Газета
23 декабря 2013

23 декабря 2013 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1966 год. ЧАСТЬ ОДИННАДЦАТАЯ

"НЕ КОМАНДА УКРАСИЛА МЕСТО, А МЕСТО - КОМАНДУ"

Мы поднялись на недосягаемую дотоле высоту. Как поведем себя в условиях непривычного, разреженного воздуха, как справимся с "кислородным голоданием"? Привал перед полуфиналом с ФРГ оказался коротким - всего день отдыха, впрочем, как и у немцев. Но они, получив солидное превосходство в живой силе (судья к 55-й минуте оставил их соперников, уругвайцев, вдевятером), легко его реализовали - 4:0. А наши ребята защищали родину под шквалом венгерских атак. Сборная ФРГ - соперник сильный, к тому же свежее. Выдюжим?

ТАЙМ ПЕРВЫЙ

В нашу пользу, если можно так выразиться, психолого-статистическое преимущество: дважды обыгрывали западных немцев, когда те в чемпионских регалиях щеголяли: в Москве - 3:2, в Ганновере - 2:1. Постоянными нашими "клиентами" не стали, но к тому вроде шло. Правда, это было давно, десять лет с тех пор минуло. Целое поколение в обеих сборных за это время сменилось. Из вышедших на поле ливерпульского стадиона в строю остался один Лев Яшин. Он и стал главным действующим лицом в игре, проходившей с заметным преимуществом соперников.

Уже на 2-й минуте Яшин в невероятном, нереальном броске вытащил из верхнего угла пробитый Эммерихом мяч. Вообще-то, для нашего Льва во вратарской профессии, досконально освоенной, ничего нереального не существовало. Что он наглядно демонстрировал в ходе турнира и в матче с ФРГ, в частности.

Все же в этой встрече не было одностороннего движения, как во втором тайме матча с Венгрией. И советские лазутчики на "вражескую" территорию время от времени проникали, постреливали даже: аж девять раз за первые 45 минут. Восемь - из-за пределов штрафной, один - изнутри. Все без толку. В немецкого вратаря попала лишь одна погасившая скорость и убойную силу "шальная пуля".

В общем, в атаке ничего, как и прежде, не получалось. Вебер легко справлялся с предсказуемым Банишевским, Малофеев, как обычно, много и добросовестно, но столь же непродуктивно трудился. Единственную "фишку", Игоря Численко, шуструю, резкую, активную, взял под жесткий контроль Шнеллингер. Что только наш крайний, в смысле фланговый, ни делал: и назад отходил, и в центр смещался, то вдруг на своем рабочем месте вновь возникал - на немца не действовало, прохода Игорю не давал.

Центровые лишь обозначали присутствие на поле, изредка напоминая о себе дальними неточными ударами. Левый фланг, осиротевший после отлучения Михаила Месхи, "зарос бурьяном".

Немцы территориальное и игровое преимущество воплотили в гол ближе к перерыву. Из мужского единоборства с Численко Шнеллингер вновь вышел победителем, выдал изумительный диагональный пас на ход Халлеру, и тот из пределов штрафной с места правого крайнего пустил мяч в дальний от себя и вышедшего на него вратаря угол. Яшин был единогласно оправдан. Такие не берутся.

В ЭПИЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ - Игорь ЧИСЛЕНКО

Много споров вызвал эпизод, предшествовавший голу. Советские журналисты посчитали - Шнеллингер отобрал мяч у Численко с нарушением правил и обвинили в бездействии итальянского арбитра Ло Белло. А Мартын Мержанов, подробно описавший игру в "Советском спорте" (от 27 июля), и советский коллега Ло Белло, объективный, беспристрастный Николай Латышев, нарушения не заметили. Не увидел его и Михаил Якушин. Более того, он предъявил обвинение форварду по статье "халатность": "Грубую оплошность допускает Численко. В борьбе со Шнеллингером на немецкой половине поля он теряет мяч. Численко не стал преследовать соперника... Пас на Халлера - гол", - передал по телефону из Ливерпуля в ташкентскую "Правду Востока" (от 27 июля).

