Газета
12 апреля 2013

12 апреля 2013 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1965 год. Часть первая

СТРАНА ВСТУПИЛА В ЭПОХУ ЗАСТОЯ

В середине октября 1964 года в результате "дворцового переворота" (ведущую роль сыграл председатель КГБ Владимир Семичастный) был отстранен от должности первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев. Главная заслуга в неоднозначной, противоречивой деятельности Никиты Сергеевича - демонтаж культа Иосифа Сталина и начало реабилитации жертв тирана, который, продолжая дело предшественника, вел ожесточенную войну со своим народом.

Год 65-й страна встретила с новым "хозяином", Леонидом Брежневым, втянувшим ее в застойное болото. Застой, пережив бурные годы перестройки и перестрелки, трансформировался в стабильность. Признаки налицо: одни живут стабильно хорошо, другие стабильно плохо, стабильно растут цены и масштабы коррупции... Информацию черпаю, прошу учесть, исключительно с экранов государственных телеканалов.

При Брежневе была предпринята попытка реабилитировать имя Сталина (в наши дни такая возможность не исключена: желание пересесть в ведомый Сталиным по разбитым дорогам бескрайней отчизны автобус, где часть населения сидела, другая тряслась, неистребимо). В годы зрелого застоя, совпавшего с принятием последней советской Конституции, и перезревшего социализма, вошли в норму должностные злоупотребления, взятки, хищения в высших эшелонах власти и чиновничьем аппарате... Но это, как говорит ведущий популярной телепрограммы, совсем другая история.

Что же до истории футбольной, именно при Леониде Ильиче, в середине 60-х, родились "странные", то есть договорные игры. "Детишки" росли, мужали, бесконтрольно и безнаказанно размножались - и лет эдак через десять произошел "демографический взрыв". "Договорняки" станут неотъемлемой частью советского футбола, передавшего эстафету футболу российскому.

МУТНАЯ ВОЛНА

Весной 1964 года Федерация футбола СССР вновь, чтобы не возникло сомнений, торжественно присягнула принятому ранее решению разыграть первенство между 17 сильнейшими клубами страны и произвести по окончании обмен четырех отстающих первой группы на четыре ведущие второй.

Чемпионат завершился, участники заняли места с 1-го по 17-е. Обмен произвели, по крайней мере подтвердили намерение. Пострадавшие не сдавались. В надежде поколебать решимость начальников, не раз в предыдущие годы нарушавших данное прилюдно слово, погнали мутную волну.

Отзвуки закулисной возни проникали на страницы местных газет. После завершения сезона партийный печатный орган Молдавии, словно невзначай, опубликовал интервью корреспондента с новым тренером "Молдовы" Борисом Цыбиным. Вопрос "Останется ли "Молдова" в высшей лиге?" должен был вызвать по крайней мере недоумение: после того как кишиневская команда осела на дне, соблюли ритуальные церемонии, справили панихиду и тело усопшей вынесли в указанном инструкцией направлении. Какие могут быть вопросы и почему задаются тренеру? Никак, он что-то знает?

Цыбин надежду возродил, оптимизмом поклонников "Молдовы" зарядил: "На этот вопрос можно ответить так: и да и нет. Останется в том случае, если будет принято решение увеличить число команд первой группы до 22-х. Пока же Федерация футбола не сказала свое последнее слово (ошибаетесь, товарищ Цыбин, давно уже сказала и не раз подтверждала. - Прим. А.В.). Признаюсь, мы за увеличение команд и, разумеется, не только потому, что напряженный календарь года дает возможность держать игроков в полной боевой готовности" ("Советская Молдавия" 21.11.64). Мотив невразумительный, сам тренер понял, что сказал?

Не прошло и месяца, как в ведущей газете Казахстана выступил судья всесоюзной категории алмаатинец Владимир Толчинский. В статье с говорящим названием ("13?.. 17?.. или 22?") он предлагал в преддверии отборочных матчей ЧМ-66 вернуться к навязанному в начале 60-х парторганами громоздкому двухэтапному турниру с 22 командами. "Клубы, когда нужно, играют без игроков сборной. Это не отразится на предварительном этапе, если учитывать очки только между финалистами", - уверен автор. Неужто запамятовал: это уже проходили, порочную систему забраковали и отказались от нее, как тогда казалось, навсегда.

