Газета
6 декабря 2013

6 декабря 2013 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1966 год. ЧАСТЬ ДЕВЯТАЯ

Наступили напряженные, нервные, волнительные предстартовые будни. Морозов - в запарке. Повез ребят в Данию. На несколько дней возвратился в Москву для оформления английских виз, прощания с родными и близкими. Оттуда - на последний короткий сбор в Швецию. Один несомненный плюс: тренировались и играли в северных странах, вдали от пристрастных, вооруженных сильными оптическими приборами взоров.

РЕЗУЛЬТАТ ЕСТЬ, ИГРЫ НЕТ

ЭКСПЕРИМЕНТЫ ПРОДОЛЖИЛИСЬ В ЦЕЙТНОТЕ

С арифметикой - полный порядок: все встречи со спарринг-партнерами "не первой свежести" выиграли. Но я не об этом. В первом датском матче бакинцев Маркарова с Банишевским тренер, наконец, включил в основу. Они и сделали игру. Небольшие фрагменты из короткого репортажа: "Атаки сборной шли по центру, где энергично действовали Маркаров и Банишевский в содружестве с Метревели... Маркаров с лету в прыжке послал мяч в ворота... Маркаров, а затем Банишевский забили по мячу. Все голы советской сборной были забиты в результате хороших комбинаций. Выигрыш 3:0 в первом тайме соответствует положению дел на поле".

Наконец нападение, особенно центральная пара, вызывавшая немало нареканий, с воссоединением бакинцев преобразилось. Сыграли ярко, комбинационно, результативно. Проблема решена? Не говорите гоп.

Во втором тайме бакинский тандем тренер разрушил, сняв с игры Банишевского. "После перерыва, - пишет обозреватель, - темп снизился, и завязалась мелкая игра. Хозяевам поля это было на руку". Итог второго тайма - 2:1.

От добра добра не ищут. До Англии и в пространственном, и во временном смысле - рукой подать. Может, стоило остановиться на оптимальном варианте? Морозов так не считал. Хаотичные эксперименты в жестком цейтноте продолжились. В оставшихся матчах в Дании и Швеции форварды "Нефтяника" в стартовый состав вместе не попадали: Малофеев играл рядом с Маркаровым или Банишевским. Полагаю, на ЧМ Николай Петрович все же предпочтет бакинцев, не враг же себе. Не будем гадать. Ждать осталось недолго.

БЕЗ ИВАНОВА И МЕСХИ

Во время пребывания в Швеции подали окончательную заявку в ФИФА, тут же опубликованную в СМИ. Страстно, зло, прокомментировала ее "Вечерка" устами В. Кириллюка и А. Марьямова, направивших удар по главному тренеру: "Ни команда, ни тренер не заслужили за три месяца особых похвал болельщиков и специалистов. Игра не давала поводов для восторгов и сопровождалась фразами: "Игра прошла вяло...", "Матч был скучным...", "Команды действовали сумбурно" и т.д. Сам Морозов в скучных интервью высказывался если не с оптимизмом, то с удовлетворением. Казалось, все его устраивает, и он имеет в запасе кое-что, о чем никто не догадывается.

Отказался от услуг едва ли не лучшего центрального форварда страны В.Иванова и М.Месхи только потому, что их изощренная техника и тактический кругозор не подкреплялись достаточной работоспособностью..." ("Вечерняя Москва" от 5 июля.)

Последняя фраза требует комментария.

Заслуга Иванова и Месхи в победной серии отборочных игр в 65-м неоценима. Козьмич в первом матче с греками при ничейном счете самолично решил исход двумя голами, один другого краше. Едва оправившийся от травмы Месхи с каждым матчем улучшал игру и во встрече с датчанами показал, чего стоит, вызвав восхищение советских и иностранных обозревателей.

Фактически вопрос о победителе в группе был решен. В выездных матчах Морозов сделал ставку на Малофеева и Банишевского в центре, а место Месхи занял Хмельницкий. Видимо, тогда он и начал формировать обновленную линию атаки, опрометчиво отказавшись от услуг находившихся в прекрасном состоянии Иванова и Месхи. Время от времени тренер включал их в состав, чтобы преждевременно не раздражать общественность и пристально за его работой наблюдавших специалистов.

ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

В Госархиве РФ я нашел довольно любопытный документ - доклад, правильнее назвать его объяснительной запиской, на имя главкома советской физкультуры и спорта Юрия Машина. Председатель спортсоюза, обеспокоенный выводами комиссии о состоянии сборной на середину мая (об этом я дважды вам рассказывал), потребовал объяснений. Полным текстом документа, подписанного тренером сборной и главой футбольной федерации Николаем Ряшенцевым, я обзавелся, но загружать вас не буду, пройдусь коротенько.

Представ пред высоки начальственны очи, Морозов вынужден признать неудовлетворительное состояние команды (невысокий уровень физической и психологической готовности, слабую активность игроков, неумение бить по воротам и т.д.), отдельные свои ошибки и заверил товарища Машина - в оставшееся до чемпионата время "приложит все силы" и далее в том же духе.

Касаясь состава (обойти неприятную тему не мог), Николай Петрович поплыл - путался, противоречил себе самому. Да что я вам пересказываю, сами убедитесь.

Стараясь быть откровенным, объяснил причины неубедительной игры и посредственных результатов в южноамериканском турне, после чего добавил: "В ходе игр следующие 16 спортсменов показали себя с лучшей стороны". То есть команда играла неудачно, но 16 человек (из 23-х) проявили себя "с лучшей стороны". Среди отличившихся - шесть форвардов: Численко, Метревели, Банишевский, Малофеев, Копаев, Месхи.

Чуть ниже выведено той же морозовской рукой: "Тренеры в основном решили вопросы, связанные с составом защитников и полузащитников. В линии нападения нерешенным остается вопрос центрального нападающего (первый Банишевский), кроме того не показал убедительной игры на левом фланге также Месхи" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 1, дело 316).

С одной стороны, Малофеев и Месхи в числе "проявивших себя с лучшей стороны", с другой - минчанину нужна замена, а тбилисец "не показал убедительной игры на левом фланге". Чему верить?

Читаем дальше: "Слабее остальных проявили себя ветераны команды Яшин и Иванов, имевшие к тому же травмы". Да как же, милый человек, им проявить себя, коли болячки играть не дозволяют?

СТАВКА НА СПОРТСМЕНОВ-БОЙЦОВ

Из отчета о югославском этапе: "Положительным фактором для всесторонней проверки морально-волевых качеств наших спортсменов и подготовки к матчам в Англии явилась крайне жесткая игра югославских футболистов. Отдельные наши спортсмены: Иванов, Копаев, Месхи, не проявили в этих матчах необходимой решительности и мужества...

На 10 мая из опробованных в составе сборной футболистов лучшим является следующий состав: Кавазашвили, Пономарев, Шестернев, Афонин, Данилов, Воронин, Сабо, Метревели, Банишевский, Малофеев, Численко", - докладывал Морозов и буквально через несколько строк добавил: "Проблема центральных нападающих не решена" (та же песня: Малофеев - в числе лучших, но проблема в центре осталась). Зато решил другую и преподнес как личную заслугу: на оставшийся по его воле вакантным левый фланг отправил правофлангового Численко. Что из этого вышло, мы знаем.

Далее Морозов рассказал об основополагающем принципе комплектовании команды: "Закрепим в составе только спортсменов-бойцов, постоянно проявляющих в матчах большую работоспособность, мужество, решительность и самоотверженность".

Вот и ответ на вопрос, почему не нужны ему игроки умные, тонкие, техничные, нестандартные - Иванов, Стрельцов, Месхи, Метревели, Маркаров...

ВЫ СПРОСИЛИ, Я ОТВЕТИЛ

Перед заключительным сбором в Швеции корреспонденты ТАСС и АПН пытали Морозова, сознательно наступая на больную мозоль. Прошлись по всему составу. Когда дело дошло до форвардов, Николай Петрович заплутал.

На вопрос, почему так долго не привлекал Маркарова, ответил: "При всех достоинствах Маркарова у него есть один серьезный недостаток. Он слишком миниатюрен для футболиста... Форвард, выступающий в центре, должен обладать не только скоростью и высоким технико-тактическим мастерством, но и хорошими атлетическими данными... Я не убежден, что Маркаров устоит в жесткой силовой борьбе".

