Газета
8 ноября 2013

8 ноября 2013 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1966 год. ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

Обещание начать пятую главу с центрального матча на подходе к первой четверти дистанции лидеров (Киева со "Спартаком") исполню. Не так сразу. Дайте отдышаться, собраться с мыслями.

ЗОЛОТАЯ ВЕРШИНА ЮНИОРОВ

НОВАЯ МЕТЛА

О феноменальной скорости, развитой с первой судейской трелью киевской "Динамо"-машиной, рассказано в прошлый раз подробно: замена основных деталей механизма новыми как минимум не ухудшила (подозреваю - освежила, улучшила) ее скоростные и прочие характеристики.

Правомерно и справедливо было бы, раз уже представил лидера, показать и оппонента, объяснить, как дошел до жизни такой. Тем более старт спартаковцам давался в прошлом тяжело. Исключения общего впечатления не смазали.

Изменения в команде произошли значительные. Полностью сменился руководящий состав, включая ставшего легендарным при жизни начальника. Казалось, незаменимого, кровь от крови, плоть от плоти спартаковца, в чьих жилах текла красно-белая кровь, - Николая Петровича Старостина сменил мало кому известный Андрей Яковлевич Сосульников. Надолго не задержится, как и вся тренерская бригада.

"Новая метла" произвела изменения существенные. Не гарантируя места в составе, Лисицына, Рожкова и Фалина отпустили в "Кайрат", защитника Варламова - в узбекский "Политотдел" (все четверо в следующем году будут возвращены). Эштреков устроился в Москве, по соседству - в "Динамо". Всего четыре матча провел "чистых спартаковских кровей" Игорь Нетто, хранивший верность клубу от и до на протяжении 18 лет, рекордсмен "Спартака" по числу сыгранных матчей - 367. Последний, 367-й, выдающийся, мирового калибра, футболист провел 27 мая в "Лужниках" во встрече с "Араратом".

ПОМОЩЬ ПРИШЛА С ВОЛЖСКИХ БЕРЕГОВ

Арест и тюремное заключение Юрия Севидова образовали зияющую брешь в центре атаки. Закрыть ее пригласили блестящего форварда, классического центрального нападающего, обладателя золота и серебра Кубка Европы, широко за рубежами родины известного Виктора Понедельника. Осенью 65-го он, как объявили газеты, перешел в "Спартак". В чемпионате сыграть не пришлось, а в поездку в Израиль отправился и отличился, забив в двух победных матчах со сборной этой страны два гола из трех командных. На весенних сборах пристально за ним следили - тренировался, в товарищеских матчах в Узбекистане играл и забивал. "Какая же это замена Севидову. Понедельник - усиление спартаковской атаки", - пребывая в приятном ожидании, делились радостной новостью болельщики. Серые будни развеяли розовые мечты. Старая хроническая болезнь разлучила незаурядного Мастера с футболом в 29 лет. Ему бы играть и играть...

Брешь в атаке залатал Николай Осянин. "Выловили" его из неиссякаемого источника, давнего поставщика московских клубов - куйбышевских "Крыльев". В "Спартаке" он прижился, словно вернулся в дом родной после недолгой разлуки. Репутацию "забивалы" подтвердил сразу, уже в первом матче оставил "автограф" в кутаисских воротах. Спустя некоторое время отштамповал два дубля подряд, и к лидерству "Спартака" отношение имел непосредственное. Забитые голы (наколотил их в сезоне 15, лучший показатель команды) - существенное, но не единственное его достоинство.

СТАРАЯ ПЕСНЯ

Прибыл "Спартак" в Киев с солидным грузом очков, но поступь его была не так уверенна и красива, как у конкурента. Об этом и цифры красноречиво свидетельствуют: разность мячей у "народной команды" 13-2 при одной крупной победе. У киевлян показатели куда привлекательнее - соответственно 24-2 и четыре. Единственную внушительную победу (4:1) "Спартак" одержал над выбывшим из элитной группы и незаконно туда возвращенным и "прописанным" "Локомотивом". Обстоятельства вынуждают вновь ненадолго отсрочить рассказ о встрече лидеров. Раз уж выскочило из уст упоминание об игре "Спартака" с "Локомотивом", обязан, как порядочный человек, развить тему, изрядно нам надоевшую, уж не говорю обо всех причастных к футболу отдельных людях и целых коллективах тех далеких лет. Да, да, опять двадцать пять - календарь, будь он неладен.