То, что сделал Численко через пару минут после пропущенного гола, наша пишущая братия (о зарубежной и не говорю) осудила подавляющим большинством голосов при одном "против". Численко вне игровой ситуации ударил сзади по ногам ни в чем не повинного Хелда. Ло Белло немедленно выдворил его с поля. "Другого решения судья, естественно, принять не мог", - оградил итальянца от возможных нападок Николай Латышев ("Футбол" № 31). Правдиво описав эпизод, советские СМИ и не думали осуждать арбитра. Исключение, о котором я говорил, - газета "Труд". Ее корреспонденты (не буду называть фамилий) поделились своим видением совершенно четкой, ясной картинки, не требующей иных толкований: "В конце тайма при столкновении Численко с Хелдом, который искусно симулировал травму, арбитр скороспело удаляет Численко" ("Труд" от 27 июля).

ТАЙМ ВТОРОЙ

На второй тайм сборная СССР вышла вдесятером с остро нуждающимися в "больничном" Йожефом Сабо (получил травму в начале матча) и Альбертом Шестерневым (играл с больным, туго перевязанным плечом).

Как можно встрепенуть наших людей? Мыслите верно - загнать в угол, воздвигнуть непреодолимые препятствия, что нередко и сами делают. И тогда только попытаются их преодолеть. Оказавшись в критической ситуации, едва не устроили немцам "второй Сталинград". Соперник, не ожидая такой прыти, попятился. Выстрелы участились, увеличилось попадание в створ. Немцы защищались активно, но вылазки в наши тылы предпринимали при первой возможности. Одна завершилась печально - для ворот Яшина. Молодой, 21-летний Франц Беккенбауэр (родился в 45-м на третий день после капитуляции Германии), сочным резаным ударом метров с 20 - 25 вогнал мяч в левый от себя верхний угол ворот. Яшин лишь проводил незваного гостя недобрым взглядом.

Прямо голкипера не обвиняли, но глухие укоры проскальзывали. Прозрачный намек содержался в словах тренера: "Первый мяч Яшин не мог взять, а второй, кажется, брался", - поведал Морозов корреспонденту "Советского спорта" (от 27 июля).

Яшина я назвал героем матча и от своих слов не отказываюсь. До второго гола и после спасал неоднократно. Шансы с течением времени таяли, но отчаянные атаки "красных" продолжались. За три минуты до конца один гол Ханс Тилковски, визави Яшина, нам подарил, выпустив из рук легко доставшуюся ему добычу. Поркуян (нюхом обладал нечеловеческим) был тут как тут и метров с двух превосходным "пасом" вратаря воспользовался легко и непринужденно.

Натиск продолжался, и везунчик Поркуян едва не забил еще: при подаче углового опередил защитников и пробил с линии вратарской головой чуть выше перекладины - 1:2.

ФРГ - СССР - 2:1 (1:0)

Голы : Халлер, 43 (1:0). Беккенбауэр, 68 (2:0). Поркуян, 88 (2:1).

ФРГ : Тилковски, Лутц, Шульц, Вебер, Шнеллингер, Беккенбауэр, Оверат, Халлер, Зеелер (к), Хелд, Эммерих.

СССР : Яшин, Пономарев, Шестернев (к), Воронин, Данилов, Сабо, Хусаинов, Численко, Малофеев, Банишевский, Поркуян.

Наказание : Численко, 44 (удаление, за удар соперника по ногам без мяча).

Судьи : Ло Белло (Италия). Гардесабал (Испания), Кодесал (Уругвай).

25 июля. Ливерпуль. "Гудисон Парк". 43 921 зритель.

