Газета
18 ноября 2013

18 ноября 2013 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1966 год. ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

ПО СТРАНАМ И КОНТИНЕНТАМ

Первые дни после Нового года прошли в тревожном ожидании намеченной на 6 января жеребьевки финального турнира мирового первенства. Накануне собрались члены оргкомитета и видные деятели ФИФА с предложениями по самому процессу и критериям рассеивания участников с целью обуздать стихию непредсказуемого, взбалмошного жребия и не позволить судьбе-злодейке проявить дурные склонности.

ПРЕДСТАРТОВЫЕ ВОЛНЕНИЯ

Вариантов множество, каждый тщательно обсуждался, взвешивались плюсы и минусы. Безгрешных не оказалось, да их в природе не существует. К консенсусу после долгих дебатов все же пришли: решили взять за основу, насколько это возможно, принцип географический. В первую корзину, условно названную Центральной Европой, поместили Англию, ФРГ, Венгрию и СССР.

Во вторую европейскую - романоязычную, вошли Испания, Франция, Италия и Португалия. Третья - южноамериканская: Аргентина, Бразилия, Уругвай, Чили. В четвертую, аутсайдерскую, - что осталось: Болгария, КНДР, Мексика, Швейцария.

Безоговорочно приняли условия хозяев: англичане до начала жеребьевки получили место в группе А, чемпионы мира бразильцы - в группе С. Таким образом, при ожидаемом и, как тогда казалось, легко предсказуемом развитии событий пути их до финала не пересекутся. В этом были заинтересованы и те и другие.

Накануне журналисты, пребывая в нервном возбуждении, развлекали себя и публику, то есть читателей своих изданий. Сыпали событиями и фактами, произошедшими 6 января. Даже пытались найти какую-то между ними закономерность и мистическую связь. Какое влияние на итоги жеребьевки могли оказать рождение в тот день француженки Жанны д'Арк, смерть президента США Теодора Рузвельта или очередной, затруднились уточнить, какой по счету брак английского короля Генриха Восьмого?

ДА НЕ СЛЕПОЙ ОН ВОВСЕ - СИМУЛЯНТ

Время неумолимо. День Х наступил точно по предусмотренному Гринвичем времени, и седовласые старцы ФИФА собрались для священнодействия в лондонском отеле "Роял Гарден", откуда открывался вид на широко за пределами страны известный Гайд-парк и дворец родной сестры королевы Елизаветы Второй принцессы Маргариты.

Подробности волнительной процедуры опущу, ибо нас интересуют соседи сборной СССР. Подселили к ней слабейших из трех остальных корзин: Италию, Чили и подданных Ким Ир Сена - сборную КНДР. А ведь могли оказаться на нашей коммунальной кухне Португалия, Бразилия и Болгария. Португальцы в европейской табели о рангах по итогам 1965 года - третьи, болгары - четвертые, о бразильцах и говорить нечего - чемпионы мира. Пронесло.

С распростертыми объятиями приняли Италию (пятая в европейской классификации, наши - седьмые), слабейшего представителя Южной Америки, заметно одряхлевших за последние четыре года чилийцев. Объединяло сборную Чили с призером ЧМ-62 только название. О кимирсеновцах, дебютантах такого масштаба тусовок, говорить нет нужды. Не выйти из этой группы (проходили в плей-офф по две лучшие сборные) - равнозначно преступлению.

Остается посочувствовать венграм, вторым в европейском рейтинге. К ним-то и подселил безбашенный жребий Болгарию, Португалию и Бразилию, образовав группу смерти. Если бы вы знали, кого она постигнет. Вот вам и географический принцип с не предусмотренными чиновниками прорехами, чем слепой жребий и воспользовался. Да не слепой он вовсе - симулянт. Прикрываясь мнимым недугом, снова накуролесил. Впрочем, у нас к нему претензий быть не может.

СПАСИБО, ЖРЕБИЙ, ТЫ - ДУШКА

Не успели огласить итоги, как футбольный мир пришел в движение. Букмекеры определили размеры ставок. В фаворитах у них (как и у большинства специалистов) - Бразилия и Англия. В четверке, уверены букмекеры, окажутся еще и аргентинцы с итальянцами. Относительно "Скуадры" у экспертов возникли серьезные сомнения. Как оказалось, небезосновательные.