Наши мудрые руководители не могли не понимать: в сезоне, перенасыщенном официальными мирового и европейского уровня турнирами, громоздким, неподъемным чемпионатом и обязательным (никуда от него не деться, как нагрузка ко всему остальному) Кубком, дестабилизация календаря могла иметь катастрофические последствия. Посему решили на сей раз твердо, бесповоротно и, как им самим казалось, окончательно (отступление - смерти подобно) неукоснительно следовать составленному и обнародованному графику.

Дабы не возникли сомнения ни у участников, ни у огромных масс футбольной общественности, черным по белому прописали в Положении и во всеуслышанье протрубили: "ЗАПРЕЩЕНЫ (выделено мной. - Прим. А.В. ) переносы игр, определенных календарем". Если вдруг в каких-то закутках огромной страны трубный глас не был услышан, председатель Федерации футбола СССР Николай Ряшенцев повторил на отведенной ему "Советским спортом" полосе. День выбрал верный - 10 апреля, открытие 28-го чемпионата. Этот номер газеты ни один болельщик не пропустит. Послушаем исполненную чиновником старую песню. Текст передаю в полном объеме:

"Федерацию футбола постоянно упрекают в том, что она, декларируя твердый календарь, не раз нарушала его. Нет нужды ворошить старое и объяснять, по чьей вине это происходило. Сейчас, оторвав сборников от клубов, мы получили возможность составить график игр без уступок и льгот для какой-либо команды. Это обеспечит неизменность календаря и позволит тренерам уверенно планировать учебно-тренировочный процесс. Теперь руководители команд теряют возможность сваливать свои просчеты на неурядицы календаря".

Тон уверенный, сомнений не допускающий, с признанием прежних ошибок (кто старое помянет - тому глаз вон), с железобетонными обещаниями и столь же непробиваемой аргументацией внушал доверие наивным, и не только, читателям. Теперь-то точно - ни-ни.

Подозреваю, и вы прониклись речью председателя, поверили небось. Полноте, господа, неужто жизненный опыт ничему вас не научил и вы продолжаете верить оглашенным с телеэкранов обещаниям? Я лично безоговорочно, безоглядно доверяю прогнозу безошибочному: будет трудно, нас ждут серьезные испытания.

Что же до обещаний Николая Ряшенцева, жестоко вас разочарую.

"ЭХ, РАЗ, ЕЩЕ РАЗ..."

Отдадим должное председателю и возглавляемой им организации. Держались мужественно, аж целых 28 дней. На 29-й дрогнули. Первой жертвой календаря стал упомянутый матч "Спартака" с "Локомотивом". Он-то и сподвигнул развить тему. Перенос встречи с 8 мая на 9-е остался незамеченным. Если кто и заметил, шума поднимать не стал. Стоит ли из-за одного дня мелочиться. Не прошло и двух недель, как вновь потревожили "незыблемый календарь". Игра, о которой предстоит небольшой рассказ ("Спартак" - "Пахтакор"), в прошлый раз была рассмотрена под иным ракурсом.

На сей раз пришлось начальникам объясняться с народом: "В связи с проведением 20 мая во Дворце спорта Центрального стадиона им. В.И. Ленина большого спортивного праздника, посвященного Х V съезду ВЛКСМ, Центральный совет Союза спортивных обществ и организаций СССР разрешил Федерации футбола СССР внести ряд изменений в календарь соревнований команд первой группы класса "А". Матч "Спартак" (Москва) - "Пахтакор" (Ташкент) переносится с 20 на 22 мая. В связи с переносом этой игры встреча "Пахтакор" - "Динамо" (Тбилиси) состоится 27 мая (вместо 25 мая), а игра "Спартак" (Москва) - "Арарат" - не 26, а 27 мая".

Наглядный пример вмешательства политики в спорт. Чем футбольный матч, проводимый на Большой спортивной арене, мог помешать юным строителям коммунизма, устроившим очередную тусовку, да к тому же в ином месте? Но каков цинизм: высокое спортивное начальство милостиво разрешило федерации перенести дату футбольного матча. А она того желала? Перенос одной только игры всего на два дня вызвал цепную реакцию, повлекшую за собой небольшой "экологический" взрыв.

