газета выставила участникам матча оценки по 10-балльной шкале с короткими характеристиками. У нас лучший (8) Шестернев ("самый сильный и хитрый защитник, мастер прерывать проходы и спасать команду в самые критические моменты"). Семь баллов получили Яшин и Андреюк ("жесткий и поворотливый, нейтрализовал Де Паоли"). "Пятерки": Данилов ("Доменгини делал с ним все, что хотел"), Хурцилава ("часто пропускал дриблинги Маццолы"), Малофеев ("очень много двигался, но без толку"), Бышовец ("начал хорошо, но быстро угас"), Афонин ("заменил Андреюка, но, кажется, напрасно"), Ленев ("скромный "движок" без таланта"). "Четверки": Численко ("осуществил только один опасный проход, в остальном, казалось, его не было на поле"), Стрельцов ("как Численко, если не хуже, сегодня он оказался просто туристом"), Поркуян ("заменил Ленева без существенных результатов"). Самую низкую оценку ("тройку") получил Сабо ("тень игрока, которым любовались на первенстве мира").

ИТАЛИЯ - СССР - 1:0 (1:0)

Гол : Гуарнери, 22.

Италия : Сарти, Бурньич, Факкетти (к), Бьянки (Ландини,76), Гуарнери, Пикки, Доменгини, Маццола, Де Паоли, Юлиано, Корсо.

СССР : Яшин, Андреюк (Афонин, 46), Шестернев (к), Хурцилава, Данилов, Ленев (Поркуян, 73), Сабо, Малофеев, Численко, Стрельцов, Бышовец.

Судьи : Гардесабаль. Бердехо, Родригес Гаррисо (все - Испания).

1 ноября. Милан. Стадион "Сан-Сиро". 55 000 зрителей.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...