Газета
1 ноября 2013

1 ноября 2013 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1966 год. ЧАСТЬ ПЯТАЯ

Заждались небось звона мячей, забитых голов, всего того, что вкладываем в понятие "большой футбол". Ничто не препятствует открытию занавеса? Ошибаетесь. Автор, пользуясь привилегированным положением, задержал торжества для важных правительственных сообщений, весьма населению приятных и полезных.

НАД ДНЕПРОМ ЗАЖГЛИСЬ НОВЫЕ ЗВЕЗДЫ

ПОЛЕЗНОЕ С ПРИЯТНЫМ

Начну с полезного. Центральный Комитет КПСС, "учитывая пожелания трудящихся", жаловал строителям коммунизма два выходных дня в неделю - помимо воскресенья еще и субботу. Правда, при сохранении 41 рабочего часа. Больше стало свободных дней, но и количество часов в течение дня увеличилось.

К новостям приятным отнесу очередную крупную победу советской науки в освоении космоса (не в укор нынешним покорителям - как давно это было!). 3 апреля в 21 час 44 минуты по московскому времени впервые в мире был осуществлен запуск искусственного спутника Луны. Наконец вдохновительница поэтов и влюбленных обзавелась собственным спутником.

Еще одна приятная новость, я бы назвал ее тщательно скрываемой радостью (сам ее испытал), - для многомиллионной армии болельщиков. 8 апреля завершил работу трескучий, с обещанием народу разных всяких благ и процветания ХХ III съезд компартии Советского Союза. Завершил вовремя, за два дня до пуска очередного первенства, разгрузив тем самым насыщенные многословными речами делегатов газетные полосы. "Советский спорт" больше времени и места стал уделять футболу.

На этой радостной ноте завершу преамбулу.

ПЕРВЫЕ ГОЛЫ, ПОБЕДЫ...

Десятого апреля тронулся в долгий путь (в один конец) громоздкий, из 19 "вагонов", поезд № 28. Отбыл строго по расписанию. Прибудет ли в срок согласно намеченному графику, 20 ноября, говорить рано. Прогнозировать, без риска ошибиться, возьмусь: печальный предшествующий опыт оптимизма не вселяет.

Первый матч (в 13.00 по московскому времени) начался в Кутаиси - местного "Торпедо" со "Спартаком". Первого гола ждать долго не пришлось: полных восемь минут. На девятой форвард москвичей Юрий Семин (сегодня знаменитый, титулованный тренер - Палыч) взял ворота Роина Квасхвадзе. Гости выиграли - 3:1. Матч открытия стал самым результативным в туре. Сравнялся с ним заключительный в первый игровой день, киевский, где серебряные медалисты распяли "Зенит".

С "серебряными медалистами" погорячился. Забивали ребята, регалиями и наградами не обремененные. Начал перешедший из "Черноморца" Валерий Паркуян, продолжил автоголом ленинградец Владимир Непомилуев, затем исполнил соло вчерашний дублер Анатолий Бышовец. К 53-й минуте - 3:0. Соперник в состоянии грогги. В любительском боксе впору было в интересах здоровья спортсмена выбрасывать на ринг полотенце. Любительский футбол - вид спорта жестокий. Тумаки разрешается наносить в течение отведенных полутора часов. Бышовец этим воспользовался, подарил публике очень красивый гол, организованный еще одним резервистом, Владимиром Мунтяном - 4:0. Первая в сезоне крупная победа.

...И УДАЛЕНИЯ

Продолжив спонтанно возникшую рубрику "Впервые", с прискорбием сообщу о первых удалениях. Случились в первом матче. В Кутаиси арбитр из Могилева Подшиваленко, новичок, не работавший на столь высоком уровне, с непривычки или с перепугу удалил сразу двоих и причину в протоколе изложил. Сначала Джемала Херхадзе ("за удар Логофета ногой"), вслед за ним и "пострадавшего" ("за ответный удар соперника ногой"). Поступок для дебютанта мужественный. Наверняка знал - мера в среде коллег непопулярная. В 65-м, к примеру, в 272 матчах изгнали всего девять футболистов, в среднем раз в 30 (ТРИДЦАТИ!) встречах. А тут в первом же - двоих.