В СССР со своими костоломами и гренадерами бакинец играючи разбирался, много забивал, признавался лучшим бомбардиром, пользу команде приносил огромную, а вот с зарубежными справиться не сможет.

За две недели до ЧМ Маркаров в росте и весе не прибавит, атлетом, о каких мечтал Морозов, не станет, спрашивается, почему взял. Тассовцы, не желая толочь воду в ступе, допытываться не стали. Подались из центра на левый край. "Футболку с 11-м номером вы отдали правофланговому Игорю Численко, отказавшись от явного фаворита Михаила Месхи. Почему?" "Поверьте, - последовал ответ, - мне было трудно решиться на это, тем более что Численко никогда не играл на левом краю. Но я рискнул и не раскаиваюсь. Численко выглядит на новом месте не так эффектно, как Месхи, но в условиях чемпионата мира он, пожалуй, сыграет лучше".

Логика железобетонная: Численко на новом месте уступает Месхи, но в Англии сыграет лучше грузина. Вы что-нибудь поняли? Журналисты, не пытаясь выбраться из словесных дебрей, приняли оптимальное решение - на сим беседу, опубликованную в "Физкультурнике Белоруссии" (от 25 июня), завершили.

Дипломатам (и вообще политикам) слова даны для сокрытия истинных мыслей. Если Морозов мнил себя дипломатом, то явно льстил себе. Возможно, ошибаюсь. По всей вероятности, ему было все равно, что о нем собеседники и читатели подумают: вы спросили, я ответил и сделаю так, как сочту нужным.

ПОЧЕМУ НЕ ВЗЯЛИ ИВАНОВА?

Версия Иванова изложена в его книге "Центральный круг" ("ФиС". 1973). "Ранней весной мы уехали в Югославию... тренировались, играли с югославскими командами...

За час до очередной игры мы приехали на стадион и сидели в раздевалке. Вдруг появился человек, который был благосклонен ко мне во время летних матчей сборной. Он прилетел в Югославию по своим делам и, конечно же, не преминул прийти на матч. Мы начали переодеваться к игре, а он о чем-то негромко разговаривал с Морозовым и внимательно оглядывал футболистов. Наконец, я почувствовал его взгляд на себе и тут же услышал:

- И Иванов играет? А что, помоложе вы никого найти не могли?

Он повернулся и вышел из раздевалки.

После первого тайма меня заменили. Больше в составе сборной я не появлялся.

Вы понимаете, в каком настроении возвратился я из Югославии домой. Мои товарищи, даже те, кто не был с нами в этом турне, еще могли рассчитывать на место в сборной и участие в чемпионате мира... А я был заранее вычеркнут из списков".

Слабая надежда теплилась. В расширенном списке, отправленном в ФИФА, Иванов еще значился. Оставшись вне сборной, он на ходу запрыгнул в тронувшийся в далекий путь чемпионат и 2 мая, в пятом туре гостевого матча в Куйбышеве, сделал результат: при ничейном счете (1:1) забил два гола.

Огорченные проигрышем куйбышевские журналисты восхищались игрой Иванова и его соратника. Фрагменты из отчета Э.Кондратова ("Чемпион побеждает"), опубликованного 4 мая в "Волжской коммуне": "Почти все опасные моменты возникали там, где играл великолепно сыгранный тандем центральных нападающих - Иванов плюс Стрельцов. Именно эта пара откровенно взяла на себя главную миссию, а остальные торпедовцы были в сущности на вторых ролях... Центральные нападающие "Торпедо", не глядя, шестым чувством находя друг друга, демонстрировали поистине удивительное взаимопонимание".

Добавлю: Стрельцов сделал две голевые передачи, мастерски ассистировал сначала Щербакову, затем Иванову.

В 69-м Михаила Месхи, еще полного сил, выжили из тбилисского "Динамо". Летом устроили проводы, организовав прощальный матч с уругвайским "Насьоналем". После игры любимца болельщиков на руках унесли с поля. "Видимо, так провожают в Тбилиси лучших игроков матча?" - полюбопытствовал тренер "Насьоналя". Когда узнал истинную причину, произнес фразу, широко ныне известную: "Этот уходит, а те остаются!"