В заключительных строках Толчинский обнадежил болельщиков "Кайрата" - не все потеряно, ребята, потерпите малость: "Мы ждем очередного пленума Федерации футбола, где будут расставлены все точки над i . На стороне тех, кто стоит на принципах расширения календаря и состава участников высшей лиги, здравый смысл, заботы о судьбах нашего футбола" ("Казахстанская правда" 09.12.64).

Выступление местническое, автора заботили не столько судьбы советского футбола, сколько своего "Кайрата". Людей здравомыслящих насторожила информация о предстоящем пленуме федерации, где собирались расставить точки над i . Значит, не исключалась возможность пересмотра существующих правил.

Не теряли надежду и в Ярославле. Корреспондент молодежной газеты Виктор Храпченков статью "Перестроение на марше" завершил на оптимистической ноте: "Мы надеемся, что "Шинник" в новом сезоне продемонстрирует настоящий большой футбол. Это важнее всего. Важнее даже вопроса, в какой группе ему придется выступать" ("Юность" 17.12.64).С какого перепугу возник вопрос? Видимо, не на пустом месте.

"В ПОРЯДКЕ ОБСУЖДЕНИЯ"

Пострадавшие и их партийные покровители интенсивно взрыхляли почву в надежде на новые реформаторские всходы. Не случайно ведь заслуженный мастер спорта Виктор Лахонин выступил в ведущей спортивной газете, представив на суд читателей свое видение структуры грядущего чемпионата. Факт появления статьи Лахонина, человека информированного (занимал должность тренера Управления футбола в высшем спортивном ведомстве РСФСР), - свидетельство бурных дискуссий на верхних этажах власти относительно сохранения прежнего или принятия нового Положения.

В стране, склонной к революционным преобразованиям, испытавшей, казалось бы, все возможные варианты розыгрыша первенства и Кубка, предложил он еще одну радикальную реформу, доселе не опробованную. Высший класс увеличить до 24 участников. Первую группу оставить в полном составе, никого не изгонять, добавить к ним четырех победителей из второй, получивших законное право на повышение статуса, и еще три команды (по спортивному принципу), за этой четверкой расположившихся: вильнюсский "Жальгирис", харьковский "Авангард" и ереванский "Арарат".

Новшество - не в количестве участников, в 38-м побольше было. Суть в следующем: провести полноценный двухкруговой турнир (каждый с каждым) в два года! Первый круг - в одном сезоне, второй - в следующем. Выгоды, на взгляд Лахонина, неоспоримые. Цитирую: "Так как в первом годовом цикле участники чемпионата проведут 23 матча, предоставляется возможность назначать игры на субботу или воскресенье. Количество часов для учебно-тренировочных занятий будет составлять довольно внушительную цифру. Ни одна из команд не выступит в чемпионате без игроков сборных. Это и обеспечивает настоящий спортивный принцип выявления чемпиона страны. В середине недели можно проводить международные матчи и игры на Кубок СССР... Без ущерба для чемпионата страны мы можем участвовать в Кубке европейских чемпионов и в Кубке обладателей кубков. Значительно улучшается планирование подготовки команд, а самоподготовка станет более продуктивной".

Ко всем плюсам Лахонин в заключительных строках добавил еще один: "Данный проект… имеет бесспорное преимущество. Дело в том, что он лишает любителей реформ возможности ежегодно требовать его пересмотра". ("Советский спорт" 29.11.64). Забавно. Новый реформатор побуждал любителей ежегодных реформ… немедленно пересмотреть существующие правила.

Статья Лахонина, вышедшая под рубрикой "В порядке обсуждения", предполагала участие в дискуссии широких читательских масс. Бурный поток писем обрушился на редакцию. Благодаря самоотверженной работе сотрудников отдела писем всего через три недели, 18 декабря, газета подвела итоги. Сторонников реформ, то бишь увеличения численного состава высшего дивизиона, и консерваторов оказалось примерно поровну. Нетрудно догадаться, что за изменения ратовали поклонники команд пострадавших, отлученных от первой группы и попытавшихся пробраться туда на волне преобразований через "заднее крыльцо".