И что бы вы думали. Опростоволосились профессиональные прогнозисты, ввели в заблуждение доверчивых граждан. Только одна сборная из четырех пробилась в полуфинал.

Не букмекеров слушать надо было желающим срубить легкие деньги, а венгерского функционера европейского масштаба, члена УЕФА Шандора Барча. Его заявление, резко контрастировавшее с высказываниями большинства специалистов, деликатно охарактеризовали как сенсационное. Барч без тени сомнения безапелляционно заявил: бразильцы из группы не выйдут, а матч Бразилия - Венгрия станет самым интересным на групповом этапе. Здесь он немного ошибся. Эта игра стала украшением всего турнира.

В чем сошлись большинство обозревателей и экспертов, так это в оценке нашей группы - назвали ее самой легкой и предсказуемой. Советские футболисты не возражали. Из множества высказываний приведу два.

Валентин Иванов: "Четвертая группа самая слабая".

Валерий Воронин. Из нынешнего поколения по откровенным высказыванием сравним с лучшим советским футболистом 1964 - 1965 годов Роман Широков. Слушаем мнение Воронина: "Я считал и считаю, что жребий благоприятствовал нашей команде. Четвертая группа составлена из команд, которые не представляют для нас особой опасности... Мы со спокойной душой можем уже сегодня думать об играх следующего этапа".

Николай Морозов даже не пытался скрывать чувства глубокого удовлетворения: уверен - выйдут из группы СССР и Италия. Этим не ограничился: "Постараемся занять первое место, чтобы избежать встречи с Бразилией". Осталось добавить: спасибо, жребий, ты - душка. Тренер не решился. Поблагодарю за него.

ПЛАНОВ ГРОМАДЬЕ

В прекрасном расположении духа Морозов составил список кандидатов на поездку в облюбованную и впечатлившую его в 65-м Южную Америку. Не так давно, глубокой осенью на стыке с декабрем, побывал там со сборной, и вот новое путешествие за тридевять земель.

С 17 по 21 января в Москве проходил семинар тренеров. Одно заседание посвятили сборной в надежде услышать из уст тренера подробный, откровенный рассказ о ее житье-бытье, подготовке к главному футбольному событию четырехлетия.

Николай Петрович, оставшись с глазу на глаз с аудиторией солидной, тренерами знаменитыми, титулованными, заслуженными и не очень, разной высоты полета чиновниками, выложил планов громадье, ближайших и перспективных. Ближайшие - поездка, правильнее было назвать паломничество, в Мекку, на родину чемпионов мира, бразильцев, и ближайшее их окружение.

Первые десять дней по прибытии - тренировки в Рио на стадионе клуба "Фламенго". "Заниматься будем по четыре-пять часов в день", - пообещал тренер, видимо, стараясь потрафить функционерам, сторонникам потогонного, скоростно-силового направления. Набравшись сил, вступят в длинную череду матчей и турниров на территории трех заокеанских грандов, с сильнейшими клубами Бразилии, Аргентины и Уругвая. На десерт - турнир в Чили с участием ведущих команд с 28 февраля по 7 марта.

По возвращении на родину продолжат подготовку на Черноморском побережье. "Цель - довести игроков до наивысшей степени готовности", - заявил тренер. Достигнуть пика формы за четыре месяца до начала мирового чемпионата? Не рановато ли? Реакция слушателей на это заявление мне неизвестна - подробная стенограмма семинара не сохранилась.

Короче, подышат морским воздухом, забронзовеют под лучами южного солнца (погода благоприятствовала), достигнут максимального уровня кондиций и совершат очередное турне, в этот раз не покидая границ родного континента - по Центральной Европе: Швейцария - Австрия - Чехословакия - Бельгия.

В мае обещал окончательно определиться с составом. Ха-ха-ха! Это не реакция зала - моя собственная. Прошу прощения, не сдержался. Да как удержишься, коли, в отличие от аудитории и оратора, мне известно, в каких тяжелых муках будут проходить роды. Увидит свет окончательная заявка в крайний указанный ФИФА срок - за неделю до открытия турнира.

В январе 66-го докладчик (в отличие от вашего покорного слуги) о предстоящих метаниях, сомнениях, судорожных телодвижениях, непрекращающихся экспериментах с составом вплоть до оформления окончательной заявки, не догадывался.

