Газета
19 сентября 2014

19 сентября 2014 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1966 год. ЧАСТЬ ТРИНАДЦАТАЯ

ВТОРОЙ ДУБЛЬ Виктора МАСЛОВА

"Нельзя объять необъятное", - изрек как-то многоликий Козьма Прутков. Непосильные потуги вашего покорного слуги опровергнуть ставшую аксиомой истину были обречены. Охватить все события перенасыщенной футболом жизни страны советской как видимой (на полях и в залах),так и скрытой (в разнокалиберных спортведомствах), тайной, подковерной (в многоэтажных парткабинетах), не под силу не то что отдельно взятому энтузиасту, но и большому коллективу профессионалов.

Очень скоро осознав бессмысленность реализации утопических планов, сосредоточился на главных, магистральных направлениях с ежегодно нарастающими ответвлениями - соревнованиями второго и третьего плана. Проходили они параллельно, один турнир накладывался во времени на другой (другие), и в изображении широкоформатного полотна возникали проблемы. Как лучше обслужить читателей: наспех приготовить сборную солянку, тупо перечислив в хронологической последовательности все более или менее значимое, или как "в лучших домах Лондона": на закусь - предсезонную подготовку, миграцию футболистов, новое Положение… На первое - турниры высшего мирового, европейского уровня и союзные чемпионаты. На второе - Кубок СССР. Десерт разнообразнейший - все остальное, от юниоров до дублеров.

В СВЯТАЯ СВЯТЫХ

Сегодня попотчую вас вторым блюдом, остро приправленным, подчас непредсказуемым. В феврале "кулинары" из футбольной федерации подготовили ингредиенты и рецептуру. Проницательные читатели догадались - речь о жеребьевке. Отличие ее от предыдущих - приглашение на священнодействие человека с "низов", обозревателя центральной спортивной газеты Алексея Леонтьева. Репортаж экс-вратаря "Спартака" с места событий, кухни, куда посторонним вход строго-настрого воспрещался, расцениваю как далекий предвестник гласности, наступившей в наглухо закрытой стране через два десятка лет.

Действо состояло из трех этапов. Первые два (с 1/128 до 1/32 финала) посвящались "массовке" из низших классов. С 1/16 вступали представители высшего подразделения в полном составе. 13 из 19 по распоряжению жребия встречались с пробившимися из глубин провинциалами на их полях. Остальные шесть вынудили разбираться с одноклассниками на дальних подступах к хрустальной чаше. Организаторы рассеяли только прошлогоднего чемпиона ("Торпедо") и хранителя Кубка ("Спартак"). Местоположение остальных отдали на откуп жребию. Как только ознакомимся с донесением "лазутчика" Алексея Леонтьева из засекреченного объекта, узнаем подробности.

За столом перед двумя мешочками торжественно восседали корреспондент "Труда" Юрий Ваньят, по совместительству член Федерации футбола СССР. Из первого он извлекал бочонки для игры в лото с номерами от 2 до 32. Второй номер заранее отдали "Торпедо", 32-й - "Спартаку". Из другого мешочка судья всесоюзной категории Иван Широков доставал бумажки с названием команд. На недалеком от них расстоянии восседали судьи: Виктор Архипов - всесоюзной категории и Сергей Ильин - республиканской. Они старательно заполняли аккуратно разграфленные белые листы и вписывали номера участников, образующих пары.

По окончании процедуры члены комиссии сверили идентичность обоих документов и поставили подписи. Теперь это закон, обжалованию и пересмотру не подлежал. Что ж, полюбуемся творением шаловливых рук "слепого" жребия.