Потеряв первозданную чистоту, календарь пустился в загул. Случилось, как в известной песне: "Эх, раз, еще раз, еще много, много раз..." Игры переносились снизу вверх и сверху вниз на неделю, месяц, полтора... Поводом могла послужить подготовка к еврокубковому матчу или сборной к товарищеской встрече с турками, поездка клуба на дружеские игры в Алжир...

Сначала федерация пыталась мотивировать причины переноса, когда же процесс вышел из-под контроля, махнула рукой. Дошло до того, что месяца за полтора до окончания первенства составили новое расписание, но и его успели несколько раз нарушить. Всего в чемпионате, презрев строжайший запрет, перенесли 63 матча, 53 (каждый третий) - во втором круге.

О каком равенстве может идти речь, если одна команда целый месяц простаивала, а другая в это же время "пахала" с интервалом в два-три дня, если перед падением занавеса одна из конкурирующих сторон, получив запас в несколько игр, имела возможность спланировать необходимый результат и разработать способ его достижения. Позже люди смышленые, деловые, предприимчивые научились извлекать из этого обстоятельства максимальную пользу.

ЦЕЛЬ - ОДНА, СРЕДСТВА - РАЗНЫЕ

Препятствия устранены, ничто не мешает приступить наконец к встрече претендентов на лидерство в Киеве, состоявшейся точно в срок, 1 июня. Повода для переноса, в отличие от вашего покорного слуги, организаторы не нашли.

Напомню предматчевую субординацию: Киев - 9 игр, 16 очков, "Спартак" - 9 игр, 15 очков. Кому победа нужнее? Вопрос некорректный. Обоим. Гостям - чтобы выйти вперед, хозяевам - увеличить разрыв.

А тактика поведения разнилась. Динамовцы на хорошем ходу, все "приборы" работали отлично, катком беспощадно прошлись по встреченным на пути, матч на родной земле. Атака! Какие сомнения? Игра (пользуюсь современной терминологией) первым номером.

"Спартаку" победа сулила единоличное лидерство. Цель привлекательная, соблазнительная. Идти к ней тупо, прямолинейно, с риском для устойчивого пока турнирного здоровья, да еще на чужой территории, как минимум непрактично. Попросту - глупо: в бою с открытым забралом, на встречных курсах, шансов немного. Благоразумие восторжествовало - действовал вторым номером: выловим рыбку в контратаках - отлично, нет - и ничья сгодится. Будем ждать, дорога длинная, и они к нам, в Москву, пожалуют, всяко может случиться.

Итак, Киев намерен взять два очка, Москва не против увезти одно. Атакующие порывы хозяев пресекались противодействием жестким, моментами грязноватым. Ответ последовал адекватный. Игра разбилась на серьезные мужские поединки, одиночные и групповые. Зрелище оскорбляло чувства эстетов и подогревало страсти апологетов широко ныне распространенной формулы, возведенной в не требующую доказательств аксиому: игра - ничто, результат - все.

"КУДА НАВЕШИВАТЬ? ТАМ ЖЕ СТЕНА!"

Зримое преимущество лидера подтверждала активная, безошибочная игра спартаковского вратаря Владимира Маслаченко. Его визави Евгений Рудаков рад бы доказать, что по крайней мере не хуже, да случай не представился. Зато времени для написания мемуаров, будь игрового и жизненного опыта побольше, - предостаточно.

"Наступление киевлян напоминало отбойный молоток, который беспрерывно и настойчиво долбил по бетону обороны, пока тот не раскалывался", - рассказывал Александр Вит читателям "Футбола" (№ 23). А он, бетон этот, туды его в качель, не раскалывался, долго не раскалывался.

У меня, когда следил за матчем с телеэкрана, ассоциировался он со схваткой борцов-тяжеловесов в партере: благоприятная позиция вынуждала хозяев к активности. Голубая мечта москвичей - выползти за пределы ковра, унести ноги. Истекающее время и близость цели, видимо, чуть расслабили. Секундная потеря концентрации - молниеносный прием и туше.

Недотянул "Спартак", недотерпел. Как это случилось? Перенесемся с воображаемого борцовского ковра на зеленый ковер киевского стадиона и попросим рассказать о последних мгновениях матча очевидца, все того же Александра Вита.

