Газета
4 октября 2013

4 октября 2013 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1966 год. Часть вторая

Деятельность высших футбольной и спортивной инстанций ваш покорный слуга частенько подвергал критике, брал на себя функции общественного обвинителя. Было за что. Сегодня добровольно обряжусь в тогу адвоката и постараюсь защитить обе организации от резких нападок СМИ в тех случаях, когда Федерация футбола СССР и ЦС Союза спортобществ вынуждены будут, выполняя грязную работу "киллеров", уничтожить собственные постановления. А заказчиков найти попытаюсь.

ФЕДЕРАЦИЯ ПРЕДПОЛАГАЕТ, ПАРТИЯ РАСПОЛАГАЕТ

ПЯТНАДЦАТЬ?

В начале 65-го футбольная федерация по инициативе своего председателя решила сократить в следующем сезоне высший дивизион с 17 команд до 15. Это позволило бы в год чемпионата мира значительно разгрузить внутренний календарь и одним выстрелом убить двух зайцев: создать сборной условия для спокойной, планомерной подготовки к главному турниру четырехлетия и не ущемить интересы ведущих клубов - позволить им игры союзного чемпионата проводить в сильнейших составах. И волки были бы накормлены, и овцы целы.

В ноябре 65-го неожиданно, на ровном месте, возникли осложнения. Троих лишних из первой группы класса "А" ("Локомотив", кутаисцев и одесский СКА), как и было предусмотрено Положением, попросили с вещами на выход. Однако взамен из второй группы в первую вместо одной команды - победительницы - впустили две.

ШЕСТНАДЦАТЬ?

Напомню ситуацию, не так давно описанную. Во второй группе "Арарат" и "Кайрат" собрали очков поровну. Между ними в Грозном состоялась переигровка за право выхода в первую. Об этом не уставала повторять федерация и лично Николай Ряшенцев. В последний раз напомнил накануне игры. А в день матча обоим претендентам перед выходом на поле сообщили радостную весть: независимо от результата предстоящей игры им выслали пригласительные билеты в высшее общество.

Вместе с командами узнала об этом и… федерация. В тот же день она официально, словно извиняясь, подтвердила информацию, больше походившую на неправдоподобный, нелепый слух или глупый розыгрыш. Как бы то ни было, число участников чемпионата-66 в одночасье возросло на одну незапланированную штатную единицу - с 15 до 16. По чьей милости? Запаситесь терпением. Появились смутные предчувствия - и это не предел.

Породила сомнения странная статья известного, уважаемого журналиста Александра Вита, опубликованная 18 ноября, за два дня до завершения чемпионата-65, в одесской газете "Черноморська комуна". Вит стал вдруг (с чего бы?) расточать комплименты покинувшим "мир лучший" - кутаисцам, "Локомотиву", особенно армейцам Одессы, выпавшим в осадок. Впечатлили его одесситы "гармоничной организованностью, спокойствием и неуступчивостью". Сказано, между прочим, о команде, которая уступила в 23 играх из 32 (всего при трех победах) и наскребла 12 очков из 64 возможных! Никто, кроме Вита, этих достоинств у одесситов не заметил.

Заключительные строки, содержавшие основную идею, предчувствия усилили: "Все 17 команд с полным правом занимают свои места, и прошлогоднее решение Федерации футбола СССР о сокращении первого эшелона до 15 команд в свете завершившегося чемпионата кажется устаревшим и ненужным". И это писал один из ведущих обозревателей, прекрасно в футболе разбиравшийся.

А как же незыблемость закона, на нарушения которого всегда чутко реагировал журналист? Может, секретную информацию по надежным каналам получил? Или птичка, пролетая над Старой площадью, услышала что-то и в клювике новость принесла? Во всяком случае, федерации ничего об этом не было известно, и уже после завершения сезона Ряшенцев во всеуслышание заявил 27 ноября в "Известиях", а на следующий день в еженедельнике "Футбол" (№ 48), о переводе московского "Локомотива", кутаисского "Торпедо" и одесского СКА из первой группы класса "А" во вторую. Увы и ах.