Небось перед дебютом, как студент перед экзаменом, всю ночь грыз свод судейских правил. Действия Херхадзе и Логофета под "вышку" подпадали. Нареканий, жалоб в адрес Подшиваленко не поступало ни от побежденных, ни тем более от победителей. Но больше к работе в высшем классе его не подпускали.

СЛЕДУЯ СОВЕТУ Михаила ЯКУШИНА

Продолжение последовало. Эпидемия (не стесню себя в выражениях) хамства и хулиганства, вспыхнувшая на Черноморском побережье в подготовительный период, распространилась на соревновательный. Через пять дней в Ереване минский защитник Эдуард Зарембо в начале второго тайма при счете 0:0 совершил вопиющий проступок. Его товарищ Коберский добросовестно, со знанием дела, "подковал" защитника хозяев Юмакулова, а когда тому на помощь поспешил врач Бабаян, Зарембо ни с того ни с сего ударил эскулапа ногой, да так, что хромающего Бабаяна вместе с пациентом увели за пределы поля. Арбитр Александр Меньшиков немедленно выдворил хулигана.

Ранней весной во время контрольного матча досталось игроку "Пахтакора". Он в ярости бросился на обидчика. Окрик Михаила Якушина его остановил. Диалог, возникший между воспитателем и подопечным, записал Алексей Леонтьев:

"- Иди сюда. Больно? Очень? Ай-яй-яй! Нехорошо. Хотел рассчитаться?

- Да!

- Забей голик! Голик!.. Умный сдачи давать не будет. Да и плата высокая" ("Советский спорт" от 16 апреля).

Ереванцы воспользовались советом мудрого Михаила Иосифовича: без кровопролития совершили вендетту, отомстили за товарища, забив один за другим три мяча - 3:1.

ПРИЧИНУ УДАЛЕНИЯ В МИНСКЕ СКРЫЛИ

Удивила реакция минской прессы. Партийный орган республики, "Советская Белоруссия", ограничился 16 апреля туманной фразой: " за нарушение правил судьей А. Меньшиковым с поля был удален центральный защитник минчан Э.Зарембо". Не объяснив сути содеянного, газета фактически дезинформировала читателей.

Ее примеру на следующий день последовал "Физкультурник Белоруссии". В статье Д. Болдырева "Когда один подводит коллектив" можно было догадаться - речь об Эдуарде Зарембо. И ни слова о причине. Через неделю тот же автор, раздосадованный проигрышем минчан (1:3) в Алма-Ате, посвятил материал ("В чем дело, динамовцы?") причинам удручающего старта - очко в трех играх. Главную узрел в дисквалификации защитника "за хулиганскую выходку". О самом проступке, тянувшем как минимум на 15-дневную изоляцию от общества, распространяться не счел нужным. Не этим был обеспокоен, а тем только, что "санкция Спортивно-технической комиссии создала перед руководством команды затруднения в комплектовании линии защиты" ("Физкультурник Белоруссии" от 24 апреля).

ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ ЗАСЕДАНИЕ СТК

Спустя шесть дней после происшествия в Ереване "дублем" отметился алма-атинский арбитр Владимир Толчинский, удалив в Баку в матче "Нефтяника" с московским "Динамо" двух футболистов. Слово очевидцу, Алексею Леонтьеву: "Хозяева поля имели неоспоримое преимущество. Динамовцы уступали им по всем статьям. Но... под занавес за обоюдную драку с поля были удалены Я. Бабаев и Маслов. Думается, что не только Федерация футбола СССР, но и тренеры команд несут ответственность за то, что вспышки грубой игры до сих пор не прекращаются" ("Советский спорт" от 22 апреля).

"Криминогенная" обстановка на футбольных полях резко обострилась. В течение 11 весенних дней был перекрыт прошлогодний полугодовой план по удалениям. Созывается чрезвычайное заседание СТК. По заведенному тогда порядку протоколы с санкциями собраний команд передавались в федерацию, и там выносили окончательный вердикт. Обычно более жесткий, нежели на местах. Во всех случаях в коллективах ограничились двухматчевым наказанием. В Минске, ввиду вопиющего проступка, прибавили пять игр условно. СТК в отношении Логофета, Херхадзе и Маслова с мнением команд согласилась. Зарембо пять условных игр превратила в реальные. Столько же "отсидел" и Яшар Бабаев.