Александр Яковлевич был настолько любезен, что поведал не только об увиденном, но и об услышанном: "Идет одна из последних атак киевлян. Островский проходит по левому краю. Кто-то из запасных игроков, сидевших на скамейке у бровки, кричит Островскому: "Навешивай!" Островский поворачивается к скамейке, его лицо искажено. Он кричит: "Куда? Там же стена!" Делает еще десяток шагов и все же навешивает. Мяч попадает в груду игроков, отбивается спартаковцами, попадает одному из них в голову, возвращается обратно. Биба первым улавливает направление отскока и носком проталкивает мяч в ворота" ("Футбол". Там же).

Единственный гол втрое увеличил зазор между пока еще конкурентами. После следующего проигрыша расстроенного "Спартака", уже в Одессе (0:2), дистанция достигла пяти очков. Дистанция неустойчивая. Она то уменьшалась (и Киев был небезгрешен, невозможно все подряд выигрывать), то устанавливалась на исходной пятиочковой позиции.

ИНТРИГУ В МАТЧЕ СНЯЛ... БОРЕЦ

"Спартак", пока были силы, тянулся, цеплялся за очки, на что-то, видать, надеялся. Повержена армия (2:1), наголову разбиты "Крылья" (4:1). Забить своим у Осянина нога не поднялась. Но через несколько дней в Ленинграде разбушевался - гол забил, штангу сломал... В прямом смысле.

"Спартак" повел, но вскоре после перерыва уже проигрывал. Наступательный его порыв увенчал гол Николая Осянина - 2:2. Неуправляемая сила инерции увлекла вслед за мячом в зенитовские сети, задержавшие его стремительный бег. Когда спартаковец повис на сетке, рухнула боковая стойка (нагрузка для нее оказалась обременительной), потянув за собой перекладину. Судьба Осянина хранила - разминулась балка с головой нападающего.

Причина неординарного происшествия не столько в богатырской силе и мощи футболиста, сколько в недоброкачественном инвентаре лучшего в Ленинграде и одного из крупнейших в СССР стадиона, гордо носившего имя Сергея Мироновича Кирова. Запасные ворота доставили на место аварии оперативно, а устанавливали под проливным дождем долго, более получаса.

Многочисленная аудитория не расходилась. Интересовали ее, пожалуй, не окончательный результат (оставалось доиграть меньше получаса), а развернувшаяся перед ее взором интрига: как скоро водрузят на место ворота и доведут ли до ума начатое. Похоже было - не доведут. Выручил сердобольный зритель, не выдержавший душераздирающей картины. Любитель ловко в считаные минуты сделал то, что не удавалось в течение получаса группе профессиональных работников стадиона. Имя добровольца, спасшего матч, - Борис Прутковский, борец-вольник, чемпион страны в тяжелом весе середины 50-х.

ПОМОЩЬ ОКАЗАЛИ ПОИСТИНЕ БРАТСКУЮ

На большей части дистанции киевляне горячего дыхания за собой не ощущали: пятиочковый отрыв, вполне при прежней системе подсчета (два очка за победу) солидный, позволял не оглядываться, делать свое дело без напряжения и нервотрепки. На пятиочковый рубеж, сменяя друг друга, выходили ростовчане, "Пахтакор", чаще других - "Спартак". Это расстояние сохранилось до конца первого круга.

Удивил "Пахтакор" - стойкостью, труднопроходимой обороной, чего раньше за ним не наблюдалось. Расположился на турнирном экваторе на третьей позиции, в шаге от вице-лидера - "Спартака". Чему, собственно, удивляться - таковы плоды благотворной деятельности без преувеличения выдающего советского тренера Михаила Якушина. Начинал он строительство, как и положено при возведении нового здания, с прочного фундамента. Итог на первой половине пути для, не в обиду "Пахтакору", середняка потрясающий: ни одного (как и у Киева) прокола и всего 11 пропущенных мячей - второй результат (у лидера - пять!). Ничьих многовато (11), но в сочетании с семью победами получилось весьма недурно, взлетели ташкентцы так высоко, как никогда раньше не летали.