Чуть переиначив ее, удивимся, подобно уругвайцу: "Этих (Иванова и Месхи) оставили, а те едут!" И мысли не было кого-то обидеть. В составе сборной было много высококлассных игроков - Яшин, Пономарев, Шестернев, Воронин, Сабо, Численко, Хусаинов и многие другие. Речь не о них.

Лучших на своих позициях в сезоне-65, классных, штучных, бесконкурентных, Морозов в Англию не взял. Месхи глубоко переживал отлучение от сборной, даже по прошествии лет рана кровоточила. На мои настойчивые расспросы в подробности не вникал, ответил кратко: "Все дело в личных отношениях", - и тему закрыл.

О сложных отношениях с тренером писал и Иванов в только что упомянутых мемуарах. На днях, дабы убедиться в причастности Морозова, я позвонил супруге Валентина Козьмича - Лидии Ивановой. Лидия Гавриловна, известная в прошлом гимнастка, олимпийская чемпионка, человек открытый, коммуникабельный, охотно поделались со мной соображениями. К единому мнению мы пришли легко - решение принимал Морозов.

"Валя очень переживал, не находил себе места. Это стало главной причиной ухода из футбола", - поведала Лидия Гавриловна.

Сезон-66 стал последним в блестящей, яркой карьере большого футболиста, Маэстро Валентина Иванова.

РАЙСКИЙ УГОЛОК

Сразу после жеребьевки, поместившей советскую сборную вместе со своими "деловыми партнерами" в четвертую группу, определились места проведения "двухраундовых встреч без галстуков" - Мидлсбро и Сандерленд. Ответственные за проведение турнира в нашей группе, отставной полковник Роберт Уайдл (его епархия - Сандерленд) и экс-глава строительной корпорации Джон Ледж (Мидлсбро), в панике.

"Откровенно говоря, я в ужасе, когда подумаю, что в наш 190-тысячный город нагрянут гости. Помню, недавно в порту пришвартовалось на три дня иностранное судно, и его пассажиры рассеялись по городу. Я видел и слышал их на каждом шагу. Их было всего пятьсот. А на футбол приедут 10 - 15 тысяч!" - сокрушался мистер Уайдл.

Ситуация аховая - в городе всего четыре гостиницы на 250 мест, способные прокормить одновременно не более тысячи ртов. Уайдл со своей бригадой проявили недюжинные организаторские способности (не зря назначили его ответственным) - в течение двух недель господа англичане забронировали места в частных гостиницах и квартирах в 50-километровом радиусе вокруг города. Не мог отставной полковник ощутить в повседневной суете всю полноту счастья - жил он в спокойное, благословенное время, нашествие российских фанатов ни ему, ни мирным жителям города Сандерленда и его окрестностей не грозило. А крохотная группка вышколенных, проинструктированных в парткабинетах советских туристов опасности не представляла, не говоря уже о северокорейских гражданах.

Жила советская команда между двумя этими городами - в Дареме (некоторые издания называли его Дургеном), присмотренным для соотечественников вице-президентом ФИФА Валентином Гранаткиным. Разместились ребята в студенческом общежитии "Грей-колледжа". О количестве полей, тем более качестве, говорить не приходится: в Англии плохие не водятся. Удивленный обилием полей, кто-то из наших журналистов воскликнул: "Здесь спокойно могли готовиться к матчам все 16 участников турнира".

Что же до самого Дарема - лучшего места для работы и отдыха не найти. О таких говорят - райский уголок. В это легко поверить, взглянув на Дарем поэтическим взором политического обозревателя "Известий" Мэлора Стуруа: "Тихий, укромный уголок древнего города с живописными таинственными замками и узкими, разбежавшимися по холмам улочками, хранит монастырское спокойствие. В этой тишине, нарушаемой разве только щебетанием летних птах, и обосновались наши футболисты" ("Известия" от 18 июля).

Готовились к первому матчу, всегда психологически сложному, не имея ни малейшего представления о соперниках - северокорейских "братьях". Информации - ноль-нуль. Страна наглухо закрытая, отгородившаяся от мира.

