Газета
17 июня 2013

17 июня 2013 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1965 год. Часть седьмая

ВОСЬМАЯ ПОБЕДА "СПАРТАКА"

К кубковому турниру, второму в стране по значимости, некогда весьма популярному, престижному, с начала 60-х интерес постепенно угасал. С резким увеличением состава высшего дивизиона стал он обузой для устроителей. Найти ему место в непомерно разбухшем внутреннем и международном календаре с участием сборных и клубов во все возрастающих товарищеских матчах и турнирах европейского и мирового уровня было непросто.

КНУТ И ПРЯНИК

Остывали к Кубку и некоторые клубы, коим нелегко было вести борьбу на два фронта. В целях экономии сил и средств сосредоточивались они на главном направлении, а на кубковые поединки отправляли изрядно облегченные составы, порой дублирующие, и благополучно сходили с дистанции на ранних стадиях. Такое отношение к делу расхолаживало и болельщиков, понизилась посещаемость.

Журналисты криком исходили, предлагали посредством кнута и пряника принуждать или стимулировать отказников. К прянику оставались равнодушными, а найти эффективные меры воздействия даже в тоталитарном государстве не сумели. От безысходности пошли на попятный - позволили участвовать на добровольной основе. Семена демократии, посаженные на крохотном участке футбольного хозяйства, всходов не дали из-за настороженного отношения тружеников полей к "агрономам". Посему заявки на участие в Кубке-65 подали все зарегистрированные в высшем классе: мало ли что, передумают начальники, обвинят черт-те в чем, хлопот не оберешься.

Жеребьевку провели в феврале. В апреле на кубковых фронтах начались широкомасштабные бои. Элитные части бросили на передовую в мае - с 1/16 финала. Вступили они в рукопашную с "ополченцами" на чужой территории, понеся невосполнимые потери - лишились более половины наличного состава.

В Новосибирске в первом же бою сложили головы обладатели Кубка-64 киевляне, в Караганде - вице-чемпионы торпедовцы, в Тернополе полегли части Северокавказского военного округа - армейцы Ростова...

"Поддавки или сенсация?" - недоумевал заслуженный мастер спорта Всеволод Виноградов. Неожиданности во встречах команд разной весовой категории случались и раньше. Запредельный настрой, самоотверженность "легковесов", полная самоотдача, огромное желание победить оказывались иногда факторами решающими в поединках с мастеровитыми соперниками. Бывало, и до финала добирались, как калининцы в 51-м, ереванцы в 54-м или "Знамя труда" из Орехова-Зуева в 62-м.

Однако причина провала на первой стадии Кубка-65, по мнению автора, в ином: "Я не хочу принижать достоинство победителей. Они проявили не только завидную волю, энергию, самоотверженность, но и мастерство. Но нельзя обойти молчанием и отсутствие или недостаточное проявление этих качеств у команд высшей группы. Вероятно, все же футболисты оказались безразличными к судьбе своего коллектива в Кубке, не проявили должной ответственности" ("Футбол" № 21).

Николай ГУЛЯЕВ ПРЕДЛАГАЕТ

Позволю себе не согласиться с автором: ссылка на ослабленные составы неуместна. Проигравшие в большинстве своем (киевляне, армейцы Ростова и Одессы, "Нефтяник", "Пахтакор"...) мобилизовали лучшие силы. Упрека заслуживает разве что "Торпедо", выехавшее в Караганду без пяти футболистов основы. Двое, Воронин и Иванов, по уважительной причине - готовились к отборочному матчу с Грецией. Почему остались дома Шустиков, Стрельцов и Щербаков - вопрос к тренеру. Но и обескровленное "Торпедо", учитывая разницу в классе, обязано было побеждать. Сумели ведь тбилисцы, пусть и не без проблем, преодолеть первый этап в отсутствие призванных в национальную команду Месхи, Метревели, Георгия Сичинавы и еще трех основных игроков.