"НАИБОЛЕЕ ПОДВИЖНЫЕ НА ПОЛЕ - ОРКЕСТРАНТЫ"

Из Ливерпуля переехали в Лондон и поселились в отеле "Александер". В распоряжении команды - четыре превосходных, со знаком качества поля. На одном из них и готовились к матчу за третье место с Португалией на "Уэмбли". Победа сулила серебро мировой пробы. Я не оговорился. Решением ФИФА победитель первенства получал золото, вице-чемпион - позолоченные медали, третий призер - серебряные. "А кому бронзовые?" - спросили читатели редакцию спортивной газеты. "Не положено, - ответили в худших советских традициях. - Регламентом не предусмотрено". Ответ был дан 28 июля, в день матча СССР - Португалия. Не знала редколлегия, что накануне вечером оргкомитет после бурных дебатов постановил: бронза достанется проигравшим. Так сборная СССР получила еще один подарок, на сей раз не от соперников, а от чиновников.

Я невольно выдал исход матча. А что тут скрывать. Уступили с тем же счетом, что и предыдущий, - 1:2. Рассказывать о ходе особо нечего, и я вполне мог бы ограничиться небольшим фрагментом из едкого, насыщенного сарказмом материала обозревателя агентства "Рейтер": "Матч Португалия - СССР был едва ли не самым неторопливым поединком чемпионата. Наиболее подвижными были на поле оркестранты, которые маршировали во время перерыва перед трибунами".

Точку ставить рано. Закон жанра требует описать голы, тем более есть среди них проблемный. И о вынужденной ротации состава расскажу.

СВЕРХБЕТОН

Травмированному Шестерневу и Сабо выписали бюллетень, Численко получил "срок" - три матча дисквалификации, хотя осталось сыграть всего один. Строгость наказания не имела практического значения, она лишь подчеркнула тяжесть проступка. Выбывшего Шестернева заменил Хурцилава, Сабо - Сичинава, Численко - Метревели, Хусаинова - Серебряников. Впечатленный мощной атакующей игрой португальцев, ведомых их вожаком Эйсебио, лучшим бомбардиром турнира, Морозов успешного нападающего Поркуяна поменял на защитника Корнеева. Что получилось? Наглухо закрытый вариант.

Четыре защитника занимались обычной своей работой. Воронина удостоили высокой чести - назначили персональным телохранителем Эйсебио. Приплюсуйте обремененного защитными функциями Сичинаву, получим мощный оборонительный заслон из семи (с вратарем) человек. Серебряников в паре с оттянутым Малофеевым составили дуэт хавбеков. Впереди - Банишевский (авось убежит, где-то подберет, добьет) и Метревели. Он-то и стал лучшим среди своих и, пожалуй, чужих. Не получая поддержки, сам пытался что-то смастерить. И смастерил.

Как же можно было такого искусного, техничного форварда держать в запасе, изумлялись советские и зарубежные наблюдатели. "Метревели был болен", - удовлетворил любопытство корреспондента "Дейли телеграф" тренер. Тот поверил: "Самым ярким на поле был Метревели, и если бы этот высокотехничный крайний нападающий мог участвовать в матче с ФРГ, то русские доставили бы немцам больше хлопот", - объяснял доверчивый иноземец (там почти все такие) согражданам.

Да не болел Слава - был жив-здоров, но не угоден Морозову. 20 июля тренер включил Метревели в резервный состав на проходную игру с Чили. А перед Венгрией и ФРГ он вдруг захворал. Когда Численко "изолировали от общества", Метревели чудесным образом выздоровел. Услугами грузина Морозов, понятное дело, не пренебрег. Вынужден был. Во втором тайме и его отодвинул назад. Слава сник.

СОН В РУКУ

Численное укрепление обороны не добавило ей надежности. В отсутствие Шестернева в центре образовалась течь. Высоченный Торреш легко переигрывал в воздухе Хурцилаву с Корнеевым - вместе и поодиночке. Во время очередного навеса мяч, миновав все находившиеся на "втором этаже" головы, намеревался покинуть поле. Муртаз почему-то решил оставить его в игре. Головой не дотягивался - сыграл рукой. Что заставило?