План был выслушан и принят единогласно. Получив добро, Морозов через несколько дней с помощником, 16 футболистами из 22 намеченных, сопровождающими лицами отправился на далекий континент. Делегацию возглавил председатель Федерации футбола СССР Николай Ряшенцев. Пятеро киевлян, затрудненные в еврокубковом поединке с "Селтиком", и тбилисец Хурцилава должны были присоединиться к сборной уже в Бразилии. В начале февраля киевская группа воссоединится с товарищами, а вместо приболевшего Муртаза Хурцилавы вызвали Хуана Усаторре.

Журналистов, история обычная, не взяли. Экономили деньги налогоплательщиков. Скудную, куцую информацию получали из тренерских уст и от корреспондентов ТАСС, работавших в латиноамериканских странах. Однажды бразильский журналист подсобил. Вышло негусто, поделюсь с вами, глубокоуважаемые читатели, тем, что перепало, - последней корочкой.

СЛОВА РАЗОШЛИСЬ С ДЕЛАМИ

Суровые жизненные будни безжалостно трясли морозовский план. Затрещал он по всем швам с самого начала. В Бразилии - по не зависящим от тренера обстоятельствам: стихийное бедствие в Рио-де-Жанейро с человеческими жертвами дестабилизировало ситуацию. Стадионы, включая "Фламенго", превратились в палаточные городки для оставшихся без крова. Срочно перебрались в Сан-Паулу. Попав с корабля на бал, включились в мини-турнир с участием трех бразильских команд. В полуфинале проиграли "Коринтиансу" - 1:3. В игре за третье место уступили "Палмейрасу" с тем же счетом.

Удручающее начало вынудило отказаться от намерения встречаться с сильнейшими клубами. Пошли по пути наименьшего сопротивления (со стороны соперников). В Белу-Оризонти выиграли такого же формата турнир, именуемый Кубком Пинто. Сначала разгромили "Атлетико Минейро" (6:1), а в финале довольствовались скромной победой над "Крузейро" благодаря забитому Валентином Ивановым голу.

Корреспондент ТАСС, подводя итоги турнира, писал: "Не следует переоценивать успех. "Атлетико" занимает всего четвертое место в своем не самом сильном штате - Минас-Жейрас".

Завершили турне на родине чемпионов мира тремя товарищескими встречами с мало кому помимо бразильцев известными командами. Победив в том же штате "Уберандию" (2:0), проиграли в двух последних: сначала в городе Маринга одноименному клубу (2:3), в заключение в Порту-Алегри "Гремио" - 0:1.

Ломка тренерского плана продолжалась. Уругвай принять нашу сборную не пожелал. Аргентина сослалась на занятость ведущих клубов. Подались в Чили. Здесь неожиданно предложили сыграть заранее федерациями не запланированный матч сборных, соседей по групповому турниру в Англии.

Сыграли и победили - 2:0. Оба гола забил Сабо. Первый - с пенальти, второй - с игры. Шанс отыграть хотя бы один хозяева не использовали. Пенальти Леонель Санчес - активный участник похорон сборной СССР на ЧМ-62, не реализовал. По одним источникам - угодил в штангу или перекладину, по другим, и вовсе в ворота не попал. Пришлось мне полистать чилийские газеты. Не зря. Обнаружил помощников главного арбитра, и, если верить источнику, Санчес все же угодил в перекладину, что и отразил в "компоте".

ЧИЛИ - СССР - 0:2 (0:1)

Голы : Сабо, 4 - с пенальти (0:1). Сабо, 56 (0:2).

Нереализованный пенальти : Л.Санчес, 69 (перекладина).

Чили : Годой, Валентини, Фигероа, Гонсалес (к), Контрерас, Ходж, Арайа (Аранчебиа, 58), Явар, Ланда, Вальдес (О.Рамирес, 58), Л.Санчес (Велис, 75).

СССР : Кавазашвили, Пономарев, Шестернев, Афонин, Гетманов, Воронин (к), Сабо, Численко, Малофеев (Метревели, 46), Банишевский (Серебряников, 72), Месхи (Хусаинов, 46).

Судьи : Викунья, Амор, Гаск (все - Чили).

23 февраля. Сантьяго. Национальный стадион. 70 000 зрителей.

Начали за здравие, кончили за упокой. В Консенсьоне, встречаясь с местным клубом второй лиги, разошлись миром - 1:1. Во втором тайме, судя по сообщениям очевидцев, наши отбивались. Дальше - хуже. В городе Темуко прощались с Чили. На сей раз соперник рангом выше - "Грин Кросс" из первой лиги, всего лишь десятый по ранжиру. Попали - 0:1.

