Газета
16 декабря 2013

16 декабря 2013 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1966 год. ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ

ВПЕРВЫЕ В ПОЛУФИНАЛЕ

На третий день после дебюта сборной СССР состоялся еще один. Советского арбитра Тофика Бахрамова 15 июля назначили главным на игру Испания - Швейцария в Шеффилде. Если быть точным, дебютировал он раньше, и не в какой-то рядовой игре, а на матче открытия хозяев с уругвайцами на "Уэмбли" 11 июля. Выставочный матч поручили, оказав честь, представителям Варшавского договора: в поле - нашему "душегубу" (убивал в 58-м сборную СССР в игре с англичанами), венгерскому "другу" Иштвану Жолту, и его помощникам - Бахрамову и болгарину Димитару Руменчеву.

Работа Бахрамова на турнире произвела неплохое впечатление, включат его в состав бригады на финальный матч, где ему предстоит сыграть едва ли не главную, по крайней мере весьма заметную, роль.

"БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ - НЕ ГОВОРИТЬ И НЕ ПИСАТЬ"

Расходы на дорогу, проживание и питание арбитров взяла на себя ФИФА - с 9 июля до последнего турнирного дня. Ни часом больше. Выплачивали и суточные - по 12 американских долларов, эквивалентных четырем английским фунтам. Бахрамов, поскольку задержался на островах до 30 июля, получил неплохую сумму. Считать чужие деньги - моветон, но, раз уж исходные данные вам известны, произвести простое арифметическое действие несложно. Любопытных от хлопот освобожу: подсчитал, получилось 264 доллара США. Деньги для середины 60-х сами по себе приличные, а в представлении простых советских людей - сказочные.

Денежки какие-то арбитрам платили, поили, кормили, но и в правах ограничили. Из циркуляра генсека ФИФА господина Кезера, разосланного в феврале национальным ассоциациям: "Назначенные судьи не имеют права писать статьи или давать интервью о матчах финального турнира без специального разрешения судейского комитета" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 1, дело 1407).

За счет ФИФА проживали в Англии член судейской коллегии этой организации Николай Латышев (34 дня), тренер от ФИФА Гавриил Качалин (26 дней) и, разумеется, вице-президент ФИФА Валентин Гранаткин.

"НАС МАЛО, ПОДАЙТЕ НА ПРОЕЗД"

Группа тренеров-наблюдателей в составе восьми человек и переводчика отправилась в Англию за счет ЦС спортобществ и организаций СССР. Девять журналистов (М.Мержанов, Л.Филатов, Н.Озеров, Я.Спарре, Н.Киселев, А.Софронов и другие) - за счет редакций газет и Гостелерадио. Еще десять человек - штатные сотрудники, политические обозреватели советских изданий, ТАСС и АПН, проживали в Англии на постоянной основе и попутно освещали дела турнирные.

А.Добров, ответственный секретарь Федерации спортивной прессы и радио, засыпал письмами английского коллегу в надежде выхлопотать льготы (бесплатный проезд на транспорте, обеспечение билетами и т.д.) для только что упомянутой десятки и обеспечить им аккредитацию.

"Прошу учесть, - обратился он к мистеру Мойесу, - что советские журналисты приезжают в Англию в ограниченном числе по сравнению с журналистами других стран (по чьей вине? - Прим. А.В.), команды которых участвуют в финале чемпионата, и поэтому было бы крайне несправедливо ограничивать их права..." (ГАРФ. Там же). Господин Мойес не счел возможным просьбу Доброва удовлетворить.

"СОЗДАЛОСЬ ВПЕЧАТЛЕНИЕ, ЧТО ИМ НАВЯЗАЛИ ЧЕМПИОНАТ"

Работали журналисты в условиях пещерных, словно не на родине родоначальников футбола, стране передовой, цивилизованной проводился всемирный форум, а где-то на обочине, в так называемых странах третьего мира. "На шведском и на чилийском чемпионатах нас обслуживали образцово. Англичане явно не справлялись с этой задачей. Создавалось впечатление, что им навязали чемпионат, а они не знали, как бы поскорее от него отделаться", - писал редактор еженедельника "Футбол" Мартын Мержанов.