Через 20 лет, 15 мая 86-го, он объяснил на страницах "Советского спорта" - видение ему было.

Тренер поручил Муртазу стеречь Торреша пуще глаза своего. "А как с ним сыграешь, если только в росте я проигрывал около четверти метра. Мне бы признаться Морозову, что не готов я играть против Торреса, да как скажешь… Подумает - струсил".

Ночью его стращали кошмарными видениями, в завершение программы сон прокрутили пророческий. Показали то, что в игре произошло, - один к одному. "В смятении я вышел на поле, - исповедовался Муртаз, - и, не успев освоиться и успокоиться, сделал "свой", запрограммированный еще с ночи пенальти: прервал рукой высокую прострельную передачу, направленную моему подопечному, до которой он, как выяснилось, и не мог дотянуться. Будто какое-то затмение нашло. Буквально в следующее мгновение понял, что натворил…" Сон в руку.

Пенальти. Мяч на "точке", Эйсебио - возле него. Это была чуть ли не единственная возможность забить очередной гол: Воронин поставленную тренером задачу выполнил превосходно - кислород бомбардиру перекрыл. Эйсебио шансом воспользовался.

БАНИШЕВСКИЙ? МЕТРЕВЕЛИ!

Если первый гол получился нелогичным, курьезным, то ответный - проблемным. Кто забил, разобрались не сразу. Метревели, "не замечая" суетившихся вокруг него защитников, совершил очередной рейд и пробил с угла штрафной. Перейра успел среагировать. Мяч от его руки, видимо, вернулся в поле. К нему бросился защитник португальцев, и налетели, как мухи на мед, Малофеев с Банишевским. Мяч халявный, коснись легонько и... Кто первым коснулся - не разобрать: телепоказ велся с одной камеры. Известен исход - мяч линию пересек. Поначалу объявили - забил Банишевский. Глядя на экран, было похоже. Возвращался Анатолий к своим с поднятыми руками и широченной улыбкой, за ним, чуть склонив голову, семенил Малофеев. Товарищи на пути следования нежно обнимали бакинца. Логический вывод напрашивался однозначный - Банишевский. И ваш покорный слуга, не видя де-факто, от кого мяч проник в ворота, долгое время находился под впечатлением ритуала (тогда еще вполне пристойного) с рукопожатиями и дружескими объятиями виновника торжества.

Несколько месяцев назад при подготовке к обзору событий 66-го просмотрел кипы газет. И вот что обнаружил. "Физкультурник Азербайджана" от 30 июля: "...радиокомментаторы назвали автором гола Банишевского, но через несколько минут пресс-центр турнира объявил: нет, не Банишевский, а Малофеев (минчанина и внесли в официальный протокол ФИФА. - Прим. А.В.)... И только в полночь, когда мы с трудом разыскали наш дуэт центральных нападающих, которые в момент взятия ворот были рядом с португальским вратарем Перейра, удалось установить истину. Бакинец и минчанин заявили: "Мы не успели дотронуться до мяча. Он вошел в сетку, видимо, от вратаря или же отскочил рикошетом от защитника. Наверное, автором гола все же следует считать Метревели".

30 июля "МК" информировал читателей: Банишевский и Малофеев признались - мяча не коснулись.

У очевидца, работника Федерации футбола Узбекистана Э. Аминова, сомнений не возникло - гол забил Метревели: "После его удара мяч то ли от рук вратаря, то ли от ноги защитника вкатывается в ворота" ("Правда Востока" от 30 июля).