Удручающий дебют мастеров породил немало толков, кривотолков и... реформ. Одна исходила от экс-спартаковского форварда, в недалеком прошлом тренера сборной Николая Гуляева. Николай Алексеевич предложил разыгрывать турнир по образу и подобию еврокубков: на всех стадиях - по два матча (дома и в гостях), а после каждого этапа заново проводить жеребьевку. Мнение к новшеству у подавляющего большинства клубных тренеров отрицательное. Доводы: 1. Слепой жребий горазд на сюрпризы и может столкнуть на ранней стадии фаворитов, а в дамки тихой сапой проберутся темные лошадки. 2. Европейская формула как минимум вдвое (в случае третьего дополнительного матча и больше) увеличит временные рамки турнира и вконец разрушит и без того искалеченный календарь чемпионата. Обсудили, отвергли и больше к этому вопросу, во всяком случае в ближайшие пять лет, не возвращались.

Матчи "до первой крови", как и подобает кубковым баталиям, проходили исключительно упорно, боевито, независимо от ранга и титулов играющих. Бились как в настоящем сражении - атаковали, защищались, контратаковали... Из 32 игр 22 завершились с разностью в один мяч, девять - в два мяча, одна встреча победителя не выявила и была переиграна. Ни один поединок (с момента включения в турнир элиты) не закончился с крупным счетом - в первый и единственный раз в советской кубковой истории!

УКРАШЕНИЕ ТУРНИРА

Что же до эстетики, пожалуй, лишь одна игра могла удовлетворить тонкие вкусы футбольных гурманов, ценящих помимо перечисленных выше качеств техническое мастерство исполнителей, мысль, изобретательность, эмоциональное напряжение, иными словами зрелищность, ради чего люди ходят (прошу прощения, ходили) на футбол.

Имею в виду встречу 1/8 финала бронзового призера с чемпионом прошлого сезона - ЦСКА с тбилисцами 9 июня в Лужниках, собравшую около 80 тысяч зрителей - второй по посещаемости результат. Больше было только на финале.

С первых минут участники разогрели зрителей, совершив по две острые, оставшиеся безрезультатными атаки. В таком ключе проходил первый тайм. Соперники напоминали фехтовальщиков - из множества выпадов три достигли цели: на укол Датунашвили ответил Казаков. Подвел итог тайму блестящий дальний удар Баркая в "девятку" - очень похожий на двухнедельной давности гол Уэйна Руни на "Маракане".

Сразу после перерыва Слава Метревели послал хозяев в нокдаун - 3:1. В состоянии грогги находились они минут десять. Огромное желание сократить преимущество грузин вошло в противоречие с техническими возможностями. Мяч то и дело выходил из-под контроля "укротителей", а неподготовленные дальние удары приходились в "молоко".

Привел армейцев в чувство... Михаил Месхи. Если быть точным - один из фигурантов последней публикации (в центре внимания окажется и в этой), каунасский арбитр Кестутис Андзюлис, удаливший на 56-й минуте левофлангового тбилисцев.

После очередного поединка с Пономаревым судья наказал форварда. Находился я далеко от места событий и, за что отлучили от игры Михаила, не понял. Видел только, как Месхи, вобрав голову в плечи, покидал поле под свист трибун. Лет через двадцать ознакомился с записью в протоколе, сделанной рукой Андзюлиса: "...за умышленный удар ногой Пономарева" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 2, дело 3052).

Василий Соколов поспешил осудить динамовца: "...в трудную минуту оказалось, что Месхи не научился контролировать свой темперамент. Нанести удар В. Пономареву без мяча, не задумываясь о своей ответственности перед коллективом, - непростительно для такого мастера!" ("Футбол" № 24).

Усомниться в словах заслуженного футболиста, тренера и протокольной записи оснований не имел. Как и не мог представить, чтобы Месхи был на такое способен. Как били его, видел не раз, но чтобы он...

ОТКРОВЕННОЕ ПРИЗНАНИЕ

Предчувствие меня не обмануло: что случилось на самом деле, узнал из "чистосердечного признания" защитника армейцев. И вам процитирую после небольшого экскурса в прошлое.

Месхи с Пономаревым познакомились на поле аккурат за два года до описываемого матча - 8 июня 63-го. В тот день состоялся дебют защитника ЦСКА в классе "А". Тренер Вячеслав Соловьев не побоялся бросить новичка в пекло - на игру в Тбилиси против самого Месхи, для которого не было непреодолимых препятствий ни в Союзе, ни за рубежом.