Получив в последней декаде декабря из закрытых источников негласное распоряжение об увеличении численности первой группы, Николай Николаевич расстроился. Будучи не в силах противостоять спущенному из поднебесья приказу, он излил душу читателям "Советского спорта" (от 23.12.65): "Хотелось бы остановиться на одной важной проблеме нашего футбола, о которой дальше молчать невозможно. Меценатство, распространившееся повсеместно, мешает нормальному руководству футболом. Оно порождает нездоровые явления в футболе - захваливание, зазнайство, чванство, грубость, всепрощение - и, конечно, отрицательно сказывается на организации всесоюзных соревнований".

Крик души председателя чуть приоткрывает завесу. Так вот кто мешал ведомству Ряшенцева спокойно руководить футбольным хозяйством, последовательно осуществлять задуманное! Вот по чьей вине возвращали в футбол пожизненно от него отлученных, сокращали сроки дисквалификации, нарушали инструкции о переходах, Положение о чемпионате! Именно по милости меценатов из второй группы в первую перевели две команды вместо одной. По их вине был нарушен "паспортный режим" в отношении "Локомотива", кутаисцев и одесского СКА. Не зря ведь я советовал вам в заключительных главах "Летописи-65" не торопиться с "панихидой" по их отходу.

ДЕВЯТНАДЦАТЬ!

Слухи, достигшие в декабре 65-го, незадолго до Нового года, Ряшенцева, почву под собой имели твердую. 5 февраля центральные и республиканские газеты опубликовали подписанное высшим спортивным органом постановление: "Президиум Центрального совета Союза спортивных обществ и организаций СССР постановил провести первенство страны по футболу в 1966 году среди 70 команд класса "А", в том числе 19 коллективов первой группы и 51 - второй" .

Вскоре после обнародования нового Положения СМИ провели мощную артподготовку. Журналисты бушевали. Непосвященные направили огонь на ведомство Юрия Машина, вынужденного взять на себя ответственность за чужие грехи. Заодно досталось и ни в чем в данном случае не повинной футбольной федерации.

"Как Центральный Совет спорт-обществ самостоятельно (? - Прим. А.В. ) принял решение и навязал его федерации?.. Почему решение принято в узком кругу, почему спортивная общественность поставлена перед свершившимся фактом?" - недоумевала "Московская правда".

Более информированные, не называя исполнителей, были недовольны самим фактом нарушения принятого годом раньше закона. Возмутился устами Николая Старостина главный печатный орган страны - газета "Правда": "Пора, наконец, остановиться на постоянных принципах розыгрыша во всех группах команд мастеров. Количество команд ежегодно меняется по причинам малопонятным".

Небольшая цитата из заметки в "Советской России" 10 апреля, в день открытия сезона: "Нам посулили, что в нынешнем году в классе "А" будет на две команды меньше, чем в прошлом, а их стало на две больше". Автор этих строк, не поверите, - Александр Вит. Тот самый, кто в ноябре 65-го взял под защиту тройку аутсайдеров, доказывая, что они достойны продолжить спортивный путь в высшем классе.

Известный московский журналист Илья Бару пошел дальше. В цикле материалов, опубликованных в мартовских номерах "Физкультурника Азербайджана" под общим заголовком "Перед поднятием занавеса", он писал: "Каждый год при утверждении очередного Положения о розыгрыше нас заверяют, что это Положение как бы облекается в форму незыблемого закона. И каждый год эти заверения оказываются чистейшей фикцией…

Прошлой осенью автор этих строк, касаясь последнего этапа чемпионата, писал, что печальная участь кутаисцев и армейцев Одессы разделит "Локомотив". Какая наивность! Сегодня я просто стыжусь его" .

Задавшись вопросом, за какие услуги сохранили жизнь неудачникам, Бару попытался сам на него ответить: "Нам приходится иной раз читать в газетах, как неуспевающих учеников или студентов под чьим-то нажимом, по чьей-то протекции, всеми правдами и неправдами перетаскивают из класса в класс, с курса на курс…

Но ведь и в футболе происходит то же самое… Сейчас их участь решилась не на стадионах, а в кабинетах" . В каких? Бару умолчал. Если имел в виду не спортивные, а высоко над ними расположенные, намек довольно смелый.