В нижнюю часть сетки он отправил восьмикратного обладателя Кубка "Спартак" и крепкого кубкового бойца "Шахтер", трижды в первой половине 60-х достигшего финала и два раза покидавшего столицу с драгоценной ношей. Присовокупил к ним четыре динамовских коллектива: Минска (прошлогоднего финалиста), Москвы и Тбилиси (оба из первой шестерки) и Киева, вице-чемпиона сезона-65. А в верхнюю часть к "Торпедо" поместил из "бомонда" только ЦСКА. Представитель армейского клуба подполковник Чанышев радости не скрывал: в зоне деятельности его подчиненных обитатели нижней части прошлогоднего рейтинг-листа - "Нефтяник", "Локомотив", "Пахтакор", "Крылья", одесситы в полном составе, вновь посетивший высший свет "Кайрат". Встреча "Торпедо" с ЦСКА при предсказуемом ходе событий могла произойти только в полуфинале.

До этого не дошло. Радость подполковника была преждевременной. В феврале субординация, исходя из итогов прошлого года, виделась в розовом цвете, потенциальные соперники располагались на почтительном расстоянии от забронзовевшего ЦСКА. А в августе, перед встречей 1/16 финала, армейцы с "Пахтакором" стояли рядышком, и победу хозяев (ташкентцев) сочли вполне закономерной.

ЗИГЗАГИ КАЛЕНДАРЯ

Кстати, встреча в Ташкенте состоялась позже намеченного организаторами срока. Зловредный, брюзгливый автор, естественно, не упустит удобного случая ухватиться за ниточку и, выпустив в чиновников очередную партию начиненных ядом стрел, распутает клубок.

В феврале на старательно разграфленной бумаге все выглядело превосходно. Помимо разбитых на пары участников, выписанных каллиграфическим почерком (были в чиновничьей среде умельцы), утвердили фиксированные даты: 7 августа - 1/16 финала, 24-го - восьмая, 4 и 24 сентября - соответственно, четвертьфиналы и полуфиналы, 9 октября - заключительный аккорд. Общая статистика такова: в срок провели 14 матчей из 31, то есть меньше половины. Отклонения от графика - от одного дня до одного месяца. Раньше указанного и объявленного вслух времени состоялись 11 встреч, позже - шесть. Дата финала переносилась дважды. Состоялся он с месячным опозданием на жестком ноябрьском заснеженном, задубевшем от наступивших морозов поле.

Начальники, избавленные от решения сложных задач, касаемых взаимоотношений сборной и клубов (в 66-м, вам должно быть известно, команды-участницы высшего дивизиона во всех соревнованиях обходились без лучших игроков, призванных в сборную), сумели-таки разбалансировать календарь чемпионата под давлением сверху, из-за просьб отдельных клубов и по прочим не поддающимся логическому объяснению причинам. В предыдущих главах я вам об этих безобразиях рассказывал. Кубковый турнир проводился параллельно с главным, а когда массированным бомбовым атакам подвергался календарь первенства, взрывные волны накрывали и кубковый, расположенный недалеко от эпицентра.

ПРОЩАЙ, КАВКАЗ

В турнире динамичном, до первой крови, неожиданности и сенсации с годами мало кого удивляли. К ним привыкли, относились спокойно, дилетантам доступно объясняли: в одном матче и с явным фаворитом можно справиться за счет морально- волевых, предельной концентрации, самоотдачи, а то и везения. Примеров тому множество.

В 66-м уже в 1/16 элитные части лишились едва ли не половины наличного состава - сорвались с узенькой скалистой кубковой тропинки в пропасть девять команд из девятнадцати. Правда, три в междоусобной борьбе с братьями по классу, шесть уступили "подготовишкам". Причины разные - недооценка соперника, стоящего ниже на иерархической лестнице, а то и самонадеянность. "Нефтяник" в Волгограде и "Арарат" в Ярославле играли в сильно облегченном составе, кутаисцы повезли в Ленинград на матч с "Динамо" юных футболистов, воспитанников группы подготовки.