И еще: "Вскоре мы убедились, что вся работа пресс-центров в Лондоне, Сандерленде, Ливерпуле, Бирмингеме сводилась к одному: как бы меньше дать билетов журналистам. Это им удалось".

Выкраивали кое-как места для прессы за счет сокращения средних стандартов "человеко-мест", предназначенных для обычных болельщиков - с 48 сантиметров до 42. А многим и вовсе доставались места стоячие. Прижатые со всех сторон посетителями, пытались хоть что-то разглядеть из-за их спин и голов...

Работа пресс-центра - никудышная, справочная служба растущие потребности корреспондентов удовлетворяла из рук вон, протоколы раздавались не всегда, с решениями ФИФА знакомили прессу после того, как информация появлялась в местных газетах...

Во все это трудно поверить, если бы не свидетельства очевидцев, людей солидных, известных, в чьих словах сомневаться не приходилось.

"НЕ ЗНАЕТЕ РАСЦВЕТОК, ОПИШИТЕ ОТТЕНКИ"

На второй матч, с итальянцами, ребята вышли в обычной своей форме - красных футболках с надписью "СССР" и белых трусах. В первом - в красные цвета облачились корейцы, наши - во все белое.

С северными корейцами у ФИФА отношения не сложились, обратная связь отсутствовала. С советскими инстанциями, и это стало недоброй традицией, переписка велась со страшным скрипом, необходимую информацию генсекам ФИФА, в данном случае Кезеру, приходилось извлекать клещами и другими техническими средствами. С ответом из советской столицы не торопились, вынуждая терпеливого, деликатного секретаря повторять просьбу по два, а то и по три раза.

Очередное испытание господин Кезер выдержал стоически. Что творилось внутри, знает только он один. 7 февраля генсек послал циркулярное письмо всем федерациям, чьи сборные участвовали в ЧМ, с просьбой сообщить цвета основной и запасной формы - футболки, трусы и гетры. Прошел месяц, другой - Москва молчала. 14 апреля потерявший надежду Кезер отправил из Цюриха в советскую столицу срочную телеграмму: "К сожалению, мы до сих пор не получили от вас известий по этому вопросу. Просим вас сообщить требуемые сведения обратной почтой... Заранее благодарим за быстрый ответ. Искренне Ваш Кезер" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 1, дело 1406).

Ни скорого, ни вообще какого-либо ответа не последовало. Генсек, рискуя сильно облегчить бюджет футбольной ассоциации, посылает третью по счету телеграмму, многословную. Рассуждал он, должно быть, примерно так: у них там все народное - фабрики, заводы, земля с недрами... То есть все принадлежит всем и никому конкретно. Стало быть, и ответственность делится между всеми, а персонально никто ни за что не отвечает. Вот и послания мои на имя их федерации остаются безответными, потому как не разберутся чиновники, кому отвечать. Дай-ка я лучше отправлю телеграмму адресно. Все это не более, как авторская версия, скорее фантазия. Кроме последней фразы.

Кезер и в самом деле обратился 5 мая непосредственно к советскому коллеге по прямой линии - товарищу А.Четырко, ответственному секретарю Федерации футбола СССР. На всякий случай задание облегчил: если в расцветке не силен, пусть хотя бы тона, оттенки (светлый - темный) назовет. Не шучу, не прикалываюсь, простите за выражение, - сущая правда. В чем вы сможете убедиться, если запасетесь терпением и ознакомитесь с очередным обращением ответственного функционера ФИФА:

"Уважаемый господин Четырко,

просьба дать мне знать обратной почтой цвета и подробное описание Вашей первой основной формы для первенства мира 1966 г. в Англии (с полосками, лампасами и т.д.).

Что касается цветов формы, то если Вы не в состоянии прислать образцы цветов, то просьба прислать описание оттенков, то есть светлый, темный, средний и т.д.