Не успели просохнуть чернила на постановлении карательного органа, как проштрафился киевлянин Виталий Хмельницкий. В Ростове он схлопотал "высшую меру" за рукоприкладство. На языке протокола - "за удар соперника в лицо". И в этом случае Спортивно-техническая комиссия ужесточила кару, вынесенную динамовцами. Не намного - с двух матчей до трех.

"ОБЪЯВИМ ВОЙНУ ОСЕНЬЮ"

"Разгул преступности" взбудоражил общественность, журналистов. В гневных статьях клеймили нарушителей, призывали наказывать по всей строгости. Вал критики достиг Всесоюзной коллегии судей. Ее председатель Николай Латышев в интервью "Физкультурнику Азербайджана" (от 21 июня) признал: "Возмущение совершенно справедливо, - после чего доверительно сообщил журналисту, - по секрету: мы намечали развернуть кампанию с нарушителями в сезоне 1966 года, дабы они в последующем не переросли в скандальные дела, но заела связанная с мировым чемпионатом текучка. Но должен заявить со всей ответственностью: уже с нынешней осени грязной игре во всех ее разновидностях будет объявлена война".

Волна негодования, вызванная прессой, призывала арбитров решительно бороться с грубой игрой. Возьму на себя смелость не согласиться с формулировкой журналистов ("грубая игра") и ее разновидностью ("грязная игра"), прозвучавшую из уст председателя ВКС.

РАССТАВИМ ТОЧКИ НАД i

Грубая (грязная) в сочетании со словом "игра" предполагает применение запрещенных правилами приемов непосредственно в борьбе за мяч. В описанных случаях грубости как таковой не было: футболисты дрались, наносили побои в неигровой обстановке или после остановки игры арбитром. Посему квалифицироваться должны в лучшем случае как хулиганство.

За грубые приемы в борьбе за мяч в 66-м удалили всего двух футболистов, в 65-м - ни одного! Изгоняли в самом крайнем случае за вопиющие правонарушения, когда не наказывать было так же преступно, как (пользуюсь юридическим термином) и сокрытие преступления. Оставить без последствий безобразный проступок Зарембо в Ереване или защитника "Кайрата" Анатолия Федотова даже сердобольные советские судьи не решились.

В Киеве в начале второго тайма ("Кайрат" проигрывал - 0:1) мальчик за кромкой, как показалось защитнику, слишком медленно сходил за выбитым в аут мячом и небрежно подал его Федотову. Рассвирепевший футболист ударил подростка, вызвав справедливый гнев трибун. Хозяева наказали "Кайрат"еще двумя голами - 0:3. Защитника дисквалифицировали до конца года, на оставшиеся шесть матчей.

Изгоняли в основном за драку, удары в лицо, по другим частям тела, оскорбление арбитров нецензурными словами и выражениями. Да и то не всегда. Зафиксировано в протоколах несколько случаев, когда за подобные правонарушения хулиганы отделывались предупреждением. Или вовсе оставались безнаказанными.

ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ АРИФМЕТИКА

Грубая игра, как мы сегодня ее понимаем и как она в большинстве своем трактуется судьями, в те далекие годы наказывалась редко. В 66-м в протоколах записано 77 предупреждений в 342 матчах чемпионата. То есть в среднем раз за 400 минут, или четыре с половиной матча! Для сравнения: в текущем российском первенстве годовой нормы сезона-66 едва не достигли после двух первых туров - 73 "горчичника". Забавная арифметика. За что предупреждали в 66-м? За апелляцию к зрителям, несогласие с судейским решением, несоблюдение правил 9 метров, затяжку времени, неспортивное поведение... Есть и такая запись: "За провокационные разговоры".

Чтобы сподвигнуть долготерпимых арбитров на санкцию, надо было очень уж их допечь. Как, например, защитник "Арарата" Александр Семин доводил московского судью Владимира Барашкова. Когда становилось невмоготу, Барашков подзывал футболиста, беседовал с ним, увещевал и, лишь разуверившись в своих педагогических способностях, сделал в своем блокноте после очередной нравоучительной беседы запись, перенесенную после игры в протокол: "Предупрежден за систематические толчки, подножки".

Более впечатляющая вышла из-под пера киевского судьи с железными нервами Александра Мугурдумова: "За умышленную, неоднократную задержку соперника руками", то есть за неоднократный срыв атаки. Даже нынешние российские либералы при первом же подобном действии способны "желтую" извлечь, а в случае фола "последней надежды" и красную.