Зрители предвкушали очередное цирковое представление - игру кошки с мышкой. Позабавится кошка вдоволь на потеху публике, наигравшись, съест с потрохами несчастную жертву под бурные рукоплескания трибун.

Партнеры чаще, чем обычно, питали быстрого крайка мячами. Но что это - один финт, другой, а продвижения нет. Новобранец не поддается, а попытки убежать хладнокровно прерывает безукоризненными подкатами. Ошеломленная публика стала посвистывать своему любимцу, а под конец наградила стойкого "оловянного солдатика", армейского защитника, заслуженными аплодисментами. 8 июня 63-го родился большой мастер. Неброская, спокойная, уверенная, надежная игра Пономарева обратила на себя внимание советских специалистов, тренера сборной и была отмечена зарубежными экспертами на ЧМ-66 в Англии.

Доверили бы мне составить символическую сборную СССР 70-летия, поставил бы Владимира Алексеевича на позицию правого защитника рядом с его партнером по клубу и сборной Альбертом Шестерневым. А его соперника, Михаила Месхи, - на левый фланг атаки.

Месхи высоко ценил мастерство своего опекуна. Небольшой фрагмент из моей беседы с Михаилом Шалвовичем в середине 80-х (опубликована в газете "Лело" и перепечатана в "Футболе" 31 марта 1996 года). Из защитников, доставлявших ему много хлопот, назвал динамовца Владимира Кесарева, подумав, добавил: "Но самым трудным был, пожалуй, Володя Пономарев из ЦСКА. Он очень чисто и уверенно выполнял подкаты, и в основном за счет этого приема ему удавалось нейтрализовать меня. Иногда казалось - все, прошел. Но в последний момент он просовывал свою длинную ногу и аккуратно так, не касаясь меня, проталкивал мяч в аут. Настоящий был джентльмен".

А что случилось 9 июня 65-го в Лужниках, рассказал Владимир Пономарев в том же номере футбола: "...я играл против него (М. Месхи. - Прим. А.В.) в кубковом матче в Лужниках по обыкновению плотно, и в один из моментов, когда ему показалось, что наконец-то мяч у него в ногах, я резким выпадом, как шпагой, успел-таки выбить мяч подальше. С досадой он замахнулся, как бы для удара по моим ногам, я подпрыгнул и упал. Судье же показалось, что Месхи умышленно сбил меня (а я не сознался), и он удалил Мишу с поля. Потом я извинился перед ним за этот эпизод, но он и так зла не держал ни на меня, ни на кого вообще. Добрый, душевный был человек".

Еще один большой плюс к характеристике футболиста и человека Владимира Пономарева, мужественно признавшего ошибку молодости. Не каждому дано. Далеко, далеко не каждому.

Тбилисцы, оставшись в меньшинстве, испытали немало тревожных минут. Согнувшись под сильным натиском хозяев, едва не сломались, когда защитник Борис Сичинава, потеряв на мгновение ориентацию в пространстве, пальнул по своим - 2:3. Выручил Слава Метревели. Получив простор, быстрый, легкий, как пушинка, исполнил сольный номер - 4:2.

В последнюю четверть часа защита южан и счет на табло легко выдержали натиск армейцев, продолжавших атаковать уже без особого энтузиазма, скорее по инерции. По содержанию, эмоциональной насыщенности это был самый яркий кубковый матч в потоке серых, будничных.

СЛАБЫХ СОПЕРНИКОВ НЕ БЫВАЕТ

Таковой вопреки ожиданиям оказалась следующая, четвертьфинальная игра грузин уже на своем поле с не лучшим представителем класса "Б": команда "Знамя труда" из Орехова-Зуева в итоговой таблице одной из пяти зон РСФСР расположилась на 11-м месте среди 19 участников.

Тремя годами ранее "знаменосцы" навели шороху. Благодаря перечисленным здесь кубковым качествам, проявленным в превосходной степени, и благоприятному стечению обстоятельств, неожиданно достигли финала. И вот еще одна попытка, всерьез, по крайней мере в Тбилиси, не воспринятая. А зря. Вместо ожидаемой легкой прогулки чемпиону пришлось повозиться с "выскочкой из глубинки" полных два часа.