Ни в Чили, ни в Аргентине январское заявление Морозова встречаться с сильнейшими клубами не сбылось. В Аргентине сыграли один матч, в Мендосе с местной командой, и выиграли - 5:1. Благодаря этой победе выравняли общий баланс: +5=1-5. Если отвлечься от уровня большинства соперников, итог весьма пристойный, даже почетный.

Михаил МЕСХИ СТАВИТ ТОЧКИ НАД I

Главное, Николай Петрович доволен: "В основном намеченная программа выполнена, костяк команды из 16 человек определен". Правда, о проблемах, возникших в центре атаки (видны были невооруженным глазом с прошлого года) умолчал. Говорил не о разобщенности центральной связки, нежелании (или неумении) плодотворно сотрудничать с флангами из-за избыточного индивидуализма Банишевского, а о трудном характере форварда: "Банишевский подвержен зазнайству. Он должен серьезно подумать о своем поведении в коллективе, ибо зазнайство - очень опасный недуг. И лечить его обязан сам Банишевский, причем с усердием, настойчиво", - объяснял он корреспонденту "Физкультурника Азербайджана" (от 9 апреля) перед серией матчей с европейскими сборными. Вместо него привлек в команду Понедельника. "Виктор опытен, знает свое дело, играет в полную силу", - мотивировал свое решение Морозов. Об этом позже.

Пока об итогах поездки за океан. Игроки отмалчивались. Высказался Анзор Кавазашвили. По его словам, Морозов, в целом довольный вратарями, защитниками и полузащитой, намеревался для укрепления атаки привлечь Стрельцова. Торпедовский вратарь с мнением тренера согласен: "Когда в сборную придет Эдуард Стрельцов, она станет сильнее".

Сам Морозов об итогах турне, плюсах и минусах, хотя бы поверхностном анализе говорить не счел нужным, отделался общими фразами, смысл которых сводился к тому, что все идет по плану.

Оппонировал тренеру только Михаил Месхи. К сожалению, его откровенный рассказ остался вне поля зрения многомиллионной болельщицкой аудитории. Опубликован 15 марта в "Вечернем Тбилиси".

Лучшим выступлением нашей команды Месхи назвал встречу со сборной Чили. "Однако обольщаться не стоит. Чилийцы играли далеко не лучшим образом. В их составе выступало немало ветеранов, которые не могли вести игру на высоких скоростях.

К сожалению, почти все остальные матчи мы провели плохо". Причину объяснил: "Наши футболисты попросту не были готовы. По сути дела, после прошлогодних выступлений в Южной Америке мы не тренировались... По дороге в Бразилию мы воспользовались "окном" между самолетами и провели получасовое занятие в Женеве в закрытом помещении. В Сан-Паулу, где мы проводили первые встречи, у нас была лишь легкая тренировка. А затем последовали матчи и переезды из одного города в другой. В таких условиях о планомерных занятиях, конечно, говорить не приходится".

График игр не позволяет усомниться в правдивости сказанного. За 34 дня команда провела 11 матчей, посетив десять городов трех стран. Игры - раз в три дня с перелетами между ними - начисто перечеркнули тренировочную программу, ту, что провозгласил на январском семинаре перед поездкой Морозов, с обещанием десятидневных (по четыре-пять часов в день) занятий перед первой игрой и в интервалах между серией матчей, причем с сильнейшими клубами. Так чем же был доволен тренер - итоговым ничейным результатом с второстепенными в массе своей клубами?

"НАД АДРИАТИКОЙ - ЯСНОЕ ГОЛУБОЕ НЕБО И МНОГО СОЛНЦА"

По плану Морозова, объявленному в январе, весной сборная должна была продолжить сборы на Черноморском побережье. Неожиданно возник вариант с Югославией. Не задумываясь, берега Черного моря сменили на побережье Адриатического.

Не успев оклематься от зубодробильного заокеанского графика, втянулись не в столь жесткий, однако же и щадящим его не назовешь, - проводили по два матча в неделю, между играми и переездами - тренировки. Банишевского оставили дома заниматься "самолечением" от диагностируемой тренером болезни. Атаку возглавил вернувшийся в сборную Понедельник. Даже в отсутствие серьезной игровой практики он был признан лучшим местными обозревателями в первой игре с загребским "Динамо" (2:2).