"Футбол" (№ 32) высказался категоричнее: "Вратарь Перейра не удержал сильно летевший после удара Метревели мяч, и он оказался в сетке". "Советский спорт" признал первоначальную ошибку, заявив: "Автором гола следует считать Метревели". Советом газеты я долгое время пренебрегал. А теперь под грузом доказательств и признания форвардов прежнюю свою ошибку исправляю. Забил не Банишевский. Никому этого мнения не навязываю. Каждый поступает, как считает нужным. Сомневающиеся при желании могут просмотреть названные здесь издания - даты указаны.

Второй гол пропустили в самом конце от Торреша. Не уследил за ним Хурцилава. Газеты брюзжали. В защите похвалили только Пономарева и Воронина, обезопасивших соответственно Симоэша и Эйсебио. "Левый фланг пустовал, - который уже раз констатировал журналист, - в атаке мыслили на ход вперед, не было продуманной четкой организации штурма" ("МК" от 30 июля).

ПОРТУГАЛИЯ - СССР - 2:1 (1:1)

Голы : Эйсебио, 12 - с пенальти (1:0). Метревели, 44 (1:1). Торреш, 87 (2:1).

Португалия : Перейра, Фешта, Батишта, Жозе Карлуш, Илариу, Жайме Граса, Колуна (к), Жозе Аугушту, Эйсебио, Торреш, Симоэш.

СССР : Яшин (к), Пономарев, Корнеев, Хурцилава, Данилов, Воронин, Сичинава, Метревели, Серебряников, Малофеев, Банишевский.

Судьи : Дагнелл. Хоули (оба - Англия), Кандил (ОАР).

28 июля. Лондон. "Уэмбли". 87 696 зрителей.

ВПЕРВЫЕ - БРОНЗА!

Как бы то ни было, взошли высоко. Могли и повыше. С такой Португалией, заметно к концу турнира подсевшей, пожалуй, действительно могли. Даже с таким тренером и разбалансированным, не спевшимся дуэтом впереди. Но с Шестерневым, Сабо, освобожденным от тугих морозовских пут Ворониным и более смелой, активной игрой впереди.

Да пес с ней, с игрой. Игра - ничто, результат - все: медальки-то бронзовые отхватили. Выделили всего 11 - таковы были жесткие правила, заметно со временем либерализованные. Теперь можно получить любого достоинства, да хоть золотую, не выходя на поле. Лишь бы в официальную заявку включили.

Золотые и позолоченные медали сразу после финала Англия - ФРГ, выигранного хозяевами (4:2), участники матча приняли из рук королевы Елизаветы Второй. А серебро и бронзу (успели отчеканить) выдали футболистам Португалии и СССР на официальном приеме в лондонском отеле "Роял-Гарден".

На чествовании - много VIP-персон от премьер-министра Гарольда Вильсона (Уилсона) до... собачки Пиклз, по кличке Шалопай, и ее хозяина Дэвида Корбетта. Шалопай прославил себя на весь мир, когда во время обязательного утреннего моциона обнаружил в груде мусора похищенную весной "Золотую богиню" и спас престиж страны и репутацию знаменитого Скотленд-Ярда...

Бронзовые медали получили - Яшин, Пономарев, Шестернев, Хурцилава, Данилов, Воронин, Сабо, Численко, Малофеев, Банишевский, Хусаинов.

Люди волновались: почему обошли самого результативного у нас Валерия Поркуяна? Его гол в матче с Венгрией стал победным, позволившим сборной выйти в полуфинал и обеспечить эти самые медали. Им вежливо через спортивную газету объяснили: таково решение руководства команды и тренера. Ко всем предыдущим оплошностям Николай Морозов добавил еще одну.

ПОД МОЩНЫМ АРТОБСТРЕЛОМ СМИ

Обвинений, тяжелых, справедливых, опустилось на голову тренера множество. Стоически выдержал все. Самое существенное на всех стадиях подготовки и участия в ЧМ - пристрастие к защитным схемам. Небольшой фрагмент из интервью Морозова "Советскому спорту" (от 23 июля):

"- Считаете ли, что игра с пятью защитниками приобрела права гражданства?