А как вам такая фраза авторства Анатолия Васильева, жителя Харькова: "За грубую игру, порой переходящую в грязную"? Предназначалась защитнику московского "Динамо" Владимиру Глотову. Николай Латышев за такие правонарушения обещал карать сурово. Правда - с наступлением осени. Глотову повезло - испытывал судейское терпение весной.

Не совсем понятно, почему надо было дожидаться осени. Не первый уже год в правилах прописано и на сборах судейских говорено: за грубые нарушения предупреждать немедля, за повторные - удалять. Как исполняли, красноречиво свидетельствуют приведенные давеча протокольные записи. Оттого и цифры итоговые смешны. Тбилисцы за весь турнир (38 игр) ни разу не предупреждались. По два получили "Черноморец", "Кайрат", "Нефтяник" и Минск. По три - "Пахтакор", "Крылышки", "Локомотив" и Киев. Это при наличии в их рядах больших специалистов в искусстве "не пущать".

"РЕКОРДЫ" "СПАРТАКА"

В рекордсменах - "Спартак": и в командном зачете (9 предупреждений), и в индивидуальном - Валерий Дикарев получил четыре. Вновь напрашиваются для сравнения цифры. С нынешним российским чемпионатом сравнивать рановато - он еще на ходу, а по итогам прошлого сезона один только армейский швед Вернблум за 26 игр собрал желтых больше (11), чем все спартаковцы, вместе взятые, в 38 турах. Что же до разноплеменных потомков советского "Спартака", превзошли они дальних родственников намного - в девять раз: "народная команда" только желтых карточек в минувшем сезоне нахватала аж 82.

Сравнение некорректно? Возможно. Футбол стал быстрее, контактнее, жестче. Кто спорить станет. И судьи российские международным стандартам соответствовать стараются (нам порой кажется - не всегда удается), судят строже. Но и в 60-х, поверьте, не ангелы по полю бегали, заплечных дел мастеров хватало. Позволь нашим судьям с современной трактовкой правил, пониманием, что такое хорошо и что такое плохо, окунуться в то советское далеко, ничтожные цифры полувековой давности, над которыми вы все еще смеетесь, выглядели бы куда солиднее, упитаннее, возможно, и конкуренцию сегодняшним составили бы.

"Криминальная" тема, связанная с преступлениями и наказаниями, имеет постоянную прописку на страницах "Летописи". Уделяю ей внимание обычно в последних главах, итоговых. А тут вдруг обрушилась, едва мяч в игру ввели. Вины за собой не чувствую. Так жизнь турнирная сложилась - бурно, агрессивно, с мордобоем, рукоприкладством, беспрецедентным хамством: на моей памяти единственный случай, когда с поля вместе с травмированным футболистом уносили и колдовавшего над ним врача. Пресса реагировала темпераментно, шумно, разбудив полусонную с завязанными глазами Фемиду. Реакция ее, необычайно для того времени жесткая, общественность удовлетворила и несколько утихомирила драчунов. Рецидивы повторялись, но уже не с такой пугающей частотой.

Цепная реакция событий и вынудила автора этих строк проследить за стремительным их развитием, заодно и чуть развить и обобщить всегда актуальную тему в надежде избежать ее в дальнейшем. Год сложный, перенасыщенный событиями. Будет о чем поговорить, порассуждать, проанализировать, конечно же, с активным участием специалистов. Ну а теперь к делам турнирным.

МОЩНЫЙ СТАРТ ЖОВТО-БЛАКИТНЫХ ХЛОПЦЕВ

Нелегко пришлось поначалу лидерам советского футбола, отдавшим по прихоти Николая Морозова на долгие семь месяцев лучших бойцов в союзное войско. Пожалуй, тяжелее всех - дружине Виктора Маслова. Надолго отлучили Банникова, Сабо, Серебряникова, Бибу, Хмельницкого. К началу чемпионата двоих последних (Морозов от их услуг отказался) вернули, но перед поездкой в Англию призвали Островского и Паркуяна.

Экс-одессит только-только познакомился с ребятами, наладил отношения, стал забивать (в шести первых играх пять мячей), а тут на тебе - "забрили".