НАПРАВЛЕНИЕ УКАЗАЛИ АРХИТЕКТОРЫ

Выбивалась из множества критических статей опубликованная 8 февраля в "Московском комсомольце" - "В футболе снова перемены, а нужны ли они?" Подписали ее архитекторы С. Николаев и И. Вагшуль. Авторы недоумевали, отчего каждый год менялась инстанция, утверждавшая новое Положение: в 65-м - федерация футбола, ныне - высшая спорторганизация. А может, кто-то еще?

Действуя методом исключения, они отвергли причастность к нововведению федерации, поскольку члены ее президиума на протяжении нескольких лет ратовали за сокращение численности первой группы. Равно как и союз спортобществ и его деятели: через свой рупор - "Советский спорт" - чиновники настаивали на строгом соблюдении прежнего Положения. Если футбольной и спортивной организациям не с руки менять ими же утвержденные решения, стало быть, "они не вольны в нем", - таков логический вывод архитекторов. Кто конкретно инициирует и фактически утверждает новые постановления, они не знали, но, по всей видимости, догадывались и обволокли свои догадки, по их выражению, "в архаический оборот - "утвержденные свыше".

Направление указали верное. Туда и отправимся, тем более есть возможность круг поиска предельно сузить.

Так кто же они, загадочные меценаты, диктующие свою волю министерству спорта? Понять несложно. Устанавливать персоналии необязательно. Со всей ответственностью заявляю: под емким понятием "меценаты" скрывались люди, облеченные высокой властью. За свои слова отвечаю и немедленно перехожу к делу. Документы, хранящиеся в партархиве на Старой площади (Ильинка, дом 12, подъезд 8), завесу приоткроют. Изучал их в РГАНИ (Фонд 5, опись 33, дело 228).

ЧЕЛОБИТНАЯ СЕКРЕТАРЯ ОБКОМА

Коли вместо предусмотренной Положением одной команды включили в высшую группу через "заднее крыльцо" вторую, почему бы не попытаться, опять же через черный ход, проникнуть туда и нам, подумали в Харькове. Быстренько соответствующее письмо составили не какие-то там клубные, футбольные, даже спортивные организации города или республики. Автограф 12 декабря 65-го поставил под ним сам секретарь Харьковского обкома ЦК КП Украины товарищ Г. Ващенко.

Небольшой из него фрагмент: "Если Федерация футбола СССР решила изменить Положение и вместо уходящих из высшей лиги трех команд ввести не одного, а двух призеров, то совершенно логичным и справедливым было бы не обходить и третьего призера - команду одного из крупных индустриальных городов страны - харьковский "Авангард", тем более что в первой группе сохранится то же количество команд, что и в 1965 году".

Чтобы усилить эффект, "железные" доводы изложил: "Город Харьков, насчитывающий свыше одного миллиона жителей, имеет старые футбольные традиции... Команда рентабельна и пользуется большой популярностью у трудящихся и общественности Харькова и области".

Угадайте с трех раз, кому прошение отправлено? Думаете, Николаю Ряшенцеву? Да что может председатель вместе со всей федерацией. Берите выше. В ЦС спортобществ и организаций СССР? Теплее, но и Юрий Машин здесь не при делах. Еще выше. В ЦК КПСС? Горячо, попали в точку. Осталось конкретизировать адрес: заведующему отделом пропаганды и агитации ЦК КПСС товарищу Степакову В.И. с просьбой "поручить (то бишь приказать. - Прим. А.В.) Федерации футбола СССР рассмотреть вопрос и включить в высшую лигу класса "А" на 1966 год команду харьковского "Авангарда".

О чем я вам только что говорил. Обращаться непосредственно в федерацию секретарь обкома, зная расклад, смысла не видел. А в ее готовности "решить вопрос и включить" под нажимом старших партийных товарищей не сомневался.

Все дело в том, что и Степаков В.И. самостоятельно удовлетворить просьбу товарища Ващенко не мог. Строго придерживаясь субординации, он отправил челобитную наверх, своим непосредственным начальникам - зам. зав. идеологического отдела ЦК партии А. Яковлеву и зав. сектором физкультуры и спорта того же отдела И. Зубкову с изложением сути вопроса и собственным комментарием.