В ПРЕДНОВОГОДНЕЙ СУЕТЕ

Такой же расклад наблюдался и на пленуме Федерации футбола СССР, состоявшемся в предновогодние дни. Участников пленума, проживавших в отдаленных, преимущественно в среднеазиатских республиках, волновало не обсуждение и решение неотложных вопросов, а проблемы личные. Один из делегатов, пробившись к трибуне, откровенно, с детской непосредственностью обратился к коллегам:

- Предлагаю ускорить обсуждение вопросов повестки дня, иначе мы не успеем вернуться домой к встрече Нового года.

Гости столицы наградили оратора щедрыми аплодисментами.

В центре внимания - Положение о чемпионате-65, незыблемость которого после массированных атак людей заинтересованных не показалась столь неприступной, как об этом неоднократно твердили создатели. Подтвержу сказанное словами очевидца, корреспондента единственного тогда в стране футбольного издания: "Случалось в предыдущие годы, что разговор о главном - генеральном направлении в развитии самой любимой народной игры - подменялся жаркими, горячими выступлениями в защиту интересов "своей" команды. Разумеется, полемический пыл предназначался сплошь и рядом лишь для того, чтобы включить тот или иной коллектив в класс "А", либо не исключать его после печальных для команды итогов чемпионата. Защите местных интересов уделялась львиная доля времени, а защите общего для всех интереса - развитию футбола - то, что осталось.

К сожалению, и на этот раз в выступлениях ряда делегатов вновь проскользнула знакомая нотка. Ее можно было слышать у А. Сорочкина (Горький), П. Ковалева (Казахстан), В. Гришко (Молдавия), А. Аракелова (Армения), А. Вайса (Литва) и других. Иными словами, были попытки переиграть проигранную на футбольных полях битву. Они, естественно, исходили от представителей тех городов и республик, чьи команды не имели успеха.

Но вряд ли целесообразно сводить итоги пленума к спорам о представительстве в высшей лиге" ("Футбол" № 1, 01.01.65).

Николай РЯШЕНЦЕВ ВЗЯЛ ПАУЗУ

С большим интересом ожидали выступления председателя федерации Ряшенцева. Собравшихся интересовала реакция Николая Николаевича на бурлящую в зале заседания полемику: снимет вопрос или поддержит реформаторов? Отчетный доклад председателя развертывался по давно утвержденной схеме. При подведении итогов минувшего сезона он отметил определенные успехи и указал на отдельные недостатки, связанные с неудачей национальной и олимпийской сборных страны (у нас сборную СССР за выигрыш серебряных медалей Кубка Европы нещадно бранили, за рубежом уважили: в европейском табеле о рангах по итогам 1964 года расположили ее вместе с вице-чемпионами мира чехословаками на третьей позиции). Много говорил председатель о планах на будущее, необходимости решить наконец не разрешенные за предыдущие годы задачи. На главный вопрос не ответил, отношение к Положению-65 не выразил: не подтвердил верность уже принятому решению и не опроверг возможность изменения структуры чемпионата и количества участников.

От Ряшенцева мало что зависело, такие вопросы решались на более высоком, порой самом высоком уровне. Взял паузу Николай Николаевич, ждал указаний сверху. Скажут оставить как есть, тогда и заявит во всеуслышание о собственной принципиальности, верности намеченному курсу. "Посоветуют" или выразят высокое мнение о желательности удовлетворить просьбы страждущих, объяснит насущную необходимость преобразований. Когда дело касалось нарушения закона, партийные верхи не приказывали, а рекомендовали, и не в письменной форме (дабы не оставлять следов) - по телефону.

Пауза затягивалась. Только в середине марта, по завершении закулисной возни, в СМИ появилось краткое сообщение ТАСС о составе первой группы. Прежнее Положение оставили в силе: с 15 апреля в борьбу за первенство вступали 17 команд. О расширении речи не шло. Более того, твердо решили сократить в следующем году численность элитного подразделения до 15. Намеревались по окончании сезона трех аутсайдеров переселить во вторую группу класса "А", а в первую принять только победителя низшего подразделения. Облегчали календарь в интересах сборной, чтобы в год мирового первенства лучше подготовилась к финальным играм. В том, что успешно преодолеет отборочный этап, сомнений не возникало.