По недоброй традиции сборная и в этот раз отправилась в загранкомандировку без корреспондентов советских газет. Отчеты об играх передавал в футбольное издание сопровождавший команду в поездке по стране югославский журналист Крешо Шпелетич. Иногда позванивал в редакцию еженедельника и Николай Петрович.

У "Хайдука" выиграли - 2:0. Наша сборная в двух первых матчах впечатления на Шпелетича не произвела: "В действиях игроков мало импровизации, атаки ведутся большей частью шаблонно", - передавал он с места событий.

Следующая игра, на уровне сборных, федерациями обеих стран не планировалась, ФИФА в известность не поставили. Возникла она вдруг на месте. Из-за неофициального ее характера в реестры сборных СССР и Югославии результат не включили. Хозяева выставили экспериментальный состав. Наши и за океаном, и на Балканах постоянно экспериментировали. От матча к матчу состав тасовался. Единственный гол забил Васович в советские ворота.

Игра оставила у всех, кто за ней наблюдал, гнетущее впечатление. "Играли без накала, без спортивного азарта... Нападающие допускали бесконечное множество ошибок, - писал Шпелетич. - Противники были похожи на двух музыкантов, которые, взяв в руки инструмент, как бы начинали знакомиться с ним и не совсем четко представляли себе, как на нем играть" ("Футбол" N14).

Морозов в телефонном разговоре, чтобы себе и читателям не портить настроения, о самом матче не распространялся. Рассказывал об отличной базе, прекрасно оборудованной, с травяным покровом. О времяпрепровождении футболистов: "Смотрят фильмы, играют в шахматы, читают книги". И, конечно же, о погоде: "Ясное голубое небо и много солнца". Прелесть.

Следующая встреча - с "Войводиной", благодаря двум голам Понедельника завершилась вничью - 2:2. Второй состав обыграл в Титограде сборную Черногории - 1:0. Гол-красавец забил почему-то включенный в резервную команду Слава Метревели.

На посошок провели, по словам Шпелетича, лучшую игру, повергли с крупным счетом (3:0) составленную из двух клубов ("Црвена Звезда" и ОФК) сборную. Хозяева сделали все, чтобы поднять нам на прощание настроение - два гола забили в свои ворота, последнюю точку поставил Йожеф Сабо.

По возвращении Морозов отпустил ребят на несколько дней по домам. Съехались в Москву перед очередной поездкой 15 апреля. Валентина Иванова и Хмельницкого попросил не беспокоиться: публично объявил - на них рассчитывает, но пусть продолжат подготовку в своих клубах. Новый этап посвящен встречам со сборными Швейцарии, Австрии, после небольшого перерыва - Чехословакии и Бельгии.

ПОНРАВИЛСЯ ТОЛЬКО Альберт ШЕСТЕРНЕВ

Информацию об играх и оценке состояния сборной СССР советские болельщики получали на страницах спортивного и футбольного изданий от иностранных журналистов. В этом были и свои плюсы: оценивали они нашу команду и отдельных игроков со стороны, не включая сердце и душу, напрочь изолируя эмоции. Окидывали взглядом сторонним, объективным, писали картину, близкую к натуре или вовсе с ней идентичную, анализировали трезво, профессионально. Пищу для выводов дали обильную.

Первая остановка - в Базеле, где нас ожидала сборная Швейцарии. Несколько слов о самом матче. Начали хозяева с кавалерийских наскоков, буйных, темпераментных, взрывоопасных (не попали в беззащитные ворота и не использовали выход на вратаря), настолько бесшабашных, что пропустили в контратаках два гола от Численко и Понедельника. К 9-й минуте вместо 2:0 стало 0:2.

Холодный душ швейцарцев остудил. Наши, получив солидное преимущество, похоже, не знали, как им толково распорядиться. Если в первом тайме гости не очень стремились умножить нажитое, то во втором - не смогли, заметно физически подсели. Соперник уже с холодной головой, методично усиливал давление и дважды своего добился - 2:2.