ПРОПАГАНДИСТЫ - "ПРОТИВ"

Ознакомившись, Яковлев с Зубковым добавили к степаковским свои соображения и отослали бумаги еще выше. Выше некуда - в святая святых, Центральный Комитет компартии Советского Союза. Извлеку из их записки отдельные фрагменты, на мой взгляд, существенные: "Министерство путей сообщения СССР просит оставить в первой группе класса "А" команду "Локомотив" (Москва), которая выбывает вместе с командами "Торпедо" (Кутаиси) и СКА (Одесса) во вторую группу как занявшие три последних места...

Сейчас вместо выбывших трех в первую группу включены две команды - "Арарат" (Армения) и "Кайрат" (Казахстан), поскольку они набрали одинаковое количество очков во второй группе и В СВЯЗИ С ПРОСЬБАМИ ЦК КОМПАРТИЙ РЕСПУБЛИК (выделено мной. - А.В.) "

Что и требовалось доказать. Моя уверенность во вмешательстве парт-аппарата в дела футбольные нашла (не в первый уже раз) документальное подтверждение. Простим авторам пробелы в футбольном образовании: "Арарат" и "Кайрат" представляли в союзном чемпионате не республики, а их столицы, соответственно Ереван и Алма-Ату, и поблагодарим за "наводку". Яковлев с Зубковым выдали шефов с головой. Сомнений не осталось: ЦК КПСС удовлетворил ходатайства партверхов Армении и Казахстана (неуверенные в исходе переигровки, они просили, независимо от ее исхода, допустить обе команды в высший класс), вынудив федерацию футбола изменить первоначальное решение.

Из содержания письма видно - помимо покровителей "Арарата", "Кайрата" и харьковского "Авангарда" били копытом и железнодорожники, однако встретили решительный отпор Яковлева и Зубкова: "Требование руководства Министерства путей сообщения не имеет оснований. Во-первых, команда "Локомотив", заранее зная условия соревнования, не выполнила их; во-вторых, неоправданное включение московской команды в первую группу может вызвать ненужные страсти среди любителей футбола, особенно на Украине и в Грузии, а также аналогичные ходатайства о сохранении в первой группе класса "А" команд "Торпедо" (Кутаиси) и СКА (Одесса).

Считали бы возможным рассмотрение письма Харьковского обкома партии и просьбы Министерства путей сообщения СССР на этом закончить" .

Свою точку зрения пропагандисты и агитаторы изложили, посчитав нецелесообразным удовлетворить просьбы "Локомотива" и "Авангарда" как противоречащие Положению о чемпионате, дабы не вызывать ажиотаж на Украине и в Грузии. Имели они, однако, лишь совещательный голос.

ПАРТАППАРАТ - "ЗА"

Письмо отправили на самый верх, в ЦК КПСС: то ли их непосредственному начальнику, главному идеологу страны Михаилу Суслову, то ли таким же верным ленинцам, соратникам Михаила Андреевича по Политбюро. Мнение Яковлева и Зубкова приняли к сведению, но решили по-своему. Удовлетворили просьбы не только Министерства путей сообщения, но и ходатайства партруководства Украины и Грузии, которые, минуя Отдел пропаганды и агитации, обратились непосредственно к своим старшим по партии товарищам.

Помимо "Локомотива", милостиво разрешили остаться на прежних местах кутаисцам и одесскому СКА ("дабы не вызвать ненужные страсти на Украине и в Грузии"). А "Авангарду" дали отвод - это было бы уже слишком.

Вот теперь-то мы точно знаем, кого разумел Николай Ряшенцев под меценатами. Подробности закулисной возни председателю не были известны, потому что цитированное здесь письмо, как и тысячи иных под грифом "Совершенно секретно", долгие годы томились в партархивных темницах, слегка благодаря Борису Николаевичу Ельцину приоткрытых в начале 90-х. Чем ваш покорный слуга и воспользовался (в последние годы пошел обратный процесс).

Федерация футбола и ЦС Союза спортобществ терпеливо ожидали распоряжений свыше. На телефонное "есть мнение" среагировали немедленно: партия, принуждая к противозаконным действиям, письменных следов не оставляла. Не прислушаться к "мнению" (что означало приказ, требующий беспрекословного исполнения) не представлялось возможным. Так и родилось в ведомстве Юрия Машина постановление, опубликованное 5 февраля в печати, о расширении состава обеих групп класса "А".