Радость от уверенной поступи омрачило несчастье, стихийное бедствие. Сильные подземные толчки разрушили город, не пощадив центральную его часть. Каждый пятый житель (300 тысяч из полуторамиллионного населения) остался без крова. Немедленная оперативная помощь поступила из всех республик многоликой, многонациональной страны. На месте районов с глинобитными домами за короткий срок построили новые, современные. Ташкент изменил прежний облик, посвежел, помолодел. Улицы и кварталы получили названия городов, чьи строительные бригады возводили фактически новый город. Люди сочувствовали постигшей ташкентцев беде. На всех стадионах, где появлялись футболисты "Пахтакора", встречали их рукоплесканиями.

На ташкентском стадионе в дни календарных матчей строителям выделяли несколько тысяч мест. И это при хроническом билетном дефиците, усилившемся в связи с серьезными видами своих любимцев на пьедестал.

ПО ХРИСТИАНСКОМУ ОБЫЧАЮ

За "Пахтакором", тесно прижавшись, расположились армейцы Москвы и Ростова. Так сформировалась первая пятерка на первой половине долгого пути. Ни одному чемпиону трех последних лет места в ней не нашлось. Победителя сезона-65 "Торпедо" продолжали называть чемпионом по инерции. Шанс повторить прошлогодний результат оставался теоретический, призрачный - отставание от лидера составило 11 очков. Чемпионы-63 и -64, динамовцы Москвы и Тбилиси, и вовсе затерялись в гуще народной.

Большая часть турнирного населения, на медали не претендующая, чувствовала себя благодаря гуманному, милосердному Положению (изгоняли только одну команду) защищенной, находилась при бесконкурентном кандидате на вылет, одесском СКА, в безопасности.

Одесситы, я об армейцах, марку аутсайдера держали, ни на миг не позволив усомниться в заранее отведенной им роли. "Локомотив" и еще пара турнирных "бомжей" попытались было выжить постояльца из пригретого им подвального дна. Поначалу, представьте себе, небезуспешно. Тому способствовала неосторожная, опрометчивая победа СКА над земляками - "черноморцами", оказавшаяся единственной в чемпионате.

Но очень скоро статус-кво был восстановлен, и армейцы вновь взялись за привычную работу - раздачу очков. Больше ничего не умели. Конец, легко изначально прогнозируемый - летальный исход. Отставание от ближайшего соседа в итоговой таблице составило десять очков! По советской двухочковой системе - дистанция огромного размера.

Рановато похороны устроил? Да какая разница. Тело-то давно остыло, предадим его по христианским обычаям земле. Так у нас издревле повелось. За одним, пожалуй, исключением. Об ушедших ничего или хорошо. Хорошего - ничего.

НОВЫЙ ОБЛИК ЦСКА

После минуты молчания обратимся к живым, здоровым, честолюбивым, вкуса к жизни не потерявшим. ЦСКА, к примеру. В толпе не затерялся, место дислокации в пограничной полосе между двумя кругами чуть раньше я обозначил. Медалист по итогам кампании 65-го не прочь еще одну награду на орденоносную грудь, украшенную стараниями блестящего поколения "лейтенантов", прикрепить.

Как уже было сказано, много молодежи явили народу тренеры, "ограбленные" коллегой Николаем Морозовым. Не только по этой причине обновлялись команды. У армейцев призвали в сборную только двух защитников, а новый главком Сергей Шапошников, переведенный из Закарпатского военного округа (СКА) в столицу, прихватил с собой из Львова рядовых Владимира Капличного, Степана Варгу, Богдана Грещака, из одесского СКА - Иштвана Секеча. Дебютировал, причем весьма успешно, защитник Юрий Истомин. Существенно изменился не только состав, но и, само собой разумеется, игра. "Общее у нынешней команды с прошлогодней лишь то, что у нее футболки красные, а трусы синие", - иронизировал Лев Филатов. Неудачно разыгранный дебют повлек серьезные материальные потери (+0=4-1).

Со временем стерпелось, слюбилось, связи наладились, с ними и игра. Зазвенят брошенные в командную копилку двухочковые монеты. В рассеявшемся тумане четко обозначатся контуры пьедестала с манящей золотой верхушкой. Разыгрались закарпатские хлопцы: Секеч и Варга в стрелковой подготовке уступят только вернувшемуся из сборной Борису Казакову (сильные чувства Николая Морозова к армейскому форварду поостыли, предпочел ему других. И тренерские сердца склонны к измене).