"Провинциалы" окатили собравшихся на трибунах горожан и пребывавших в благодушном расположении духа мастеров холодным душем: начали резво, забили гол и были близки ко второму. Не сразу золотые медалисты, не ожидавшие такой прыти, пришли в себя. Когда пришли, взялись за дело, загнали зарвавшихся парней на их территорию и, как в хоккее, принялись разыгрывать "лишнего", хотя численное равенство сохранялось.

Высочайшей технике и мастерству грузин гости противопоставили, что имели: потрясающую самоотверженность, бесстрашие и отвагу. Грызли землю, ложились под удар, били по чему попало (по мячу и ногам) и куда попало - чем дальше, тем лучше. Итог титанических усилий - всего один пропущенный гол. Второй был забит уже в дополнительные полчаса. Казалось, все. Куда там. Подмосковные ребята, терять им было нечего, отчаянно пошли вперед. Игра, как принято сейчас выражаться, пошла на встречных курсах. Обе стороны обменялись острейшими атаками и попаданием в штангу. Чаши весов заколебались. Остановил их протяжный свисток киевского арбитра Николая Кирсанова. Десятки тысяч тбилисцев купили билеты на развлекательный водевиль. Едва не пережив драму, облегченно вздохнули.

Не родись в далеком прошлом ставшая аксиомой фраза: "В Кубке слабых соперников не бывает" - неизбежно появилась бы на свет 17 июня 1965 года после четвертьфинального поединка в Тбилиси.

С БОЯМИ - В ФИНАЛ

Чемпионы отправились в Москву за пропуском в финал. Туда же с тяжелыми боями пробились динамовцы Минска. Кто-то из журналистов коротко охарактеризовал встречу одноклубников: бег (Минск) против техники. Первые полчаса преимущество игровое и материальное - за бегающими больше и быстрее: на 6-й минуте Погальников открыл счет. Увеличить его не позволили уверенная игра Серго Котрикадзе и промахи минских форвардов.

С 30-й минуты вооруженные современной техникой вынудили соперника бежать в противоположном направлении. После ответного гола Баркая в начале второго тайма белорусские футболисты извлекли из пороховниц все еще остававшийся сырым порох. Грузины ответили. Пламя, способное возгореться от высеченных ногами футболистов искр, обязан был погасить ленинградский судья Петр Белов. Гасил своеобразно: наказывал не зачинщиков, а "мстителей". Художества минчан пресекал обычными, рядовыми штрафными, не прибегая к строгим санкциям. Тбилисцам вынес три предупреждения, а Хурцилаву удалил. В меньшинстве и пропустили - со штрафного, великолепно выполненного Адамовым.

Гол Адамова выявил первого финалиста. Другой определился через два дня в матче "Спартака" с "Крыльями". До перерыва москвичи отгрузили три мяча в куйбышевские сети. Во втором тайме волжане разность в счете сократили (2:4) и заслужили похвалу за верность кубковым традициям: оказавшись в безнадежной ситуации, бились до конца.

РОДСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Финал приурочили ко Дню физкультурника. Впервые в заключительном поединке сложилась пара: "Спартак" - минское "Динамо". Связывали соперников родственные отношения - в переносном смысле (в составе гостей - шесть экс-спартаковцев: четверо на поле - Ремин, Адамов, Малофеев, Погальников, и двое в запасе - Фролов, Коновалов, а Мозер поиграл за тех и других) и в прямом: тренер минчан Александр Севидов пошел "на Вы" на своего сына Юрия, центрфорварда "Спартака".

От предматчевых прогнозов журналисты, исключая Юрия Ваньята, отказались. Обозреватель "Труда" счел шансы минчан предпочтительнее, потому как пребывали в отличной физической форме, умело меняли ритм игры, обладали монолитной обороной и темпераментным, напористым нападением.

Оценить шансы сторон тренерам не предлагали - занятие бесполезное, но вопросов задали уйму. Выделю два. Отвечая на первый ("Чего больше всего опасаетесь в финале?"), оба наставника были единодушны.

Александр Севидов: "Судейских ошибок".