Эта информация совершенно необходима, и я буду Вам очень признателен, если вы отправите ответ немедленно".

Ответил не Четырко, а товарищ А.Иванушкин, поставив подпись под текстом телеграммы, с большим опозданием отреагировав на предыдущее послание: "НА ВАШЕ ПИСЬМО ОТ 14 АПРЕЛЯ ТЧК ЦВЕТА ОСНОВНОЙ ФОРМЫ ФУТБОЛКИ КРАСНЫЕ ТРУСЫ БЕЛЫЕ ГЕТРЫ КРАСНО БЕЛЫЕ ТЧК ЗАПАСНАЯ ФОРМА ВСЕ БЕЛОЕ ПРИВЕТ ФЕДЕРАЦИЯ ФУТБОЛА СССР".

Эти документы из того же архива (ГАРФ), с теми же опознавательными знаками (Фонд 9570, опись 1, дело 1406).

Оттенки нужны были для многочисленной телеаудитории - картинка шла черно-белая. Впервые все матчи ЧМ транслировало "Интервидение" в прямом эфире. Приобрести их в любом количестве, оптом и в розницу, могли все, кто способен принять сигнал и изъявлял желание, заранее подписав соответствующий документ.

РАСКОШЕЛИЛИСЬ

ФИФА в конце января провела опрос среди национальных федераций по этому поводу. Наши товарищи опять напрягли господина Кезера сверх меры. Потеряв терпение, генсек отослал 9 мая письмо в резиденцию нашей федерации, на Скатертный переулок, дом 4, а копию - в Госкомитет по радиовещанию и телевидению СССР. Вопрос поставил ребром: или - или. "Мы ссылаемся на предшествующую корреспонденцию и телефонный разговор от 28 января. Следует заметить, что с тех пор мы не получили от Вас никаких сообщений. Просьба, поэтому, сообщить нам, намереваетесь ли вы передавать матчи первенства мира, и если да, то просьба возвратить нам проект контракта, который мы Вам направили... В противном случае Вы можете запоздать, так как с технической точки зрения в данном вопросе недопустимы какие-либо соглашения в последний момент" (ГАРФ. Там же).

Наши решились, купили, правда, не все: по шесть матчей двух групп, советской и соседней с бразильцами, венграми, португальцами и болгарами; кое-что из первой группы с Англией. Два четвертьфинала, оба полуфинала, матч за 3-е место и финал. Раскошелились изрядно, зато удовольствие соотечественникам доставили огромное.

Рассказанные очевидцами истории и опубликованные документы, как мне кажется, интересны сами по себе, а потчевал вас и по другой причине: дабы перевести дух, отвлечься, уважаемые читатели, от непростого поединка с корейцами, о котором рассказывал вам в прошлый раз.

Вот и матч с итальянцами на носу, труба, то бишь свисток западногерманского арбитра Рудольфа Крайтляйна, зовет.

ОСТАЛИСЬ ОТ "СКУАДРЫ" ПРИЯТНЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ

Подошли к нему фавориты группы с двумя очками. Победитель получал доступ в четвертьфинал. На худой конец и ничья, учитывая уровень и состояние согруппников, с коими встречаться в последнем туре, решению локальной задачи не препятствовала.

От "Скуадры", титулованной, с высокой репутацией и запросами, наличием "звезд", остались приятные воспоминания - вывеска и фамилии этих самых звезд. Единственное, что роднило ее с предыдущими поколениями, - тяга к своим воротам, к своей штрафной, патологическая боязнь пропустить.

В первой игре с чилийцами, забив быстрый гол, оставшиеся 80 минут играли на удержание. Победу вымучили. Тренер Эдмундо Фаббри объяснялся на пресс-конференции: "Их словно парализовало после первого мяча. Я не давал установку придерживаться оборонительного варианта, но мои футболисты самовольно предпочли защиту нападению", - уверял он аудиторию. Но мало кто (если вообще такие нашлись) поверили его словам, включая и... самого тренера.