ДЕБЮТАНТ И ВИЦЕ-ЧЕМПИОН УКРЕПЛЯЮТ РЯДЫ

Как всегда, болельщиков в предсезонные месяцы живо интересовали переходы. До официального сообщения в прессе вынуждены были прислушиваться к "сарафанному радио". Еженедельник "Футбол" своевременной, оперативной (по тем временам) информацией жизнь любителей облегчил. Уже в первой декаде января сообщил о приглашении Михаила Якушина в ташкентский "Пахтакор", принятом известным тренером, и назначении на должность главного в луганскую "Зарю" Константина Бескова. Падение с высокой должности тренера сборной СССР в глубинку Константин Иванович перенес стоически. Вскоре он вернется в высший класс, с "Динамо" и его антиподом, "Спартаком", завоюет Кубок и ворох медалей разного достоинства и со сборной поработает.

Серьезные изменения произошли у дебютантов - одесского "Черноморца" и вице-чемпионов прошлого года - автозаводцев. "Моряки" с распростертыми объятиями приняли поигравшего за "Спартак" Анатолия Коршунова, золотых медалистов начала 60-х Александра Медакина ("Торпедо") и киевлянина Валерия Лобановского. Нарушу хронологию повествования, чтобы добавить присоединившегося к ним в июле еще одного киевлянина, чемпиона сезона-61 Виктора Каневского. В связи с чем у слесаря из Москвы В. Веденеева возник вопрос: "Почему игроку киевского "Динамо" в середине сезона разрешили переход в другую команду?". Любопытство читателя удовлетворило футбольное издание: "Учитывая, что Каневский в течение сезона не выступал ни за одну из команд, участвующих в чемпионате, Федерация футбола удовлетворила его желание о зачислении в коллектив "Черноморца".

О том, что установленные федерацией сроки перехода давно минули, сотрудник редакции умолчал, видимо, потому, что автора письма эта ситуация не заинтересовала. Никто, однако, не решился объяснить, как все же пятерым футболистам (В. Мещерякову, А. Станкявичюсу, В. Веригину, Б. Петрову, В. Архипенко) удалось обойти закон (ежегодно, кстати, нарушаемый) и сыграть в течение сезона за две команды? Наверное, потому, что не спрашивали. Народ у нас деликатный, все еще верил печатному слову и любому, даже несуразному объяснению. Если законодатели позволили кому-то пренебречь своим детищем, значит, имели на то веские основания, и не следовало ставить их в неловкое положение бестактными вопросами.

"Торпедо" отпустило Михаила Посуэло в ленинградский "Зенит" и приняло горьковчан - полузащитника Владимира Бреднева и нападающего Владимира Михайлова. Позже - еще одного хава, Александра Ленева из ярославского "Шинника". Троица с волжских берегов в основе закрепилась: горьковчане раньше, Ленев - под занавес и успел забить самый ценный гол торпедовцев в сезоне.

ЛЕОНИД ИЛЬИЧ ДАЕТ ДОБРО

С самого начала вступил в чемпионат "возвращенец" Эдуард Стрельцов. Первую попытку рабочих автозавода вернуть опального футболиста в родную команду идеологи ЦК партии отразили не без помощи Леонида Брежнева (председателя Президиума Верховного Совета СССР) и секретаря ЦК Леонида Ильичева, не посмевших перечить Никите Хрущеву, занявшему в этом вопросе бескомпромиссную позицию (подробности в "СЭ" от 07.12.12).

Став полновластным хозяином, Брежнев, большой любитель футбола и хоккея, удовлетворил новую просьбу ходоков, возглавляемую секретарем зиловского парткома Аркадием Вольским, заодно пообещал найти управу на Ильичева. Слово Ильич сдержал. Весной 65-го Стрельцов из заводского коллектива перешел в команду мастеров, а тезку генсека из секретарей ЦК разжаловали в замминистра иностранных дел, вынудив его переселиться со Старой площади на площадь Смоленскую. Оставим, однако, партийные игры верным ленинцам и займемся играми футбольными, в которых вновь, после семилетнего перерыва, принял участие Эдуард Стрельцов.