"ИЗДЕРЖКИ ФУТБОЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА"

Немало вопросов возникло у журналистов по принципам комплектования второй группы, непомерно возросшей. Увеличили ее с 32 команд до 51 и рассеяли в три подгруппы по 17 в каждой. Новичков отбирали из восьми зон класса "Б" - шести российских и двух украинских. По логике вещей (следуя спортивному принципу) на "курсы повышения квалификации" должны были отправить двух первых призеров из каждой зоны. Так, в общем, и сделали, но без исключений, непонятных, на первый взгляд необъяснимых, не обошлось.

Победители трех российских зон - ленинградский "Автомобилист", рязанский "Спартак" и "Луч" из Владивостока, остались за бортом. Правда, "Луч" попал в дополнительный список: ближе к началу турнира вторую группу увеличили с 51 до 53 команд. Зато проникли туда "блатные": клуб из Кемерова, прозябавший в одной из зон в нижней части таблицы, на 11-м месте, и динамовцы Ставрополя, расположившиеся на 17-й ступеньке (!) - четвертой с конца.

Начальственный произвол (а как прикажете назвать это безобразие) вызвал, мягко говоря, недоумение в местной и центральной прессе, породив множество вопросов. Не зная истинных виновников, одни предъявляли претензии Федерации футбола СССР, другие - высшему спортивному ведомству.

"Вразумительного ответа на них так и не получено, - возмущался Илья Бару, - да и что ответишь?.. Ничего не попишешь: издержки футбольного производства...

Как планировать, если по многолетнему печальному опыту известно, что традицией в нашем футболе стал принцип нестабильности? Где гарантия, что спустя год окажется не больше команд?

Верна, конечно, поговорка "ничто не вечно под луной", но верно, по-моему, и то, что трудно испытывать уважение к людям, у которых семь пятниц на неделе" .

По версии журналиста, эти люди работали в футбольной федерации. Хотя новое Положение издал Центральный совет спортобществ и организаций СССР.

Зная по содержанию опубликованных здесь документов, под чьим давлением были нарушены прежние постановления, я бы не стал бросать камень в ведомство Юрия Машина и тем более Николая Ряшенцева. Не исключено, что сработала та же схема, и необязательно с привлечением высших партийных чинов. В аппарате ЦК влиятельных особ хватало на всех этажах. В данном случае доказательствами не располагаю. Однако мне легче поверить в то, что и здесь без вмешательства извне не обошлось, чем в нелогичные, непоследовательные решения физкультначальства.

Ну а вытянутые за уши нигде себя не проявили, ни во второй группе, ни в высшей - как и прежде, кучковались на задворках.

В АВРАЛЬНОМ РЕЖИМЕ

Узнав о высочайшем помиловании, "Локомотив" и одесситы принялись укреплять ряды, повышать боевую готовность (у кутаисцев забота другая: состав бы сохранить - их "старший брат", тбилисское "Динамо", постоянно лучших игроков переманивал). Железнодорожники заполучили классного тренера - Константина Бескова, и несколько одаренных футболистов. В недалеком будущем пригласят их в сборную.

Смена тренера произошла и в одесском СКА. Возглавил команду бывший игрок московского "Динамо", ЦСКА и сборной, участник ЧМ-62 Алексей Мамыкин. "Решение оставить команду в высшей лиге, - рассказывал он корреспонденту "Футбола" (№ 8 от 20 февраля), - было для нас приятной неожиданностью. Откровенно говоря, оно застало нас врасплох… У нас произошли значительные изменения в составе".

Селекция проводилась в авральной суматохе, беспорядочно, суетливо. Чему удивляться - готовились к одному турниру, попали в другой. Призвали на службу в Одесский военный округ несколько десятков футболистов. Кого там только не было: не нюхавшие пороху "салаги", прошедшие огонь и воду "деды"… Это и великолепный, второй после Яшина в середине 50-х 33-летний вратарь Борис Разинский, и 31-летний Эдуард Дубинский, и не раз пожизненно дисквалифицированный Герман Апухтин - все трое в прошлом члены сборной СССР.