Что удивительно, обновив наполовину состав (напомню, перед началом первенства подался в Одессу Базилевич), экс-чемпионы заиграли ярко, свежо, красиво, результативно. На исходе шестого тура - четыре крупные победы. Помимо "Зенита" (4:0) разгромили с тем же счетом дома "Крылья", на выезде - Минск. За ним и ростовский СКА - 6:1. Только в игре с "Локомотивом" ограничились одним голом. Мощный рывок на коротком турнирном отрезке позволил бы уйти в отрыв и обеспечить единоличное лидерство, не увяжись вдруг "Спартак". У конкурентов по одному потерянному очку и лишь сумасшедшая разница в мячах (19-1) против более скромной у москвичей (10-2) позволила киевлянам красоваться на первой строчке.

Тон в игре задавали вчерашние дублеры - вратарь Евгений Рудаков, полузащитник Владимир Мунтян, нападающий Анатолий Бышовец и, конечно же, капитан команды Андрей Биба (провел лучший свой сезон), от которого опрометчиво отказался тренер сборной.

Молодежь заиграла так сильно, уверенно и непринужденно, что у их товарищей по сборной возникли опасения. "Если так пойдет и дальше, мы по возвращении из Англии потеряем место в составе", - то ли в шутку, то ли всерьез поведал журналистам Виктор Серебряников. Серьезнее некуда. Виктор Банников, просидев на импортной английской лавочке, сменил ее, вернувшись, на отечественную, киевского производства. Рудаков занятое в воротах место коллеге не уступил. Да и какой резон тренеру заменять вратаря, отстоявшего к возвращению "англичан" в 16 матчах (из 21) на ноль и пропустившего всего шесть мячей.

ПОД ЗВУКИ МЕДНЫХ ТРУБ

Сбылось предсказание Виктора Маслова. Лишившись основных игроков, тренер сохранял спокойствие. "Ничего, начнут забивать дублеры", - обещал журналисту. Слово сдержал.

Пока динамовские мэтры готовились к сражениям на британских островах, молодежь в сотрудничестве с завсегдатаями рвала и метала. Вчерашние дублеры не стушевались, действовали уверенно, без дрожи в коленках, задавали тон в игре, созидали, забивали, вызывая всеобщий восторг. За исключением тех, кто испытал на себе разрушительную силу киевской "Динамо"-машины.

Пресса не уставала расточать комплименты. "Самобытен Анатолий Бышевец (так писали и произносили в те годы его фамилию. - Прим. А.В.). Он передвигается по полю как бы с ленцой, без полной выкладки сил, но в нужный момент взрывается энергией, демонстрирует ряд отточенных финтов и легко прорывается сквозь чужие оборонительные построения.

Вездесущ любимец киевской публики Владимир Мунтян. Юный полузащитник прекрасно видит поле, мгновенно ориентируется и всегда остро отдает мяч... Он прочно стоит на ногах, исключительно координирован, легко выходит победителем из воздушных дуэлей с футболистами, превосходящими его ростом и весом.

Трудолюбив и неутомим Анатолий Пузач. Он, подобно прессу, давит на защитников, бьет по воротам при малейшей возможности, не обрабатывая мяч" ("Футбол" № 24).

Киев продолжал победное шествие, не сбавляя хода, даже когда возникали препятствия более серьезные, московского производства - "Торпедо", "Динамо", "Спартак". Курьезная домашняя ничья в промежутке с одесским СКА объяснима причиной прозаической, широко распространенной - недооценкой безнадежного аутсайдера.

Встреча вице-чемпиона с чемпионом, несмотря на отсутствие в составах ведущих футболистов, переполнила чашу киевского стадиона, собравшую свыше 60 тысяч "глядачив". Игры ровной, зрелищной, обоюдоострой не получилось. Интрига умерла уже в первом тайме. Слишком велико было преимущество хозяев, материализовавших его в два гола. После перерыва у лидеров и мысли не возникло отстоять завоеванное, засушить игру. Продолжали давить. Но это не был тупой, примитивный навал. Атаковали широко, по всему фронту, красивые комбинации сопровождались рукоплесканием трибун.

Торпедовцы не думали отсиживаться в тылу, их к тому принудили. Они не упускали случая изменить неблагоприятно сложившийся ход матча. Случай представлялся не так часто, как того бы хотелось, и хозяева гасили активность чемпионов на дальних подступах к своим владениям. Попытки Стрельцова неожиданными ходами и остроумными передачами вдохновить товарищей понимания не находили.