- Когда у противника в нападении играют "звезды", некоторые команды вводят в линию обороны "чистильщика". Вообще же держать постоянно пять человек в защите, с моей точки зрения, плохо. Это ослабляет мощь атак. Я против того, чтобы отдавать середину поля сопернику и целиком ориентироваться на усиленную оборону..."

Интервью опубликовано в день матча с Венгрией. В самой игре слова его с делами не сошлись. Сверхплотная, многослойная оборона в итоге обернулась победой, но будем откровенны - благодаря фарту: двум нелепейшим ошибкам вратаря Гелеи и защиты. Матч с Венгрией - не исключение. Оборонительная доктрина, сторонником которой являлся Морозов, достигла в том матче крайних форм. Николаю Петровичу не удалось укрыться благоразумными словесами от острых пронзительных взоров наблюдателей, советских и зарубежных. По мнению Жюста Фонтэна , "сборная СССР усиливала свою оборону во всех играх, даже в матче с корейцами". Моментами так оно и было.

Более предметно выказал свою точку зрения соотечественник Фонтэна, известный в мире специалист, обозреватель газеты "Экип" Жак Филипп Ретакер: "Защитники плотно, персонально опекали соперников. Такими средствами обороны, как искусственное положение "вне игры", они не пользовались. Эта система принесла успех в игре с корейцами. Но уже во втором матче - со сборной Италии - мы увидели Шестернева в роли "чистильщика". Можно только сожалеть, что такой первоклассный игрок, как Шестернев, был использован в негативном плане, а такие замечательные носители технического мастерства и стратегии, как Воронин и Сабо, мало играли в атакующем ключе".

Президент УЕФА Густав Видеркер огорчен - всегда агрессивная, атакующая советская сборная показала в Англии закрытый футбол.

Чтобы не расстраивать вас, от высказываний английской прессы уберегу. В основном - критические, колючие, язвительные, в лучшем случае - сдержанные. А наших звезд хвалили, на лестные слова не скупились. Отмечали великолепную игру Яшина, Шестернева, надежность Пономарева, высокий КПД, энергию, самоотдачу Сабо. Были разочарованы той незавидной ролью, какую написал для Воронина "главный режиссер", и одновременно восхищались, с каким блеском "первый любовник" выступил в непривычном, непрестижном для него амплуа разрушителя. Уничижительные характеристики, касаемые тактики, игры в атаке и некоторых исполнителей, опущу.

Общее мнение английских газет выразила "Дейли скетч": "Советской команде предстоит долгий путь, прежде чем она окажется в числе ведущих команд мира".Та же мысль сквозила в интервью и выступлениях Льва Яшина, Мартына Мержанова, Николая Старостина...

Михаил ЯКУШИН: "ПЛОХАЯ САМОДЕЯТЕЛЬНОСТЬ"

Критика игры сборной и ее тренера сопровождала команду весь подготовительный период, не прекращалась во время ЧМ (с ней я вас по мере возможностей знакомил) и, что странно, продолжилась, даже усилилась, несмотря на неожиданно высокое место. Ситуация для наших СМИ, тесно привязанных к итоговому результату, уникальная. В случае успеха (в матче, тем более в турнире), даже натужного, незаслуженного, возносили команду и тренера до небес. При неудаче спешили закопать поглубже - в недра земные.

И вот успех, если отталкиваться только от итога, несомненный. Отчего не слышно звуков фанфар, медных труб? Отчего не слагают оды, не произносят сопутствующие торжеству речи, в воздух чепчики не бросают? Ознакомлю вас с мнением людей компетентных.

Старостин прошелся по тренеру: "Несмотря на явную удачу в чемпионате, я остаюсь на точке зрения, что ранний отрыв игроков сборной от участия в календарных играх первенства страны не пошел на пользу бронзовым призерам...