ПОСРЕДНИЧЕСКАЯ МИССИЯ Валентина ГРАНАТКИНА

Известно, что в финальный турнир пробились без хлопот. Судьба была милостива. Из смешанной межконтинентальной группы (КНДР, Южная Корея, ЮАР и Австралия) на конгрессе ФИФА исключили южноафриканцев за расистскую политику. Из-за нежелания встречаться с северным соседом, по мотивам политическим, отстранилась Южная Корея. Остались с глазу на глаз с австралийцами. Обе встречи состоялись на нейтральном поле в Пномпене, столице Камбоджи. Выиграли легко - 6:1 и 3:0. Вторую игру провели 24 ноября 65-го. С того дня и закрылись.

Сквозь узенькие щели кое-какая информация просачивалась. Напрягая слух, можно было уловить шепоток: корейцы готовятся по тщательно разработанному плану, утвержденному чуть ли не самим вождем и учителем. Тренируются ежедневно по пять-шесть часов как одержимые - фанатично. Чтобы не отвлекать лучших футболистов от забот, отменили свой чемпионат.

Немало хлопот доставили корейцы всемирной футбольной федерации. На жеребьевку представители КНДР не явились (о результатах им сообщил в Пхеньян генсек ФИФА Кезер), в переписку с ФИФА и оргкомитетом ЧМ не вступали из-за отсутствия дипломатических отношений с Англией. На вопросы не отвечали, даже когда возникала острая необходимость, например, с оформлением виз. Ни ответа, ни привета. И просьбу подтвердить участие в чемпионате проигнорировали.

Отчаявшийся господин Кезер ухватился за соломинку, письменно обратился к коллеге Валентину Гранаткину с просьбой обременить себя посреднической миссией. Небольшой из записки фрагмент: "...мы не имеем никаких сведений от этой ассоциации (КНДР. - Прим. А.В.) ... Если Ваша страна поддерживает дипломатические отношения с КНДР, как и с Англией, то мне кажется возможным, чтобы Корея подала заявку на визы через посредничество дипломатических представителей обеих стран, находящихся в Москве... В этой связи просил бы Вас написать несколько слов, чтобы данная ассоциация прислала свой ответ...

Заранее благодарю" (ГАРФ. Фонд 9576, опись 1, дело 1407).

Стараниями Валентина Гранаткина или без его помощи корейская сборная до Англии добралась. И там корейцы на тренировки никого не допускали, с прессой не общались. Поселились вдали от любопытных глаз - на окраине Мидлсбро, недалеко от аэропорта. На протяжении недели тренировались, попеременно сменив в целях конспирации четыре стадиона.

Журналисты - народ настырный, изобретательный. Следили за странными восточными гостями круглосуточно. Не бесплотные ведь существа эти кимирсеновцы: по гостиничным коридорам бродили, торопясь на занятия, в автобус погружались... Кое-что узнать удалось: поднимают с постели "бойцов" Ким Ир Сена в 6.30 утра. Первая тренировка - с 7.00 до 8.30. Вечернее занятие - с 18.30 до 19.30. В 22.00 - отбой (у наших распорядок дня гуманнее - вставали в 8 утра, отходили ко сну - в 23.00).

О содержании тренировок узнать ничего не довелось. Тут нужны фигуры масштабные, уровня легендарных разведчиков Зорге или Абеля. Даже с соратниками по общей цели, советскими гражданами, вели себя отстраненно. На вопрос нашего журналиста о житье-бытье их физкультурный вожак (корейский Машин) Ким Гу Су отделался общими фразами - в духе Николая Морозова: "Все идет нормально. Каждый из наших 22 игроков находится в оптимальной форме. Нам даже трудно определить, кто из них лучше. Определимся за несколько минут до начала матча". Почувствовав, что сболтнул лишнее, тут же ретировался.

Скрывать намеченные на игру составы считалось в тренерской среде дурным тоном. Исключение, вы и сами догадались, - корейцы. Вероятно, не прочь были провести и матч с советской сборной в закрытом режиме, чтобы держать в неведении соседей по группе. Тут уж ФИФА не позволила бы. За игрой СССР - КНДР наблюдало около 23 тысяч человек. Среди них - команды Чили и Италии в полном составе. Играть им между собой на следующий день, а вечер надеялись не без пользы провести на трибунах "Эйрсом Парка" в Мидлсбро.