ОТЕЧЕСКАЯ ЗАБОТА

Вновь отметился Бышовец. В седьмом матче талантливый форвард забил свой шестой гол, став на этом отрезке лучшим бомбардиром чемпионата. Сегодня журналисты поощряют игроков за забитые голы высокими оценками. А корреспондент киевской молодежки Дэви Аркадьев разразился таким вот пассажем: "В матче с "Торпедо" особенно четко всплыла не делающая чести футболисту манера Бышевца увлекаться "сольными партиями". Слишком уж неохотно он расстается с мячом даже в те минуты, когда тот был бы более "с ноги" партнерам по нападению" ("Комсомольское знамя" от 15 мая).

Журналист был не одинок в оценке "раннего творчества" загоревшейся на небосклоне звездочки, способной превратиться в яркое светило. Посвятил 20-летнему парню колонку в рубрике "Молодые имена" один из лучших и результативнейших форвардов советского футбола, известный тренер Александр Пономарев.

Начал Александр Семенович за здравие: "Бышевец всегда заряжен на удар, стремится получить мяч на передней линии, найти активную позицию для удара. И притом он достаточно техничен. Мало кто из молодых умеет так хорошо играть корпусом, как он".

Но... продолжил тренер: "Он очень неохотно расстается с мячом, подолгу "мусолит" его. Имея возможность найти более простые ходы, Бышевец не использует их отчасти потому, что не видит, отчасти стремится сыграть более оригинально... И часто приносит своей команде не пользу, а вред".

Критические слова сказаны из благих намерений, желания предотвратить "головокружение" от первых успехов и чрезмерно хвалебных отзывов в прессе, расточаемых восходящей звезде. В заключительных словах тренера - нескрываемая отеческая забота о многообещающем парне: "Начало прекрасное, но хочется предупредить молодого футболиста: "мелкое чемпионство" - плохой помощник в главном, в становлении характера. А Бышевцу предстоит немало потрудиться над собой... Надо ковать характер, воспитывать умение прислушиваться к советам тренера и старших товарищей и извлекать из них пользу" ("Советский спорт" от 20 апреля).

Столичных одноклубников киевляне прошли легко - 2:0. Счет такого впечатления не оставил. Разрушать проще, нежели созидать. Создаваемую на поле красоту защитники москвичей разрушали как могли, не всегда в рамках закона. "Игра киевлян доставляет удовольствие зрителям, а раздосадованные гости все чаще и чаще нарушают правила", - передавал из Киева корреспондент "Советского спорта" Аркадий Галинский.

Таллинский судья Эуген Хярмс скрупулезно и бесстрастно фиксировал нарушения. Москвичей оштрафовал 21 раз (киевлян - семь). Ни одно, по мнению арбитра, на предупреждение не тянуло.

ПРИЗ ВРУЧИЛИ В ТАРАСОВКЕ

Первое июня - промежуточная кульминация турнира - встреча лидеров, киевского "Динамо" (16 набранных после девяти игр очков при двух потерянных) со "Спартаком", потерявшим очком больше. Притормозили его в Москве "Пахтакор" и "Арарат".

Что до игры с "Пахтакором", особое мнение выразил очевидец, корреспондент республиканской спортивной газеты А. Назарянц, уверенный - потерял очко не "Спартак", а ташкентская команда. Заголовок к написанному им собственноручно отчету о матче ("Как украли очко") - красноречивое тому свидетельство.

Прибыл журналист в Москву с миссией приятной - вручить "Спартаку" приз за выигранный в Ташкенте весенний турнир. Москвичи не получили его на месте, потому как торопились домой оформлять визы на поездку во Францию.

От предматчевой торжественной церемонии спартаковские руководители, к удивлению журналиста, отказались. Вернее, ссылаясь на причину, с точки зрения атеистов смехотворную, просили перенести торжества на другое время и в другое место. Подробности в материале Назарянца: "Переговоры по "дипломатическим" каналам не дали результатов. Товарищи, которые должны были содействовать церемониалу, убеждали меня в том, что, мол, футболисты верят в приметы:

- Играла бы другая любая команда со "Спартаком", а то "Пахтакор". Нет, уж лучше поезжайте в Тарасовку" ("Физкультурник Узбекистана" от 25 мая).