На первом этапе дружно покинули турнир все закавказские команды, к трем уже названным присоединились тбилисцы, уступившие в Донецке ровне - "Шахтеру". Пресса уделила этой встрече немало газетной площади прежде всего из-за непотребного поведения игроков обеих команд: одни "рубили", другие огрызались, то и дело вступая в долгие жаркие дискуссии с ленинградским арбитром Анатолием Кишко, не сумевшим (или не желавшим) власть употребить.В протокол он не внес ни одного (!) предупреждения. Правда, уже в прибавленные им полчаса удалил тбилисца Нодара Майсурадзе с формулировкой: "...за умышленный удар по голове (ногой) вратаря "Шахтера" Донецк".

В овертайме бойцы подбросили поленьев в полыхавший костер. Гости, посчитав пенальти в их ворота надуманным, обступили судью. Но тот, вырвавшись из плотного кольца протестантов, настоял на своем, и Анатолий Пилипчук нарушил равновесие - 2:1. Через четыре минуты (сразу после удаления Майсурадзе) Кишко, выдержав еще один натиск тбилисцев, более темпераментный, вновь остался невредим. Спустя еще пять минут произошел эпизод курьезный. Во время очередного инцидента, теперь в штрафной хозяев, с вовлечением в него арбитра, Кишко проигнорировал требование грузин наказать горняков 11-метровым и игру не остановил.

Первым сориентировался вратарь Коротких, выбивший мяч на одиноко стоявшего возле центральной линии Станислава Евсеенко. "Горняк" принял дар на своей территории, офсайда нет, путь к воротам открыт. Гости продолжали митинговать. Евсеенко ждал окончания митинга. Немая сцена длилась несколько секунд. Лишь после того, как партнеры криками и жестами дали понять - играй, свистка нет, форвард двинулся в одиночестве на вратаря Рамаза Урушадзе и хладнокровно его переиграл - 3:1.

ДО НОВЫХ ВСТРЕЧ, "ДИНАМО" И "СПАРТАК"

Грузинские динамовцы пали от рук "шахтеров". Оставшиеся на небольшом друг от друга расстоянии их одноклубники из трех славянских столиц, Москвы, Минска и Киева, вступили в братоубийственную войну. Я не оговорился: жесткий (порой жестокий) характер матчей динамовских подразделений в чемпионате сохранился и в кубковых поединках.

Тон задали Москва и Минск. Москвичи Аничкин, Иванов и Мудрик после пропущенного гола стали грубить так откровенно, что даже у миротворца Карло Круашвили сдали нервы. Поняв бессмысленность увещеваний и воспитательных бесед, он предупредил двоих защитников. Сохранность ног игроков обеих команд (минчане в долгу не оставались) не очень его волновала, но честь свою и достоинство тбилисский арбитр защитил - удалил Мудрика с поля. Причину изложил в протоколе: "За нецензурное оскорбление в мой адрес". Подробности, возможно, по цензурным соображениям, опустил. Москвичи усилиями Численко отыгрались минуты за три до истечения основного времени. В дополнительное, при счете 1:2, Численко получил шанс сделать дубль. Лишил его этой возможности вратарь Глухотко, отразив пенальти.

Большой интерес вызвал матч четвертой части финала киевлян со "Спартаком". Проходил в Киеве с преимуществом хозяев (4:1) и был отмечен четырьмя нелепыми голами: касание рукой мяча Корнеевым в собственной штрафной в безобидной ситуации, два рикошета в те и другие ворота, автогол Корнеева - он не глядя откинул мяч Маслаченко, который двигался в противоположном направлении. Только третий гол, забитый Бышовцем, стал украшением матча: он накрутил пятерых спартаковцев и неотразимо пробил. Остальные голы, хоть и не вытекали из логики эпизодов, не позволили усомниться ни в закономерности победы хозяев, ни в застывших на табло цифрах.

ВНУТРИВЕДОМСТВЕННАЯ РАЗБОРКА

Девятого октября в Тбилиси состоялось последнее динамовское дерби - между Минском и Киевом. Соперники продолжили традицию, некогда их стараниями возникшую. Репортажи с тбилисского стадиона напоминали сводку с места боевых действий.