Не знаю, какую установку давал синьор Эдмундо перед игрой с советской сборной, но с первым свистком герра Рудольфа голубые (имею в виду цвета футболок) отошли, повинуясь природному инстинкту, назад: желаете забить - попробуйте.

А БЫЛ ЛИ МАЛЬЧИК?

Такого желания поначалу мы не выказывали. И Морозов, об этом был у нас как-то разговор, не из храброго десятка. Сделал ряд замен в сравнении с первой игрой: в обороне Яшин вместо Кавазашвили, Данилов на левом фланге сменил Островского, а Сичинаву, потерявшемуся в малознакомой компании, - Воронин, в помощь защите.

Трое - Пономарев, Хурцилава и Данилов - персональщики. Тбилисец отвечал за Маццолу, форварда грозного, забивного. Хурцилава много пропустил и не набрал былой силы, что наглядно продемонстрировал в игре с корейцами. А тут преобразился, действовал спокойно, уверенно, корректно, получив изрядную долю комплиментов. Задача не оказалась сложной - итальянец вышел на поле с "намордником", угрозу не таил, и Хурцилава превратил его в "невидимку", попросту съел. Маццола исчез, его не было видно. После игры у многих, наверное, возник вопрос: а был ли мальчик - Маццола?

Шестерневу, классному, умному, мыслящему, на все ноги мастеру, поручил Николай Петрович роль незавидную, непрестижную - чистильщика. Метла, которой должен был подчищать огрехи товарищей, оказалась невостребованной. Ну разве что мух, если налетят, отгонять.

Поняв, что товарищи в помощи не нуждаются, Воронин на свой страх и риск нарушил установку и занялся привычным, любимым делом. Взял в руки "пульт управления" и, умело им манипулируя, оживил прикорнувших было партнеров.

ЖИЗНЬ ПРЕКРАСНА И УДИВИТЕЛЬНА

До перерыва забить не успели, а вскоре после взорвался Численко. Сместившись со своего правого фланга на позицию полусреднего, зарядил. Альбертози, закрытый скоплением своих оборонцев, момент удара упустил, и мяч над его правым плечом проследовал по заданному динамовцем курсу - 1:0. Соперник линию поведения не изменил. Вел себя не то чтобы безмятежно - инертно. Впереди игра с Кореей, свое возьмем. А сейчас и 0:1 неплохо. В какой-то момент встрепенулись, правда, даже остроту однажды создали. Погасил не успевший разгореться пожар Яшин - ловко выловил мяч из гущи ног, своих и чужих.

Играли наши с преимуществом, но на одном крыле - освоить левое в отсутствие хозяина, Михаила Месхи, как и в первой игре, не довелось ни Хусаинову, ни Банишевскому, эпизодически там гостившим.

Вторая подряд победа задачу в группе решила: мы - в четвертьфинале с первого места. Соперник после провала бразильцев - Португалия или Венгрия. По той впечатляющей игре, что показали, хрен редьки не слаще. Однако сам факт выхода в следующий круг, пусть и с туманными перспективами, радовал журналистов, прежде критически настроенных, смягчил их: играли лучше, обыграли самих итальянцев. Жизнь прекрасна и удивительна. Если отвлечься от состояния, в каком явилась " скуадра" на острова, действительно неплохо. Наши на фоне невнятных, апатичных итальянцев, смотрелись выигрышно.

НАМ НЕ ДО ЧУЖИХ ПРОБЛЕМ

Фаббри после матча пытался оправдаться. Игроки "адзурры" отдыхали после напряженного, утомительного чемпионата всего десять дней, а советские, освобожденные от внутренних забот, более полугода готовились, потому и выглядели свежее. Тренер не лукавил. Факты таковы: вплоть до последних туров в итальянской примере шла борьба за первенство между "Интером" и "Болоньей". 12 человек из состава этих команд Фаббри привлек в сборную: семь из "Интера" и пять из "Болоньи", то есть 12 из 18 участников ЧМ включились после кратковременного отдыха в состав сборной, имея за собой десятки игр в первенстве, Кубке Италии и Кубке чемпионов, где "Интер" дошел до полуфинала. Подтверждением слов Фаббри стал безвольно проигранный матч в последнем туре группового турнира корейцам, где "Скуадру" устраивала и ничья.