Никита Симонян: "Нечеткого судейства".

Опасаются его в нашем отечестве все и всегда, если только исход матча заранее не обговорили или с судьей "не поработали".

Касаемо работы Андзюлиса в финале, мы вместе с журналистами и "потерпевшими" обсудим ее всесторонне.

На вопрос: "Какой игры вы ждете в финале?" - Севидов ответил коротко: "Немного футбольного счастья нам не помешает". Симонян оказался прозорливым: "В финальных поединках все реже демонстрируется красивый футбол. Определенная скованность становится традицией. Вот почему я не особенно верю, что финал будет зрелищно красивым".

СВАДЬБЫ НЕ БУДЕТ!

Так оно и вышло. С первых минут мяч категорически отказывался подчиняться воле футболистов, вел себя независимо, вызывающе дерзко - делал, что хотел. Со временем гости нашли на него управу, а красно-белые, оказавшись под прессом, от беспомощности мутузили его что есть сил куда подальше.

Попытки минчан бросить в прорыв Мустыгина с Малофеевым оказались бесплодными. Насыщенная оборона хозяев, куда оттягивались и форварды, не оставляла свободного пространства. Пришлось разыгрывать многоходовки на небольших скоростях. Со стороны смотрелись неплохо, видимость преимущества создавалась, эффект - нулевой. Дальние удары, те, после которых мяч летел в створ, Маслаченко хлопот не доставляли, а с одним опаснейшим, под перекладину, Владимир Никитович справился с присущим ему блеском.

"Спартак" вынужден действовать на авось. В данном конкретном случае на одиноко маячившего в районе центрального круга реактивного Рейнгольда - авось убежит. Не довелось. В те редкие моменты, когда такая возможность возникала, решительно нейтрализовали форварда бдительные церберы.

Не подумайте, что в таком ключе весь матч протекал. "Спартак" и масштабные операции, случалось, проводил, и моменты ближе к концу стараниями Янишевского и Хусаинова организовал. Но если бы, как в боксе, победу присуждали по очкам, единодушным решением судей отдали бы ее Минску без дополнительного времени. Но это футбол, к тому же кубковый. В случае ничьей приходилось еще полчасика помаяться. Вот в эти полчасика и пошла игра отчаянная, с обилием ситуаций, дестабилизирующих болельщицкий пульс и кровяное давление. Первые 15 минут - за "Спартаком". Только на 99-й минуте Денисенко в необычайной сутолоке у границ своих вратарских владений трижды, заручившись поддержкой небесных сил, спасал товарищей от беды.

Последняя 15-минутка - за Минском. "Спартак", оставшись фактически вдесятером (во втором тайме вскоре после замены покалеченного Крутикова, травмировали еще и Варламова), столицу отстоял.

Назавтра - повторный матч. Геннадий Логофет в отчаянии, как и его невеста, будущий врач-стоматолог Ирина Шилова: на день повторной встречи назначено бракосочетание, и друзья обещали явиться на свадьбу с кубком. Свадьбы не будет! Таков вердикт кубкового регламента. Финал перенести на более поздний срок невозможно. Перенесли свадьбу.

СПАРТАК - ДИНАМО Мн - 0:0

"Спартак" (Москва): Маслаченко, Дикарев, Варламов, Корнеев, Крутиков (Рожков, 54), Фалин, Логофет (к), Янишевский, Рейнгольд, Севидов, Хусаинов.

"Динамо" (Минск): Денисенко, Ремин, Зарембо, Усаторре, Савостиков (к), Арзамасцев, Мозер, Адамов, Мустыгин, Малофеев, Погальников (Толейко, 118).

Судьи : Андзюлис (Каунас). Хярмс (Таллин), Бахрамов (Баку).

14 августа. Москва. Стадион им. В.И.Ленина. 103 000 зрителей.

ДУБЛЬ ГАЛИМЗЯНА ХУСАИНОВА

Второй раунд назначен на воскресенье, 15 августа. Времени для отдыха и на лечение раненых - в обрез. Привести в рабочее состояние Крутикова и Варламова спартаковские эскулапы не смогли, как и Мозера минские. Участие Малофеева оставалось под вопросом. Только после разминки он твердо заявил тренеру - играть готов.