Киевляне начали бойко, играли размашисто, комбинировали, вынудили соперников перейти в глухую оборону. Те защищались по широко распространенному, "эффективному" принципу - в мужской борьбе все средства хороши. Тбилисский корреспондент спортивной газеты Гарун Акопов сочувствовал судье: "Перед арбитром К.Круашвили стояла нелегкая задача: умерить пыл игроков и вместе с тем не "пересвистеть" игру" ("Советский спорт" от 10 октября).

Задачу "умерить пыл" Круашвили провалил начисто. Со второй справился. Решая ее, ударился в другую крайность - "недосвистел". И пошла откровенная рубка. В коротких промежутках между "привалами" играли в футбол. Упустили реальную возможность забить Малофеев, вслед за ним Бышовец. Не сумев найти управу на Бышовца, Арзамасцев старательно "окучивал" его ноги. Нервы киевского форварда не выдержали, лопнули натянутые струны: он ударил обидчика, не владевшего мячом, и тут же, к удивлению футболистов и зрителей, был изгнан с ристалища. Арзамасцев отделался предупреждением "за грубость". Мораль: бить по ногам футболиста с мячом не возбраняется.

Око за око - зуб за зуб. Понимая, что гуманист, истинный христианин (советский судейский корпус недостатка в них не испытывал ), не посмеет во второй раз решиться на крайнюю меру, киевские "народные мстители" (Щегольков, Соснихин, Сабо) принялись "мочить" всех, кто попадался под ноги, - без серьезных для себя последствий. Лишь Щегольков отделался предупреждением.

Что же до самого футбола, и в численном меньшинстве киевляне играли с преимуществом, а реализовали его на 115-й минуте, когда Андрей Биба расчетливо исполнил штрафной, вышедший на передовую защитник Василий Турянчик "перевисел" в воздухе минских коллег и направил мяч в верхний угол - 1:0.

СТРЕЛЬЦОВ ДОГНАЛ ЛОБАНОВСКОГО

В другом полуфинале, проходившем двумя днями ранее тоже на нейтральной территории, в Ленинграде, "Торпедо" крупно обыграло "Черноморец" - 3:0. Соревновались команды и их лидеры - Лобановский со Стрельцовым. "Одессит" в 31 матче чемпионата "не высовывался", ограничился всего пятью мячами. В кубковом турнире разбушевался, столько же забил в трех играх. Результат Стрельцова количеством скромнее (три гола), качеством, по мнению журналистов, повыше.

В Волгограде совершил затяжной рывок с центра поля, ворвался в штрафную и, не снижая скорости, пробил в дальний нижний угол. Группа молодых преследователей бежала без мяча медленнее, нежели ветеран с мячом.

В невском противостоянии (не называю битвой - обе команды действовали исключительно корректно) Стрельцов догнал Лобановского. Сначала забил головой, затем исполнил на бис соло из волгоградского матча. С той лишь разницей, что стартовал со своей половины поля и бежал с мячом метров шестьдесят. Добежав до удобной точки, разрядил орудие.

Назначенный на 9 октября финал не состоялся. Сначала его передвинули на 22-е. Накануне, 21 октября, анонимные деятели федерации через прессу оповестили болельщиков: "Федерация футбола СССР решила провести 27 октября в "Лужниках" матч "Динамо" Москва - сборная Марокко, в связи с чем финал Кубка СССР перенесен на 8 ноября". Связь между финальной игрой и состоявшейся через пять дней рядовой товарищеской, пусть международной, ни с какой стороны не проглядывалась. Вразумительно объяснить необъяснимое функционеры и не пытались, если бы решились, поставили бы себя в неловкое (мягко сказано) положение. В накладе остались участники финала и зрители. В двадцатых числах октября погода в Москве стояла теплая. Динамовцы дружескую встречу с марокканцами провели при плюс 8. А в начале ноября резко похолодало, выпал снег.