Один из фаворитов, коему прочили светлое будущее, досрочно вернулся домой под свист, улюлюканье и даже угрозы фанатов. О приеме, устроенном на родине, рассказал бы охотно и не без злорадства, но чужие проблемы - вне поля нашего зрения.

Удивил Морозов: когда, а это случалось часто, пресса его критиковала, он лениво отбивался. Как только журналисты нажали на тормоза, высказался о нападающих жестко: "К сожалению, неузнаваемы были в этом матче два форварда - Банишевский и Малофеев, так и не понявшие друг друга за все 90 минут. Они редко брали на себя "дирижерскую палочку" ("Правда" от 17 июля). Полгода нападающие не понимали друг друга, на что все вокруг обращали внимание тренера, и только в игре с итальянцами он это заметил. Да и когда они держали в руках "дирижерскую палочку"? Дал бы ее истинному владельцу, освободив от черновой работы. Я о Воронине.

СССР - ИТАЛИЯ - 1:0 (0:0)

Гол : Численко, 57.

СССР : Яшин, Пономарев, Шестернев (к), Хурцилава, Данилов, Воронин, Сабо, Численко, Малофеев, Банишевский, Хусаинов.

Италия : Альбертози, Бурньич, Факкетти, Розато, Сальвадоре (к), Лодетти, Леончини, Булгарелли, Маццола, Мерони, Паскутти.

Судьи : Крайтляйн (ФРГ). Кандил (ОАР), Кроуфорд (Шотландия).

16 июля. Сандерленд. Стадион "Рокер Парк". 31 989 зрителей.

ВНЕПЛАНОВЫЙ ОТПУСК

Итак, итальянцы досрочно выбыли, наши - пошли дальше. Судьба второго четвертьфиналиста в группе решалась на следующий день во встрече "немотивированной" (слово-то какое изобрели) советской команды с "мотивированной" чилийской. Победа призеров ЧМ-62 с любым счетом позволяла им догнать корейцев по очкам и опередить по мячам. Морозов такую возможность чилийцам предоставил: дав отдохнуть основным игрокам, выставил на игру резервистов, кроме Шестернева и Воронина. Впрочем, какова роль Воронина в команде и входил ли он в основу, принимая во внимание непростые взаимоотношения полузащитника с тренером, сказать сложно. Из двух предыдущих игр участвовал в одной. Появление Валерия во втором составе вопрос оставил открытым.

Корейская команда, сторона заинтересованная, расположилась на трибунах стадиона "Рокер Парк" и страстно, темпераментно поддерживала наших ребят. Не думаю, что из-за общности высоких целей обеих стран, скорее по мотивам турнирным, личным, шкурным.

Чилийцы не те, что четыре года назад. Призеры прошлого мирового первенства явились в Лондон блеклые, потрепанные, значительно (имею в виду состав и не только) ослабленные. Герои нации один за другим выбывали из строя: полузащитник Рохас попал в автомобильную катастрофу, первый вратарь Годой сломал руку, лучший нападающий Торрес не приехал по семейным обстоятельствам. Его партнер Ланда после серьезной травмы появился в лагере сборной растренированный, бегал с солидным грузом приобретенных килограммов. Утратил скорость некогда грозный Леонель Санчес.

Потускнела игра - скоростная, маневренная, страстная. Команда с явно выраженными европейскими "чертами лица" при новом тренере Луисе Аламосе вернула прежний облик серенькой, средненькой латиноамериканской сборной - нудной, с мелким перепасом вдоль и поперек, медленным развитием атак.