"МОСЬКА" ЛАЯЛА, НО НЕ КУСАЛАСЬ

Нашим ребятам пришлось непосредственно в игре расшифровывать корейскую загадку, окинуть таинственных незнакомцев с далекого Востока взглядом, попробовать на зуб, ощутить запах и вкус вышедшего из тумана ежика. Оказался колюч, норовист, горяч. Десять энерджайзеров (исключая вратаря) носились по полю, пытались прессинговать, ложились на амбразуру. Зрители, оправившись от шока раньше наших футболистов, оживились. Не ожидая такой прыти от Моськи, бесстрашно бросавшейся на слона, подзадоривали "собачонку": ату его!

"Моська" не кусалась, только лаяла, да так угрожающе, что наши парни поначалу растерялись, занервничали, в защитных средствах себя не ограничивали. Я периодически просматриваю игры нашей сборной в Англии, попутно составил подробную стенограмму. По всем параметрам - угловым, ударам по цели, забитым мячам, мы корейцев превзошли. В том числе и по количеству нарушений - в два раза: 27 - 13. Причем 11 - в первой половине тайма (против двух у соперника). Все - на своей территории. Эта невеселая статистика подтверждает нервозность наших футболистов.

Нам бы мяч подержать, распорядиться им толково, подловить на контратаках… "К сожалению, связи между линиями не были должным образом налажены, должность диспетчера оставалась вакантной", - писал в "Советском спорте" (от 14 июля) Лев Филатов, прозрачно намекая на отсутствие в составе Валерия Воронина.

В общем, сбились на примитивную, навязанную восточными соседями жесткую игру. Хурцилава терял позицию, грубил, сцепился с кем-то из корейцев, схлопотал предупреждение и был на грани изгнания.

Появление Муртаза в составе стало сюрпризом, как показалось, и для самого защитника. Из-за травмы и серьезной болезни он не ездил ни в Южную Америку, ни в Югославию, не участвовал в серии матчей с европейскими сборными. Попробовал его тренер на последнем подготовительном этапе незадолго до вылета в Англию с датскими и шведскими клубами. Проверить готовность тбилисца не позволила сила, вернее, слабость, беспомощность спарринг-партнеров.

Неожиданное включение Хурцилавы в основу иначе как экспериментом не назовешь. Оказался неудачным. Хурцилава - защитник классный, темпераментный, отдавал себя игре без остатка, заражал неизбывной энергией партнеров… Длительный простой сказался, в Англии до себя прежнего, образцово-показательного, не дотягивал. Неужели надо было бросить в пекло неготового футболиста, чтобы в этом убедиться.

"Моська", как я уже говорил, лаяла, но не кусалась. За 90 минут корейцы пробили по голу всего шесть раз (наши - 23), три - во время психологического давления.

ПЕРЕЛОМ

Так долго продолжаться не могло, должен ведь кончиться "кислород" в баллонах. Как только запасы стали истощаться, наши вышли на широкие зеленые просторы. Прорыв по флангу Йожефа Сабо, прострел, вратарь с защитником с мячом разминулись, и Малофеев метров с двух не промахнулся. Нокдаун. Пока соперник искал "пятый угол", Сабо навесил в район вратарской, и Банишевский (его хлеб) в высоком прыжке неотразимо пробил головой. Два гола за две минуты. Игру можно заканчивать. Однако законы футбола неумолимы - матч продолжается 90 минут. И баста.

Ребята успокоились, завладели территорией, с каждой минутой улучшали статистические показатели. Корейцы, правда, периодически вспыхивали, но это больше было похоже на предсмертные конвульсии. За две минуты до "похорон" Малофеев, приняв на грудь диагональную передачу того же Сабо, уверенно вбил третий и последний "гвоздь" в крышку гроба - 3:0.

Болельщики счастливы - крупная, пусть и с небольшими осложнениями, победа на чемпионате мира затмила так и неизжитые недостатки в игре сборной.

Телекартинка из Лондона наглядно их продемонстрировала. В первые 20 - 25 минут обе команды придерживались схожей тактики - бей вперед, а там разберемся. После двух забитых голов советская сборная попыталась действовать осмысленно, но комбинационная нить из-за обилия технического брака рвалась после второй или третьей передачи. Индивидуальные потуги (особенно грешил ими Банишевский) были малоэффективны. Эпизодические порывы Численко, который пытался обострить игру, понимания среди партнеров, действовавших разрозненно, не находили.