Автозаводцы, сыграв календарный матч, получили перед финалом недельный отпуск и отправились в Сочи. Кости погрели, потренировались, легкий спарринг со сборной курортного города провели. Перед киевлянами дерганый, с серьезными психическими отклонениями календарь окно растворил широкое, 19-дневное. Во благо или во вред, сразу не скажешь. Кому как. Одни предпочитают находиться в игровом тонусе, другие, тем более в концовке утомительного сезона, не прочь передохнуть, собраться с силами и с мыслями. Свободным временем распорядились чемпионы (узнали динамовцы о победе в первенстве во время подготовки к финалу, когда СМИ оповестили об осечке ближайшего конкурента) разумно. Сняли напряжение, потренировались на своей базе и несколько междусобойчиков сгоняли с украинскими командами низших групп. Отдохнувшие, посвежевшие, прибыли в Москву, полные решимости сделать дубль.

БИТВА "ЭКСТРАСЕНСОВ"

Вместе с футболистами готовились, манипулируя цифрами и фактами, статистики и наиболее экспансивные журналисты. Наделенные врожденным (или приобретенным) недугом, пытались бежать впереди паровоза, опередить время, объявить наивным, доверчивым любителям исход отдельных матчей и целых турниров задолго до их окончания. Подручный материал (цифры и факты) цементировали неоспоримыми (по их мнению) логическими умозаключениями. Порой опускались до примитивных суеверий, рискуя навлечь на себя гнев атеистической общественности.

Обе стороны выкладывали из колоды козырные карты, дабы убедить оппонентов в неизбежной победе своих ребят (хлопцев). Послушав их, впору было чиновникам финал (не переносить - куда уж дальше) отменять. От федерации можно было ожидать чего угодно. Воздержались, однако.

"Мы вас били и бить будем" , - не сомневались сторонники черно-белых (цвета автозаводцев).

Цифры соврать не дадут. В 48 матчах чемпионата +23=15-10 при соотношении мячей 97-61 в пользу "Торпедо" и солидным очковым его перевесом в процентном выражении: 63,5 - 36,5.

На что последовал ответ из Киева: "Чемпионат не в счет. А в Кубке мы вас делаем со стопроцентной гарантией". И это правда. В единственной кубковой встрече в далеком 37-м украинцы обыграли "Торпедо" в дополнительные полчаса - 4:2. Один матч - одна победа, результат 100-процентный. Против факта не попрешь. Ошеломленные конкуренты нашлись не сразу. После небольшой паузы последовал адекватный ответ: "Мы Кубком владели три раза, а вы - два".

"Что с того, - грянула "молния" с берегов Днепра . - Если забыли, освежим вашу память: вы в финале трижды проигрывали, мы - ни разу. Две победы в двух попытках. Бог троицу любит".

"Мы дважды "Спартаку" проиграли, - донеслось сквозь скрежет и грохот из цехов автозавода, - известному кубковому "ходоку". А вы от "Спартака" восемь раз залетали".

Казалось, Киев от такого удара не оправится. Ничего, устоял. Более того, отправил соперника в нокдаун: "Зато в годы, когда обыгрывали "Спартак", брали Кубок. Так было в 54-м, 64-м, так будет и сейчас. В сентябре в четвертьфинале, если помните, мы разделали хваленый "Спартак" - 4:1".

Не вижу смысла следить за нескончаемым диалогом. Что же до мелькавших здесь цифр и фактов, взяты они из газетных публикаций тех лет.

ЗИМНИЙ ПЕЙЗАЖ

Тренеры обеих команд, в отличие от прогнозистов, предельно корректны, произносили ни к чему не обязывающие слова, типа - соперник силен, но мы постараемся победить, приложим все силы и далее в том же духе. Суть коротких интервью тренера хозяев Виктора Марьенко и гостя столицы Виктора Маслова (язык не поворачивается называть Виктора Александровича гостем - коренной москвич, от станка, игрок и тренер "Торпедо", с которым уже второй год в чемпионате соперничал, и вот теперь за Кубок схлестнулся. Так судьба сложилась) сводились к шаблонным: поле ровное, мяч круглый, куда закатится, ведать не ведаем. Ну а куда круглый мяч закатится, мы с вами проследим. Долго ждать не придется.