Службы Лужников всю ночь приводили в чувство размокшее, изрядно вспаханное двумя десятками сильных натренированных мужских ног, обутых в тяжелые, ощетинившиеся шипами бутсы поле. Рабочая бригада под руководством Федора Петровича Шарова колдовала над измордованным газоном, штопала его, выравнивала, подстригала. После чего заботливо укутала прозрачным полиэтиленовым одеялом. Снимали покров перед началом второго акта под аккомпанемент зарядившего с раннего утра дождя. Видимо, небесная канцелярия в выходной день организовала в своем учреждении субботник. Многочасовых ночных трудов хватило ненадолго - минут 20 играли на приличном грунте, а потом непрекращающийся дождь сделал свое гнусное, мокрое дело.

Пока было сухо, гости успели забить. Малофеев и Мустыгин, все еще находившиеся под жестким контролем опекунов, получали мяч спиной к воротам и отбрасывали его на ход кому-нибудь из хавбеков, кто поближе. Ближе оказался Арзамасцев. Его сильный прицельный удар Маслаченко предотвратить не смог. Шла 3-я минута.

Ситуация вынудила москвичей сместить акценты, больше внимания уделить противоположным воротам. Игра их стала осмысленнее, агрессивнее. Удар Фалина в штангу подтвердил намерения хозяев. И в повторной встрече обозреватели отдавали предпочтение минчанам, но не столь безоговорочное. Перечислять все взрывоопасные ситуации не стану, а те, что взорвались, назову. Благо, было их немного. Обе организовал Валерий Рейнгольд - во втором тайме и в дополнительное время. А завершал "пиротехник" Галимзян Хусаинов. Последний шанс спасти выигранный матч загубил Малофеев: оставшись лицом к лицу с Маслаченко, пальнул метров с 12 выше перекладины - 2:1. Таков и счет травмированных: Корнеев и Логофет - у хозяев, Адамов - у гостей.

"Спартак" одержал волевую победу и восьмую кубковую, укрепив лидерство в этой почетной и престижной номинации. Армейцы на то время владели хрустальной крюшонницей четыре раза, "Торпедо" - три.

СПАРТАК - ДИНАМО Мн - 2:1 (0:1, 1:0, 1:0)

Голы : Арзамасцев, 3 (0:1). Хусаинов, 68 (1:1). Хусаинов, 100 (2:1).

"Спартак" (Москва): Маслаченко, Петров, Дикарев, Рожков, Корнеев (Житкус, 35), Логофет (к), Янишевский, Фалин, Рейнгольд, Севидов, Хусаинов.

"Динамо" (Минск): Денисенко, Ремин, Зарембо, Усаторре, Савостиков (к), Арзамасцев, Толейко, Адамов (Яремко, 46), Мустыгин, Малофеев, Погальников.

Наказания : Ремин, Рейнгольд (предупреждения за обоюдную грубость).

Судьи : Андзюлис (Каунас). Хярмс (Таллин), Бахрамов (Баку).

15 августа. Москва. Стадион им. В.И. Ленина. 54 000 зрителей.

БРИГАДА С СУДЕЙСТВОМ СПРАВИЛАСЬ. НО...

В предыдущей главе я обещал рассказать о работе Андзюлиса в кубковом финале. Время настало.

Многие СМИ отношения к судейству не выказали. Решился Александр Вит. Арбитражем с небольшими оговорками остался доволен: "Арбитр Андзюлис и его помощники Бахрамов и Хярмс справились с судейством матча… И заслуживают благодарности. Но можно ли мириться с манерой судейства, которая попустительствует тактике фола?.. Пять травм - не слишком ли дорогая цена за формализм в оценке УМЫШЛЕННЫХ (выделено автором. - Прим. А.В.) нарушений?" ("Советский спорт" от 17 августа).

В том же ключе высказался не кто-нибудь - сам председатель ВКС. Николай Латышев уверен: Андзюлис судил хорошо, без ошибок, но "мог и должен был более жестко и кое-кого удалить" ("Известия" от 9 сентября).