Сборная, невольно ограничившись рано отобранным составом, сократила возможности широкого выбора. Ни для кого не секрет, что в Англии мы вынуждены выступать без сильного левого края, с неубедительным дуэтом центральных нападающих" ("Правда" от 17 августа).

КПД дуэта чрезвычайно низок: Банишевский с Малофеевым забили на турнире всего три гола. Все три - в первой игре корейцам.

Один из лучших тренеров отечественного футбола Михаил Якушин был наблюдателем на чемпионате мира. Вернувшись в Ташкент, где в тот год успешно работал с "Пахтакором", Михаил Иосифович устроил пресс-конференцию. Мэтр был разочарован слабым выступлением сборных Чили и Италии и советских нападающих (похвалил только Яшина и защитников). А игру сборной СССР на фоне матчей Бразилия - Венгрия, Англия - Португалия и финала (сравнил их с "отлично поставленными спектаклями, где все актеры сыграли талантливо") назвал "плохой самодеятельностью" ("Физкультурник Узбекистана" от 21 августа).

Известный футбольный обозреватель Владимир Мдивани, часто гостивший в 60-е на страницах "Советского спорта" и "Футбола", на исходе года, подытоживая выступление советской сборной в Англии и обобщая все о ней сказанное и написанное, выступил с основательной статьей и всесторонним анализом игры команды и работы тренера. Материал достоин того, чтобы быть перепечатанным полностью, но такой роскоши позволить ни себе, ни вам не могу. Посему ограничусь выбранными местами, наиболее характерными, совпадающими с мнением ведущих обозревателей и специалистов. "Советские футболисты впервые вошли в квартет сильнейших команд мира. Это несомненный успех, - констатировал свершившийся факт автор. - Однако когда прошли первые восторги, выяснилось, что совершенно довольных игрой нашей сборной в финале мирового первенства очень мало, а, может быть, и совсем нет...

Конечно же, правы те, кто сетует не на занятое место, а на то, что скорее оно украсило нашу команду, чем команда - место. Показанная игра не была впечатляющей и достойной нашего футбола.

Почему же?.. Тут и странный подбор игроков, оставивший за бортом ряд футболистов, способных украсить команду (Месхи, Стрельцов, Иванов, Биба). Тут, очевидно, и неправильный принцип (в длительном отрыве от родных коллективов и неучастие в чемпионате страны), и методы подготовки футболистов... Тут и уход Иванова, оказавшийся невосполнимым, так как из двух футболистов, способных стать его преемниками по дирижированию игрой, одного странным образом отчислили из сборной (Бибу), а другому (Воронину) подрезали крылья, превратив в форменную затычку. Тут и не всегда удачный состав, выставленный на игру (Метревели сидел в запасе, а Малофеев играл бессменно). Тут и навязанные отдельным футболистам не свойственной им манеры игры...

Тут явная недостаточность элемента фантазии в действиях футболистов, тут и отставание тактической мысли и отсутствие твердых принципов в организации игры".

Ознакомившись с мнением советских и зарубежных тренеров, экспертов, обозревателей, читатель может сделать вывод: наивысший успех сборной достигнут не благодаря ее игре и тренеру Морозову, а вопреки. Лично я вас к такому выводу не подталкивал. Если вы сделали его, обобщая факты, самостоятельно, разубеждать не буду.

Моя задача скромнее. Существует твердое убеждение: игра забывается, результат остается. Результат остался. О нем помнят. Я при содействии наших и иноземных специалистов старался, чтобы и игра, поставленная тренером, которая вопреки логике дала неожиданно высокий результат, не забылась.

ПРОВАЛИЛ РАБОТУ - НА ПОВЫШЕНИЕ

Еще один вопрос, неизбежно возникающий: а кто такой, собственно говоря, Морозов Николай Петрович, за какие такие заслуги привлекли его в сборную? Немало вас удивлю, уважаемые читатели, - возник он более полувека назад, не поверите, у игроков сборной, когда назначили руководить ею Морозова. Ссылаюсь на защитника Владимира Пономарева, фигуранта, положительного персонажа нашего повествования. Из интервью Пономарева моему коллеге Павлу Алешину.