Пока же до пьедестала далеко, золотая верхушка все еще окутана дымкой. Нижние ступени сквозь разреженную мглу просматривались. Задача-минимум предельно ясна - вырваться из ближайшего окружения на оперативный простор и попытаться настичь беглеца. Глядишь, и в мощном киевском агрегате забарахлят детальки.

Общую панораму на стыке двух кругов показал вам эскизно, полюса обозначил. Вторую серию необычной "ленты" (об особенностях сезона - в заключительных главах) продолжим с возвращением в родные пенаты участников сражений на английских полях.

ОЧАРОВАТЕЛЬНАЯ УЛЫБКА ФОРТУНЫ

Акцент на события внутренние отвлек нас от советской сборной, путешествовавшей все это время на огромных закордонных пространствах от Южной Америки до Европы. Образовавшиеся хронологические ножницы, дабы не достигли критической точки, необходимо выправлять. Перейдем от событий союзных к международным по небольшому мостику, построенному нашими юниорами.

Вы правильно поняли: седовласые отцы амнистировали детей неразумных за неуспеваемость в международных турнирах 1962 и 1963 годов. Молодежь наказали двухлетним заключением, то есть отлучением от самого популярного и значимого в Европе футбольного турнира УЕФА среди 17-18-летних ребят.

Желания принять участие в финальной части недостаточно. Надо было это право заслужить в двухраундовой схватке с румынскими сверстниками. Соперник сложный, неприятные воспоминания от прошлогодней осенней товарищеской встречи (0:3) вряд ли выветрились. Теперь жребий свел с ним в матчах официальных.

Первая игра в Кишиневе проходила по классическому сценарию клубных евротурниров. Хозяевам отводится роль активная, атакующая. Каждый забитый гол увеличивает шансы на положительный итоговый результат. Гостям уготована роль пассивная, оборонительная. Обе стороны следовали сценарию на протяжении всего действа - наши нападали, румыны защищались.

Волнение, спешка, передаваемое из поколения в поколение неумение реализовать созданные моменты, поставить точку сказались и в этой встрече. Из множества благоприятных ситуаций использовали одну. Преимущество шаткое, вопрос о победителе не снят.

Повторная встреча в Бухаресте собрала на крупнейшем стадионе страны "23 августа" сорок тысяч зрителей, уверенных в благоприятном исходе. Вносить изменения в сценарий наши не решились, скорее не смогли. Вновь хозяева (на сей раз румыны) с первых минут ринулись вперед. Мы окопались, изредка предпринимая партизанские вылазки. После пропущенного в первом тайме гола общий счет сравнялся. Остальное время (примерно с час) советские юноши героически его отстаивали. Отстояли благодаря самоотверженности защитников, помощи бойцов других подразделений и... миловидной улыбке госпожи Фортуны.

Соперники распределенные сценарием роли исполнили старательно, но без порыва, вдохновения, импровизации. Счет содержанию двухактового спектакля соответствовал - 1:1.

Актеры покинули сцену, уступив место его величеству Жребию, находившемуся на связи с упомянутой только что госпожой. Исполнив ее волю, жребий решительно направил указательный перст в сторону наших ребят. Фортуна, обнажив ровный строй белых зубов, расплылась в улыбке, украсившей ее милый облик.

ПЯТЬ МАТЧЕЙ ЗА ДЕВЯТЬ ДНЕЙ!

Едем в Югославию! Здесь в последней декаде мая состоялся 19-й по счету турнир УЕФА. Интерес к нему проявлен большой. Удостоили его своим присутствием особы знатные: президент (Стэнли Роуз) и генсек (Ханс Бангертер) ФИФА, президент УЕФА Густав Видеркер, известные в мировом футболе специалисты из Англии, Италии, Швеции...

Формула турнира и регламент чрезвычайно жесткие. 16 команд, помещенные в четыре группы, в однокруговом турнире определяли победителей. Только они получали пропуск в следующий этап. Затем два полуфинала, игра за третье место и финал. Матчи в подгруппах и в плей-офф проводились через день. Четверка полуфиналистов с 21 по 29 мая сыграла по пять матчей! Встреча длилась 80 минут - два тайма по 40 минут. Разрешалась замена только вратаря.