В игре с нашими дублерами прижатые в угол медалисты проснулись, имели ощутимое преимущество, игровое и территориальное и, как следствие, - статистическое: по количеству угловых - 10:3, ударов по воротам - 18:7, из них в створ - 10:4. Пустяшного, минимального преимущества советская сборная добилась лишь по одному показателю, забитым голам - 2:1. Оба мяча провел Валерий Поркуян из киевского "Динамо", включенный в заявку в последний момент. В Киеве в отсутствие призванных в сборную товарищей выказал качества, особенно ценимые Морозовым - настырность, самоотдачу, скорость. Получив шанс, отметился дублем. За заслуги перед Отечеством был включен в основу, к двум голам добавил столько же и стал самым успешным нашим бомбардиром. Это был его звездный час. И тренера.

СССР - ЧИЛИ - 2:1 (1:1)

Голы : Поркуян, 29 (1:0). Маркос, 33 (1:1). Поркуян, 86 (2:1).

СССР : Кавазашвили, Гетманов, Шестернев (к), Корнеев, Афонин, Островский, Воронин, Серебряников, Метревели, Маркаров, Поркуян.

Чили : Оливарес, Валентини, Крус, Фигероа, Вильянуэва (к), Прието, Маркос, Арайа, Ланда, Явар, Л. Санчес.

Судьи : Эдэйр (Северная Ирландия). Швинте (Франция), Клементс (Англия).

20 июля. Сандерленд. "Рокер Парк". 22 590 зрителей.

ГОЛОВОКРУЖЕНИЕ ОТ УСПЕХОВ

Николай Морозов итогами группового турнира остался доволен. Более того - был счастлив. Настолько, что в обширном интервью корреспонденту "Советского спорта" (от 23 июля) И.Павловскому допустил бестактность: "... команда уверенно провела турнир и выступила лучше, чем в аналогичных соревнованиях предыдущих чемпионатов. В 1958 году в Швеции сборная СССР набрала три очка и имела переигровку с Англией. Спустя четыре года в Чили она выиграла два матча и один свела вничью. Нынче мы выиграли у всех соперников по группе - КНДР, Италии и Чили".

Обидел, принизил Николай Петрович достижения прекрасного тренера, известного теоретика, тактичного, интеллигентного человека, выигравшего ОИ-56, Кубок Европы-60, руководившего сборной СССР на ЧМ-58 и -62, Гавриила Качалина.

Истина конкретна. Не цифрами надо бы жонглировать, а вникнуть в суть. Морозов не удосужился. Сделаю за него.

В 58-м команда приехала в Швецию в связи с печальными обстоятельствами без трех ведущих игроков - Огонькова, Татушина, Стрельцова и с травмированным капитаном Нетто. Попала в "группу смерти" - с блестящей Бразилией, убедительно выигравшей чемпионат, мощной Англией и призером предыдущего первенства мира Австрией. Она была еще в силе и авторитете.

Прибавьте к этому отнятую у нас венгром Иштваном Жолтом победу в игре с Англией. По его милости пришлось вторично встречаться с англичанами (и победить). В 1/4 финала пробились, но вынуждены были провести за 11 дней пять тяжелейших матчей со сборными топ-уровня, среди коих золотой и серебряный медалисты шведского чемпионата. Сил для попадания в четверку не хватило. И в 62-м в Чили - группа не сахар. Один из трех южноамериканских грандов - Уругвай, Югославия, вице-обладатель Кубка Европы-60, и Колумбия. Вышли, между прочим, из группы с первого места.

Любой из шести соседей сборной СССР на турнирах в Швеции и Чили легко бы разобрался с нынешними - КНДР, Италией и Чили, в том состоянии, в каком те явились в Англию.

ВОРОНИН - ПЕРСОНАЛЬЩИК, ШЕСТЕРНЕВ - "ЧИСТИЛЬЩИК"

Отдых перед четвертьфиналом с необычайно сильным соперником пошел на пользу. Пока наши прохлаждались, венгры вели тяжелые бои с переменным успехом за выход из группы. После проигрыша португальцам (1:3) с тем же счетом одолели бразильцев, проведя выдающийся матч (был признан лучшим на турнире). В последней игре с болгарами решение задачи гарантировали два очка. Получив их и едва переведя дух, уже на третий день вышли на поединок "до первой крови" с отдохнувшей советской дружиной.