Вопрос: "Как вы отнеслись к назначению новым старшим тренером команды Николая Морозова?"

Ответ: "С удивлением. Многие из ребят спрашивали: а кто это?.." ("СЭ" от 13 января 2006 года).

Рассказываю. Личные тренерские "достижения" Морозова в высшем классе до октября 1964 года, когда был "брошен" на сборную, таковы. После окончания бронзового для "Торпедо" чемпионата-1953 его назначили старшим в автозаводскую команду, где играл в 30 - 40-е годы. В первом самостоятельном тренерском сезоне-54 он опустил торпедовцев с третьей позиции на девятую (при 12 командах). Причем получил в тот год неограненный бриллиант - Эдуарда Стрельцова. Правда, в следующем году поднял команду на четвертую ступень. Спевшийся дуэт Иванов - Стрельцов, включенный в сборную, тому в немалой, а может, в большей степени способствовал. Забили они на пару более половины командных голов, а юный Стрельцов стал лучшим бомбардиром СССР. Морозова из "Торпедо" тем не менее уволили.

В 60-м оказался в "Локомотиве". После серебра Аркадьева спустил его на пятую позицию, в 61-м остался на той же "станции", а в следующем сезоне едва не угробил. К концу июля ведомый Морозовым "паровоз" по потерянным очкам оказался предпоследним в группе. "Машиниста" спасли, эвакуировали, а шедший под откос состав остановил Алексей Костылев. Он вывел команду на итоговое 13-е место при 22 участниках.

У нас ведь как порой бывает. Проваливших порученное дело посылают, не подумайте ничего дурного, - на ответственную работу. Выскочив из терпевшего крушение "Локомотива", Николай Петрович пошел на повышение - в том же августе получил престижную должность заведующего отделом футбола Всесоюзного совета ДСО профсоюзов. Заместителем Морозова был, не догадаетесь, - Ряшенцев. Как только Николая Ряшенцева усадили в кресло председателя Федерации футбола СССР (опять же непонятно, за какие заслуги), недавний его шеф и тезка Николай Морозов получил место главного тренера сборной, еще теплое после увольнения Бескова за выигрыш серебра Кубка Европы.

Я перечислил только факты. А на недоуменный ваш вопрос: "За какие заслуги такая честь Морозову была оказана?" - не ответил. Скажу честно - не знаю. Не исключаю - по протекции. У нас ведь во всех сферах, включая самые-самые, если покопаться, наверняка отыщутся люди, подобранные не по профессиональным качествам, а по приятельским или родственным связям.

P.S. На сим плавный ход "Летописи" приостанавливаю. ЧМ-66 завершен. Без промедления приступаем к... ЧМ-2014. На автора этих строк возложена ответственная задача - явить народу статистические "портреты" всех его участников. Скажу честно, берусь за дело не по зову сердца, а по долгу службы.

Стремительно надвигается на нас Новый год, и мы, как дети малые, вновь отдадимся необузданным, никем не контролируемым (и слава богу!) мечтам и фантазиям: чтобы явился к нам по щучьему велению былинный добрый молодец, богатырь земли русской, да поотрубал поганые головы многоглавой гидре-коррупции, пожирающей страну и пьющей кровь народную; чтобы люди жили не по понятиям, а по совести. Чтобы российский футбол, сильный, чистый, стал лучшим в мире, а многомиллионные его болельщики - образцом для подражания, чтобы не было стыдно за некоторых сограждан, безнаказанно посещающих стадионы...

Фантазируйте, мечтайте вволю. Пусть сбудутся самые сокровенные чаяния и желания. Верьте, надейтесь, несмотря ни на что. И любите. Если что-то еще может спасти сходящий с ума мир, так это ЛЮБОВЬ.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...