От людей ничего не скроешь. Тут же поползли новые слухи: "Стрельцов в "Торпедо". Будет играть в чемпионате!" СМИ подтвердить их не торопились, и даже автозаводская многотиражка, дважды сообщавшая о встречах рабочих с торпедовским коллективом, ни разу о Стрельцове не упомянула. Сами с собой в прятки играли. На ЗИЛе-то уже все знали.

27 февраля "Московский автозаводец" рассказал о третьей встрече рабочих с командой, где представили новичков. О Стрельцове - ни слова. Только 3 апреля, за 12 дней до открытия сезона, газета поместила корреспонденцию "Торпедо" готовится", подписанную экс-игроками команды Алексеем Анисимовым и Павлом Соломатиным: "В марте мы провели на юге пять товарищеских игр. В составе нашей молодой команды были лучшие воспитанники торпедовской футбольной школы. Нападение возглавлял опытный игрок Э. Стрельцов, который показал хорошую физическую, техническую и тактическую подготовку".

Небольшой комментарий. Основной состав торпедовцев готовился к сезону в Австралии, куда недавнего зэка, естественно (вообще-то противоестественно), за границы отечества не выпустили, и Стрельцов вместе с травмированным Борисом Батановым подтягивал "физику", накручивая километры в Москве. Весной он отправился на юг с дублерами, а к основному составу подключился после возвращения "Торпедо" с далекого континента, успел провести с ним два контрольных матча (с ижевским "Зенитом" - 8:3 и кутаисским "Торпедо" - 6:2), в которых забил то ли шесть, то ли семь мячей.

Об этом знали только рабочие автозавода и непосредственные свидетели контрольных матчей. Остальная страна продолжала оставаться в неведении. Бешеный интерес к Стрельцову был обратно пропорционален имеющейся (точнее, отсутствующей) информации.

НЕТ ВОПРОСА - НЕТ ОТВЕТА

Наконец, за четыре дня до старта 27-го союзного первенства, еженедельник "Футбол" (№ 15 от 11 апреля 1965 года) на предпоследней, пятнадцатой странице в рубрике "Отвечаем нашим читателям" чуть развеял дымовую завесу, а все потому, что житель Москвы М. Емельянов (единственный в многомиллионной стране!) вспомнил вдруг об игравшем когда-то в "Торпедо" футболисте по фамилии Стрельцов и вздумал поинтересоваться, где он и чем занимается. Вспомнив, написал письмо в редакцию: "Уважаемая редакция! Всем нам известно, что футболист Э. Стрельцов семь лет назад был осужден за тяжелый проступок. Известно также, что он отбыл наказание и находится в Москве. Но что он делает, где находится, играет ли в футбол - не известно, а разным слухам не хочется верить. Прошу ответить. М. Емельянов".

Любопытство жителя Москвы удовлетворил заместитель секретаря заводского комсомола П. Шеншин. Он подробно рассказал о трудовой деятельности Стрельцова, о том, как завод помог ему получить звание ударника коммунистического труда, окончить вечернюю школу и поступить во ВТУЗ при автозаводе, восстановить членство в ВЛКСМ. "Сейчас можно твердо сказать, что того Стрельцова, который совершил тяжелый проступок, уже нет. Есть комсомолец, студент, работник автозавода Эдуард Стрельцов.

Но он не бросил футбол и все время играл за команду ОТК нашего завода. Был даже ее капитаном. Команда эта стала чемпионом Автозавода им. И.А. Лихачева", - подытожил замсекретаря.

Материал интересен еще и тем, что впервые фамилия Стрельцова появилась на страницах "Футбола" (№15), который спустя несколько лет сменит равнодушно-безразличное к нему отношение и дважды признает лучшим футболистом СССР. На главный вопрос, связанный с участием Стрельцова в стартующем чемпионате, ответа не последовало. Не вина "Футбола", что Емельянова и вообще никого в Союзе сей предмет не интересовал. Нет вопроса - нет ответа.

Только в середине апреля, когда, как писали в то время газеты, "на футбольных полях страны раздался задорный звон мячей", "Советский спорт" и "Футбол" ознакомили болельщиков с участниками чемпионата поименно. В составе "Торпедо" в графе "Нападающие" значилось: "Э. Стрельцов (1937)". Наиболее эрудированный и сообразительный болельщик по опознавательным знакам (инициалу и году рождения) мог предположить - это и есть тот самый Стрельцов.