Ничейный результат исказил истинное соотношение сил на поле, таково мнение съехавшихся отовсюду в Базель зарубежных специалистов и известного в Европе и в СССР футбольного эксперта, редактора издательства "Киккер" Карла-Хайнца Хайманна. По-разному оценивая матч, сходились в одном: если советская сборная не усилит резко игру, в Англии ей придется трудно. Прежде всего в атаке. Действовала она разрозненно. Численко тренер сослал на непривычный для него фланг, необжитый, левый. Когда его сменил Месхи, мало что изменилось. Подпитку с тылов Михаил не получал, полузащита больше занималась черновой, разрушительной работой, Копаев с Месхи общались на разных языках (имею в виду футбольный), мяч доставался левофланговому редко. Когда все же доставался, устраивал шоу - накручивал, превращая в клоунов, защиту, скопом и по одному - вертел, крутил, как хотел. Со стороны смотрелось эффектно, зрители класс форварда и необыкновенные его финты оценили по достоинству (такого никогда не видели), но от сольных номеров, искусно исполненных, результат был нулевой.

Блестящий футболист, игравший обычно с высоким КПД, словно пытался показать тренеру, редко к его услугам прибегавшему, - видишь, что я умею. Морозов в упор не видел. Он не мог (скорее не желал) обратить богатейшие возможности уникального форварда на пользу команде. К 60-й минуте тренер убрал с поля Месхи, предпочтя ему Хусаинова, игрока самобытного, трудолюбивого, но другого стиля и амплуа. Хусаинов отошел в полузащиту, оставив бесхозным левый фланг, чем соперник незамедлительно воспользовался.

Защитник Гробети, мысленно поблагодарив Морозова, вздохнул с облечением. Получив полную, неконтролируемую свободу, стал подключаться в атаку, нагнетал и без того мощное давление на ворота Кавазашвили. Он-то, оставленный без присмотра, и сравнял счет.

Иностранные наблюдатели отметили у нас лишь Шестернева, его грамотную, мастерскую игру.

ШВЕЙЦАРИЯ - СССР - 2:2 (0:2)

Голы : Численко, 3 (0:1). Понедельник, 9 (0:2). Хосп, 59 (1:2). Гробети, 73 (2:2).

Швейцария : Проспери, Гробети, Фурер, Лаймгрубер, Шнайтер (к), Бени (Дюрр, 40), Одерматт, Хосп, Кун, Кентен, Вюйлемер.

СССР : Кавазашвили, Пономарев, Шестернев (к), Афонин, Гетманов, Воронин, Сабо, Метревели, Понедельник, Копаев, Численко (Месхи, 10. Хусаинов, 60).

Судьи : Бустрем, Лунделл, Андерссон (все - Швеция).

24 апреля. Базель. Стадион "Санкт-Якоб". 50 000 зрителей.

"НАПАДЕНИЕ СБОРНОЙ СЛИШКОМ БЕЗОБИДНО"

Через четыре дня в соседней Австрии обыграли ее сборную - 1:0. Гол, курьезный, нелогичный, не вытекал из хода поединка, был забит в середине первого тайма. Голкипер Фрайдль не смог после несложного дальнего удара заключить мяч в мужские объятия. Воронин его нерешительностью воспользовался.

Больше того, что рассказали о блеклом, "несмотрибельном" матче австрийские журналисты, добавить мне нечего. Известный еще с 50-х годов советскому читателю Курт Частка обслужил "Советский спорт", его коллега Рихард Неттель - еженедельник "Футбол" (№ 18).

Курт Частка: "Игра советских футболистов не вызвала восторгов у венцев. Наиболее справедливо это можно выразить так: несильная команда одержала победу над еще более слабой...

Линия нападения сборной СССР остается по-прежнему нерешенной проблемой...

После перерыва советская сборная заметно сдала... Лишь плохая форма австрийского нападения привела к тому, что счет остался неизменным" ("Советский спорт" от 26 апреля).

Рихард Неттель: "Обе команды играли неудачно, гости оказались слабее, чем мы думали".

К сказанному коллегой о физическом состоянии нашей команды Неттель добавил живых красок: "Во втором тайме сборная СССР заметно устала. Игроки все чаще стремились урвать мгновение, чтобы постоять не играя и перевести дух". И вывод сделал: "Немало работы предстоит советскому тренеру. Если тылы команды вполне надежны, то нападение сборной СССР выглядит слишком безобидно".

Оба журналиста, не сговариваясь, выделили у нас Кавазашвили, Шестернева и Воронина. Вратаря Неттель удостоил шикарным комплиментом: "Анзор Кавазашвили, безусловно, футболист мирового класса. Его кошачьи прыжки пленили избалованных венских болельщиков".