В "Лужниках" - зимний пейзаж: снег на скамейках, в проходах, сугробы на беговых дорожках. Обледенелое поле своевременно защитили от снега полиэтиленовым покрывалом. Морозный воздух бодрит зрителей. Они, как могут, согревают себя - притоптывают, прихлопывают, "лечатся" проверенным многими поколениями народным средством. На трибунах много приезжих из Киева и других украинских городов. Их легко обнаружить по многочисленным транспарантам. В те благословенные времена (я об обстановке на стадионах) болельщиков противоборствующих команд не загоняли, как нынешних фанатов, во избежание мордобоя и членовредительства в "резервации", расположенные в противоположных секторах, растворялись они в общей массе и мирно с "иноверцами" сосуществовали.

Содержание транспарантов на великом могучем и мове - нехитрое, немногословное. Среди стандартных встречались деловые, озорные: "Кубок чемпиону!", "Динамо" - победа!", "Мы приехали за Кубком", "Даешь посуду для медалей!", "Ми про Кубок мрияли, ждемо його в Киеви".

БЫСТРЫЙ ГОЛ

Предматчевая установка немногословного Виктора Маслова сводилась к просьбе сразу овладеть центром поля и ограничить в пространстве подвижных, резких Ленева, Щербакова и особенно Стрельцова. На разминку, вызвав оживление аудитории, хозяева вышли "упакованные" по погоде: в утепленных костюмах, рейтузах, перчатках… Гости - в обычной игровой форме. Когда эстонский арбитр Эугениуш Хярмс пригласил команды к центру поля, торпедовцы, оставив в раздевалке зимнее обмундирование, поеживались от холода. Не потому ли, начав с центра, успели сделать две передачи. Последнюю, неловко исполненную, перехватил Медвидь и без раздумий поделился добычей с Островским, а тот бросил вперед Бышовца, мастера индивидуальных проходов. Оказавшись в родной стихии, форвард пулей помчался к цели, миновал не успевшего проснуться Шустикова, изящным финтом обыграл Марушко, приблизился к владениям Анзора Кавазашвили и легко его переиграл. Четкий удар в нижний угол - 1:0. Шла первая минута.

Ранний гол не изменил тактических построений соперников, игравших, как утверждали журналисты, по схожей схеме: 1-4-3-3. Исходная расстановка не догма, видоизменялась в течение полутора часов неоднократно. Киевляне тяготели к более современной модели: 1-4-4-2. Овладев плацдармом в центре поля, Медвидь, Сабо, Серебряников и Биба профессионально, со знанием дела, исполняли диспетчерские функции - варьировали темп, направление атак. Двое последних нередко выходили на передовую, не чурались и черновой работы.

Быстрый пропущенный гол вынудил автозаводцев перейти к немедленным наступательным операциям. К тройке форвардов часто подключался справа Александр Ленев. Молодой, энергичный, двужильный, работал много, самоотверженно, однако его неуемная энергия, желание вести созидательную, комбинационную игру нередко срывались из-за невысокого качества исполнения технических приемов.

Ставка впереди делалась на Стрельцова. Киевские защитники, предпочитавшие, в отличие от хозяев, зонную оборону, добросовестно выполнили наказ тренера - ограничивали торпедовского центрфорварда в пространстве, не оставляли простора для фирменных рывков. Неплохо справлялись с нелегкой задачей Соснихин с Турянчиком. Лидер автозаводцев играл, как обычно, не только ногами, но и головой - хитрил, искал лазейки. И находил. "Те редкие мгновения, когда москвичам удавалось создавать реальные угрозы воротам противника, как раз и были связаны с рейдами Стрельцова из глубины", - писал Лев Филатов ("Футбол" № 46 ).