САМОУВЕРЕННЫЙ ПРОГНОЗ Валентина ИВАНОВА

С возвращением Стрельцова победа черно-белых в чемпионате приняла весьма осязательные контуры. Уверенность в успехе на грани (и за гранью) самоуверенности сквозила в интервью торпедовского капитана Валентина Иванова обозревателю АПН Марьямову. Небольшой из него фрагмент: "Валентин Иванов сказал мне, что нынешний чемпионат страны торпедовцы постараются выиграть с отрывом в пять очков.

Потом он подумал немного и добавил:

- Да, в пять очков. Шанс, который мы упустили в прошлом сезоне, нас многому научил..."

Перебрал Валентин Козьмич. Даже тренеры чемпионов, озвучивая планы на грядущий сезон, вели себя скромно, сдержанно, осторожно, тщательно взвешивали каждое слово и лишь под напором журналистов, требовавших конкретики, словно извиняясь, признавали: от чемпионов требуют только побед, любое место ниже первого расценивается как отступление. Заключали беседу заштампованными, не одним тренерским поколением произнесенными обязательными словами - защитить звание труднее, чем завоевать, соперники сильные, достойные, борьба будет трудной. И далее в том же духе.

Смелый прогноз-обещание из уст капитана вице-чемпионов характерен для западной прессы, в стране советской, мягко говоря, не одобрялся. Перепечатали интервью некоторые "провинциальные" газеты, в частности, "Волжский комсомолец". Не оставила его без внимания с соответствующим комментарием грузинская спортивная газета "Лело".

Гневная реакция последовала и со страниц русскоязычных СМИ. Начальник тбилисского "Динамо" Автандил Гогоберидзе, человек деликатный, был сдержан и краток: "Валентин Иванов заявил, что их команда станет чемпионом страны, оторвавшись от ближайшего соперника на пять очков. Не слишком ли самонадеянное заявление?" ("Вечерний Тбилиси" от 14 апреля). Журналист Владимир Мдивани обуздать эмоции не смог. Напомнив, что Иванов предсказал победу в первенстве "Торпедо" с отрывом от грузинского "Динамо" на пять очков, он дал волю чувствам: "Дай бог, как говорится, чтоб ваша телка да съела волка. "Торпедо" собирается к набранным в 64-м 47 очкам прибавить еще пять (в 64-м "Торпедо", как и тбилисцы, набрали по 46 очков. - Прим. А.В.).

Получается 52 из 64 возможных. Это совершенно нереально и к тому же пахнет неуважением к своим соперникам... Никуда не денешься, и команда очень хороша, и шансы у нее велики. Однако при условии, если она будет помнить, что и другие не лыком шиты. Словом, рано пташечка запела, как бы кошечка не съела" ("Молодежь Грузии" от 15 апреля).

Что тут скажешь. По сути журналист прав, и не могло быть к нему вопросов, если бы выразил он негодование в более тактичной форме. Но что забавно: Иванов не утверждал, что "Торпедо" опередит на пять очков именно тбилисцев. Что же до сомнений товарища Мдивани в итоговой сумме обещанных Ивановым очков, по завершении чемпионата и проверим, кто оказался прав.

ВЗАИМНЫЕ ПРЕТЕНЗИИ

О делах судейских. Болельщицкие массы отношение к судьям и судейству (преимущественно негативное) выражали в зависимости от степени воспитанности в разнообразнейших формах. Нас в отличие от любителей интересует предсезонная деятельность судей, сокрытая от посторонних глаз. Заглянем ненадолго за кулисы.

В течение полутора часов, в очерченных правилами границах футбольного поля, полновластный хозяин - судья. Он следит за исполнением закона, ведет с нарушителями воспитательную работу, предупреждает, в особых случаях изгоняет. После игры за пределами стадиона вступает в права другая инстанция - СТК (Спортивно-техническая комиссия). Ее полномочия шире - определить нарушителям меру наказания: от строгача до дисквалификации на разные сроки, вплоть до пожизненной.