Сквозь дырявое сито отобрали примерно полсотни "бойцов", порядка 30 (из них 18 дебютантов) задействовали в чемпионате. Число для тех времен заоблачное. Только "Локомотив" превзошел одесситов - 31 футболист. Для примера: в 36 турнирных матчах киевляне и "Пахтакор" использовали всего по 18 игроков, остальные - немногим больше. Высокие военные чины старательно выполняли пожелания тренера по комплектованию команды до и после начала турнира. С одним промашка вышла. Тот самый случай, о котором в прошлый раз говорил, представился.

КОЗЫРНАЯ КАРТА СЕКРЕТАРЯ ЦК КП ЛИТВЫ

Вновь извлекаю документы из уже названного архива (номера фонда, описи, дела - те же). И здесь договаривающиеся стороны остались бы довольны, не вмешайся… Вы и сами догадались - ЦК КПСС.

Обратился в высший партийный орган секретарь ЦК компартии Литвы товарищ Баркаускас Антанас Стасевич. В начале письма выложил карту козырную, сослался на проигнорированное руководством клуба постановление не какого-то там физкультурного органа, пусть даже главного, тем более футбольного (кто на него внимание обращал), а секретариата ЦК КПСС от 2 ноября 1965 года "О фактах грубых нарушений финансовой дисциплины при содержании футбольных команд мастеров".

Здесь я сделаю небольшое отступление. Не оставлять ведь без внимания упомянутое Баркаускасом постановление.

Проблема содержать занятых исключительно футболом "любителей" возникла давно, в 30-е годы. Внимание ей мы уделяли по мере поступления. В командах мастеров вопрос решали, кто как мог, в зависимости от финансовых возможностей клуба, соответствующих спортобществ и влиятельных особ. О том, как, к примеру, Василий Сталин, отпрыск Иосифа, и динамовские меценаты в конце 40-х - начале 50-х годов заманивали аппетитным калачиком в ВВС и "Динамо", мы живописали. Со злоупотреблениями власть пыталась бороться, или делала вид, привлекая к борьбе за чистоту любительского спорта СМИ. Разоблачительные кампании, не успев разгореться, затухали - и все катилось по проторенным дорожкам. Приписанные к предприятиям и учреждениям по специальностям токарей, слесарей, инженеров и т.д. и т.п. получали зарплату, в армии (ЦСКА, СКА) и внутренних войсках ("Динамо") платили за должность и звание. Премиальные за набранные очки, процент со стадионных сборов и прочие вливания не в счет. Не оставлять же спортсменов без хлеба насущного и средств к существованию.

Об очередном, ноябрьском постановлении 65-го, касаемо "грубых нарушений финансовой дисциплины", и докладывал литовский партийный лидер в ЦК КПСС, потому как желал сохранить в лучшей команде республики ведущих футболистов - Петраса Глодяниса и Беньяминаса Зелькявичюса (их пытался заполучить "Спартак"). Но волновал его больше Ромуальдас Юшка, которого заманивали в одесский клуб. И копию письма заместителя начальника Управления боевой подготовки штаба Одесского военного округа генерал-майора Соляра М.Г. футболисту приложил.

"ЗАЧИСЛИМ НА ВЫСШИЙ ОКЛАД"

Не знал Антанас Стасевич о существовании еще одного письма - самого Юшки на имя тренера одесситов. Предложение от СКА получил он за год до описываемых событий. Тогда не срослось - игрок предложение отклонил. Спустя год уже Ромуальдас проявил инициативу и 24 ноября 65-го отправил письмо в Одессу.

"Товарищ тренер!

Я думаю, Вы меня помните. Юшка Ромас, игрок "Жальгириса". В своей команде я подал заявление об уходе. Я долго думал, кому написать письмо. Вот и пишу Вам".

Причину расставания объяснил: "Мне обещали все... Говорили одно, как надо было помочь - отказались. Мне очень было обидно... Прошло желание играть за такой коллектив" .

Через неделю, 1 декабря, отозвался Соляр. Содержание письма, с которым благодаря стараниям литовского генсека имели возможность ознакомиться на Старой площади, наверняка Ромаса обрадовало.