В чем не откажешь ребятам - в старательности, полной самоотдаче. Желания - в избытке, хотелось бы увидеть ходы нестандартные, тонкую комбинационную вязь, технические изыски. Увы, затейники остались дома или грели лавку в Англии. В атаке тренер артистам предпочитал ремесленников.

Желающие обозреть игры сборной на ЧМ-66 могут приобрести видеозаписи игр советской команды. Сегодня - не проблема.

"ПОБЕДА ОДЕРЖАНА, СОМНЕНИЯ ОСТАЛИСЬ"

Журналисты, тоже довольные конечным результатом (очки не пахнут), сохраняли голову трезвой и не скрывали неудовлетворенности от самого процесса. За примерами в карман не полезу.

На вопрос корреспондента "Правды" о готовности команды ответили обозреватели О. Игнатьев и О. Орестов: "Прошедшие 90 минут игры, на наш взгляд, ответ на этот вопрос не дали… Мы увидели отдельных исполнителей, но, к сожалению, не наблюдали слаженного ансамбля… Первый матч состоялся. Победа одержана. Но остались прежние сомнения" ("Правда" от 14 июля).

Андрей Старостин: "Игра сборной СССР вызвала критику в вечерних газетах. У меня тоже игра нашей сборной не вызвала восторга, но победу надо ценить" ("Московский комсомолец" от 14 июля).

В тот же день Виктор Синявский подытожил впечатление о сборной в "Советской России": "Было немало промахов, кое-кто передерживал мяч, забывал о своих партнерах. Не все хорошо в оборонительных порядках".

На следующий день в "Физкультурнике Белоруссии" корреспонденты ТАСС Н. Киселев, А. Качалов и В. Чуксеев, как и Старостин, говорили о критике советской сборной в английских газетах. Сами в основном сосредоточились на Банишевском, который "передерживал мяч, порой забывал о партнерах, находившихся в удобных позициях... Хотел забить сам".

Ознакомили читателей и с мнением Николая Морозова. Не взяв в Англию Михаила Месхи, он предпочел ему Игоря Численко. Но уже на турнире передвинул Численко на его привычный правый фланг. Эксперимент продолжил уже в боевых условиях, предоставив левую бровку Хусаинову. После игры Николай Петрович фактически признал свою ошибку: "Неэффективен был на левом краю Хусаинов, а отходы его в полузащиту не вызывались необходимостью. Наихудшее впечатление произвела оборона. Ошибались Шестернев и особенно Хурцилава".

Кто-то из журналистов отметил Сабо и Пономарева, кому-то понравился Банишевский. О протеже Морозова, Малофееве, забившем два гола, никто слова доброго не молвил. Впрочем, и плохого - будто не было его на поле.

О негативной реакции английских газет упоминали не только Старостин и корреспонденты ТАСС. Цитат избегали. И правильно делали. Фразы - "примитивная игра", "без мысли и фантазии", "посредственная команда" - не самые уничижительные в устах британских журналистов.

СССР - КНДР - 3:0 (2:0)

Голы : Малофеев, 31 (1:0). Банишевский, 33 (2:0). Малофеев, 88 (3:0).

СССР : Кавазашвили, Пономарев, Шестернев (к), Хурцилава, Островский, Сабо, Сичинава, Численко, Малофеев, Банишевский, Хусаинов.

КНДР : Ли Чан Мюн, Пак Ри Сен, Син Ен Гю (к), Кан Бон Чир, Лим Чун Сун, Им Сон Хви, Пак Ду Ик, Пак Сын Дин, Ким Сун Ир, Кан Рен Ун, Хан Бон Дин.

Судьи : Гардесабаль (Испания). Кандил (ОАР), Динст (Швейцария).

12 июля. Мидлсбро. "Эйрсом Парк". 22 568 зрителей.

За правильную транскрипцию корейских фамилий не ручаюсь. В советских и зарубежных источниках воспроизводились по-разному. Язык специфический, отдельные звуки, интересовался у людей сведущих, непроизносимы. Не взыщите.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...