Неожиданно выскочив из-за спин защитников, он пробил головой под перекладину. Лишь чудо-бросок Рудакова уберег ворота. Запомнились и два стрельцовских прохода из тылов. Первый, индивидуальный, когда был переигран Турянчик, сам защитник и предотвратил в последнее мгновение непостижимым, чисто исполненным подкатом. Второй поддержал, создав численное преимущество перед оборонцем, Владимир Щербаков. В нетерпеливом ожидании передачи старшего товарища Щербаков угодил в офсайд. Стрельцов заметил, замешкался, решил обыграть защитника, но тот воспользовался секундной паузой и разрядил обстановку.

Игра не баловала эстетов внешней привлекательностью. Компенсировали этот недостаток боевитость обеих дружин, старание, самоотдача. Атаковали примерно поровну. Хозяева даже получили небольшое преимущество в интенсивности стрельбы по мишени и значительное в производстве угловых. Однако удары, порой неподготовленные, поспешные, с воротами разминались, а те, что шли в створ, обезвреживал отлично сыгравший Рудаков.

БРАВО, КИЕВ!

Новоиспеченные чемпионы играли спокойно, без суеты и спешки, в каждом их действии сквозила уверенность. Они знали, как обыграть оппонента, и добились, чего хотели. Вскоре после не доведенной до ума атаки торпедовского тандема гости провели образцово-показательную комбинацию с участием Хмельницкого и Серебряникова, завершил ее капитан - Андрей Биба. Пробил мастерски, хитро. Мяч, отскочив от земли, по замысловатой траектории взмыл над Кавазашвили и спланировал в верхний угол ворот.

Справедливо, что итог финалу, заслуженно выигранному, подвел Биба. Лучший игрок матча, пожалуй, и чемпионата, был неутомим, вездесущ, защищался и нападал, созидал, составлял трудно решаемые "ребусы" и "кроссворды". После игры капитан принял из рук главы футбольной федерации Николая Ряшенцева хрустальную вазу (в девичестве крюшонницу). В третий раз совершила она путешествие с берегов Москва-реки на берега Днепра, из столицы Белокаменной в Первопрестольную.

Потрясающую команду слепил мозолистыми рабочими руками "дед", Виктор Маслов, одну из сильнейших, ярчайших в истории советского футбола, под стать той, какую создал шесть лет тому назад. В 60-м он сделал дубль с "Торпедо" и вот теперь с украинским "Динамо".

ТОРПЕДО - ДИНАМО К - 0:2 (0:1)

Голы: Бышовец, 1 (0:1). Биба, 73 (0:2).

"Торпедо" (Москва): Кавазашвили, Андреюк, Шустиков (к), Марушко (Михайлов, 67), Сараев, Ленев, Воронин, Бреднев, Щербаков, Стрельцов, Сергеев.

"Динамо" (Киев): Рудаков (Банников, 87), Щегольков, Соснихин, Турянчик, Островский, Сабо, Биба (к), Медвидь, Серебряников, Бышовец, Хмельницкий (Круликовский, 87).

Предупреждения : Бреднев (за удар соперника по ногам), Щегольков (за грубость).

Судьи : Хярмс (Таллин). Ходин (Минск), Круашвили (Тбилиси).

8 ноября. Москва. Стадион им. В.И.Ленина. 60 000 зрителей.

ЛОЖКА ДЕГТЯ

Прокомментирую расплывчатую формулировку наказания киевского защитника, изложенную в протоколе арбитром. Во втором тайме нервы у ребят расшалились. Сабо (как же без него), Бреднев, Щегольков, Марушко продемонстрировали зрителям владение навыками и приемами не только футбольной игры. Судья, в отличие от игроков, держал себя в узде, был доброжелателен, терпим, лоялен. На крайние меры, хотя повод давали ему не раз, не решался. На безобразную сцену с участием Щеголькова, когда известный в стране заплечных дел мастер (в НХЛ таких называют полицейскими) ударил в лицо Сараева, ограничился предупреждением и отношение к хулиганскому действию выразил лаконично: "За грубость". Решимости назвать вещи своими именами не хватило таллинскому арбитру и при заполнении протокола.

КУБОК СССР-1966

Сетку см. в PDF

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...