Советскую сборную поместили в Суботице в "общаге" под литерой "Д" вместе в турками, швейцарцами и венграми. В такой последовательности и встречались.

Наши бодро отштамповали две победы-близняшки - 3:1. Перед заключительной игрой с Венгрией имели четыре очка. Венграм, отстававшим на очко, необходима победа. Вам нужна, вы и атакуйте, - предложили ребята. И едва за это не поплатились. Новость хорошая - устояли - 0:0. Ничья вывела нас в полуфинал. Новость плохая - играть с хозяевами, с югославами. Недобрая примета. "Отцы" на ЧМ-58 и -62, едва выйдя из группы, проиграли хозяевам, соответственно шведам (0:2) и чилийцам (1:2), а в финале Кубка Европы - испанцам - 1:2.

"Детям" опасный вирус не передался - Югославию не без труда, но все же одолели. Финал - с Италией, обыгравшей испанцев с тем же счетом. Итальянцы вышли на игру со знаменем, передававшимся из поколения в поколение. На голубом полотнище начертано крупными буквами: "Главное - не пропустить".

ЗОЛОТЫХ МЕДАЛЕЙ НЕ ХВАТИЛО

Насытили оборону максимально, к самому активному нашему форварду, Михаилу Гершковичу, отрядили двоих сторожей. Юркий, быстрый, техничный Михаил постоянно от них ускользал. Улучив момент, вышел в одиночестве на вратаря и был бесцеремонно сбит. Французский арбитр Лакоста думал в тот момент о чем-то глубоко личном, дуда его осталась безмолвной. Тяжелый, размокший грунт снизил преимущество наших ребят в скорости, разбить бетон не удалось - 0:0.

Опять жребий? Без работы его не оставят, затруднят по другому поводу. По регламенту в случае ничьей в финале победителями объявлялись обе команды. Так решили перед первым турниром, в 1948 году. И вот впервые 18-летней давности правило оказалось востребованным. Мы - чемпионы! На вершине пьедестала картина необычная - итальянский капитан Карло Петрини держит приз за одну ручку, советский, Леонид Морозов, - за другую.

Дуэт победителей создал руководству УЕФА проблемы. Где хранить выигранную чашу? С таким вопросом президент УЕФА обратился в присутствии двух капитанов к жребию. "Первые полгода - в Риме, вторые - в Москве", - ответил.

Не хватило золотых медалей. Отчеканили на одну команду, победили две. Раздали поровну из того, что было. Недодали по пять. "Наш представитель передаст их в Лондоне во время чемпионата мира в советское посольство. Там и получите", - обещал Густав Видеркер.

Шестнадцати юношам Федерация футбола СССР присвоила звание мастеров спорта, ЦК ВЛКСМ наградил почетными грамотами. Помимо футболистов достались они тренерам Владимиру Ивашкову, Евгения Лядину, врачу и членам делегации.

ЗА ДЕРЖАВУ СТЫДНО

Журналистов в Югославию не отпустили. Такова недобрая традиция. Даже на чемпионатах мира в Швеции и Чили их не было, советские болельщики пользовались услугами корреспондентов ТАСС, работавших в этих странах в качестве политических обозревателей. А вы хотите, чтобы на юниорский турнир потратились. Берегли народную копейку.

Жаловались тренеры на отсутствие специалистов. Они же разведчики. Все команды, кроме нашей, ими обзавелись, наблюдали за соперниками в группе и потенциальными. Пусть лучше об этом Ивашков с Лядиным расскажут: "Ни разу не видели своего соперника по полуфиналу - юношескую сборную Югославии. Настроить ребят как следует на игру с ними нам просто помог случай. Накануне матча мы смотрели в Белграде финальную встречу Кубка страны между загребским "Динамо" и белградским ОФК" ("Футбол" № 23).

Надеялись, что стиль игры молодых югославов будет в чем-то схож со стилем финалистов. Неловко писать об этом - за державу стыдно.

Итогами и самой игрой тренерский дуэт, естественно, остался доволен. Отметили вратаря Олега Иванова, защитников Леонида Морозова и Малхаза Шергелашвили, нападающих Гиви Нодия и Михаила Гершковича.

Золото для страны юниоры добыли. Слово за вами, взрослые.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...