Вы что-нибудь поняли? Я - нет. Возможно ли благодарить за добротно исполненную работу арбитра, формально относившегося к "умышленным нарушениям", которые привели к серьезным травмам футболистов? Коли глава судейской коллегии похвалил миротворца, удивляться и осуждать процветавший на советских полях либерализм людей в черном не имело смысла.

Судя по высказываниям журналиста и главы судейского корпуса, игра была чрезмерно грубой. Футбольное, спортивное и прочие издания деликатно обходили стороной эту тему, ограничившись перечислением травмированных. Кстати, их было больше озвученного Витом числа. Только воинствующий, находившийся на передовой, в горячих точках, Юрий Ваньят, описывая перипетии второй игры, назвал нарушителей поименно: "Мы вновь столкнулись с совершенно неоправданной "грязной" игрой… Уже в первом тайме оба капитана - Логофет и Савостиков, а также Севидов и Зарембо могли быть удалены с поля. В дальнейшем грубые приемы сквозили в действиях Дикарева, Малофеева, Ремина, Усаторре, Житкуса" ("Труд" от 17 августа).

Автор срикошетил в литовского арбитра, косвенно обвинив его в бездействии. Это не совсем так: в ходе кровопролитных двухдневных боев Андзюлис вынес аж два (ДВА) предупреждения!

Агрессивное поведение подопечных встревожило наставников. По завершении первого тайма повторного матча Александр Севидов и Никита Симонян последовали за арбитром в судейскую комнату и попросили Андзюлиса сурово карать нарушителей. Вернувшись в свою раздевалку, Никита Павлович обратился к игрокам: "Мы, тренеры, просили судей при малейшей грубости удалять вас с поля. Играйте как честные спортивные бойцы. Уважайте зрителей и себя". Пример, достойный подражания. Вот только с подражателями большая напряженка.

Неэтично повели себя некоторые минские футболисты после игры, во время церемонии награждения. Слово Ваньяту: "Усаторре не счел нужным остаться на поле и получить диплом, а Ремина с трудом вернули на поле благоразумные руководители команды, но он демонстративно показывал, что диплом-де его не устраивает. Никакого уважительного отношения к своим товарищам по спорту, элементарной этики динамовцы Минска в эпилоге матча не показали. И этим набросили тень на свою добрую репутацию в Москве" (там же).

ТРЕНЕР ОБВИНЯЕТ, АРБИТР ОПРОВЕРГАЕТ

Так завершился 24-й по счету финал, довольно, по словам Ваньята, "грязный". И скандальный. Скандал в СМИ породила опубликованная в "Советской Белоруссии" (от 18 августа) "объяснительная записка" тренера Севидова. В статье "После поединка" он перечислил причины поражения минчан в финале.

Похвалив своих за мужество и отличную игру, Севидов избрал мишень - судейскую бригаду - и провел мощную артподготовку. По его версии, в первом матче главный не назначил пенальти за игру спартаковца рукой, во втором не пресекал грубость москвичей, травмировавших Адамова, обвинил Андзюлиса в либерализме и необъективности. Литовский арбитр с помощниками то и дело зажигали перед минскими воротами зеленый свет, практически не фиксировали "вне игры". В итоге Хусаинов забил ответный гол из офсайда.

Андзюлис белорусские газеты не читал, предпочитал центральные. В одной, в "Известиях" (от 9 сентября), обратил внимание на небольшую заметку авторства непосредственного своего начальника Николая Латышева. Николай Гаврилович, ссылаясь на публикацию в "Советской Белоруссии", в резких тонах осудил тренера. Андзюлис разыскал минскую газету, внимательно, в течение месяца, изучал претензии Севидова и последовательно, по пунктам, отверг их в открытом письме на любезно предоставленных ему 18 сентября страницах "Советского спорта".

Газета арбитра поддержала. С заключительными словами редколлегии, особо актуальными сегодня, завершу кубковую эпопею 1965 года: "Не только т.Севидов, но и некоторые другие тренеры склонны искать причины неудач своей команды в судейских ошибках. Если собрать все послематчевые высказывания тренеров, то может создаться впечатление, что ни одна команда не проиграла бы, если бы не судья".

КУБОК СССР-1965

Сетку см. в PDF.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...