Впервые свою сборную, пусть с телеэкранов, увидели советские граждане. Журналисты суждения об увиденном оставили при себе, ограничились констатацией приятного факта - и 1:0 неплохо. Какой, мол, спрос с победителей.

Всегда активный, темпераментный Юрий Ваньят, спортивный обозреватель газеты "Труд", старался держать себя в руках. Беспокоили его левый фланг обороны и особенно пара центрфорвардов - Малофеев и Банишевский. Не имел претензий только к Кавазашвили и Шестерневу.

Главный партийный орган выразить свое весомое мнение не счел необходимым, предоставил слово Николаю Морозову, поставив его в затруднительное положение: одно дело характеризовать игру своей команды и футболистов, когда ее соотечественники не видят, совсем другое... В общем, не решился вступить в дискуссию с иностранными журналистами, тем более опровергать телекартинку: "Игрой Кавазашвили и защиты я доволен. Не могу этого сказать о нападении. Форварды еще грешат нечетким взаимодействием, недостаточно "вооружены" комбинационным чутьем. Плохо с ударами по воротам" ("Правда" от 25 апреля).

АВСТРИЯ - СССР - 0:1 (0:1)

Гол : Воронин, 19.

Австрия : Фрайдль, Хирншродт, Биндер, Франк (Скочик, 46), Лудешер, Хазил, Кноль (Зара, 46), Кальтенбруннер (Паритц, 67), Буцек (к), Флегель, Фиала.

СССР : Кавазашвили, Пономарев, Шестернев (к), Афонин, Гетманов, Воронин, Сабо, Метревели, Банишевский, Копаев (Малофеев, 75), Численко (Хусаинов, 60).

Судьи : Эмсбергер, Хорват, Гере (все - Венгрия).

24 апреля. Вена. Стадион "Пратер". 67 000 зрителей.

С интервалом в три дня провели в Австрии еще два матча. В Бергене со скромным клубом второй лиги "Шварц-Вайс" стояли на проигрыш. Из комы вывела старая гвардия - Понедельник и Метревели - 2:1. В Инсбруке шансов "Ваккеру" не оставили - 4:1. На майские праздники вернулись домой.

ОТКРОВЕНИЯ Владимира ПОНОМАРЕВА

Немного отдохнув, провели спарринг с ЦСКА (об игре - в следующий раз, она того стоит). Перед встречей президиум футбольной федерации создал специальную просмотровую комиссию, возглавляемую Михаилом Товаровским. Сподвигло чиновников тревожное сообщение из-за рубежа о состоянии сборной. После игры выводы комиссии и сообщение кандидата медицинских наук Нины Граевской о тактической подготовке, физическом и психологическом состоянии команды и футболистов были заслушаны на заседании президиума.

Ведущие специалисты Валентин Гранаткин, Сергей Савин, Борис Аркадьев и другие отметили серьезные недостатки в игре сборной, отдельных звеньев и игроков. Граевскую обеспокоила слабая функциональная готовность футболистов, вызванная переутомлением.

На днях я позвонил участнику ЧМ-66, великолепному защитнику, одному из лучших в нашем футболе и на турнире в Англии, Владимиру Пономареву. Он подтвердил мнение зарубежных корреспондентов, рассказ Михаила Месхи и небезосновательность тревог комиссии о состоянии советской команды:

- Прав Миша, тренировочный процесс в Южной Америке и в Югославии был провален. У нас не было времени для тренировок - сплошные переезды и игры.

- И участие в турнирах, - напомнил я. - Коммерческих?

- Конечно. За каждую игру платили по 20 тысяч долларов, с Яшиным - 25 тысяч.

- Вам что-то перепадало?

- Ничего. Деньги в чемоданчик аккуратно складывал какой-то молчаливый человек, сопровождавший нас в турне. "Куда деньги деваются?" - спросил наш импрессарио Ланц, когда мы просили купить хотя бы по бутылке "колы". Прошло некоторое время, и после каждой игры Ланц стал выдавать нам по 10 долларов.

Нынешнее поколение футболистов, попади им на глаза эти строки (что вряд ли), не поверит рассказу Пономарева.

А куда деньги девались, импрессарио должен был знать. Практика известная: валюта сдавалась в советское посольство, пополняя государственную казну.

Едва оклемавшись на родине, сборная вернулась в Европу.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...