Подавляющее большинство специалистов, ориентируясь исключительно на качество игры соперников на групповом этапе, отдавали победу венграм. Наши надежды связаны с большей физической свежестью, фактором на столь коротком, напряженном, нервном отрезке немаловажным.

После дебютного матча с Португалией мадьяры исключили из состава главного виновника проигрыша - вратаря Сентмихая, слабо сыгравшего Шовари и Антала Надя. В двух оставшихся состав не менялся. Перед игрой с нашими произвели только одну замену. Как и Морозов. Он вывел тех же людей, кто играл против итальянцев. Лишь защитника Хурцилаву заменил форвардом Поркуяном. Не подумайте, что усиливал атаку.

Крайние защитники получили персональные задания. Воронина тренер обязал обезвредить произведшего фурор Альберта, Шестернев вновь получил "метлу". Хусаинов, оттянутый назад Малофеев и Сабо составили группу хавбеков. Двужильному Сабо поручил тренер присматривать за Ракоши. Впереди - Численко, Банишевский, Поркуян. Во втором тайме, когда венгры принялись душить наших ребят, первоначальная схема 1-4-3-3 трансформировалась под бешеным натиском соперника в 1-9-1. Но я еще о первом не рассказал.

ПОДАРОК СУДЬБЫ

Начало его, неожиданное, курьезное, предопределило дальнейший ход игры и ее исход. Угловой Поркуян разыграл с партнером. Получив обратный пас, дошел, никем не преследуемый, до окрестностей штрафной и пробил метров с 20 - 25 в ближний угол. Тот, что охранял голкипер Гелеи. Собственно, ударом назвать можно с натяжкой: так защитники под прессом соперников отдают своему вратарю. Гелеи, вместо того чтобы спокойно принять мяч, как-то неловко, не по-вратарски, плюхнулся на землю. Мяч прошел сквозь его руки, словно крупа сквозь дырявое сито, и пополз в ворота. Путь недолог - метра два или три. Численко процесс ускорил, легким движением протолкнул за пограничную линию. Шла пятая минута. "Такой подарок в итоге вывел из турнира тех самых венгров, которые были особенно высоко оценены мировой прессой", - уверен Николай Старостин ("Наука и жизнь" № 10, 1966).

Получив быстрый, нелепый гол, венгры занервничали, неловко обрабатывали мяч, ошибались в передачах в простейших ситуациях. Территорией завладели, но ничего путного из этого не извлекли. Когда пошли вперед их защитники, оставляя свободные просторы, наши вклинивались туда, но распорядиться редкими благоприятными моментами мешали торопливость, суета, неверные решения. Лишь одну реальную угрозу, спонтанно возникшую, отразила штанга, когда мяч врезался в нее, предварительно попав в голову Малофеева.

Уже в первом тайме изначальная схема расстановки стала разрушаться, дробиться, принимая расплывчатые контуры. Поркуян и Сабо все больше занимались оборонительной работой, оттягивался в глубину Малофеев.

ШТУРМ

Второй тайм начался, как и первый. Угловой подал Хусаинов, Поркуян откликнулся и срезал мяч головой в дальний угол. Вратарь и защитники при сем присутствовали. Преимущество соперников по числу угловых - подавляющее: 13-4. Да что толку. Мы реализовали два из четырех, они - ни одного.

Едва оправившись от шока, венгры пошли на штурм. Бене, ускользнув на мгновение от неплохо сыгравшего Данилова, с угла вратарской расстрелял Яшина - 1:2. Шла 58-я минута. Впереди - более получаса. Оказались они для наших ребят, тренеров и всех, кто болел у телеэкранов, вечностью. Все это время ворота Яшина подвергались опасности. Огромное давление выдерживала не только защита, но и оттянувшиеся в тылы игроки других подразделений. Впереди оставался один Банишевский. Он пытался, используя быстрый бег, подбирать шедшие из глубины отбойные передачи (иногда на помощь ему поспешал Численко), но даже когда доставалась безадресная посылка, распорядиться ею толково не мог.