"Ваше решение перейти в нашу команду правильное, - не сомневался генерал-майор. - Играя в СКА Одесса, защищая честь армейского футбола, Вы в то же время сможете учиться в средней школе и далее продолжить образование в высшем учебном заведении по Вашему выбору.

Вы уже зачислены в 11-й класс вечерней школы при Одесском окружном доме офицеров и сможете заниматься, как только приедете".

Вмиг исполнили условия, не удовлетворенные в "Жальгирисе": легко зачислили футболиста, не закончившего в Вильнюсе восьмилетку, в 11-й класс!

И это не все: "Мы все оформим так, чтобы команда "Жальгирис" не могла иметь к Вам каких-либо претензий... Все расходы по приезде Вам будут возмещены немедленно.

Зачислены Вы будете на высший оклад... После оформления Вы пойдете в отпуск, куда вы хотите... Поездка в отпуск и обратно Вам тоже будет оплачена. В команде "Жальгирис" денег за декабрь не получайте и заявите категорически о Вашем уходе" .

ОБЛОМ

Записка Баркаускаса с приложением проделала обычный по тому времени сложный путь. Достигнув вершины пирамиды, скатилась вниз по крутым партаппаратным лестницам. ЦК спустил ее идеологам с требованием разобраться и доложить. Известный уже нам товарищ И.Зубков ознакомился с содержанием и, в свою очередь, поручил разобраться в деле Юшки С.Ильина, зам.начальника Управления пропаганды и агитации Советской армии и флота. Ильин поручение выполнил оперативно, по-военному. Удовлетворенный Зубков 18 февраля вернул письмо на самый верх - в ЦК КПСС: "По фактам, указанным в информации ЦК КП Литвы, приняты соответствующие меры.

Командующий Одесского округа генерал-полковник т. Бабаджанян А. Х. строго предупредил руководителей клуба и генерал-майора т. Соляра М. Г. за допущенные ошибки и неправильные действия при подборе футболистов в команду.

С мерами, принятыми по письму ЦК КП Литвы, согласны. О результатах рассмотрения сообщим т. Баркаускасу А. С." , - доложил он начальству.

Большое место, отведенное истории, на первый взгляд неприметной, с переходом мало кому известного за пределами Литвы игрока в заурядный клуб, к тому же не доведенной до ума, преследовало лишь одну цель - познавательную. Благодаря выглянувшим вдруг на свет божий документам мы смогли проследить за механизмом закулисной возни и познакомились с сильными мира того, в ней участвовавших.

Не вмешайся в дела футбольные секретари ЦК КП Армении, Казахстана, Грузии, Украины, Литвы, Министерство путей сообщения, первая группа класса "А", как и намечала Федерация футбола СССР, сократилась бы до 15 команд, а Юшка преспокойно переехал в Одессу, получил аттестат зрелости, поступил в вуз и улучшил материальные условия. Как это сделали Васильев, Еврюжихин (см. "СЭ" от 27.09.13) и сотни футболистов до 66-го года и после. И никакие строжайшие инструкции авторства футбольных и спортивных организаций воспрепятствовать этому не могли, если в процесс вмешивались "лучшие люди страны".

ПОСЛЕСЛОВИЕ

В следующем году, в сезоне-67, Глодянис с Зелькявичюсом "Жальгирис" все же покинули - ушли не в "Спартак", а в "Шахтер" (горняки неплохо зарабатывали), а Юшка - в ЦСКА. Удержать их в Литве сил у Баркаускаса не хватило - тягаться с ЦК Украины и высокими чинами Министерства обороны Антанас Стасевич не смог.

Первые двое в "Шахтере" закрепились, а союз Юшки с ЦСКА распался очень быстро, в том же году: не сошлись характерами. Сыграл литовец неполных восемь матчей и исчез. Но в футболе остался и преуспел на ниве судейской. С 1975 по 1988 год Ромуальдас Зигмович Юшка только в высшей лиге отсудил 130 матчей. Считался одним из лучших в СССР, получил международную категорию с правом судить матчи зарубежных клубов и сборных - и этим правом пользовался.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...