В Тарасовке на следующий день после игры и вручили. "После нашей беседы и матча я понял, что у спартаковцев были причины верить в приметы", - заключил автор.

КТО ПОТЕРЯЛ ОЧКО?

Начал он отчет, наверняка перевозбудив болельщиков среднеазиатской республики, без дипломатических экивоков, откровенно, безапелляционно, будучи уверенным в достоверности каждого написанного им слова: "Расскажем, как у ташкентцев украли, будем называть вещи своими именами, очко".

Украл, судя по дальнейшему повествованию, "нехороший человек", тбилисский арбитр Илья Бочорадзе, попав под неослабевающий пресс 70-тысячной аудитории "Лужников". Вот как это было: "Во втором тайме забил Осянин из явного положения "вне игры". Судья Бочорадзе и его помощник Пейкришвили гол справедливо отменили. На стадионе творилось что-то невообразимое - свист, крики "судью с поля!".

Когда на 79-й минуте забил Абдураимов, трибуны и вовсе распоясались. Бочорадзе "сломался". Нервы у него не выдержали.

Никем не атакуемый Семин, театрально взметнув руки вверх, как подкошенный упал в штрафной ташкентцев. Секунду-другую арбитр колебался, но трибуны доконали его - рука трусливо показала на 11-метровую отметку".

Тон, в каком изложены события, взгляд на них сквозь болельщицкие очки недопустимы для журналиста и газеты, поместившей явно тенденциозный материал.

Тому есть объяснение. В кои веки "Пахтакор" (к восьмому туру только Ташкент, Киев и "Спартак" шли без поражений) находился в непривычной, волнительной близости от символического пьедестала и, будучи конкурентом "Спартака", не желал пребывать в роли временщика. Обидно упускать победу на последних минутах важнейшего на том отрезке матча. Обида, когда следишь за игрой как рядовой болельщик, способна затуманить взор, исказить реальную картину.

Пример не единственный. Близорукость - недуг в среде журналистов, обитавших на разной удаленности от московского кольца, распространенный. Отдельные рецидивы отнюдь не детской болезни нами описывались. Повод для гневных, разоблачительных тирад арбитры, конечно, давали, но не так часто, как это виделось или привиделось людям с оптическими приборами клубных цветов и ядовитыми, формы копья, перьями.

Назарянц - не единственный свидетель. Матч транслировался по телевидению, за ним наблюдали специалисты, и ни один не нашел в судейских решениях предвзятости. Ошибки были, но пенальти назначен по делу: когда Семин ворвался в штрафную и вышел на вратаря Пшеничникова, его просто-напросто сбили - открыто, откровенно. Митинг, устроенный гостями после вынесения приговора, скорее дань недоброй традиции и сложившегося с некоторых пор ритуала.

Пшеничников удар Петрова отбил, а Логофет, опередив оцепеневших защитников "Пахтакора", легко переправил мяч в ворота - 1:1. Счет справедливо отразил соотношение сил на поле. Игра, живая, интересная, проходила в теннисном ключе - атака туда, атака сюда - примерно с равными созданными и упущенными шансами.

Потерянное (по мнению ташкентского корреспондента, найденное) очко не позволило "Спартаку" опередить киевлян. Ничья в следующей домашней игре с "Араратом" и вовсе оставила в шаге от лидера.

НЕТ ХУДА БЕЗ ДОБРА

К анонсированному матчу в Киеве, кульминационному на первой четверти турнирной дистанции, готов приступить тут же, не сходя с места, если бы не пришелся он на заключительные строки пятой части. Газетные полосы имеют зловредную привычку внезапно кончаться, доставляя авторам проблемы. Долгий опыт общения с печатными изданиями закалил вашего покорного слугу, приучил быть готовым к пакостям, относиться к ним философски и даже, вкушая плоды из бездонной кладези народной мудрости, извлекать пользу. "Нет худа без добра", - выловил нужную. Действительно, что лучше - лихорадочно, торопливо, путаясь в словах, вести репортаж под грозящее падением флажка тиканье часов или перенести его на следующее наше с вами рандеву? Предпочитаю второй вариант. Вот и вы, чувствую, не против. До встречи.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...