Моментами на нашей территории скапливались игроки обеих команд за исключением бедолаги Гелеи. Защитники играли выше всяких похвал. Воронин оставил без работы Альберта, выигрывал у него все единоборства на земле и лишь один раз уступил в воздухе. Пономарев за счет умелого выбора позиции, чистейших подкатов, самоотверженности надежно охранял свой правый фланг. На левом плодотворно трудился Данилов. Шестернев управлялся "инвентарем" как профессиональный дворник - орудовал "метлой" быстро, ловко, своевременно, чтобы ни соринки… Показать очаровавшую англичан, да и всех, кто за ними наблюдал, скоростную, размашистую игру венграм в условиях насыщенной обороны не удалось. Они искали нестандартные ходы, били издали, когда получалось - из пределов штрафной. Мяч пролетал мимо или застревал в человеческих телах. Дважды самоотверженно, как в хоккее, ложились под удар, рискуя получить травму, Поркуян и Пономарев, которого пришлось приводить в чувство. В воздухе господствовали Шестернев, Воронин и, конечно же, Яшин. Отраженный нашим Львом "мертвый мяч" после штрафного, взорвал трибуны.

ПРОНЕСЛО

Напряжение не ослабевало ни на минуту. Последний шанс, 99-процентный (стопроцентные реализуются), не использовал Ракоши. Когда мяч какими-то одному ему известными путями, минуя частокол ног, прикатился к венгру, оставленному вдруг в одиночестве на линии вратарской, ему оставалось только одно - попасть хотя бы по мячу, тот бы и сам работу завершил, деваться было некуда. Надо же - не попал, махнул мимо. До конца оставалось десять минут. Заключительный свисток испанского арбитра прекратил этот кошмар. Миллионы и миллионы болельщиков в стране с облегчением выдохнули: "Ух! Пронесло!" Подобные чувства испытывали и наши футболисты.

За круглым столом в редакции журнала "Огонек" спросили капитана о самых счастливых мгновениях на турнире. Шестернев ответил не задумываясь: "Когда прозвучал свисток судьи в нашем матче с Венгрией". А в интервью в "Футболе" признался: "С 55-й до 80-й минуты на наши ворота обрушился штурм, подобного которому я не помню".

Ребята, едва добравшись до раздевалки, рухнули обессиленные, выжатые, как сказал кто-то из футболистов - опустошенные. Долго не могли ни двигаться, ни говорить, ни радоваться - эмоций не осталось. "Мы были совершенно не в себе после игры… Мы совершенно механически жали чьи-то руки, принимали чьи-то цветы. В раздевалке никто из нас некоторое время не мог сказать друг другу ни слова", - из интервью Альберта Шестернева корреспонденту "Московского комсомольца" (от 16 августа).

СССР - ВЕНГРИЯ - 2:1 (1:0)

Голы : Численко, 5 (1:0). Поркуян, 46 (2:0). Бене, 58 (2:1).

СССР : Яшин, Пономарев, Шестернев (к), Данилов, Воронин, Сабо, Хусаинов, Малофеев, Численко, Банишевский, Поркуян.

Венгрия : Гелеи, Матраи, Капоста, Месей (к), Шипош, Сепеши, И. Надь, Альберт, Ракоши, Бене, Фаркаш.

Судьи : Гардесабал (Испания). Кодесал (Уругвай), Фернандуш Кампуш (Португалия).

23 июля. Сандерленд. "Рокер Парк". 26 844 зрителя.

Матчи выигрывают команды. В данном случае победный счет определил фарт, а отстояли его защитники, проведшие встречу самоотверженно, с полной самоотдачей. Впрочем, выкладывались все, да не у всех получалось, особенно впереди. Связей между линиями, командной игры как таковой не было. Тем не менее сборная СССР в первый и, как оказалось, в последний раз вышла в полуфинал мирового первенства. С чем ее и поздравим.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...