Порой две законодательные инстанции действовали вразнобой. Судья строго наказывал, а СТК проявляла снисхождение. Или наоборот. На совместном заседании ВКС и СТК в начале марта стороны высказали друг другу взаимные претензии. Члены СТК упрекали арбитров в лояльном отношении к хозяевам. Если количество занесенных в протокол предупреждений примерно равно, то с поля чаще удалялись гости. А судьи оппонентов - в либерализме при вынесении вердиктов.

К концу заседания, особенно после выступлений председателей - Николая Латышева (ВКС) и Бориса Мякинькова (СТК), страсти поутихли, позиции сблизились, в общем, договорились жить дружно. Сдружились настолько, что предприняли совместную атаку на Федерацию футбола, потакавшую некоторым командам при назначении судей. Доходило до абсурда. Руководители киевского "Динамо" перед встречей с "Зенитом" отвели кандидатуру куйбышевского арбитра Николая Крылова: он-де не может быть нейтральным, посему и объективным, ибо Куйбышев и Ленинград входят в состав РСФСР. В федерации претензию киевлян сочли обоснованной и в срочном порядке послали в Ленинград эстонца Хярмса. Благо, добираться недалеко, дешевле обойдется.

4 - 5 марта в Москве, в конференц-зале "Лужников", проходило методическое совещание судей. Николай Латышев большую часть выступления посвятил неизжитым десятилетиями недостаткам в работе арбитров. Оптимизма тем не менее не утратил, надеялся поправить положение в новом футбольном году, во всяком случае, призвал к этому подчиненных.

Особое внимание уделили на совещании работе просмотровых комиссий. Состояли они из местных судей и командированного нейтрального специалиста. Оценки выставляли раздельно. Разнились существенно. Арбитру, провалившему матч (опротестованный и переигранный), болельщики из просмотровой комиссии поставили "четверку", специалист - "неуд.". Объяснение прозаическое: оценка в большинстве случаев была прямо пропорциональна результату. Не в первый раз обсуждали проблему и не в последний. А воз оставался на месте.

ЭКСПЕРИМЕНТ

В декабре 64-го президент ФИФА Стэнли Роуз, обеспокоенный снижением результативности, предложил изменить правило "вне игры". Пересмотром отдельных параграфов занимался консервативный законодательный комитет по правилам, куда входили представители Англии, Шотландии, Ирландии, Уэльса и четыре члена ФИФА.

Суть в следующем: удлинить горизонтальные линии штрафных площадей по всей ширине поля. До новой границы "офсайд" не фиксировать. Опробовать новшество поручили ряду федераций. В их числе оказалась и советская. Эксперимент провели 14 февраля в Лужниках на заснеженном и тщательно утрамбованном запасном поле. На встречу "подопытных" - "Локомотива" и "Торпедо" - явились тысячи любителей, заполнивших трибуны.

Тренер железнодорожников Борис Аркадьев на предматчевой установке просил двух форвардов все время оставаться на чужой территории, неподалеку от штрафной, а хавбеки должны были питать их длинными пасами. Защитникам оставлять свои места только при атакующих акциях. "Главное, не бойтесь забираться в офсайд и не бойтесь давать пас партнеру, находившемуся в офсайде", - имея в виду старую трактовку "вне игры", наставлял подопечных тренер.

Примерно то же говорили в торпедовской раздевалке Виктор Марьенко, а арбитр Николай Латышев - участникам перед матчем и во время игры. Он то и дело подбегал к футболистам с напоминанием: "Ребята, офсайда-то нет!" Ребята соглашались и тут же об этом забывали, осторожничали.

Лучше приспособился "Локомотив". Четко выполнив рекомендации Аркадьева, забил до перерыва три сухих мяча. Автозаводцы так и не смогли перестроиться. Играли в своем комбинационном - с мелкими и средними передачами - стиле. Во втором тайме попытались действовать по-новому. Ничего из этого не вышло - 0:3.

После матча мнением о новшестве Николай Гаврилович поделился с корреспондентом "Московского комсомольца": "Предложение ФИФА изменить положение "офсайд" может дать то, что нужно футболу, - результативность. Но это не произойдет сразу… Вводить "новый офсайд" нужно, на мой взгляд, не ранее, как после первенства мира в Англии. Причем после тщательной подготовки как футболистов, так и судей". О результатах эксперимента говорить излишне. Не прижился.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...